Что взять нам из российской истории? На что опереться в сегодняшних необходимых стране переменах? Какую традицию продолжить? Какие идеалы возродить? Тем более если мы говорим о том, что советчина и её современный коррумпированный вариант в сочетании с ветхой красной идеологией должны быть отвергнуты?

С моей точки зрения, правильно опираться на либеральную российскую традицию. Давайте посмотрим, как дана она в истории одного поколения известной российской фамилии – Бакуниных.

Большинству наших соотечественников знакомо имя Михаила Александровича Бакунина, по словам современного исследователя, «возможно, самого известного и самого влиятельного из всех анархистов». Между тем, в семье Бакуниных помимо Михаила Александровича было ещё пять братьев. Чем же они знамениты? До катастрофы 1917 года они были известны в России многим. Большевики потрудились над тем, чтобы след этих людей в российской истории истёрся. Восстановим память.

Ниже приведены три заметки из московской газеты «Русские Ведомости» и санкт-петербургской газеты «Речь», опубликованные в 1908 году. Посвящены они памяти Александра Александровича Бакунина. Вместе с тем они содержат и рассказ о семье Бакуниных. Читатели, которые заинтересуются историей этой замечательой семьи, могут найти дополнительные детали в воспоминаниях Ивана Ильича Петрункевича «Из записок общественного деятеля» опубликованных под редакцией А.А.Кизеветтера в XXI книжке «Архива Русской Революции» (Берлин, 1934). О семье Бакуниных рассказывается на стр. 171-180. Там есть некоторые дополнительные красочные детали. Рассказывается, например о том, как Александр Александрович Бакунин, получивший за оборону Севастополя в период Крымской войны солдатский георгиевский крест, стоя, однажды в цепи, «едва не застрелил гр. Л.Н.Толстого, пробиравшегося ночью через цепь, не зная пароля и потому не давшего требуемого ответа. К счастью, Александр Александрович вовремя узнал Льва Николаевича по голосу» и др.

***

Памяти А.А.Бакунина

Телеграф принёс грустную весть. Скончался последний из старейшего поколения знаменитой семьи Бакуниных, один из немногих могикан самой зари русского освобождения, один из последних оставшихся в живых сподвижников Гарибальди – скончался в своём имении, сельце Прямухине, тверской губернии, Александр Александрович Бакунин.

Александр Александрович скончался в глубокой старости – на 87 году от роду, но всё же нельзя без глубокой скорби думать, что этот представитель благородных заветов поколения сороковых годов, столь стойкий и крепкий до последних дней своей жизни, ушёл от нас навсегда. Ещё в прошлом году автору этих слов, имевшему счастье лично знать А.А.Бакунина, пришлось видеть с каким глубоким вниманием и интересом этот благородный старик, немощный телом , но ещё совершенно бодрый духом, следил в своём Прямухине за всеми малейшими перипетиями борьбы за свободу, которую вёл русский народ. Несколько лет тому назад А.А.Бакунин ещё был одним из самых усердных работников во всех важнейших комиссиях тверского земства. В последние два года, с трудом передвигая ноги, Бакунин считал, однако же, своим долгом явиться в Торжок и принять непосредственно участие в выборах в I, во II и в III Государственную Думу.

А.А.Бакунин не просто прожил 86 лет; он все их с начала и до конца своей жизни употребил на участие в великой борьбе за лучшие идеи своего века, за освобождение человечества.

А.А.Бакунин родился 10 сентября 1821 года. Он был по старшинству лет пятым из шести братьев, старшим из которых был знаменитый Михаил Александрович.

Двое старших воспитывались в артиллерийском училище, трое младших, в том числе и Александр, кончили курс в московском университете в 1842 году. Среда, в которой вращались молодые Бакунины, в то время была высшая умственная среда русского общества, к которой принадлежали тогда близкие друзья Михаила Бакунина: Н.В.Станкевич, Белинский, братья Аксаковы, Василий Боткин, несколько позже Герцен, Грановский, Тургенев и Кавелин – корифеи русской мысли сороковых годов. А.А.Бакунин воспитался на идеях левого крыла гегельянства, глубоко воспринял эти идеи и остался верен им до конца жизни. В конце сороковых годов он отправился в Одессу преподавателем в тогдашний Ришельевский лицей. Но научные занятия не могли отвлечь его от непосредственного участия в жизненной борьбе того времени. Движимый живым патриотическим чувством, он променял в 1854 г. свою аудиторию на простую солдатскую лямку и вступил солдатом в ряды защитников Севастополя, где пробыл все 11 месяцев осады. После заключения мира от отправился за границу и там, в качестве волонтёра, принял участие в походах Гарибальди, завоёвывавшего тогда свободу и независимость молодой Италии.

Из-за границы Бакунин вернулся в начале шестидесятых годов, когда подготовлялись и осуществлялись земская и судебная реформы. Он с самого открытия земских учреждений тверской губернии принял в них самое деятельное участие и с тех пор неотступно участвовал в течение сорока слишком лет в земских собраниях в качестве уездного и губернского гласного, постоянно являясь в них одним из самых усердных работников и одним из самых стойких и авторитетных защитников лучших традиций тверского дворянства и тверского земства. Последние поколения земцев смотрели на него как на патриарха, слово которого равносильно голосу правды и истины.

А.А.Бакунину пришлось много испытать в своей жизни; он имел счастье участвовать в лучших делах своего времени, но он видел немало и горя: первая жена его умерла через год после свадьбы, оставив ему сына, который, выросши, также умер; пришлось Александру Александровичу видеть смерть и других двух сыновей, умерших (стр. 2) в юношеском возрасте, и незадолго до его смерти умерла его младшая дочь … Ему пришлось пережить всех своих братьев и сестёр, с которыми его с детства соединяла нежная дружба, всегда объединявшая бакунинскую семью. Но удары судьбы, изобильно сыпавшиеся на этого мощного человека, не могли поколебать его сильного духа и омрачить его ясного и живого ума. Восьмидесяти пяти лет он сам от доски до доски прочитывал с утра две газеты и следил за всеми выдающимися явлениями жизни, а на некоторые из них живо откликался до последнего времени. Так, ещё недавно от горячо откликнулся на известную речь Ф.И.Родичева о смертных казнях. По поводу этой речи он прислал своему старому другу и сотоварищу по тверскому земству И.И.Петрункевичу собственноручное большое и горячее письмо, которое явилось, несомненно, одним из красноречивейших откликов на эту пламенную речь. Замечательно, что до последних дней его жизни ему чужда была стариковская привычка жить воспоминаниями о былом, несмотря на то, что ему было о чём помянуть. Вызвать его на воспоминания можно было только при помощи живой связи прошедшего с движущимся настоящим, с современной жизнью, с современной борьбой за лучшие идеалы человечества. Будучи резко очерченной личностью, А.А.Бакунин умел в то же время всегда жить одною жизнью с человечеством, всегда идя в первых его рядах.

Такие люди редко встречаются, и становится грустно и больно, когда они уходят даже и на девятом десятке лет своей жизни …

А.Корнилов, «Речь», 11 (24) мая 1908 года, № 112, с. 1-2

***

Памяти А.А.Бакунина

Вчера в своём родовом имении Прямухине Новоторжского уезда скончался Александр Александрович Бакунин, имя которого хорошо знакомо всем, кто следил за жизнью русского земства. Роль семьи Бакуниных в истории общественного движения доастаточно известна. Отец А.А. был выдающимся по своему времени человек, стоявший в близких отношениях к декабристам и имевший на многих из них большое влияние. Из его шести сыновей старший, Михаил Александрович, — известный анархист; Николай и Алексей принимали деятельное участие в крестьянской реформе: первый – в качестве члена губернского по крестьянским делам присутствия, второй – в качестве новоторжского уездного предводителя дворянства, но их общественная деятельность внезапно оборвалась, так как в 1862 г. они вместе с другими 11-ю лицами были преданы суду за «составление и распространение сочинения, заключающего в себе недозволенные суждения о постановлениях и действиях правительства» и приговорены к заключению в смирительном доме и к лишению особых прав и преимуществ. Двое из остальных братьев Б. выдвинулись несколько позднее, в эпоху возникновения земства.

А.А. родился 10-го ноября 1821 г., и первая половина его жизни полна скитаниями, характерными для русского интеллигента, не находящего приложения своим силам. Он то профессорствовал в Ришельевском лицее, то поступал на медицинский факультет, то увлекался живописью, служил в рядах ополчения в Крымскую войну, сражался под знаменами Гарибальди за освобождение Италии. Настоящее дело для себя он нашел только в земстве; с введения земских учреждений в Тверской губ. И до 1906 г. он был бессменно уездным и губернским гласным, и если тверское земство так долго пользовалось репутацией образцового, то прежде всего, конечно, благодаря трудам А.А. и его ныне тоже покойного брата Павла. К обязанностям гласного А.А. относился с редкой добросовестностью; несмотря ни на возраст, ни на нездоровье он не пропускал ни одного собрания, принимал живейшее участие в работе комиссий и пользовался громадным авторитетом в земских кругах не одной только Тверской губ. В 1906 г. нахлынувшая волна реакции отстранила его от земской работы, и это было, пожалуй, самое тяжелое горе в его жизни. Кроме обязанностей земского гласного он исполнял также обязанности мирового судьи всё время, пока существовал этот институт.

А.А. умер в глубокой старости; он пережил всех своих сверстников и оставался в последнее время одиноким среди новых поколений, как живое воспоминание прошлого. Человек 40-х годов, бывший под непосредственным влиянием Белинского, он до конца оставался верен этой эпохе, её общественням идеалам и философским симпатиям. Но это не мешало ему интересоваться новой жизнью и понимать её. В 90-х годах, уже будучи 70-тилетним стариком, он собирал на своей московской квартире представителей учащейся молодёжи, чтобы поближе познакомиться с нею. Переселившись затем в деревню, он внимательно следил за литературой и за нарождающимися новыми течениями, охотно вступал в спор на философские и общественные темы с наезжавшей в Прямухино молодёжью. За последние годы он примкнул к к.-д. партии и живо интересовался её делами, хотя сам уже не мог принять деятельного участия в партийной работе. Общественные и умственные интересы не угасали у него до последних дней, и когда ослабевшие глаза мешали уже ему проводить большую часть времени за книгой или за письменным столом, близкие люди читали ему вслух, и он таким образом поддерживал связь с живой жизнью.

Сочетание верности заветам прошлого с глубоким интересом к настоящему составляло, пожалуй, наиболее характерную черту А.А. и придавало его личности совершенно своеобразную красоту. Из сталкивавшейся с ним молодёжи многие с ним не соглашались, но вряд ли кто не роникался к нему чувством глубокого уважения и симпатии. На всех встречавшихся с ним он имел громадное влияние, умея пробуждать в людях общественный интерес и сознание необходимости борьбы за свободу. Результаты этого влияния не поддаются никакому точному учёту, но, несомненно, они очень велики, и если бы у нас было побольше таких культурных оазисов, каким было в течение многих десятилетий Прямухино, то, может быть, страна легче нашла бы выход из затруднений последнего времени.

Для всех знавших А.А. его смерть – тяжёлая потеря. Но пусть утешением служит сознание того, что жизнь покойного прошла недаром, что посеянные им семена дадут плоды и что обновлённая Россия не позабудет имени того, кто всю жизнь посвятил делу этого обновления.

А.Максимов

«Русские Ведомости», 11 мая 1908 года, № 109, с.3


***

Памяти А.А.Бакунина

Некрологи, написанные А.А. Корниловым (в газете Речь, № 112-й) и А.Максимовым (в Русск. Вед., № 109-й), полно освещают прекрасную личность на днях умершего Александра Александровича Бакунина. Если я и решаюсь что-либо прибавить к сказанному в них, то единственно из потребности высказаться о покойном, известие о кончине которого, хотя и не непредвиденной, не могло не отозваться горестно, особенно на мне, в течение многих лет работавшем в тверском земстве и имевшем счастье быть лично знакомым с А.А.

Когда-нибудь в каком-либо печатном органе я надеюсь изложить свои воспоминания о замечательной семье Бакуниных, в которых, конечно, немало места будет отведено и А.А., в настоящей же заметке позволю себе указать только на одну характерную черту покойного, — на строгое отношение его к раз принятым на себя обязанностям.

Покойный А.А., будучи бессменным мировым судьёй в своём родном Прямухине, был самым аккуратным судьёй. Мне не раз пришлось быть свидетелем, как А.А. отрывался от своего любимого занятия в саду, ставил в сторону лопату, чтобы вовремя явиться в камеру, — заставлять «мужиков» себя ждять он никогда не позволял.

Как земский гласный, А.А. был самым аккуратным членом собраний; помню, в половине 80-х годов, при просмотре посещений гласными губернских собраний, оказалось, что А.А. за 20 лет существования земства не пропустил ни одного заседания. А на заседаниях ведь А.А. не только присутствовал, но и работал в комиссиях, произносил речи (он был одним из лучших ораторов в земстве).

Строгим отношением к самому себе объясняется и случай, имевший место в декабре 1903 года. В Твери открылось губернское земское собрание, — А.А. был болен и явиться не мог. Собрание послало А.А. сочувственную телеграмму. Каково же было удивление собравшихся гласных, когда появилась высокая, всеми любимая фигура 82-хлетнего «патриарха» тверского земства, — фигура А.А. Оказалось, по получении телеграммы А.А. ещё не оправившийся от болезни, только что ставший с постели, приехал в Тверь. А путь для старика был немалый: 32 версты на лошадях и часа три с пересадкой по железной дороге. В ответ на взрыв рукоплесканий, сопровождавший его появление в собрании, А.А. сказал, что остаток дней своей жизни он посвятит земской деятельности. И он посвятил бы их ей, если бы (как выразился один из друзей покойного) «культурные варвары» не забаллотировали его в гласные во время выборов 1906 г., чем и прекратили более чем 40-летнюю безупречную земскую деятельность А.А. – этого «живого представителя славной в умственном и общественном отношении плеяды людей сороковых годов» …

Д.Рихтер

г. Царское Село, 13-го мая 1908 г.

«Русские Ведомости», 25 мая 1908 года, № 120, с.5


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире