(ответ Алексу Экслеру: http://www.echo.msk.ru/blog/exler/1208981-echo/ )

Андрей Кавун снял необычную, парадоксальную, оригинальную, а потому во многом спорную версию историй, рассказанных около ста лет назад сэром Артуром Конан-Дойлем.

Режиссер, возможно, допустил критическую ошибку, назвав и анонсировав кино, как детективный сериал «Шерлок Холмс». Жесткая привязка фильма к классическому герою сыграла негативно. Образ Холмса в исполнении Петренко разрушил всякие зрительные стандарты, уничтожил устоявшиеся за сто с лишним лет художественные архетипы, в сознании и подсознании зрителей произошел тектонический сдвиг, что и привело к потере интереса к произведению.

Может быть стоило поиграть названием и придумать что-то вроде «Повести доктора Уотсона» или, может быть, «Истории Бейкер-стрит 221…» или как-то еще. Важно было, на мой взгляд, дать понять изначально, что Холмс – это не тот неоромантический герой, который благодаря, во многом, кстати, спорным, логическим цепочкам пресловутого дедуктивного метода стал кумиром для почитателей таланта Конан-Дойля.

И Петренко, собственно, не играл такого Холмса. Он играл другого героя – более живого, настоящего, в тоже время нервного, импульсивного, по-человечески противоречивого, но как раз такого, каким, возможно, и был прототип литературного сыщика – ученый, врач, коллега Конан-Дойля, Джозеф Белл, работавший в Эдинбургском королевском госпитале. Кстати, многие литературоведы оценивают образ Холмса во многом как тип декадансного одиночки (а не это ли сыграл Петренко?). Все остальные представления о нем наслоились благодаря различным интерпретациям, в первую очередь, кинематографическим.

Да, страна не оценила кино. Стране оказалось не по зубам разгрызть прежние стереотипы, попытаться вникнуть в суть образа, постараться понять авторов сценария, режиссера, актеров…  Жаль. Кино от этого не пострадает. Иконы хороши только в церкви. А искусство должно двигаться вперед. Настойчиво, если угодно, нахально, оно должно сбрасывать с пьедестала всяческие условности, привычки и не заглядывать в рот авторитетам.

Очень жаль, что внешне интеллигентные люди, такие как Экслер и сотоварищи не стали смотреть картину даже ради любопытства. Значит, не интеллигентные. Поскольку не только пользуются чужим мнением, но кичатся им. А это совсем плохо.

Фильм стоит смотреть только из-за того, что это последняя роль великого актера Андрея Панина. Только из-за того, чтобы посмотреть, как любовно, как осторожно и мастерски авторы смогли сохранить голос актера, как смогли аккуратно дублировать его в тех местах, где его просто нет, голосом другого человека. Авторы и актеры, несомненно, заслужили добрых слов.

Не все в фильме удалось. Есть слабые места, есть спорный экшен, но в целом картина производит потрясающее впечатление.

Потому что это фильм не о Шерлоке Холмсе, фильм даже не об Англии 19-го века. Все в нем современно, все созвучно сегодняшнему дню России.  Создатели фильма вытащили из довольно средних по уровню писательского мастерства рассказов Конан-Дойля то, что было нераскрыто, не прописано до конца – общественные противоречия, социальные проблемы, коррупцию и т.д., то есть, те общественные язвы, которыми глубоко поражена сегодняшняя Россия и сознание ее жителей. Они ударили в больное.  И чтобы уйти от удара страна отвернулась от жесткого кино. Никакой это не телесериал, в смысле «мыла», это полноценная художественная картина, которая парадоксальным образом нестандартного Холмса демонстрирует, что даже в глубоко больном обществе всегда есть  силы, способные бороться и отстаивать право на истину. Детектив призван восстанавливать нарушенный миропорядок. С этим не справляется полиция, насквозь коррумпированная, не справляется честный, но жутковатый в изображении Боярского (едва ли не лучшая его роль) Лейстред. Такие задачи по плечу только Холмсу. Почему? Потому что он – вышедший на бой против всех неординарный декадент-одиночка. Такой ботаник с шизофреническими  выходками и отвратительным характером. Он – иной. Он не от мира сего. А откуда в эпоху упадка возьмутся монументальные герои? Такие герои приходят в другие времена и в другие страны.

И почему образ Шерлок Холмса должен быть непоколебимо выспренним? Оттого, что его гениально сыграл прекрасный Борис Ливанов? Или потому что вот есть замечательный фильм ВВС «Шерлок» или туповатый боевик Гая Ричи, где от литературной основы вообще ни крохи не осталось?!  Ну, глупость же!..

Не надо тогда переигрывать Гамлета, Ромео, Дон-Жуана… Зачем какие-то варианты других вечных образов?

Сценарий Зои Кудри продуман до мелочей. Художественный прием сценариста заслуживает похвалы. Известные всем истории сочинены доктором Уотсоном (так и у Конан-Дойля), но они  приукрашены, они не до конца правдивы, потому что жизнь всегда сложнее, всегда многообразнее литературного воплощения. А вот как было на самом деле, говорит сценарист, посмотрите, как было в действительности! И она имеет на это право и блестяще этим правом пользуется. Она «обнажает» плод творчества Конан-Дойля (Уотсона), очищает его от «легенды», несколько посмеиваясь над наивными читателями, устраивает  музей в комнате Холмса, когда он погибает (привет от Григория Горина с его Мюнхгаузеном) и т.д.

А если копнем дальше и посмотрим на литературного предшественника Шерлока  — французского детектива Огюста Дюпена, то увидим очень много общего с «новым» Холмсом.  Тот и вовсе выглядит конченным сумасшедшим.

Отказывать авторам в возможности подобной трактовки только на основании того, что Петренко не сыграл вылитый из бронзы образ классического английского сыщика, только на основании того, что есть некие успешные зарубежные постановки, да еще и широко афишировать свою недалекую позицию не только недостойно грамотного  и образованного человека, но и просто невежливо в отношении авторов картины.

А если ориентироваться на рейтинги телеканалов, то по всем программам с утра до ночи нужно показывать бесталанную, безвкусную, как прошлогодняя жвачка, глупую и бездуховную от первого до последнего кадра, дешевую кальку западных фильмов, уже своим названием омерзительную «Бригаду» под неповторимый «Владимирский централ».

И если отечественная интеллигенция отказывает отечественным художникам выходить за границы устоявшихся образов и жанров, будущее российского искусства предопределено. Герои этого фильма рискуют остаться навсегда последними рыцарями печального образа в облачном кинематографе штампов, ходульных и невзрачных персонажей, да еще бесконечных шутов и клоунов, какими сегодня полнятся эфиры телеканалов. В таком искусстве «шаг в сторону – побег, прыжок на месте – провокация», а выход за флажки – шизофрения.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире