aleksashenko

Сергей Алексашенко

10 февраля 2019

F

После конфискации пенсионных накоплений российские власти обещали создать новую накопительную систему. Прошло пять лет, но ее контуры все еще в тумане. Похоже, накопительная пенсия все-таки будет. Но не для всех. А лишь для 5%-тов.

Тем временем в президентской гонке в/на (ненужное зачеркнуть) Украине закончилась регистрация кандидатов и появился новый лидер рейтингов. А вот прежний лидер, похоже, «сдулся»...

Решение Алексея Навального объединиться с профсоюзным движением и добиваться повышения уровня жизни россиян, в первую очередь, бюджетников, многие эксперты поспешили назвать это «сдвигом влево». В какой-то мере Алексей и сам способствовал этому, заявив, что демократическая оппозиция должна смещаться в левый центр». На мой взгляд, все это является хорошим поводом посмотреть на эту ситуацию, используя принцип «мухи отдельно, котлеты отдельно!»

Начнем с главного. Для любого политика естественным является стремление расширить свою электоральную базу, для чего нужно искать подход не только к своим сторонникам, но и к тем, кто тебя раньше не знал. Очевидно, у Навального есть устойчивая группа поддержки (можно спорить о ее размерах), которая, судя по всему, исчерпала ресурсы органического роста. Публикация новых расследований и проведение акций протеста, которые жестоко подавляются властями, не дает заметного роста числа сторонников. В этой ситуации, политик может «успокоиться» и сконцентрировать свои усилия на имеющейся группе сторонников, отбивая атаки потенциальных конкурентов. По этому пути идет подавляющее большинство российских политиков, и, возможно, именно поэтому их рейтинги постепенно снижаются и сходят на нет. Думаю, Навальный увидел или интуитивно осознал такую угрозу и поэтому решил попытаться найти новых сторонников.

Соответственно, решив расширить свою базу поддержки, политик должен посмотреть вокруг, задумавшись не только о том, к кому он может обратиться, но  и о том, какие проблемы этих людей беспокоят и какие методы решения этих проблем он может предложить. Ключевой тезис Алексея, который он четко проартикулировал еще в ходе своего политического ралли в 2017 г., когда он объехал десятки российских городов: Россия — страна обедневшего населения; бедность, низкий уровень жизни является главной проблемой значительной части российского населения. С этим диагнозом трудно спорить: более половины населения страны живет со среднемесячными доходами, не  превышающими 25 тысяч рублей в месяц на человека. Главный политический конкурент Навального, Владимир Путин, шесть лет назад пообещал решить эту проблему для тех людей, чей уровень жизни зависит от бюджета, для чего был подписан майский указ, поставивший весьма амбициозные цели. Можно спорить, были те цели реалистичны или нет, просчитаны были возможности государства в тот момент или нет, но когда после крымской авантюры российская экономика перестала расти, стало понятно, что «Боливар не выдержит двоих». Бюджет не выдержал, и хотя Владимир Путин уверяет всю страну, что цели прошлого майского указа по уровням зарплаты бюджетников были выполнены, сами бюджетники хорошо знают, что это не так.

Простите, но не воспользоваться такой ситуацией политический противник не имеет права. Посмотрите, с каким упорством демократы в  США тыкали президента Трампа носом в его обещание построить стену на границе с  Мексикой за счет мексиканского бюджета?! Очевидно, что Алексей Навальный решил воспользоваться этой же тактикой и начинает информационную компанию, направленную на тех, кто считает, что президент Путин не выполнил своих обещаний. В лучшем случае после этого ему удастся обрести несколько сотен тысяч или даже миллионов сторонников, которые помогут ему проломить стену, воздвигнутую Кремлем между ним и выборами. В худшем случае эти сотни тысяч или миллионы просто задумаются о том, настолько ли хорош президент Путин, и уменьшат число тех, кто не хочет участвовать в политике, каковых в  России, по последнему опросу Левада-центра, 70 процентов населения (сумма заявивших «Политика меня не  интересует, я не разбираюсь в политике» и «у меня по-прежнему нет возможности влиять на события политической жизни»).

Подведем промежуточный итог: политик Алексей Навальный действует вполне рационально, стремясь расширить число своих сторонников за  счет выпячивания провалов конкурента. В таком поведении нет ни правого, ни  левого подхода. Это нормальное поведение любого политика в любой стране. Просто в России политиков крайне мало.

Теперь поговорим о том, вправо или влево смещается Алексей Навальный. Любой политик, идущий на выборы или находящийся у власти, заявляет о  том, что он хочет повысить уровень жизни. Впрочем, было бы странно, если бы  политик говорил обратное – что он хочет снизить доходы населения, — правда?! И  это стремление само по себе не является признаком политика правого или левого толка. Это, точно так же как прочный макроэкономический фундамент (низкая инфляция и устойчивый бюджет) не является признаком правой, левой, либеральной или консервативной повестки дня. В сегодняшнем мире низкая инфляция — норма для всех стран, а повышение уровня жизни населения – нормальное обещание для любого политика.

Только добиваться этой цели – повышения уровня жизни – можно разными путями. Можно, например, пойти путем, который предлагает Алексей Навальный, развернув борьбу с казнокрадством и изменяя структуру бюджетных расходов, когда деньги направляются на масло вместо пушек. Понятно, что ни то, ни другое нельзя охарактеризовать в терминах «правый» или «левый». Традиционный набор инструментов «левых» — это повышение налогов и увеличение размера зарплат бюджетников и всевозможных социальных пособий за счет наращивания расходов бюджета. «Правые» политики предлагают стремиться к повышению темпов роста экономики за счет ее дерегулирования, снижения роли государства (в том числе приватизации) и снижения налогов, что позволяет увеличивать и доходы работающего населения, и «бюджетный пирог».

Если почитать программу Алексея Навального, то  «левых» идей там почти нет, зато «правые» найти легко – снижение расходов на  оборону и на пропаганду, дерегулирование, приватизация, снижение налогов для малого бизнеса. Поэтому, на мой взгляд, разговоры о том, что Навальный смещается влево, сегодня не имеют под собой никаких оснований. Не надо вешать ярлыки только потому, что они яркие!

Оригинал

Борьба башен Кремля вышла на поверхность. Причина банальная — деньги. Но больно уж башни крупные. Впрочем, «чума на оба ваши дома».
Ограничения на права граждан продолжаются: есть новые основания для наказания (совсем как в «Чипполино»), взамен 282-й приходит 284-я, и, наконец, мобильная прописка.

Обсуждая на «Эхе» страшную историю о голодных обмороках в Кузбассе, Андрей Мовчан сказал: «Я никогда не поверю, что наш министр финансов, которого я — так случилось, неплохо знаю, мы когда-то даже работали вместе, — принял решение сэкономить на детских завтраках в создании бюджета. Это не так.»

Так случилось, что я тоже неплохо знаю нынешнего министра финансов, мы тоже когда-то (в те самые «лихие 90-е») работали вместе, поэтому слова «верю» или «не верю» в отношении бюджетной политики считаю использовать неправильно, а правильно посмотреть на цифры и факты, которые говорят о следующем.

Первое, по словам бывшего министра финансов, а ныне председателя Счетной палаты Алексея Кудрина 98 процентов расходов региональных бюджетов нормируется и регламентируется из Москвы. Можно, конечно, предположить, что расходы на школьные обеды составляют именно те 2 процента, которые Антоном Силуановым и его подчиненными не нормируются, но  готов предположить, что это не так.

Второе, разрыв в бюджетной обеспеченности между российскими регионами бесконечно велик, и, например, в  Москве школьный завтрак стоит 75-80 рублей, а обед – 140-150 рублей (в начальной школе меньше, в старших классах больше).   В  других регионах цены пониже и набор продуктов другой, поэтому, например, в Брянске обед стоит 50 рублей, в Липецке -70, а в Белгороде, Орле и Курске – 90. Но это цена того обеда, который оплачивают родители школьников, если это позволяют их доходы. А  для тех детей, чьи родители не в состоянии оплатить «коммерческий» обед, существует другой, бюджетный, на оплату которого региональные бюджеты выделяют в разы меньше денег. В том же Брянске это 7 рублей, Липецке -12, Белгороде -23. В большинстве российских регионов бюджеты выделяют на обеды для школьников из  малообеспеченных семей «стандартные» 15 рублей, о чем говорилось на слушаниях в Совете Федерации.




А теперь, «вопрос на сообразительность»: скажите, вы верите в то, что регионы «случайно» пришли к одной и той же сумме расходов на школьные обеды? Так же случайно, как на десятке избирательных участков в Саратове за «Единую Россию» проголосовало ровно 62,2 процента избирателей? Или все-таки за этой суммой проглядывается рука Антона Силуанова? Главной целью бюджетной политики которого является накапливание резервов, что бы  ни происходило в стране?

Оригинал

23 декабря 2018

Итоги года (2018)

00:42 Это не важно
01:30 Роль лопухов в современной России
02:58 А нам все равно
04:22 Хочешь проиграть? Вступи в «Единую Россию»
06:20 Дурной пример заразителен
08:00 Кризис в Белом доме
09:56 Несменяемых бизнесменов в России нет
11:55 Госплан засел в Кремле
15:06 Реформы под вопросом
17:06 Они будут править бал
18:41 Прорыв по-аризонски



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире