Даже не знаю, как мне, генетически жопорукому, с ботвой заместо мозга, по версии В. Шендеровича, не разжечь очередной пожар межнациональной любви.

Я ведь только мира хочу, благополучия, температуру в январе +17.

Но слишком уж много нервов по поводу того, кто и как делал революцию.

По-моему, вся эта история могла бы стать отличным поводом для обсуждения, осмысления, серьёзного разговора взрослых людей. Тут вам и годовщина столетняя, чем не повод, красиво — лучше не придумаешь.

Ну если тема такая болезненная, то давайте обсуждать. Это всегда лучше, чем помалкивать политкорректно, а потом бац — и погром.

А пока получается так, что обсуждать нельзя. Нельзя жопоруким браться за щекотливые темы, потому что фашисты же все поголовно, ботва же, традиция такая генетическая.

Вплоть до того, что единственную на сегодня программу (нужную и важную) о национальном вопросе и межэтнических отношениях («Вести FM») ведут очень уважаемые многими Гия Саралидзе, Марат Сафаров и Армен Гаспарян. Хорошие люди, отличные журналисты, классная программа.

Но чего-то не хватает.

Нет?

Да нет, показалось, наверно.

А когда кажется, КРЕСТИТЬСЯ НАДО, ботва жопорукая.

*****

Почти русская притча.

Петр Толстой сказал, и очень много кто начал возмущаться. И часто по делу, обоснованно.

Возмущались еврейские организации, еврейские СМИ, иудейские структуры, центры, движения, журналисты.

Это называется реакцией гражданского общества.

А вот ещё случай был.

Имел один общественный деятель неосторожность ляпнуть что-то спорное про кавказцев, и очень много кто начал возмущаться. Нередко и по делу, обоснованно.

Возмущались кавказские власти, кавказские СМИ, мусульманские структуры, центры, движения, журналисты.

Это называется реакцией гражданского общества.

А вот ещё другой случай.

Сказал один публицист русофобию, гадость прямо, и очень много кто начал возмущаться — в соцсетях.

А организации русские не возмущались, движения не протестовали и структуры с центрами молчали.

Потому что их нет.

*****

Правильно ли я понимаю, что все те, кто осуждает Петра Толстого, однозначно считают революцию злом, ошибкой, преступлением.

А разорение храмов, отбирание церквей у попов — безусловной мерзостью и разбоем.

Ведь если вы обижаетесь на Толстого, значит, он обвиняет людей (и тут совершенно неважно — киргизов, русских, евреев или цыган) в чем-то абсолютно ужасном.

Отсюда следующий вопрос: а давно ли в нашем обществе воцарился долгожданный всеобщий консенсус относительно революции, церкви и советского прошлого.

И как это я пропустил.

Не вы ли, ругающие Петра Толстого, скажете тысячу «но», когда речь зайдёт о расстреле князей, кулаков, священников.

Не вы ли назовёте это великим пробуждением от рабства.

Не вы ли оправдываете красный террор белым.

Не вы ли смотрите в рот Невзорову, с упорством маньяка фетиширующего ненависть к священникам, христианам и церкви.

И если революционеры всё делали правильно, задавая жару зажравшейся шовинистско-клерикальной клике и борясь за права угнетенных, то за что тогда ругать Петра Толстого.

А я скажу за что. За то, что он в ваших глазах олицетворяет власть.

Как, и всё?

Ну да, всё.

Или, может быть, вы страшно страдаете всякий раз, когда некто упоминает о национальности того или иного субъекта?

Точно, это же вы и писали, вот прямо каждый: «Уважаемый Лев Шлосберг, ни хрена ж себе вы загнули про генетических живодеров и потомственных вертухаев».

Нет, не писали?

Вот же ж, чего-то не срастается.

Не срастается.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире