09:57 , 19 августа 2019

Чужой среди своих… (группа риска)

Я обычный русский человек, уроженец г.Ашхабада Туркменской ССР, как и многие мои многомилионные соотечественники из бывших советских республик приехал семнадцатилетнем парнем в Россию с советским паспортом.

Мне немного повезло, был студентом престижного московского ВУЗа в конце 90-х начала 2000-х, в то время, когда мои ровесники проливали кровь, защищая целостность территории и суверенность России на Северном Кавказе.

В 2004 г. без блата, кумовства и мохнатой руки поступил на конкурсной основе на гражданскую службу в Минэкономразвития, пройдя все необходимые проверочные мероприятия со стороны кадровой службы совместно с ФСБ России.

Начиная с 1 класса всегда был лидером в коллективе и принимал активное участие в общественной жизни школы, затем университета и потом министерств. Будучи студентом, активно участвуя в жизни университета и не имея туркменского гражданства, был избран председателем туркменского землячества в моей родной alma mater.

В декабре 2005 г. по просьбе представителя посольства Туркменистана в Москве организовал в своем ВУЗе студенческую конференцию, посвященную 10-летию нейтралитета Туркменистана. И как сообщали источники из администрации Президента Туркменистана, прежний президент страны Сапармурат Ниязов после организации и проведения в ВУЗе конференции в честь 10-летия нейтралитета Туркменистана рассматривал меня в качестве кандидатуры на должность директора представительства «Газпрома» в Туркменистане, поскольку я с рождения рос по обычаям и традициям туркмен.

В период работы в указанном министерстве осуществлял подготовку необходимых документов по вопросу открытия в 2006 г. Торгового представительства России в Туркменистане. В 2007 г. окончил очную аспирантуру родной alma mater и успешно защитил диссертацию на тему — «Роль ОАО «Газпром» в реализации государственной энергетической стратегии России».

Вы спросите меня, зачем я это пишу? А дальше будет самое интересное…

В январе 2009 г. принял участие в конкурсе на замещение вакантной должности гражданской службы Минэнерго России, по результатам которого включен в кадровый резерв, а в октябре 2009 г. был принят на гражданскую службу в Минэнерго и назначен на должность заместителя начальника отдела Департамента государственной энергетической политики и энергоэффективности.

Карабкался сам по карьерной лестнице без каких-либо карьерных лифтов, президентских кадровых резервов и конкурсов «Лидеры России» благодаря своему упорству, порядочности и целеустремленности…

В 2010 г. я отказал настойчивому сотруднику ФСБ России Рудковскому Дмитрию Олеговичу в сотрудничестве с написанием расписки, предметом его интереса были страны Средней Азии, а именно туркменское направление.

Рудковский просил сообщить интересы «крупных игроков» на туркменском нефтегазовом рынке, поскольку его интересовали позиции представительства «Газпрома», чтобы завести туда компанию «Энергогазпроект» — в качестве альтернативы «Газпрому», который тогда постепенно начал «терять позиции» в республике.

После отказа в сотрудничестве Д.О.Рудковский пригрозил мне проблемами на госслужбе с дальнейшим увольнением с неё. Были организованы директором кадрового подразделения Минэнерго Владимиром Смирновым клеветнические и необоснованные письма в различные государственные органы о наличии у меня мифического гражданства Туркменистана, о котором якобы умолчал при поступлении на госслужбу.

Кроме этого, директор кадрового подразделения Минэнерго Владимир Смирнов, прикрываясь поручениями Президента и заместителя Председателя Правительства России от 21.06.2010 № Пр-1799 и от 28.07.2010 № СС-П42-5186, направил запрос в посольство Туркменистана в Москве с просьбой «подтвердить факт приобретения [Качелиным] гражданства государства Туркменистан» с приложением страниц паспорта гражданина России, нарушая федеральное законодательство о персональных данных и государственной службе.

Указанными поручениями определена так называемая «группа риска» лиц, в отношении которых поручено проведение проверки на наличие у них гражданства России, результатом которой является подтверждение гражданства России. Названные поручения не дают права кадровым службам госорганов направлять в другие государства персональные данные, в частности, копию паспорта гражданина России.

Некоторые неохотно вспоминают времена СССР, когда был партийный и общественный контроль в обществе, на производстве, правоохранительных органах и спецслужбах. Простой человек был защищен от произвола чиновника, облеченного властью.

В моем же случае, произошло то, что произошло…

Фактически увольнение курировал директор Юридического департамента Минэнерго Анастасия Борисенко, которая могла на стадии направления Смирновым незаконного письма в посольство Туркменистана пресечь это и сказать на своем уровне, что если Качелин пойдет в суд, то по закону будет прав и выиграет суд, а министерство будет иметь бледный вид…

Отсутствие горизонтального и вертикального контроля привело к сложившейся ситуации.

После этого случая, меня постепенно начали понижать по службе. Начальство мотивировало кадровые решения сокращением то департамента, то должности. За два года меня понизили на шесть позиций вниз до главного специалиста-эксперта Департамента переработки нефти и газа без видимых на то причин. В 2013 г. попробовал поучаствовать в конкурсе на занятие вакантных должностей. Для этого нужно было заполнить анкету на допуск к государственной тайне, который выдают спецслужбы.

В августе 2013 г. сотрудница отдела кадров сообщила мне, что из органов пришло «нехорошее письмо», которое по приказу мне нельзя было показывать. Спустя полтора месяца меня уволили согласно п. 7 ч. 1 ст. 37 ФЗ «О госслужбе» за предоставление «заведомо ложных сведений при заключении служебного контракта» — проверка ЦЛСЗ ФСБ показала, что у меня якобы есть туркменское гражданство.

В конце 2013 г. вынужден судиться с Минэнерго и ЦЛСЗ ФСБ, отстаивая свою честь и достоинство. Поскольку дело касается гостайны, мою жалобу принял на рассмотрение Московский городской суд, и в апреле 2014 г. случился конфуз.

В ключевом документе, предоставленным представителем ЦЛСЗ ФСБ, в качестве подтверждения своей позиции говорилось, что «информация о наличии у Качелина Александра Сергеевича 29 ноября 1979 года рождения получена официальным представителем ФСБ от государственных органов Республики Туркменистан».

Мое обращение к судье Казакову, что он принимает документ на моего однофамильца ни к чему не привело и, пробыв в совещательной комнате полтора часа, вынес решение отказать мне во всех исковых требованиях.

Получается, что ЦЛСЗ ФСБ является истиной последней инстанции, их письма принимаются безоговорочно, чтобы там не было написано…

Что примечательно, свое решение судья Казаков принял, не имея в деле документальных доказательств, подтверждающих туркменское гражданство, основываясь на выборочном и удобном для Минэнерго применении норм туркменского законодательства и молчаливом бездействии присутствующего прокурора, несмотря на то, что официальная позиция туркменских госорганов противоположна. Применение и толкование норм национального закона, как правило, относится к компетенции национальных госорганов и судов.

Кроме того, суд упомянул опросный лист (без подписи), который якобы заполнил я в посольстве России в Туркменистане, когда обращался за российским гражданством. В соответствующей графе написано «туркменское». Результаты независимой почерковедческой экспертизы (есть в распоряжении «Эхо») также показали, что опросный лист на моё имя заполнил другой человек.

Спустя год подал еще один иск по вновь открывшимся обстоятельствам, поскольку из Генеральной прокуратуры России мне «переслали» ответ Генеральной прокуратуры Туркменистана на официальный запрос и обращение к генпрокурору России 2012 года. В нем говорилось, что я «не был документирован национальным паспортом гражданина Туркменистана в установленном порядке, в связи с чем указанное лицо гражданином Туркменистана не являлось и не является».

Суд, в свою очередь, пришел к выводу, что ответ туркменских органов и почерковедческая экспертиза не являются основанием для пересмотра жалобы, а факт фальсификации доказательств «в настоящее время отсутствует».

Оставшись один на один со своей проблемой, продолжил добиваться законности и справедливости.

На протяжении четырех лет обращался в Администрацию Президента Российской Федерации, Генеральную прокуратуру Российской Федерации в том числе военную прокуратуру, Следственный комитет Российской Федерации, уполномоченному по правам человека в России, председателю Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, Минюст России и в УСБ ФСБ России разобраться по закону с моим вопросом. Получал бессмысленные отписки, а на личных приемах в Администрации Президента холенные чиновники перед лицом трясли Конституцией России, ссылаясь на статью 10, но забывая о статье 11.

Тогда стал «решать задачку от обратного», сделал еще один запрос в туркменские органы с просьбой ответить на вопрос, обращались ли к ним представители ФСБ с проверкой по поводу моего гражданства. Получил ответ: никаких запросов от российских спецслужб органы Туркменистана не получали.

Проблема в том, что в настоящее время у нас нет специального независимого органа федеральной исполнительной власти, который бы защищал и отстаивал права незаконно уволенных гражданских служащих. И после восстановления на службе незаконно уволенных сотрудников выплаты должен нести не федеральный бюджет, а тот чиновник, который допустил это незаконное увольнение.

В правовом государстве эти функции выполняет суд и прокуратура, на которых бессмысленно давить различным заинтересованным структурам…

Там наверху в Администрации Президента видимо забыли о статье 3 Конституции Российской Федерации, что источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.

Дорогие друзья, читатели, радиослушатели и все граждане страны, МЫ с вами являемся главным их работодателем – МНОГОНАЦИОНАЛЬНЫЙ НАРОД!

Написал я это все, по причине того, что продиктовано это не только моей собственной проблемой, но и много миллионной аудиторией соотечественников из бывших советских республик, которые подвергаются дискриминации под надуманными предлогами.

Если прокуроры и судьи зависимы от кого-либо, нам остается только обращаться к независимым и настоящим журналистам, которые давали профессиональную присягу самому себе объективно освещать и писать. Сейчас сложилось так, что при освещении журналистами того или иного преступления или проступка со стороны чиновников, наделенных властью, правоохранительные органы обращают внимание.

Независимей журналист сейчас заменяет все государственные структуры, которые по Конституции Российской Федерации должны соблюдать и вершить правосудие!

И только независимые журналисты и общественность сообща смогут выявлять таких Рудковских, Смирновых, Бондаренко, Афанасьевых, Казаковых, и прочих которые облачены властью компрометируют все органы государственной власти – исполнительную и судебную.

Сейчас август 2019 года — с момента подачи первого иска прошло больше 5,5 лет. Все это время российские власти отказываются признать, что у меня, родившегося 24 ноября 1979 года в Туркменской ССР, нет туркменского гражданства, несмотря на то, что туркменские Генпрокуратура и миграционная служба утверждают обратное.

Об этой истории более подробно написали независимые и смелые журналисты из газеты «НГ».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире