Замоскворецкий суд Москвы сегодня рассмотрел административные дела задержанных 21 февраля, в первый день оглашения приговора по «болотному делу». Судья Наталья Чепрасова оштрафовала режиссера Павла Бардина и академика РАН Виктора Васильева, президента Московского Математического Общества, одного из известнейших российских математиков и автора более 100 научных публикаций.

В коридоре на втором этаже Замоскворецкого суда царила невероятная для подобного места атмосфера. Буквально за несколько минут средний коэффициент интеллекта посетителей вырос экспоненциально: поддержать академика Васильева пришли его коллеги, кандидаты и доктора наук. Кто-то из них был знаком с Васильевым лично, кто-то откликнулся на призыв журналиста Сергея Пархоменко, который на своей странице в социальной сети Facebook предложил всем желающим посетить это заседание. Перед началом слушаний ученые успели обсудить не только насущные проблемы академической науки и публикацию статей, но и задержания в день оглашения приговора по делу о беспорядках на Болотной площади. Так, лингвист Ирина Левонтина посетовала, что не может принять участие в заседании по своему административному делу, поскольку в этот день она должна по приглашению выступить с докладом в Санкт-Петербурге. А биолог и генетик Михаил Гельфанд, некогда входивший в состав Координационного совета оппозиции, поделился идеей бизнеса: поскольку каждый приличный человек в наше время должен если не отсидеть, то хотя бы несколько дней провести в заключении, а время на это есть далеко не у всех, то можно наладить выпуск липовых справок, подтверждающих пребывание за решеткой.

Академика Васильева присутствующие встретили с энтузиазмом. Немного растерянному ученому рассказали, что пока идут слушания по делам, назначенным на полдень, и Васильеву, которого в суд вызвали к 15.20, придется подождать.
— Здесь слушания в порядке живой очереди, как у врача в поликлинике, — объяснила одна из пришедших поддержать математика.

1139406

Пока академик ждал начала разбирательств, он рассказал, что раньше ходил только на массовые акции в декабре 2011 года. В этот раз он не собирался участвовать в митинге, а планировал попасть в зал и послушать, как судья Наталья Никишина оглашает приговор по делу о беспорядках на Болотной площади, однако внутрь здания его не пустили. Он стоял в толпе, когда к нему протянулась рука сотрудника ОМОНа. Его схватили и отвели в автозак. В отделении полиции на него составили протокол по статье 20.2 КоАП «Нарушение установленного порядка организации либо проведения массовых акций».

Внезапно выяснилось, что в том же зале судят режиссера Павла Бардина. Группа поддержки решила не оставлять его в одиночестве. Однако сразу начать рассмотрение не удалось: пожарная сигнализация издавала звук практически в диапазоне ультразвука. Пока приставы безуспешно пытались победить технику, Бардин поинтересовался, не стоит ли «надеть шапочку из фольги». Впрочем, отключить сигнализацию не удалось, и заседание под председательством судьи Натальи Чепрасовой началось в условиях, близких к пыточным. Судья зачитала материалы дела, из которых следовало, что режиссер нарушил порядок проведения массовых мероприятий, поскольку выкрикивал лозунги «Свободу узникам Болотной», «Один за всех, все за одного» и «Позор!». Бардин на это заметил, что ничего не скандировал, его задержали, когда он просто стоял. Он также сослался на письмо уполномоченного по правам человека Владимира Лукина, который пришел к выводу, что полиция допустила ряд нарушений: многие стражи правопорядка были без жетонов, территория вокруг суда была огорожена произвольно, людей задерживали необоснованно, а протоколы впоследствии фальсифицировали. Прежде, чем прочесть документ с экрана телефона, Бардин спросил у зрителей, не возражают ли они и не отнимает ли он у них время. Присутствующие не возражали.

Побороть взбунтовавшуюся сигнализацию удалось, только когда судья удалилась в совещательную комнату. Под аплодисменты два секретаря смогли ее отключить. Зрители порадовались, что женщинам в XIX веке разрешили получать образование.

Это был, пожалуй, единственный повод для радости. Судья пришла к выводу, что вина Бардина доказана, и приговорила его к штрафу в размере 10 тысяч рублей.

— Нет ли возможности сказать судье, что я о ней думаю? — спросил напоследок Бардин, однако в этом удовольствии ему отказали.

На аналогичные суммы оштрафовали и следующих двух задержанных. Один из них утверждал, что его схватили вечером на Тверской улице, а в протоколе написали про Большой Татарский переулок; ни в какой акции он не участвовал, а просто гулял с другом. Второй настаивал, что он сказал в спину полицейским «стыдоба-то какая, ребятушки», после чего его отвели в автобус.

Пока шли эти заседания, зрители проверяли статьи и диссертации и, погружаясь в тонкости отечественного судопроизводства, иногда смеялись над формулировками председательствующей. Наконец, спустя три часа в зал пригласили 57-летнего академика Васильева. Отвечая на вопросы судьи, он рассказал, что лозунги он не скандировал, плакаты не держал, руки выше пояса не поднимал и, разумеется, не оказывал сопротивления. Это подтвердили два свидетеля, один из которых уточнил, что это было «уникальное задержание»: никто в тот день не вел себя с бóльшим достоинством и хладнокровием. Однако и в этом случае решение судьи фактически дословно повторяло полицейский протокол. Итог такой же — штраф 10 тысяч рублей. Заседание завершилось под оглушительные аплодисменты зрителей, которые были адресованы скорее академику, нежели судье.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире