Медленно нащупывала языковая практика точное слово, которое смогло бы передать смысл явления, охватившего Россию.

Потребность в таком слове ощущалась по той причине, что вероломный удар в спину Украине, нанесённый российскими властями, в сочетании с развращающей людей антиукраинской пропагандой, словно взорвал плотину или, точнее, разрезал гнойный нарыв, набухавший в России на протяжении последних 15 лет. Вся накопившаяся мерзость хлынула в интернет, в разговоры на улицах, среди близких людей, заполонила своей липкой, болезненной массой наше общество.  

Самый яркий пример необходимости нового понимания российской политики, её новой группировки это совместное голосование думских фракций за отторжение Крыма от Украины. Нужно ли другое подтверждение мысли, что старые перегородки, разделявшие «парламентские партии», снесены событиями? В политике образовалась новая сила, а разделения на единые, справедливые, коммунистические, жириновские уже несущественны.  

Как назвать это явление? Каким словом характеризовать идеологию, которая стала руководящей для властей, охватила часть наших соотечественников? Мне кажется, что самое подходящее слово, возникшее в ходе кризиса вокруг Украины это – рашизм.  Сторонников этой идеологии можно называть рашистами.

В центре этой идеологии находится культ национального лидера, возвратившего стране «величие». Вера в этого лидера носит иррациональный характер. Важной чертой рашистского сознания выступает надежда на силу. И было бы неверно не отметить ещё одну важную черту – мёртвое и полемическое понимание истории страны, её превращение в набор культовых дат, которым рашисты поклоняются, в которые верят. Это, так сказать, положительные черты.

Но есть и отрицательные. Рашистская идеология основана на ненависти и зависти к западным демократиям – Европе, Соединённым Штатам, Канаде. Психология рашистов это психология глубоко оскорблённых людей – придуманными или настоящими унижениями, которым их подвергал «Запад» и теперь, «когда Россия сильная», можно отомстить.

Это психология враждебности, представления о том, что даже и в России повсюду есть чужаки. Она носит негативный характер. И, как это не покажется, странным – иждивенческий. Платить своими жизнями за включение Украины в сферу рашистского режима люди не готовы.   

Каждый может постараться дополнить рашизм новыми чертами, побеседовав с теми соотечественниками, кто этой идеологией охвачен. Мне за последнее время не раз приходилось обсуждать Украину с людьми, которые считают правильным отторжение Крыма и поддержку российскими властями сепаратизма на Украине. Вести подобные обсуждения я считаю своим долгом.  

И могу сказать, что результат довольно хорош. Потому что, рашизм не выносит рационального обсуждения, разоблачения страхов очевидными фактами, размышления над историей – её творческое осмысление. Ещё в рашизме силён стадный инстинкт («мы») – как только разговор переходит на рассмотрение конкретных плюсов и минусов для человека, как только люди понимают, что в России нет общего мнения, люди разные и у них нет единого взгляда на происходящее, — воспаление, если и не исчезает, то уменьшается.

Рационализм и личная ответственность человека, оценка происходящего со своей личной позиции – два самых серьёзных лекарства, спасающих людей в России от рашизм —  «чумы двадцать первого века».    

Источник



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире