Что получилось у КС? Первый месяц жизни Координационного Совета, завершенный своим вторым (но первым более или менее содержательным) заседанием 24 ноября, позволяет сформулировать несколько предварительных выводов о том, что же в результате осуществления этого проекта пока получилось.

1. Концептуальная модель нового органа – протопарламент

В процессе создания КС, во время кампании по выборам в него, в эссе кандидатов и статьях наблюдателей высказывались различные представления о желаемой (воображаемой) концептуальной модели создаваемого органа. Например: более уважаемый оргкомитет протестных акций; бюро по организации новой политической партии; штаб разворачивающейся революции; группа по ведению переговоров (с кем?) и т.д. Строго говоря, ни одна из этих концепций не имела шансов на реализацию, и, естественно, не была реализована. Получилось то, что только и могло получиться в результате осуществленного варианта выборов членов КС. Это протопарламент. То есть легитимный орган представительства части активных российских граждан, неудовлетворенных невозможностью публично обсуждать и решать вопросы общенациональной значимости. В отличие от нынешней Государственной Думы Координационный Совет уже стал местом для общественно значимых дискуссий. Тем самым в основном была реализована модель Национальной Ассамблеи (2008-2012 гг.), существенно усиленная и легитимизированная сейчас процедурой общенациональных выборов членов КС.

2. Уточненное название КС

Проходящие дискуссии уже показали, что первоначальное название избранного органа «Координационный совет оппозиции» является неточным, а, строго говоря, – неверным. Это не Координационный Совет Оппозиции (КСО). Это просто Координационный Совет (КС). Усечение первоначального названия имеет принципиальный характер. В отличие от Национальной Ассамблеи, кандидаты в депутаты которой первоначально письменно подтверждали свое согласие с Хартией Национальной Ассамблеи – сводом базовых правил политического и человеческого поведения, обязательных для членов НА, Оргкомитет и ЦВК, судя по всему, сознательно отказались от какого-либо письменного подтверждения кандидатами в члены КС своей приверженности как каким-либо общим целям, так и единым правилам политического поведения. Формальное требование к кандидатам в члены КС поддерживать «главное требование протестного движения – честные выборы» в отсутствие каких-либо механизмов его проверки и подтверждения так и осталось совершенно формальным и потому несоблюдаемым. В результате в кандидаты в члены КС выдвинулись, а затем и были избраны граждане, не разделяющие требований протестного движения, не требующие честных выборов, не воспринимающие нынешнюю российскую власть нелегитимной.

3. Общенациональный характер КС

Тот факт, что избранный КС по своему составу не является КС именно оппозиции, тот факт, что он не является органом оппозиции, может огорчить (и, судя по многочисленным комментариям, уже огорчает) часть избирателей и наблюдателей, не видящих в созданном совете возможности реализации своих надежд и чаяний. Однако с долгосрочной точки зрения реализованная модель существования и работы КС может оказаться не менее перспективной, чем если бы была реализована модель представительного органа исключительно оппозиции. Отсутствие сколько-нибудь значимых содержательных и политических фильтров при регистрации кандидатов в члены КС, избрание в него депутатов нынешней Государственной Думы (после избрания не покинувших ее), неготовность ряда членов КС признать нелегитимный характер нынешней власти, их демонстративный отказ от требований переизбрания действующих президента и парламента, выказываемая ими публичная лояльность нынешнему режиму, вне всякого сомнения, лишает КС флера непримиримой оппозиционности. Однако эти же факторы придают КС не менее, а, пожалуй, и более важное качество – характер общенационального представительства. В нынешнем КС представлены все значимые силы российского общества, в том числе и те, какие хотели бы (как и партии, представленные в нынешней Госдуме – от Единой России до Справедливой России и КПРФ) лишь влиять на нынешнюю власть. Причем, как выяснилось недавно, возможности влиять на исполнительную власть, в т.ч. и непосредственно на ее главу – В.В.Путина, у некоторых членов КС многократно превышает таковые у подавляющего большинства членов Единой России, считающейся официальной опорой режима. Иными словами, нынешний КС по своему составу является не оппозиционным, а общенациональным органом представительства. Иными словами, альтернативным российским парламентом.

4. Стратегические преимущества КС перед ГД

Несмотря на меньшую численность своего состава и относительное (и временное) отставание по численности своих избирателей у КС как альтернативного общенационального парламента есть два принципиальных преимущества перед нынешней Государственной Думой.

Во-первых, круг существующих в российском обществе интересов оказался представленным через КС гораздо шире, чем через ГД. В отличие от ГД, в которой не представлены многие общественные и политические силы, реально существующие в России, в КС присутствуют все основные политические силы – от лоялистов режиму, просящих «оставить старика в покое», до сторонников «отправить его на нары». Как и в настоящем (в отличие от ГД) общенациональном парламенте.

Во-вторых, по крайней мере, сейчас КС – это действительно место для проведения общественно значимых дискуссий, в нем отсутствуют какие-либо запретные темы для обсуждения. Иными словами, КС в настоящее время (пока в зародыше) представляет собой более серьезную, более широкую и более ответственную модель общественного представительства и общенационального разговора, чем ГД.

5. Фракции в КС

Несмотря на нежелание некоторых членов КС даже произносить это слово жизнь все-таки взяла свое – в КС появились фракции. Процесс блоко-, партие-, фракция— строительства начался еще во время выборов в КС с избирательных кампаний, обративших на себя внимание наибольшей подготовленностью и профессионализмом – «Гражданской платформы» и «Семи кандидатов семи проектов». Неудивительно, что представители именно этих групп быстрее других конституировались в качестве фракций КС – «Группы граждан (ГГ)» и «Группы Навального (навальновцы, ГН)». Эти группы оперативно проявили себя и в медийном пространстве (в виде публично подписанного их членами заявления) и в солидарных голосованиях на КС. Неизбежным ответом на это стала кристаллизация ряда других членов КС вокруг трех идеологических концепций – либеральной, левой и националистической, положившая началу формирования соответствующих фракций. В промежуточном итоге можно говорить о появлении в КС по крайней мере пяти фракций (некоторые члены КС предпочитают эвфемизм «групп»): ГГ, ГН, либералы, левые, националисты.

6. Главный вопрос важнейшей дискуссии в КС

Среди вопросов, обсуждаемых сейчас в КС (и во всем российском обществе), центральное место несомненно занимает вопрос о власти. Точнее: вопрос об отношении к нынешней власти (вариант: об отношении к нынешнему режиму). Мнения некоторых членов КС и участников общенациональной дискуссии отражены, в частности, здесь. На личностном уровне дискуссия получила широкую известность под названием «спор К.Собчак с А.Пионтковским» по вопросу об отношении к власти – влиять на нее или изменять ее. Многими комментаторами предлагались различные варианты названий для сторонников двух позиций в этой дискуссии – «адаптанты», «соглашатели» – с одной стороны, «революционеры», «непримиримые» – с другой. Представляется, что корректными терминами, не несущими заметной эмоциональной коннотации, являются термины «роялисты» (вариант: «лоялисты») и «республиканцы».

В самом деле: суть жарко дебатируемого вопроса заключается в том, могут ли граждане только «влиять на власть» (общаясь с ней путем петиций, воззваний, обращений, сепаратного лоббирования, частного коррумпирования, решая с ней свои житейские вопросы во сне и наяву) или же граждане сами имеют право избирать (и, естественно, менять) власть в ходе честных выборов. В конечном счете вопрос сводится к тому, как участники дискуссии понимают природу нынешней власти в России. Сторонники «царско-божественного происхождения власти», т.е. идеи, в соответствии с которой жители России (даже если они называют себя «гражданами», даже «Группой Граждан») могут лишь «влиять на власть», оказываются, естественно, «роялистами» («лоялистами»). Сторонники идеи, в соответствии с которой граждане сами (даже если они не называют себя гражданами) имеют право выбирать (и менять) государственную власть, оказываются «республиканцами».

Вопрос о том, какой может (должна) быть будущая власть, какую политику она будет проводить – либеральную, левую, националистическую, или какую-то иную – является вопросом вторичным по отношению к первичному вопросу о том, каков источник государственной власти – царско-божественный или же гражданско-республиканский.

7. Размежевание в КС по главному политическому вопросу

По главному вопросу, обсуждаемому в настоящее время в КС и российском обществе члены КС, как известно, размежевались. Предложенный для обсуждения и голосования на заседании КС 24 ноября проект Заявления о положении в стране и задачах протестного движения «От диктатуры клептократии – к демократической республике», подготовленный А.Пионтковским, содержит в себе два главных тезиса – о нелегетимности нынешней власти и о необходимости (и неизбежности) смены ее мирными средствами (в результате «мирной антикриминальной революции»). В поддержку проекта Заявления проголосовали республиканцы, составляющее относительное большинство членов КС, голосов которых однако не хватило для его принятия. Против принятия Заявления проголосовали роялисты, в том числе в полном составе фракции ГГ и ГН.

8. Супер-фракция в КС

Не только совместное заявление относительно декабрьской протестной акции, но и голосования в КС (как по важнейшему вопросу нынешней повестки дня, так и по ряду других вопросов) достаточно четко выявило появление еще одной фракции – союза ГГ и ГН. По сути дела в КС, похоже, появилась супер-фракция в составе, возможно, 16 членов КС (9 членов ГГ, 5 членов ГН, а также часто солидарно голосовавшие с ними И.Яшин и А.Винокуров), выступившая по ряду ключевых вопросов повестки дня с роялистских (лоялистских) позиций. На наблюдателей, присутствовавших на заседании КС 24 ноября, произвело впечатление, что ГН выступает в этом союзе в роли младшего политического партнера, а идеологическим и организационным лидером не только ГГ, но и объединенной супер-фракции, судя по всему, является К.Собчак. Получившаяся супер-фракция обладает очевидным медийным потенциалом (доступ к «Эху Москвы», телеканалу «Дождь»), личными контактами с представителями нынешней власти, а также заметными финансовыми ресурсами. Наряду с «громким молчанием» Д.Быкова и В.Мирзоева супер-фракция также обратила на себя внимание уровнем дисциплины голосования по важнейшим вопросам, в чем она, судя по всему, не имеет себе равных в КС. В то время как дисциплина голосования среди либералов и левых была далека от стопроцентной – некоторые из них голосовали не так, как голосовало большинство в их фракциях, члены супер-фракции голосовали единогласно – «как по команде», кроме того подкрепляя каждое голосование еще и голосами Т.Лазаревой и М.Шаца, отсутствовавших на заседании.

9. «Расчехление мурзилок»

Значимость проекта Заявления о положении в стране, поддержанного республиканской частью КС, а также нарастающая опасность провала проекта «талантливый молодой лидер ГГ, супер-фракции, а, возможно, и всего КС» по достоинству оценили те, судьба кого непосредственно является предметом рассмотрения указанного проекта Заявления. В результате заметно активизировался процесс, получивший в последнее время элегантное название «расчехление мурзилок». Основной автор Заявления, А.Пионтковский, а также авторы, поддержавшие его и заинтересовавшиеся эволюцией позиции К.Собчак по актуальным общественным вопросам, подверглись массированной персональной атаке. Указанным гражданам и их позиции были выданы такие оценки, как: «недостаток информации», «фантастичность», «слабоумие», «жалкая кучка маргиналов», «жалкие комичные персонажи, воющие с искривленными злобой лицами», «мракобеси», «радикальность», «отмороженность», «мастерство в клевете и оскорблениях», попытки «вовлечь неопытную молодежь» в «нацизм, холокост, борьбу с космополитами, сталинский процесс врачей…», совращение молодежи призывами «к совместной политической деятельности с нацистами, антисемитами и черносотенцами». На фоне одновременного объявления теми же лоялистами «моратория на публичное обсуждение личностей членов КС» такая тщательно подобранная лексика весьма ярко оттенила способность лоялистов как отдавать отчет своим собственным словам, так и выполнять торжественно принятые на себя публичные обязательства.

10. Будущее КС

Для некоторых избирателей КС, расчитывавших получить в лице нового органа эффективный инструмент по немедленной замене нынешней власти в России, первый месяц существования КС, возможно, вызвал чувства грусти и разочарования. Хотя такие чувства можно понять, они вряд ли являются обоснованными. Штабом революции КС не является и вряд ли когда-либо им станет. Как не являлись такого рода штабами ни французские Генеральные Штаты в 1789 г., ни Четвертая Государственная Дума в феврале 1917 г., ни Второй Съезд Советов в октябре 1917 г., ни Съезд народных депутатов РСФСР в августе 1991 г. Штабы революции не выбираются всенародным голосованием. Но вот тогда, когда нынешние нелегетимные органы власти в России окончательно утратят какую-либо общественную поддержку, в стране возникнет спрос на легитимный орган национального представительства, пользующийся такого рода поддержкой. И вот тогда будущим членам КС будущих созывов придется решать немало разнообразных вопросов в режиме гораздо более интенсивной работы, чем происходившая в последний месяц.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире