Простились с Доренко. Оказывается, он завещал развеять часть своего праха на горе Митридат в его родной Керчи.

Я звонил ему, когда делал передачу о Керчи, с просьбой рассказать немного о городе. Он ехал на мотике после своего «Подъёма», остановился на обочине и без подготовки задвинул абсолютно гениальный 15-минутный текст о керченской жизни, который можно прямиком, без редактуры и правок, ставить в любой путеводитель по Крымскому полуострову.

Там и «гордая хамса со спиной toro bravo», и «упругая, как двадцатикилограммовый эспандер, керченская сельдь», и пляжи, и архитектура с историей, включая ту самую гору Митридат. Выложил его рассказ отдельно на YouTube.

Сергей Доренко:Представьте себе фразу: «Москва воевала с Древним Римом». Абсолютно невозможно. Или — «Петербург воевал с Древним Римом». Просто смешно. И Петербург, и Москва рядом с Керчью – это просто Колхоз имении 22-го партсъезда. Два недавних, небезошибочных образования, которые, может быть, и исчезнут, а вот Керчь – ровесница Рима, ей 27 веков.

Когда Ромул и Рем кормились молоком волчицы, в это же самое время милетцы, греки из Милета, из Передней Азии, высадились в Керчи и основали мой город. Этот город воевал с Римом и, кстати, говоря, успешно воевал. Было несколько Пунических войн, поэтому мы такие геройские ребята.

Представьте себе, насколько серьезная эта земля, если свежее, последнее строение, которое там находится, это греческая церковь восьмого века. Ну, прикиньте, восьмой век Новой эры, когда христианства на Руси ещё не было, а Керчь к этому времени существовала уже полтора тысячелетия. Вот такой город, наверно, древнейший в этой части Света.

Кроме этого, мы, керчане, воевали с москвичами. Мы оппонировали москвичам на Куликовом поле, когда два татарских князя воевали за престол. Сергий Радонежский, Пересвет, Челубей – все вот эти вот битвы были при деятельном участии керчан, которые воевали тогда против Москвы, потому что мы, Керчь, тогда принадлежали Генуе, и мы как генуэзцы в это время были наняты одним из татарских вождей для того, чтобы воевать против другого татарского вождя, за которого были москвичи. Так что на Куликовом поле вы, москвичи, видели нас через прорези в своих шлемах.

Вот такая Керчь, в которой вдобавок была дизентерия, холера, все ужасно. Но мы гордимся своими бычками, которые клюют чуть ли не на окурок. Очень легко рыбачить: бычок берет почти все. Мы гордимся ужасно своей селедкой. Понимаете, в чем дело, если вы возьмете любую селедку, не керченскую, вы можете размазать ее пальцем, это отвратительная слизь. Но керченская селедка — это как двадцатикилограммовый эспандер, она вся напружиненная, она вся невысказанная желанием быть съеденной, но в то же время прожеванной, потому что она вся упругая – мышцы и сало, мышцы и сало! Невероятная керченская селедка…

А что вы скажете о хамсе? Люди во всем мире едят маленьких рыбешек, называют их анчоусами, называют их по-всякому, например, балтийской килькой – что может быть более омерзительного? Или каспийской килькой — что может быть более унизительного? Но вы посмотрите на керченскую хамсу. Она гордо из Азова проходит в Черное море, и спина у нее, как у буйвола, если вы позволите мне это сравнение. Вы посмотрите бои быков в Испании: вот у каждой керченской хамсички, у нее такая же спина как у toro bravo, как у боевого быка в Испании, вы понимаете? Это спина, в которую можно впиться зубами. Это крошечная, микроскопическая рыбка, но с мясом на спине.

Мы гордимся всем, что у нас есть. У нас есть гора, она называется Митридат, в честь одного из наших царей. В ней 97 метров высоты, прикиньте, 97 метров. Но мы гордимся каждым сантиметром. Мы знаем, что есть горы и повыше, но, простите, на них нет городищ 27-вековой давности, а у нас на Митридате городище 27-вековой давности.

У нас скверный климат, вот что, я хотел пожаловаться на Керчь. У нас ужасный климат. Ведь к нам вдоль Кавказского хребта, по северным его склонам, проникает омерзительный кавказский климат. И мы, конечно, горюем, потому что от Ялты до Фороса климат в Крыму хороший, но Керчь, по несчастью, обделена, и к нам приходят кавказские ветры, кавказский климат. И в этот момент закрывают переправу, потому что наш Керченский пролив не очень-то глубокий, его разбалтывает ужасно.

И мы горюем, потому что эти кавказские ветры ужасные. А где они родятся, мы не знаем. Они родятся, может быть, где-нибудь в Казахстане, где-нибудь в Заволжье, где-то совсем далеко и потом, как через трубу, пролетают через Северный Кавказ, ударяются о горы и стремительно, страшно прилетают в Керчь, раскачивая море. У нас даже зима бывает. У нас есть недели две-три со снегом, верите ли? Он сходит, конечно, но недели три в году можно найти снег.

Еще у нас есть полуостров, отдельный, свой, Керченский. Есть же Крымский полуостров, а есть Керченский полуостров. И вот Керченский полуостров – это место вполне себе таинственное, удивительное и все еще неисследованное, потому что человек, попадающий в Керчь, либо остается в Керчи, либо устремляется в Феодосию и дальше, дальше, дальше… Если бы у меня было время и если бы у меня был хороший эндуро-байк, чтобы проехать весть этот Керченский полуостров, ведь он безводный почти… Верите ли, там собираются какие-то странные секты, собираются вокруг мест силы. Там грязевые вулканы. У нас на Керченском полуострове – грязевые вулканы! Причем не все из них исследованы. То есть, прикиньте, лечебная грязь из земли клокочет, сочатся лечебные воды, пахнущие алхимией, сатанинской какой-то кухней. Керченский полуостров весь пропитан местами силы, невероятными энергиями. Там много диких туристов, но таких, совсем замороченных сектантов, как-то они скрепляют эту силу, в общем, я не знаю как. Вот это Керченский полуостров, который мною до сих пор не исследован еще.

Человек, прибывающий в Керчь, по-настоящему должен сделать две вещи. Во-первых, отведать нашей сельди, керченской сельди. Он должен непременно, если она есть, в сезон, поесть хамсы. Он должен половить бычков или поесть печеночек бычка. Бычка очень много, можно нажарить печеночек прямо целую сковородку.

И вторая вещь – забыть обо всем, понять, что, он в самом древнем месте этой части Света, понять, что он в городе-ровеснике Рима. Дышать этим городом. А потом залезть по горло в воду и постоять в воде. Потому что там у нас так классно, у нас пляжи. Понимаете, в чем дело, люди ютятся на убогих пляжах Ялты, люди оскорбляют себя убогими пляжами Севастополя, люди доходят до низости пляжей Сочи – что может быть ниже? Приезжайте в Керчь, где многие километры песчаных пляжей, природных песчаных пляжей, просто чертовы километры природных песчаных пляжей, понимаете? И вы больше никогда ни ногой ни в Сочи, ни в Ялту, ни в Севастополь, потому что это оскорбляет человеческое достоинство.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире