18:40 , 25 августа 2009

Авторитаризм и маргинализация оппозиции

У части наших соотечественников, интересующихся политикой, существует убеждение, что российский авторитаризм и российская оппозиция имеют по большей части разную природу.
С одной стороны располагается страна зла, с другой добра. В последней стране некоторые публицисты находят только «несистемную» оппозицию, в противоположность оппозиции «системной», которая, по их мнению, находится в стране зла. Под несистемной оппозицией понимается немногочисленная группа право-левых радикалов, проводящая «крутые» акции, противопоставляемая ей оппозиция называется системной только на том основании, что она подобных акций не проводит, следуя линии прихода к власти на выборах и  применяя уличную политику только как средство электоральной борьбы. Используемые методы и риторика служат для некоторых политических публицистов основанием для выводов о политической природе оппозиции.

Между тем, присмотревшись внимательнее, мы увидим, что картина здесь обратная – право-левые радикалы вполне вписаны в авторитарную российскую политическую систему, а либерально-демократическая оппозиция, использующая мирные методы борьбы, является настоящим противником российского авторитаризма.
Дело в том, что и авторитарные российские власти и право-левые радикалы (как бы они не уверяли в обратном) придерживаются методов насилия. Акция не является достаточно «крутой», если не спровоцировать милицию, не поместиться в автозак и не давать оттуда или из отделения милиции по телефону интервью журналистам об очередном успешном этапе «борьбы за свободу». А уж если дубинкой кого ударили, то вообще праздник. Ощущение радикала можно передать словами Аввакума: «Выпросил у Бога светлую Русь сатона, да же очервленит ю кровию мученическою. Добро, ты, диавол, вздумал, и нам то любо — Христа ради, нашего света, пострадать…».

И так продолжается примерно в том же порядке годами – авторитарные власти и право-левые радикалы, рекрутируемые из среды молодежи, увлеченно занимаются игрой «противостояние», имитируя реальную политику.
Здесь уже вопрос не просто в единстве методов, а в сложившейся за последние годы системе имитации политики, где у каждого игрока есть своя роль.

На самом деле, конечно, здесь, как и с другими явлениями путинской поры (вроде «Дома-2» , Ксении Собчак и т.п.) происходит одно и тоже – надувание информационного пузыря без сколько-нибудь значительного внутреннего содержания.
Только одних показывают по каналу ТНТ, а других по каналу Рен-ТВ. К работе в представительных парламентских учреждениях, устроенных по европейским или американским образцам, к представлению интересов избирателей право-левые радикалы в большинстве своем не способны. Именно по этой причине сторонники либеральной демократии не находят в их программах «ничего конструктивного». Нет здесь и задачи привлечь на свою сторону большинство граждан, которые от подобного радикализма профессиональных страдальцев отодвигаются в сторону. Соответственно в радикальной среде (и среди поддерживающих ее публицистов) вне зависимости от идеологической окраски распространены представления о том, что мирные граждане, равнодушные к радикальным упражнениям, это «стадо обывателей», а историческими героями являются те, кто опирался на меньшинство и ставил своей задачей перевернуть общество – большевики, Эрнесто Че Гевара и др.

Сами цели левых могут отвергаться, но методы вызывают восхищение кажущейся простотой, эффективностью и увлеченность правого радикализма политической тактикой большевизма и радикальных левых не подлежит сомнению. При этом они не понимают, что никакого различия целей и методов в обществе не существует, это условное деление единого политического процесса, за которым кроется политическая практика создания совсем не либерально-демократического общества.

Право-левые радикалы в российской политике стали усиливаться после выборов 2003 года, в ходе которых демократическая оппозиция («Яблоко») не была допущена в Государственную Думу. Как только политика была удалена из парламентских учреждений на улицу, немедленно началась ее радикализация и маргинализация. Напомню, что в 1993 году часть будущих «яблочников» пошла в парламентскую политику с убеждением, что после кровавых октябрьских событий, ответственность за которые в равной степени несут Б.Ельцин и противостоявшие ему силы, необходимо увести политику с улицы. Тогда задача была решена в том числе и потому, что также поступила и КПРФ, оставив на положении маргиналов тех леваков, которые считали, что с режимом Ельцина нужно бороться только методами войны. Похожую роль сыграла тогда и ЛДПР. Объективно Жириновский перевел в парламентское русло популистский протест многих российских граждан. Таким образом, оппозиционный протест правых, левых и популистов был направлен в русло парламентской работы, пусть и в рамках авторитарного режима.

За прошедшие 15 лет стало очевидно, что коммунисты не представляют угрозы авторитарной ельцинско-путинской власти, потому что возврата к советскому коммунизму не произойдет в силу неконкурентоспособности совдеповской модели в современном мире. Стало понятно, что единственной серьезной альтернативой существующему авторитарному режиму является либерально-демократическая политическая система, подобная той, которая существует в странах Европы и Северной Америки. Поэтому именно либералы являются самыми серьезными идеологическими противниками ельцинизма-путинизма. Против расширения их электоральной базы направлена вся многолетняя антизападная пропаганда на телевидении. Казалось бы, зачем это нужно? Секрет здесь в том, что вне зависимости от наличной электоральной поддержки демократической оппозиции, она обладает важнейшим ресурсом – работоспособной альтернативой. Эту альтернативу может увидеть каждый, посмотрев на экономическую мощь и плюралистические политические системы свободного мира.

Неудивительно поэтому, что авторитарный режим стремится не допустить избрания либерально-демократической оппозиции в Государственную Думу России, не дает возможности вести ей пропаганду на телевидении. Потому что «яблочная» оппозиция сознательно стремится убедить большинство в том, что эффективная и устойчивая либерально-демократическая система в России может быть создана. Если допустить, что «Яблоку» удалось решить задачу и добиться поддержки большинства граждан, то существующая авторитарная система может быть успешно демонтирована мирным путем, на выборах. Здесь важно то, что предпосылки к установлению политической и экономической системы, подобной европейской и американской формируются внутри современной нам страны и для освобождения от авторитаризма необходима определенная степень зрелости этих предпосылок. Само же освобождение вовсе не предполагает необходимости насильственных действий.

Из сказанного выше следует, что вовсе не право-левые радикалы являются ближайшими союзниками демократической оппозиции. При либерально-демократических установлениях разделение властей и граждан условно, власти здесь сидят не на возвышении, а в кругу граждан. Линкольн точно заметил, что democracy is the government of the people, by the people, for the people. Ключевое значение применительно к нашей стране имеет центральная часть этой триады — by the people. Поэтому главным союзником демократической оппозиции является большинство российских граждан. Только при их участии возможен демонтаж авторитарной политической системы, ее замена институтами либеральной демократии. Сохранится ли при этой новой системе право-левый радикализм? Конечно да, об этом нам говорит европейский и американский опыт. Произойдет, однако, очень важная вещь – авторитаризм уйдет, на его месте возникнет конкурентная политическая система, основанная на выборной поддержке большинства, того самого «стада обывателей», которое и является главным действующим лицом современной политики и которое, если оставить, в стороне недовольство радикалов, называется просто – народ.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире