Мне очень понравился комментарий Александра Волошина, который сводится к двум позициям: 1) Шувалов — либерал и просто хороший человек, 2) он не зарабатывал на инсайде. Первую часть не будем обсуждать, она мало кому инттересна. Я как-то сказал, что деление на «силовиков» и «либералов» — это классная придумка кремлевских PR-щиков, имеющая под собой мало оснований. Либералы Шувалов и Кудрин молчали, когда уничтожали ЮКОС и выдавали десятки миллиардов долларов олигархам и проворовашимся госкомпаниям в период кризиса. Зато почему-то именно силовик Сечин борется с воровством и энергокомпаниях.
Поговорим о том, что может быть поставлено в вину Игорю Шувалову на основании тех документов, которые выплыли на свет (возможно, есть еще и другие документы, но мы их пока не видели).

Первое, инсайд или не инсайд? Аргумент Александра Волошина о том, что про грядущую либерализацию рынка акций Газпрома знали все, меня не убеждает. Про нее действительно знали все, но знали с середины 90-х годов, ровно с того момента, как этот рынок был разделен на два. А семья Шуваловых вложилась в Газпром в середине 2004-го. Следовательно, для того, чтобы ответить на вопрос об использовании инсайда, нужно поднять протоколы всех встреч (с участием Шувалова, Миллера, Путина, Медведева и пр.) и выяснить, когда именно было принято решение о том, что рынки будут объединены с 2006-го года. Даже технически от момента принятия такого решения до его реализации должно было пройти несколько месяцев. Так что я бы на месте Александра Волошина поостерегся бы клясться, что инсайда не было.

Второе, легально или нелегально? Игорь Шувалов, сразу после появления статей в FT и  WSJ, сделал заявление, что как юрист он делал все (имеется в виду управление своими активами) легально. Хочу напомнить, что до 2007-го года в России действовал закон о валютном регулировании, и, в этой связи, я бы запросил Центральный банк о том, выдавалось ли супруге Шувалова разрешение на экспорт капитала для создания офшорной компании (даже если капитал этой компании составлял сто долларов, разрешение получать нужно было). Далее, до либерализации рынка акций Газпрома нерезидентам (а офшорная компания Шуваловых является нерезидентом) было запрещено покупать «внутренние» акции. И именно для того, чтобы обойти это ограничение использовалось посредничество Сулеймана Керимова. Помнится, именно по таким основаниям (хотя структура приобретения акций Газпрома у них была куда более сложной) в свое время российские власти наехали то ли на Браудера, то ли на Браниса…..

Третье, речь не только об инсайде, но и об этике. Две сделки, о которых стало известно, начались одинаково — компания Шуваловых получила средства от компании Абрамовича и от «дочки» Альфа-банка, причем получила эти средства «прямиком в офшор», без захода денег в Россию. Возможно, там действительно был опцион на 0,5% Сибнефти (в случае Абрамовича), но тогда нужно выяснить его историю: когда он появился, почему о нем не было известно раньше, за что супруга Шувалова его получила, и, наконец, есть ли другие такие же опционы — в свое время было много разговоров, что у Романа Абармовича при продаже «Сибнефти» было несколько теневых партнеров, — и если да, то у кого и за что? Возможно, Амстредамский торговый банк (дочка Альфы) дала обыкновенный кредит под какое-то хорошее обеспечение компании, которую этот банк и не знал. Но тогда хотелось бы подтвердить то, что условия кредита были стандартными (залог, ставки). А если всего этого не сделано, то говорить о «чистоте» финансовых операций Шуваловых будет преждевременно.

Четвертое, речь не только об инсайде и этике, речь и о коррупции. Для начала имеет смысл посмотреть на условия кредита, который компания Шуваловых выдала Усманову, ставка по которому, т.е. заработок семьи Шуваловых, выросла с 5% годовых до 40% годовых. И компания Усманова, и компания Керимова, и компания Абрамовича (ЕВРАЗ), и Альфа-банк — все те, кто помог семье Шуваловых заработать — получили огромные деньги от государства и от государственных банков в период кризиса 2008-2009 гг. Как известно, Игорь Шувалов стоял в тот момент на раздаче, и было бы неплохо провести проверку того, насколько обоснованными были принятые решения о поддержке именно этих компаний, а не других, находившихся в аналогичной ситуации. И почему компании ПИК удалось договориться и с государством, и со Сбербанком только после того, как ее крупнейшим акционером стал Сулейман Керимов, а до этого ей давали от ворот поворот.

Конечно, наше государство и тандем могут промолчать в ответ. Или поручить еще раз проверить все факты Генеральной прокуратуре, которая уже заявила, что «все чисто». Настоящую проверку всей этой истории, результатам которой я мог бы доверять, нужно поручить тому самому «независимому прокурору», про которого мы говорили на встрече рабочей группы Открытого правительства с президентом Медведевым. Президент тогда не поддержал эту идею, сказав лишь, что об этом можно подумать. Но думать, как известно, можно долго, а борьба с коррупцией — она либо есть, либо ее нет; середины наполовину не получается.

И последнее. Я не кровожаден и не ищу «крови Шувалова» (вообще, готов допустить, что он честный человек, и ответы на все мои вопросы меня убедят в этом — буду даже рад). Не случайно на упомянутой встрече с президентом я сказал наше общее мнение «не надо наказывать за прошлое». Не вина чиновников, что начальство десять лет им позволяло и их поощряло жить не по закону. Я считаю, что случай с Шуваловым крайне полезно использовать как своеобразный case study — просто Шувалову не повезло, — с детального разбора которого можно попытаться начать прводить черту между тем, что можно, а что нельзя в России, если власть действительно хочет бороться с коррупцией. Более того, уверен, что для того, чтобы черта была видна и понятна всем, таких случаев придется публично разбирать еще не один десяток.

А что делать с Шуваловым? На этот вопрос отвечать не нам с вами. Его карьерную судьбу, очевидно, будут решать два человека, которые могут знать о нем гораздо больше. (А также о других претендентах на различные «хлебные места».) Но он, Шувалов, еще относительно молодой человек, и ему придется отвечать на эти вопросы всю оставшуюся жизнь, если он не захочет ответить на них прямо сейчас, закрыв всю эту историю. Ужасный конец, все-таки лучше, чем ужас без конца!

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире