alex_baykov

Алексей Байков

15 марта 2019

F
Осел, козел, мартышка, питбульмастиф и супердог, волк Фенрир и косолапый мишка. В принятый в конце прошлого года Федеральный закон «Об ответственном обращении с животными» все-таки вставили пункт, который служил одним из камней преткновения на пути принятия всех его предыдущих версий. Речь идет о придании юридического статуса понятию «особо опасные породы собак» и  связанных с ним особых обязательствах и ограничениях для владельцев таких собак. На днях Центр Кинологического обеспечения МВД РФ представил свою версию списка таких пород,где на 69 пунктов — с десяток дубликатов, почти столько же — несуществующих пород собак, а половину от оставшихся составляют неправильные или жаргонные обозначения, немыслимые в нормативных документах. Но нужен ли такой список вообще?

3066709

Почему это плохо?

Всемирная история породных запретов насчитывает примерно 30 лет, хотя корни надо искать гораздо раньше — в распространявшихся после войны страшилках про собак, охранявших лагеря смерти. Первыми подверглись общественной стигматизации породы, составлявшие гордость германской кинологии: доберманы, ротвейлеры и немецкие овчарки. В конце 80-х на волне борьбы против собачьих боев в центре внимания оказались питбультерьеры, которые заодно оказались любимой породой гэнгста из чернокожего гетто. Которые, в свою очередь, тоже оказались в центре внимания благодаря антинаркотическому законодательству Рейгана и политике «нулевой толерантности». В июле 1987 года, после того как посаженный охранять пакет с марихуаной питбуль растерзал двухлетнего ребенка, Sports Illustrated вышел с обложкой на которой была изображена жутко оскаленная морда под заголовком «Бойтесь этой собаки!», и началось…

В США города и штаты начали соревноваться в принятии законов разной степени изуверства. Пионером стал Денвер, где тысячи никого не кусавших собак были изъяты и подвергнуты принудительной эвтаназии (или просто застрелены), следом аналогичный акт принял округ Майами, далее — почти везде кроме сельской местности.

С 1991 по середину 2000-х «запрет на породы» прокатился по всему остальному миру. В Австралии, в странах Латинской Америки, в Европе и в Юго-Восточной Азии один за другим принимались запретительные законы. Точкой перелома тренда неожиданно стала Италия, где в 2003 году был принят один из самых больших в Европе списков — 92 «запретные» породы, включая совсем безобидных бордер-колли и корги. В 2007 спохватились и сократили до 17, а в 2009 году «породный запрет» был отменен полностью. Выступая по этому поводу в парламенте замминистра Труда и здоровья Франческа Мартини наконец озвучила то, что собаководы и кинологи пыталось донести до общественного сознания 20 с лишним лет: «Запреты из прошлых законов не имели под собой научного базиса. Опасных пород собак не существует».

В наши дни в ряде стран принятые ранее законы отменяются , а фокус безопасности переносится на персональную ответственность владельца за действия принадлежащей ему собаки любой породы. Практически везде статистические данные говорят об одном и том же — после принятия «запретных списков» количество нападений собак на людей не снижается, а возрастает Россия же как всегда готовится наступить на грабли, по которым уже кто-то ходил.

Особенности национального запрета

Ввести список «особо опасных» в России пытаются уже давно, но  точкой отсчета в нынешней истории стал провалившийся законопроект о содержании животных, подготовленный Мединским, тогда еще депутатом Государственной Думы. В него сразу же полетели обвинения в некомпетентности, но ситуацию спасли не кинологи, а очередные парламентские выборы в результате которых будущий министр лишился мандата и законопроект лег под сукно. Нынешний закон, к слову, представляет собой все тот же самый «проект Мединского», доработанный под требования зоозащитных организаций.

Тогда же собственный закон о животных решила принять Москва (до этого действовали «Временные правила» принятые в 1994 году с дополнением от 2001 года ). Именно там впервые появился этот безумный список из 40 опасных пород (у Мединского было скромнее — всего 8 вместе с метисами), который теперь в дополненном виде пытаются протащить на федеральный уровень. Именно оттуда пришла вся эта фауна пустошей Мордора, над которой потом потешались всем интернетом: «овчарка Дауфмана», «доберман Владека Рощины», и конечно же царь зверей «супердог и його помесь с майконгом» .

Не будем дальше нагнетать интригу — «московский список» был полностью скопирован с белорусского списка опасных пород, утвержденного в 2003 году, а тот в свою очередь — со списка принятого на Украине. Отсюда и трудности перевода вроде «грецкой» вместо «греческой» овчарки, «його помесь», вместо «его» и так далее.

И тот и другой список составляли предельно далекие от кинологии чиновники, не способные даже проверить информацию в интернете. А то они бы узнали что «овчарку Дауфмана» (гибрид немецкой овчарки с гиеной, якобы выведенный для нужд СС) изобрели в редакции «СПИД-ИНФО». Или что майконг — это африканская лисица-крабоед, и ни с каким догом она скрещиваться не способна.

С тех пор прошло восемь лет. И что мы видим? Весь этот список без изменений, но с добавлением еще 29 пород был 7 марта сего года представлен от имени МВД. И даже перевод с белорусского до сих пор сделан не везде. Поэтому греческая овчарка там фигурирует аж два раза — и сама по себе и как «грецкая». Точно так же в списке дублируется «американский бульдог» — «амбульдог» и еще несколько пород. Ляпы такого уровня просто немыслимы в тексте нормативного правового акта, поскольку амбульдог — это жаргонизм, то же самое что написать"черныш" вместо «русского черного терьера». Часть названий пород там представлена в устаревшей или неправильной форме, скажем «доберман-пинчер» уже лет 60 как просто «доберман», а «мальорский бульдог» на самом деле называется «ка де бо». И точно так же не существует породы «маремма» — есть мареммо-абруццкая овчарка, добрейшая, к слову, псина.

Невозможно поверить в то что эту белиберду писал заместитель начальника ЦКО МВД А.Б. Беззубов, но в паспорте проекта на сайте Правительства РФ стоит именно его фамилия. «Его приковали к батарее и заставили?» — возможно.

Еще большим бредом выглядит прилагающееся к списку обоснование, где дословно сказано вот это: «включены породы собак, обладающие генетически детермированными качествами агрессии и силы, а также породы, используемые для травли, и аборигенные породы, в которых не велась селекция на лояльность к человеку». К аборигенным породам относятся хаски и маламуты, чау-чау, все виды охотничьих лаек, акита-ину и шиба-ину, и еще сотни других, почему же они не попали в  список? А как определять «метисов указанных пород»? Почти каждая третья дворняжка из московского приюта — это метис алабая в том или ином поколении, уж больно много их развели в Подмосковье. Всех усыпить или как?

И вот такими вот «почему» в этот список, как и в весь этот закон в целом можно стрелять тысячу раз. Но главный вопрос все равно остается за кадром — простите, а на основании КАКИХ данных вы вот эту вот бумажечку писали? И внятного ответа не будет, потому что в России никогда не велась статистика нападений собак на людей по породам. Ни один патологоанатом, ни один врач травмпункта никогда не заполнял анкету с графой «какая именно собака покусала клиента». Уже один этот факт является достаточным основанием для того, чтобы заморозить принятие данного списка лет на пять, или совсем выкинуть его из закона.

Чем нам это грозит?

На первый взгляд ничего страшного в тексте N984-ФЗ не содержится, кроме обязательного требования выгуливать только в наморднике и на коротком поводке. Но это если не вчитываться, потому что там есть замечательная приписка — кроме " огороженной территории, принадлежащей владельцу потенциально опасной собаки на праве собственности или ином законном основании". То есть даже на общих городских, муниципальных или ведомственных собачьих площадках — нельзя. Даже щенков — нельзя. Дрессировать (то есть в том числе учить не бросаться на людей) — нельзя. Учить апортировке, поиску, преодолению препятствий — нельзя, если вы конечно не выкупите площадку в личную собственность. Потому что для всего этого требуется отцепить поводок и снять намордник.

А вы много видели этих самых собачьих площадок рядом со своим домом? Их  попросту нет. В Москве остались жалкие крохи, и земля из под них активно подбирается банками, торговыми центрами и программой строительства «храмов шаговой доступности». Но Москве еще повезло, там хоть что-то смогли сохранить, а в Санкт-Петербурге — одна площадка на весь город. И как быть?

Этим документом МВД по сути выстрелило себе в ногу. Дело в том, что наша служебная кинология до сих пор может жить и дышать только в тесной связке с гражданским собаководством и с его авангардом — спортсменами. Именно в собачьем спорте добиваются лучших результатов, разрабатывают новые методы дрессировки и готовят лучших собаки. Но если у кинологов не будет потока клиентов с «особо опасными» овчарками, доберманами и ризеншнауцерами — то что они будут есть? Откуда возьмутся собаки для армии, полиции, ФСБ и иже с ними, учитывая что служебные питомники не покрывают и трети от потребности, а все остальное закупается у населения? А где вы найдете собак для волонтерского поиска потерявшихся людей, учитывая что работающие по этому профилю кинологические подразделения МЧС повсеместно попали под сокращение, потому что нет денег?

Качественным может быть только городское собаководство, которое существует там, где на небольшой территории собраны лучшие корма, лучшие тренеры и лучшие ветеринары. Но  направленность нового закона очевидна — максимально затруднить содержание «особо опасных» собак в больших городах, если не сделать его невозможным. Заодно превратить собаководов в еще одну «фискальную» категорию, а то денег содранных с автомобилистов уже начинает не хватать.

Можно привести еще сотню причин, по которым сама идея ограничений и запретов по принципу принадлежности к той или иной породе является безумием, но достаточно одной. По сути своей эта идея ничем не отличается от расизма, в английском языке даже сформировался аналогичный термин «breedism».

Это безумие мы можем остановить вместе с вами, если будем действовать или хоть как-то обозначим свою позицию. Даже не вставая с дивана можно заявить о своем мнении по следующим адресам:

Госдума — https://priemnaya.duma.gov.ru/

Приемная Президента — https://pismo-prezidentu.info/kak-ra...ya-prezidenta/

Приемная МВД - https://xn--b1aew.xn--p1ai/request_main (использовать первую «кнопку», центральный аппарат)

Правительство России, приемная для граждан: — http://services.government.ru/letters/

Можете писать долго, можете писать коротко, что-то вроде «Я против принятия списка особо опасных пород собак предложенного МВД и правительством РФ», важна не аргументация а количество подобных обращений. Владельцы попавших в список пород могут присоединиться к флешмобу в Фейсбуке и Инстаграме, выкладывая фотографии своих собак с детьми или во время игр с хэштегами #противспискапород, #моясобаканеубийца, #противнамордника, и так далее.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире