alebedev

Александр Лебедев

07 декабря 2017

F

Вчера журналисты спросили у меня, стал бы я подписывать ходатайство в поддержку арестованного во Франции Сулеймана Керимова, и как вообще отношусь к этой истории. Я ответил, что, во-первых, у меня нет ордена Почетного легиона, как у других авторов нашумевшего послания президенту Пятой республики. Во-вторых, свое отношение уже сформулировал в книге «Охота на банкира», которая вышла в октябре, задолго до событий в Ницце. Правда, в иносказательной форме:

2860870

В-третьих, при чем здесь президент? Подписантам следовало бы ознакомиться с трудом Шарля де Монтескье De l'esprit des lois и принципом разделения властей. Представляется, что письмо наших «легионеров» — медвежья услуга Сулейману Абусаидовичу. Даже если предположить, что Эммануэль Макрон рискнет пойти им навстречу, это будет контрпродуктивно — французские судьи очень не любят, когда на них оказывают давление чиновники, даже самые высокопоставленные. У президента могут начаться неприятности. Средства массовой информации начнут вспоминать, кому из наших соотечественников и за какие заслуги Елисейский дворец вручил орден Почетного легиона (даром что его раздают во Франции кому ни попадя), и вспомнить, например, другого кавалера — совестко-израильско-ангольско-французского бизнесмена Аркадия Гайдамака, которого в 2011 г. суд Парижа приговорил к трем годам тюрьмы. Что любопытно, за уклонение от уплаты налогов.

Но дело не только в этом. Вдруг звезды сойдутся, и Керимова отпустят? Тогда ему придется возвращаться в Россию. А здесь тоже могут возникнуть вопросы. Например, каким образом скромный слуга народа (1999 по 2007 год — депутат Госдумы, с 2008-го — член Совета Федерации), живущий на одну зарплату и владеющий лишь одной третью доли в квартире общей площадью 53,5 квадратного метра (согласно декларации о доходах и имуществе) смог наскрести 2,8 млрд. рублей на залог в суде Ниццы? Кроме того, с точки зрения климата сейчас находиться в Ницце, к тому же на дорогой вилле, гораздо приятнее и полезнее для здоровья, чем в Москве, согласитесь. И кто вообще сказал, что Керимов просится на Родину, если все пять вилл куплены на юге Франции?

Этот кейс – серьезный звоночек для многих постоянных резидентов Южного берега Франции с российскими паспортами. Многие годы им казалось, что грязные миллиарды, которые они выводят из страны, отмывают в оффшорах и предоставляют в распоряжение глобальной олигархии, являются своего рода индульгенцией. Оказывается, и на старуху бывает проруха. В правящем классе «золотого миллиарда» есть пуритане, для которых закон и справедливость оказываются превыше выгоды. На погрязшую в индульгенциях Римско-католическую церковь найдется Мартин Лютер – читайте историю, господа!

Поэтому, на месте наших Кореек я бы задумался о своей дальнейшей судьбе. Может быть, не стоит закапывать все, что нажито непосильным трудом, в тамошние виллы, а вложить в проекты на Южном берегу Крыма? По крайней мере, сограждане никогда не отплатят им такой черной неблагодарностью. А климат в Алуште, с моей точки зрения, лучше, чем в Монако.

Оригинал

Обратил внимание на сегодняшнюю «сенсационную новость» от Reuters:

«Богатые россияне, столкнувшиеся с возможностью новых санкций со стороны США в 2018 году, предложили идею введения специальных бондов, с помощью которых можно будет создать благоприятные условия для возвращения средств в Россию. Об этом сообщило агентство Reuters со ссылкой на три источника. Такие валютные облигации будут иметь более высокую доходность по сравнению с банковскими ставками. И в отличие от счетов в кредитных учреждениях держатели таких ценных бумаг сохранят анонимность. «Поступает информация, что многие хотят вернуть свои сбережения в иностранной валюте обратно в Россию. Их идея заключается в том, что вы можете открыть что-то вроде счета, который позволит приобретать специальные бонды, выпущенные Минфином», — заявил агентству высокопоставленный представитель одной из государственных компаний».

Прочитал, и тут же вспомнил свою статью годичной давности в русском Forbes. Там, среди прочего, есть такой пассаж:

«...демонтаж этой международной офшорно-финансовой олигархии должен стать важным элементом российской внешней политики. Этот вопрос надо ставить на всех уровнях и добиваться закрытия «гаваней», в которых отмываются деньги. Что касается репатриации похищенных капиталов, то есть ряд вполне практических шагов, которые можно предпринять уже завтра.

Во-первых, предъявить конкретные финансовые претензии конкретным финансовым институтам, которые занимаются хранением краденного (а следовательно, зарабатывают на этом деньги). Прокуратура США благодаря таким претензиям по фактам укрывательства налоговых уклонистов и участия в аферах за последние 10 лет добилась от крупнейших банков (UBS, BNP Paribas и пр.) выплаты в рамках внесудебного урегулирования в госбюджет более $260 млрд. Что мешает российским властям поступить подобным образом? У большинства крупнейших игроков на финансовом рынке есть интересы в России, и они скорее заплатят, чем станут здесь персонами non grata.

Во-вторых, разобраться с аудиторскими компаниями EY, KPMG, PwC, Deloitte Touche Tohmatsu, которые аудировали банки и могли быть задействованы в схемах вывода денег и не замечали систематические хищения. За десять лет они заработали в России $50 млрд – неплохо бы поделиться с государством.

В-третьих, поставить под вопрос политические отношения со странами, которые занимаются укрывательством мошенников и аферистов, предоставляя им «политическое убежище».

Что касается самих фигурантов, то им российское правительство может предложить сделку: они возвращают деньги на Родину — Родина их прощает. Это может быть сделано через выкуп ими специальных гособлигаций с небольшим купоном и очень большим (больше 30-летних T-bills США) сроком погашения. Можно предложить, например, Анатолию Мотылеву купить миллиард таких облигаций и отправить его обратно на его яхту.

Уверен, что при реализации тех мер, о которых говорилось выше, многие согласятся. Им, как и А. И. Корейко, не хочется уехать в «чудной решетчатой карете»».


Собственно, этой проблеме — как вернуть миллиарды, выведенные из России за рубеж — посвящена целая книга. «Охота на банкира» называется.

Оригинал
Ивменно о таких персонажах я пишу в «Охоте на банкира», они стали ее главными антигероями.



Подробности об уголовном деле бывшего главы украинской компании «Нафтогаз» и «завхоза Кучмы», которого арестовали в Москве обвинению в мошенничестве в особо крупном размере, приводят информационные агентства.

Со своей стороны, замечу, что Бакай, как и все мошенники международного масштаба, очень любил вкладывать украденные деньги в европейскую недвижимость. Но, в отличие от большинства «коллег по цеху», которые предпочитают Лондон или Лазурный берег Франции, он почему-то прикипел душой к немецкому Баден-Бадену, где скупал отели и виллы.



Оригинал

Вот так в 2012 году мы открывали набережную Профессорского уголка Алушты после реконструкции, проведенной на наши пожертвования. Я тогда сказал жителям, что мы победим Монако, у нас будет круче.



К сожалению, в те времена не удалось завершить начатое. Большая часть набережной приобрела цивилизованный, европейский вид (правда, к общественным туалетам тут же чудесным образом пристроились «левые» кафе, которые построили за мой счет, и за «0» рублей «0» копеек приватизировали…). Вопреки клятвенным обещаниям тогдашних властей, небольшой участок южнее угла с улицей Глазкрицкого так остался нагромождением шалманов и помоек. Вот что писал об этом известный блогер Илья Варламов.

Потребовалось пять лет и возвращение Крыма в Россию, чтобы власти, наконец, приступили к окончательной расчистке прибрежной зоны. Если все пойдет по плану, к следующему сезону набережная Профессорского уголка может приобрести вот такой вид:












Реновация набережной, в свою очередь, позволит начать реализацию масштабного инфраструктурного проекта – создание курортно-рекреационного эко-кластера «Крымниевая долина», о котором я недавно упоминал. Надеюсь, на этот раз получится. Хотя меня несколько удручает тот факт, что тема увеличения для меня ставки аренды земли в 13 (!) раз пока не умерла. Власти Алушты любезно загнали меня в суд, где этот вопрос будет решаться в ноябре.

Оригинал
Сегодня «Коммерсант» подводит неутешительные итоги экспериментов по санации проблемных банков в России:

«Fitch Ratings 26 сентября презентовало доклад о трансформации российской банковской системы, где оценило эффективность действующих санаций — тех, что проводились Агентством по страхованию вкладов через кредитный механизм. Он действовал с 2008 до середины 2017 года (выдача займа инвестору на десять лет под 0,5% годовых). По подсчетам Fitch, 10 проектов из 30 последних санаций закончились плачевно — санаторы сами обанкротились или были санированы («Открытие», Бинбанк, Татфондбанк и Пробизнесбанк оздоравливали 10 проблемных банков). При этом 20 оздоравливаемых банков не показывают достаточной прибыли для того, чтобы вовремя восстановить капитал. По оценке Fitch, на санацию банков с 2014 года потрачено 1,14 трлн руб., на выплаты вкладчикам банков, лишенных лицензий,— 1,6 трлн руб. При этом по расчетам аналитиков прямые потери государства от банкротства банков были бы на 500 млрд руб. меньше, чем в итоге было потрачено на санацию».

Продробнее

Наш банк тоже когда-то занимался санацией. Эта история подробно описана в моей книге «Охота на банкира»:



«...она [история] началась осенью 2008 года, когда мировой финансовый кризис, спровоцированный крахом одного из крупнейших в мире инвестиционных банков Lehman Brothers, бумерангом ударил по российской экономике. В России ситуация была более угрожающей, чем в 1998 году. Фондовый рынок обвалился, акции ≪голубых фишек≫ обесценились, банки начали испытывать проблемы с ликвидностью.

Государство решило вмешаться. Но на начальном этапе не были предприняты системные антикризисные действия. Закон ≪О мерах по стабилизации банковской системы≫, сделавший Агентство по страхованию вкладов ответственным за санацию и спасение ≪проблемных≫ банков, появился лишь в ноябре 2008 года. Решения властей в каждом конкретном случае принимались в пожарном порядке и в ручном режиме.

Одним из таких случаев стал «Российский капитал». Этот крупный банк имел большую филиальную сеть и несколько десятков тысяч вкладчиков. В сентябре он перестал проводить платежи клиентов, или, говоря бухгалтерским языком, «сел на картотеку». Банкротство. В условиях «мирного времени» Центробанк в этом случае обязан был ввести временную администрацию с последующим отзывом лицензии, а Агентство по страхованию вкладов — расплатиться с вкладчиками. Однако в той ситуации банкротство большого банка точно вызвало бы «эффект домино» — вкладчики других кредитных учреждений бросились бы забирать деньги, и произошел бы коллапс всей финансовой системы. Поэтому власти решили применить механизм санации. К нашему банку, который на тот момент был самым надежным не только в России, но и, наверное, в мире (соотношение капитала к активам превышало 50%), обратились руководители Минфина и Центрального банка с просьбой взять временные льготные деньги и провести санацию.

Технически это сделали так: Национальный резервный банк купил «Российский капитал» у его владельцев за символические пять тысяч рублей. ЦБ разместил в НРБ депозит в размере 300 миллионов долларов (рублей почему-то не было, и мы вскоре «влетели» на курсе — санацию-то мы проводили в рублях). Заемные деньги НРБ должен был через несколько лет вернуть Центробанку с процентами — шесть годовых. В случае с «Роскапом» оценить дыру в его балансе мы точно не могли — на изучение документов банка и оценку его финансового состояния нам дали три дня. Авантюра чистой воды.

Владельцем «Роскапа» был 50-летний Алексей Иващенко — бывший экономист кредитно-планового отдела Ульяновского отделения Госбанка СССР, поработавший затем в центральном аппарате Госбанка и в Жилсоцбанке. В 1990-е годы он успел побывать вице-президентом того самого Мосбизнесбанка, который усиленно разворовывали «эффективные менеджеры» во главе с Букато. Освоенные там навыки Иващенко успешно применил на новом поприще.

В 2005 году он засветился в средствах массовой информации в связи с тем, что играл роль «живца» в проводившейся ФСБ спецоперации: в ходе встречи с ним в гостинице «Балчуг» были арестованы сотрудники Федеральной налоговой службы и московского управления ЦБ. Они вымогали у Иващенко пять с лишним миллионов долларов за прекращение дела о неуплате банком налогов на два миллиарда рублей (налоговая служба хотела взыскать с «Роскапа» НДС, который банк не заплатил с операций с драгоценными металлами). В результате «решалы», которых взяли с поличным, получили внушительные сроки — десять и восемь лет лишения свободы соответственно (при этом банк в бюджет так ничего и не заплатил). После этой операции у Иващенко «сложились отношения» со Службой экономической безопасности ФСБ России (Управление «К» — «Контрразведывательное обеспечение кредитно-финансовой сферы»).

Уже при первом знакомстве с «Роскапом» возникли подозрения, что это банк непростой. Но просьба Минфина и ЦБ была весьма настойчивой, и мы согласились. НРБ «залил» санируемый банк своими деньгами, предоставив межбанковский кредит. Разморозили картотеку — возвращали депозиты, обслуживали счета, расплачивались по векселям и т. д. Пришлось также выкупить один к одному часть кредитного портфеля «Роскапа», который был частично дефолтным. Иначе говоря, деньги нашего банка шли на погашение долгов другого банка. Общие потери НРБ при санации составили более 1,2 миллиарда рублей. Брали, что называется, «кота в мешке» — вот и поплатились.

Вскоре мы обнаружили, что «Роскап» был фабрикой по «распилу» и отмыванию. Топовые сотрудники банка получали завышенную зарплату и часть ее сносили в черную кассу (до полутора миллионов долларов в месяц). Деньги шли на откаты клиентам из числа руководителей ГУПов и МУПов за хранение остатков по заниженным ставкам. Банк вел отдельную, вторую бухгалтерию по кредитованию — официальная ставка была 6% при реальной 20%. Деньги отмывали через Кипр, Латвию, не брезговали и Северным Кипром (4,5 миллиона долларов), куда обычно обращаются только «бизнесмены» из Колумбии. Открытием для нас стало участие в отмывании банков Белоруссии.

Выяснилось, что банкротство «Российского капитала» произошло вовсе не из-за «неблагоприятной конъюнктуры на мировом финансовом рынке» и не из-за «ошибок в инвестиционной политике», а стало результатом прямых хищений денег клиентов и вкладчиков, которыми занимались прежние владельцы и руководство «банка». В общей сложности по различным схемам они вывели в офшорные компании 5,4 миллиарда рублей. Именно из-за этой пробоины банк и пошел ко дну.

Речь шла о банальном мошенничестве и воровстве. Я обратился в правоохранительные органы с просьбой о расследовании. Вскоре отовсюду пришли отписки, говорящие, что оснований для возбуждения уголовного дела не усматривается. Заместитель начальника Управления «К» СЭБ ФСБ генерал Егоров написал мне, что «каких-либо данных о преступлениях, относящихся к компетенции органов ФСБ России», в моем обращении не содержится.

Подозрения усилились, когда в комиссии по контролю расходования выделенных банкам денег господдержки на ЦБ начали оказывать давление, требуя «отобрать «Российский капитал» у Лебедева», поскольку он, мол, не занимается его «оздоровлением». Весной 2009 года ЦБ под давлением «правоохранителей» настоял, чтобы мы передали «Роскап» Агентству по страхованию вкладов, а взятые взаймы деньги вернули досрочно. ЦБ и АСВ, впрочем, провели проверку, в ходе которой установили, что НРБ все делал правильно.

Итак, мы санировали объект, добавив к заемным (и потраченным на санацию) средствам собственные деньги. Объект у нас отобрали. Заемные средства, дававшиеся на десять лет, заставили вернуть через пять месяцев
[Иными словами, НРБ – единственный из когда-либо привлекавшихся государством к санации банков, который полностью расплатился с государством. И он же – единственный, кто «огрёб» по полной программе. Все остальные – как «санаторы», так и «санируемые» — чувствуют себя очень хорошо]. Мы не смогли взыскать с ЦБ свои убытки, хотя и судились. А восстановленной платежеспособностью «Российского капитала» воспользовалось АСВ — они сделали банк своей опорой. При этом государство в лице АСВ не стало разбираться в мошеннических схемах и привлекать прежних хозяев банка к ответственности.

А в дополнение (и в назидание) к моим попыткам добиться правосудия спустя полтора года силовики нагрянули в мой офис с «маски-шоу». Правильно, не надо инициировать расследования хищений в «Российском капитале» и других банках!


Или все-таки надо?

P.S. Меня читатели спрашивают: а кто на кого охотится? Ясень пень, все эти годы «они» охотились на меня за то, что я расследовал их «делишки». Интересно, мы поменяемся ролями?

Оригинал

Пусть не обижается на меня бывший школьный товарищ Саша М., но феерическая история с банкротством банка «Открытие» стала для меня настоящим открытием (извиняюсь за каламбур) и породила массу неудобных вопросов.



Я не оговорился – речь идет именно о банкротстве. Как выяснил «Коммерсант», обороты банка с регулятором для поддержки ликвидности превысили 13 трлн руб. При этом общая задолженность банка перед ЦБ на 1 сентября достигла 1 трлн руб. (29 августа ЦБ оценивал предварительный объем докапитализации «Открытия» для восстановления деятельности в 250–400 млрд руб.).

Таким образом, тот факт, что сегодня банк по-прежнему работает и выполняет обязательства перед клиентами, является заслугой исключительно государства. Точнее – нас с вами, налогоплательщиков, чьими деньгами затыкают рекордные дыры в его балансе. А вот кто «проел» эти дыры – большой вопрос, которым, почему-то, никто не интересуется. Ни регулятор, ни правоохранительные органы, ни вездесущая либеральная пресса. Как говорил «не настоящий» царь Иван Васильевич Бунша в поучительной комедии Леонида Гайдая, «государство не обеднеет».

Последние десять лет я активно интересовался сотнями подобных случаев. За эти расследования мне много «прилетало» от различных «крыш» мошенников от банковского бизнеса – силовых и криминальных, что стало одним из сюжетов моей книги «Охота на банкира», которая скоро выйдет в широкий прокат.



С моей точки зрения, ответственность за судьбу банков несут их владельцы, ведь они привлекают чужие деньги под обязательства, которые должны выполнять. Когда против меня была развернута кампания травли и в Национальный Резервный Банк прибежали клиенты за деньгами, я продал активы на полтора миллиарда долларов и со всеми расплатился. К сожалению, в подавляющем большинстве случаев «коллеги» предпочитают действовать иначе – они присваивают чужие деньги, уезжают за границу и там объявляют себя «борцами с тоталитарным Мордором и режимом Путина». Наиболее яркие и нашумевшие случаи – Бородин из Банка Москвы, Пугачев из «Межпромбанка», Беджамов из «Внешпромбанка», Мотылев из целой «плеяды» банков, Юров из «Траста», Алякин из «Пушкино», Швец из «Пересвета». И прочая, прочая.

Однако в этих случаях власти хотя бы начинают их вяло преследовать – возбуждаются уголовные дела, арестовывается имущество в России и подаются иски в суды зарубежных юрисдикций о взыскании похищенного. В истории с уважаемыми и рукопожатными акционерами «Открытия» все как-то странно. Люди, которые довели его до самой масштабной (по объему пропавших денег) катастрофы в истории российской банковской системы, чувствуют себя вполне комфортно. М., например, нескромно блистает в очередном «списке Forbes» с $2,5 млрд. личного состояния.



Не так давно он обзавелся суперяхтой Kibo за $85 млн., где столик для гостей на верхней палубе в VIP-лаунже покрыт кожей рыбы-иглобрюха – видимо, для дискуссий об общественном благе и справедливости.



Впрочем, уверен, что угрызения совести М. не чужды – не случайно же он так странно вел себя на вечернем эфире у Ивана Урганта.



Надеюсь, Михаил Задорнов, который сейчас занимается расчисткой авгиевых конюшен «Открытия», разберется в том, куда пропал триллион, а государство примет меры, чтобы вернуть его обратно.

Однако этот вопиющий случай еще раз свидетельствует о том, что на законодательном уровне необходимо срочно закрепить правило, по которому банкиры отвечают по обязательствам не только своей репутацией (которая, как выясняется, у нас ничего не стоит), но и всем, что нажито «непосильным трудом».

Оригинал
Дело было четыре года назад, история тогда подробно описывалась в прессе. В тот момент я находился под мощнейшим ударом силовой крыши криминальных банкиров, которые пытались захватить мой банк, уничтожить бизнес и репутацию. За небольшой промежуток времени в СМИ и интернете были опубликованы тысячи пасквилей, призванных стереть меня в порошок. Это – один из сюжетов книги «Охота на банкира», которая скоро выйдет в издательстве «ЭКСМО».

Несмотря клеветническую кампанию, обыски и «маски-шоу», Национальный Резервный Банк устоял. Я продал с большим дисконтом активы на миллиард долларов, и расплатился с клиентами – в отличие от сотен банкиров-мошенников, которые даже в тепличных условиях предпочитают разворовать клиентские деньги и свалить за кордон, оставив вкладчиков на шее у Агентства по страхованию вкладов. Это вообще главный признак надежности банка – возможность в любой момент, при любом, даже «идеальном» шторме расплатиться по обязательствам.

Большая часть «чернухи» против моего бизнеса была анонимной. Но Тиньков решил пнуть публично, и в одном из интервью заявил, что Лебедев, дескать, — «производная коррупции», а все проблемы у меня из-за того, «административный ресурс закончился». И вообще лучше мне «валить в Лондон, а то он только позорит нас, настоящих русских предпринимателей». Я выкатил Олегу Юрьевичу иск с шестью нулями. Опасаясь проиграть в суде (генезис моего бизнеса и связанные с ним перипетии подробно описаны в упомянутой выше книге), Тиньков приехал ко мне в офис и попросил прощения. Я согласился, и отозвал иск.

Похожая история была у меня когда-то с телеведущим Андреем Карауловым, который в своей программе «Момент истины» отработал заказ жуликов и бандитов (здесь можно почитать, о ком идет речь), разворовывавших выделенные на авиапром бюджетные деньги. Так как наша с государством компания «Ильюшин Финанс» деньги не воровала, а реально заказывала новые воздушные суда на отечественных заводах, они устроили наезд с помощью «оборотней в погонах» из прокуратуры. Караулов же обеспечивал информационное прикрытие, обвиняя меня в «развале отрасли». Причем делал он это с такими фальсификациями, что против него было возбуждено уголовное дело за клевету, и «правдорубу» реально светило небо в клеточку. Андрей тоже попросил прощения. И я вновь согласился.

В нынешней истории Тинькова с блогерами смущает один момент. Я вполне допускаю, что ведро помоев, которым окатили известного бизнесмена, кто-то этим ребятам дал, причем не бесплатно. Однако, когда на меня каждый день выливали тонны гораздо более убойной грязи (например, обвиняли в том, что я травлю население радиоактивной картошкой, изнасиловал девочку из вятской деревни, отмываю в банке деньги наркомафии, являюсь агентом британской разведки и т.п.), я прилежно обращался в правоохранительные органы с заявлениями о клевете и писал в Роскомнадзор с просьбой заблокировать соответствующие ресурсы в интернете. В ответ было лишь гробовое молчание, иногда – отписки. А тут – уголовное дело, обыски и блокировка ролика, причем без всякого решения суда.

Такая странная избирательность волей-неволей наводит на мысли об «административном ресурсе», который Тиньков некогда приписывал мне. Самое неприятное, возникают подозрения, что в данном случае этот самый ресурс неформально «мотивирован». Просто дежа вю, 90-е годы.

Шейм он ю, Олег Юрьевич!

P.S. Этот текст навеян излишней привязанностью Олега Тинькова к роскоши: яхтам, виллам и самолетам. Человечество постепенно вырабатывает в общественном мнении своего рода универсальный порог личного потребления для людей, которые зарабатывают миллиарды. Надо брать пример с людей, которых богатство не испортило, эдаких Уорренов Баффетов — они ездят на такси у себя в Омахе и тратят деньги на благотворительность.

Оригинал

Постепенно Полыхаев разохотился и стал все чаще и чаще пускать в ход свою универсальную резолюцию. Дошло до того, что он отвечал ею на выпады, происки и бесчинства собственных сотрудников: Например: «В ответ на наглое бесчинство бухгалтера Кукушкинда, потребовавшего уплаты ему сверхурочных, ответим…» Или: «В ответ на мерзкие происки и подлые выпады сотрудника Борисохлебского, попросившего внеочередной отпуск, ответим» и так далее. И на все это надо было ответить повышением, увеличением, усилением, уничтожением, уменьшением, общим ростом, отказом от, беспощадной борьбой, поголовным вступлением, поголовным переходом, поголовным переводом, а также всем, что понадобится впредь.

Илья Ильф, Евгений Петров. «Золотой теленок»

На прошлой неделе нам посчастливилось поведать читателю об удивительных открытиях, связанных финансовыми махинациями вокруг ялтинского театра им. А.П.Чехова, который силами неизвестных коммерсантов-тимуровцев был восстановлен из руин. Собственником всего имущества театра (в общей сложности на 1,5 млн. долларов — от микрофонов на сцене до стульев в буфете) на настоящий момент являюсь я. Специально написал относительно махинаций: «неустановленные лица». Уволенный «неустановленный директор», впрочем, почему-то немедленно принял это на свой счет и начал раздавать гневные интервью крымской прессе:

«В своем обвинении, которое я расцениваю в том числе и как оскорбление руководства театра им. А. П. Чехова, Александр Лебедев не приводит ни одного конкретного факта. Мы со своей стороны готовы предоставить официальные документы по каждому пункту обвинения. Этими вопросами немедленно займется наш юрист».

Источник

Фактов немало, они конкретны, однако «схемами», достойными топ-менеджеров «Геркулеса» из «Золотого теленка», должны заняться люди, у которых есть «чудная решетчатая карета». В этой истории меня особенно покоробил морально-этический аспект. 21 марта 2014 г., через пять дней после референдума о воссоединении Крыма с Россией, в «Российской газете» было опубликовано интервью с «директором», в котором он отметил:

«Только благодаря российским бизнесменам 10 лет назад была проведена грандиозная реконструкция — теперь наш театр уютен, технологичен, комфортабелен, он мог бы украсить собой не только Ялту, а любой город мира».

Источник

Sic transit gloria mundi! Какие-то «неустановленные» бизнесмены, причем во множественном числе… Человек забыл фамилию владельца компании, сотрудником которой он являлся (юридически театр — филиал «Коммерческой компании», дочерней структуры Национальной резервной корпорации)? Ну вот и мы его имя также предадим забвению. Как говаривал Собакевич, «один там только и есть порядочный человек: прокурор; да и тот, если сказать правду, свинья».

Эту амнезию, впрочем, объясняет другой документ. В тот же день, 21 марта 2014 г., «неустановленный директор» направил министру культуры РФ Владимиру Мединскому интересное письмо, где, щеголяя именем президента России (который действительно был инициатором восстановления театра), повесил на меня вполне конкретных «собакевичей»:

Про «нерентабельность» и «хозрасчет» означенный «директор» и его родственники, контролирующие присосавшиеся к театру конторы, пусть рассказывают людям «с холодной головой, горячим сердцем и чистыми руками». Меня лично привел в недоумение пассаж о том, что Лебедев (негодяй!), оказывается, вконец разорился и пытался тайно отдать «Форпост русского театрального искусства» в «подчинение»... властям Украины.

Обвинение в духе времен борьбы с «врагами народа», «вредителями-изменниками» и «шпионами-убийцами». По форме — в чистом виде донос. И, как это было у «бдительных граждан» в 30-е годы, мотив тоже понятен. Тогда стучали, чтобы занять освободившуюся комнату в коммуналке, теперь — целый «форпост». Ведь смысл доноса — надо немедленно театр у этого бандеровца забрать. После чего передать «неизвестным лицам» — это не написано прямо, но подразумевается.

Хм… Совсем недавно старина Мёрдок в своей газете The Times обвинил меня в том, что в «аннексии» Крыма не обошлось без «шпиона КГБ в российском посольстве в Лондоне Лебедева» (a KGB spy at the Russian embassy in London, Mr Lebedev). Перед нами «двойной агент», получается.

И еще кое-что прикольное в связи с ялтинским театром. Прочитал на днях очерк Ольги Нагорной в «Крымской газете». Она, в частности, пишет:

«Сегодня никто не отрицает, что Александр Лебедев на фоне многих отечественных бизнесменов выглядит более чем прилично благодаря масштабам своего меценатства. Но мы помним, что Лебедева всегда занимал курортный ресурс республики. Косвенным подтверждением этого, видимо, можно считать то, что в разработке схемы, уточняющей, какие объекты в 100-метровой прибрежной зоне города пойдут под снос, а какие устоят, участвовали не только архитекторы республики и архитекторы Алушты, но и, по информации горадминистрации, так же участвовали архитекторы господина Лебедева».

Источник

Уважаемая Ольга! Я не только театр им. А.П.Чехова, но и все свои крымские проекты никогда не рассматривал как коммерческие. Да, ваш покорный слуга был и остается крупнейшим частным инвестором в курортную индустрию полуострова. В Алуште построен целый кластер, включающий сеть отелей, аквапарк, рестораны, кафе и пр. В наступающем году отроются два отеля, крупнейшая в Европе Спа-клиника натуротерапии, два киноконцерных зала по 500 мест, галерея современного искусства, сеть здоровой и доступной еды «Петрушка» и многое другое. Об этом я недавно писал.

Но Крым, сознаюсь, — не то место, где инвестиции в «курортный ресурс» (это на русском?) могут принести доход. Если вы хотите заработать деньги — стройте, как один наш госбанк, отели на Мальдивах. Там это проще с точки зрения бюрократических барьеров, дешевле с точки зрения капитальных затрат и несравнимо интереснее с точки зрения прибыли. Номер в апартаментах категории «пять звезд» стоит 2,5 тыс. долларов в день, а зарплата горничной — 100 долларов в месяц. И сезон — круглый год, а в Крыму — три месяца, после чего все заработанные деньги (в этом году — меньше 60 млн. рублей на 200 млн. долларов инвестиций) уходит на содержание простаивающей инфраструктуры и персонала. Уровень налогообложения — более 30 процентов, но не с прибыли, а с оборота (НДС, имущество, коммуналка, земля, ФОТ и пр.). Мои отели всегда работали либо в убыток, либо в «ноль». Благотворительность (например, театр им. А.П.Чехова в Ялте или храм-маяк в Малореченском) — это не из прибыли моих крымских объектов, а из личных средств.

Для меня Крым — это социальный проект, дело репутации. Ну, нравится человеку это место на Земле.

В 2012 г. я за свои деньги реконструировал набережную Профессорского уголка, и подарил ее Алуште. К сожалению, тогда проект не был закончен — часть набережной приобрела вполне европейский вид, но на одном участке власти не дали снести помойки и самострой. Надеюсь, теперь, когда руководство Крыма решительно взялось за благоустройство Южного берега, у нас все получится. А труд «архитекторов господина Лебедева», которые принимают участие в разработке ППТ (проекта планировки территории) — это тоже подарок городу, почетным гражданином которого я являюсь. Проектные работы стоят денег, дорогие журналисты. Не говоря уже о самом обустройстве набережной после скорого, надеюсь, сноса помоек.

Александр Лебедев, д.э.н.

Оригинал

Возмещать этот ущерб придется рядовым гражданам Украины, их детям, внукам и правнукам (а, возможно, и праправнукам).



Глава Национального банка Украины Валерия Гонтарева оценивает «дыру» в капитале национализированного Приватбанка, крупнейшими акционерами которого были украинские миллиардеры Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов, в 148 млрд гривен (около $5,6 млрд по текущему курсу). Она отметила, что Приватбанк почти год не выполнял норматив обязательного резервирования, а просроченная задолженность перед регулятором по стабилизационным кредитам достигла 14 млрд гривен, а общая задолженность — 19 млрд гривен. «Более 97% корпоративного портфеля, который составлял 150 млрд гривен на 1 апреля 2015 года, были кредитами, связанными с акционерами компании», — сказала глава НБУ.

Источник

Иными словами, Коломойский вывел из «Привата» на свои «бизнесА» те самые $5,6 млрд., и спокойно уехал в Швейцарию («украл – выпил – в Лондон»). Причем это лишь предварительная оценка. В таких масштабных аферах конечная сумма украденного, как правило, оказывается больше.

Расплачиваться будут все граждане Украины, ведь власти незалежной приняли решение не банкротить банк, а «спасать» его через национализацию. Закрывать «дыру» государственными деньгами, ну и на время взять взаймы у многострадального МВФ. Вся доходная часть бюджета Украины на 2017 г. – 706 млрд. гривен. Выходит, Коломойский «вынес» из бюджета беднейшей страны Европы более 20%. Это мировой рекорд.

По сообщениям СМИ, правительство собирается для затыкания «дыры» выпустить облигации займа, то есть еще больше увеличить госдолг, который уже приближается к 100% ВВП. Россиянам, напомню, украинское правительство должно $3 млрд. Эти деньги попали в бюджет страны, были потрачены на социальные нужды и официально признаны МВФ суверенным долгом. Не исключено, что часть этих денег пошла на стабкредиты Нацбанка Украины «ПриватБанку». Украина возвращать деньги отказывается, предпочитая судиться в Лондоне, платить огромные гонорары юристам и, в конечном счете, отдать не только сам долг, но еще заплатить пени и штрафы.

Ни официальные лица, ни правоохранительные органы в Киеве даже не ставят вопрос о привлечении Коломойского в уголовной ответственности (ну не может же быть, чтобы они хотели сначала решить проблемы «Приват-банка» госденьгами, а потом сами «приватизировать» его за две копейки?).

Это отличный кейс для международной аникоррупционной полиции, о которой я писал в New York Times.

Может, если многочисленные украинские «антикоррупционные» ведомства закрывают глаза на Коломойского, им стоит заняться российской генпрокуроре? Она недавно заявила о готовности возглавить «движение» и начать возвращать украденные и спрятанные за границей деньги. Ну вот, хотя бы эти 3 млрд.долларов. В целом Россия вложила в «незалежную экономику» более 60 млрд. долларов (ВЭБ, Сбербанк, ВТБ, Татнефть, Русал и т.п.) – думаете, читатель, еще не все эти деньги «помножены на «0»? Ну-ну.

Теперь почитайте заявление, написанное в прошлом году по более мелкому, но весьма показательному «делу», связанному с Коломойским и моими бывшими чудо-манагерами:





«Крыша» у Коломойского, похоже, есть не только на Украине, но и в нашей стране – хода заявлению в ФСБ и СКР не дали. Хотя, возможно, она, эта крыша, в уходящем году рухнула?

Ну вот так интересно.

И теперь еще раз в ответ на вопрос по этой нашей с проф. В.Иноземцевым публикации…

Суд аудиторов.JPG

Да-да, эти 6 млрд. долларов, присвоенных гг. Коломойским и Боголюбовым, и есть часть того ежегодно «исчезающего» и вновь «обнаруживающегося» триллиона долларов.

Громадяни, що будемо робити?

,a href=http://alex-lebedev.livejournal.com/771510.html>Оригинал
«Это машина Р., а он взяточник»

Сегодня у меня день варенья. Только хотел в кругу семьи отдохнуть от проблем с удобрениями для картофелеводов в России, запорной арматурой для атомных станций и возвратом на Родину ста миллиардов долларов, украденных мошенниками из российской банковской системы… Ан нет! Сижу, пишу этот пост. О чем? О жуликах, естественно.

Мне повезло стать одним из крупнейших частых инвесторов в Крыму. На юге Франции или Мальдивах я бы сказочно обогатился, но что-то в душе подсказывает мне — так куда правильнее… Помимо санаторно-курортной сферы, мы занимается обустройством культурной среды: возведен храм-маяк Св. Николая Мирликийского в Малореченском, ставший одной из визитных карточек Крыма, в планах – открытие киноконцертных залов более чем на 700 мест, галереи современного искусства на набережной Алушты и этнографического Музея дружбы народов. Недавно рассказывал об этом.

Еще больше повезло, что бывшие власти Украины, требовавшие взятки и за право восстановить театр А.П.Чехова в Ялте, канули в небытие. В 2006-2008 гг. за счет моих личных средств (более 10 млн. евро) театр был воссоздан из руин. Ему возвращен как исторический архитектурный облик, так и подарен современный сценический комплекс, способный осуществлять постановки любого уровня сложности.





За эти годы театр стал площадкой для выступлений известнейших российских творческих коллективов, международных фестивалей, по моему приглашению его посещали звезды мирового театрального искусства, в том числе Джон Малкович и Кевин Спейси.



При этом земельный участок и здание театра после реконструкции были переданы в аренду на 47 лет подразделению Национальной резервной корпорации на Украине – ООО «Коммерческая компания», которая выступает собственником имущества и является уполномоченным юридическим лицом, осуществляющим финансово-хозяйственную деятельность. Управлением театром занималась дирекция филиала «Коммерческой компании» в Ялте, которой я доверял.

Сейчас читаю акт проведенной в октябре-ноябре комплексной ревизии и испытываю культурный шок. Ревизия выявила многочисленные злоупотребления «неустановленных лиц». Хозяйственная деятельность осуществлялась через конторы (например, ООО «Ялтинский театр им. А.П.Чехова»), не имеющие ко мне никакого отношения. Благотворительные пожертвования от организаций и частных лиц направлялись в организации, также не связанные с театром (в частности, «Международный фонд развития культуры и искусства» и «Резервный фонд развития театрального искусства») и использовались не по назначению. В довершение всего, ушлые граждане попытались просто переоформить договор аренды и имущество театра на свою подставную контору.

Судя по всему, дурные привычки прежней украинской власти оказались для них заразительными. За годы работы в Крыму, особенно в период Януковича, я много раз сталкивался с попытками со стороны недобросовестных менеджеров «отжать» наши объекты. Однако тогда речь шла о коммерческой недвижимости. Рейдерский захват учреждения культуры – это для меня открытие. Но проходимцы, видимо, плохо изучили мою биографию, и думали, что все это сойдет им с рук. Что они будут и дальше скирдовать наличность на счетах своих фирм, а для общественности прикидываться бедными церковными мышами, которые «не корысти ради», токмо из любви к искусству занимаются своими темными делишками.

В общем, у Театра им. А.П.Чехова в Ялте будет новое руководство, назначенное по согласованию с министерством культуры Крыма и администрацией города. Я также обратился к городским властям с просьбой переоформить договор аренды со своей дочерней организации напрямую на Национальную резервную корпорацию, что облегчит решение финансовых вопросов, связанных с развитием театра.

На всякий случай еще раз — я против коррупции, и борьбой с ней занимаюсь не один год.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире