11:12 , 17 декабря 2011

Об исполнении договоров в информационном пространстве

Таня Фельгенгауэр написала «ответ», почему-то адресованный мне.
Это странно, потому что я не писал Тане писем.
Я написал «письмо» слушателям, зрителям, читателям «Эха».
Главная цель моего предыдущего поста – принесение извинений слушателям «Эха» за то, что не состоялась передача «Ищем выход. Что делать?», анонсированная на сайте радиостанции более чем за сутки до ее планировавшегося выхода, передача, вызвавшая у  ее слушателей определенный интерес, проявивишийся, в частности, в том, что за относительно короткое время на «Эхо» было прислано почти семь десятков  вопросов.
 
Проявившаяся же реакция на этот мой пост производит впечатление, что, возможно, не  всем оказалась понятна суть того, что произошло, и за что именно мною были принесены извинения слушателям «Эха».
Попробую пояснить.
 
С моей точки зрения, произошло печальное нарушение основ договорного права в сфере СМИ.
На мой скромный взгляд, основы договорного права в эфире «Эха» выглядят следующим образом.
Сотрудники радиостанции вольны приглашать к себе в гости кого угодно и отказывать в  приглашении кому угодно. Это их неотъемлемое право.
Сотрудники радиостанции вольны выбирать любые темы для обсуждения в эфире и  отказывать в обсуждении любой из них. Это их неотъемлемое право.
Сотрудники радиостанции вольны уточнять, изменять, отменять принятые ими самими решения относительно приглашенных ими гостей, выбранных ими тем передач, форматов обсуждения. Это их неотъемлемое право.
Все эти неотъемлемые права действуют до момента появления анонса соответствующей передачи с  указанием имени гостя на сайте «Эха».
 
С момента появления такого анонса, на мой взгляд, у радиостанции и у приглашенного на передачу гостя возникает ряд обязательств – как по отношению друг к другу, так – и  это главное – по отношению к слушателям и зрителям.
Обязательства радиостанции – провести передачу.
Обязательства гостя – явиться, причем (в московских условиях немаловажное) постараться не опоздать.
Совместные обязательства ведущего(ей) радиостанции и гостя – обсудить заявленную заранее тему максимально содержательно и интересно – в интересах слушателей и зрителей.
 
Возможны ли отклонения от этих обязательств, их изменение, отмена?
Возможны. При двух условиях.
Во-первых, при достижении взаимной договоренности между радиостанцией и гостем о таких изменениях.
Во-вторых, при максимально оперативном информировании слушателей о таких изменениях и принесении им в связи с этим извинений.
 
Суть печального инцидента вечером в четверг заключалась, на мой взгляд, в  том, что ни первое, ни второе условия отмены взятых на себя публичных обязательств, зафиксированных в анонсе и подтвержденных десятками вопросов слушателей, не были выполнены. Между радиостанцией и мной не  было никаких договоренностей об изменении ни темы передачи, ни состава ее участников, ни формата ее проведения. Слушатели «Эха» о готовящихся изменениях также не были проинформированы – причем не только до начала передачи, но и в ее начале. Им также не были даны пояснения ни во время передачи, ни после нее – почему вместо одного, анонсированного заранее, разговора был проведен другой. Именно этим – нарушением совместных договорных публичных обязательств перед слушателями, зрителями, читателями «Эха Москвы» – и были вызваны мои «письма» – как первое, так и  теперь нынешнее.
 
Естественно, бывают ситуации, когда радиостанции приходится ломать график своих передач, изменять темы новостных выпусков, отменять приглашения одних гостей и срочно просить приехать других. Более того мы, слушатели, весьма ценим как раз те СМИ (и «Эхо» – одно из них), которые оперативно реагируют на быстро меняющуюся обстановку.
 
В таких случаях, как мне кажется, уместным со стороны радиостанции было бы информирование заранее приглашенного гостя о невозможности исполнения прежних договоренностей, их отмена, принесение гостю и слушателям соответствующих извинений. Ранее, насколько я помню, «Эхо» так обычно и поступало.
 
Печальность происшедшего инцидента, на мой взгляд, заключалась в том, что ни за час, ни за минуту до начала передачи радиостанция не отказывала мне в  приглашении в эфир, не отменяла тему передачи, не сообщала мне о том, что в передаче будут участвовать другие гости, не предупреждала – ни  меня, ни слушателей, что обсуждения анонсированной темы не будет.
 
Я  с большим уважением отношусь к Георгию Александровичу Сатарову и  Владимиру Александровичу Рыжкову (о возможном участии последнего, кстати, так и не было сообщено ни мне, ни моей помощнице, ни  слушателям), не раз участвовал вместе с ними в разнообразных обсуждениях – с удовольствием и, как мне кажется, с пользой для дела. Думаю, что не  раз еще мы вместе с ними это сделаем. Однако в этот раз возможность общения с коллегами в эфире была сорвана тем, что радиостанция, к  сожалению, не сочла возможным заранее сообщить, по крайней мере, мне и  своим слушателям, о произведенных ею в последний момент изменениях. Именно поэтому я и посчитал неразумным мешать радиостанции в  осуществлении ее замысла.
 
И именно нарушением этих совместных – со стороны «Эха» и меня – договоренностей по отношению к слушателям и  зрителям, ожидавших именно эту передачу, готовившихся ее слушать, и были вызваны принесенные мною извинения.
 
П.С.
Поскольку в  «письме Татьяны» есть несколько утверждений, касающихся меня, но  требующих уточнения (исправления), полагаю возможным сделать еще несколько дополнительных комментариев.
 
1. Я не отказывался обсуждать пресс-конференцию В.Путина, но считал и считаю, что такое обсуждение не должно было занимать все время передачи, подготовленной и  анонсированной под названием «Ищем выход. Что делать?» На фоне вызовов, стоящих перед страной, тем более в нынешней политической ситуации, использование всей этой передачи для обсуждения того, что говорил гр-н В.Путин, представлялось и представляется мне как минимум неразумным.
 
2. В случае невозможности для радиостанции обсуждения заранее анонсированной темы в согласованное время передачу «Что делать?» с моим участием можно было бы перенести на другое время или на другую дату. Достаточно было бы об этом предупредить меня и слушателей за разумное время до 21.00 в четверг.
 
3. Мой телефон не «переключен на  помощницу». У нас разные, не находящиеся в единой системе, телефоны. Номер моего мобильного телефона хорошо известен журналистам «Эха», по  которому они регулярно мне звонят, а я по нему столь же регулярно даю комментарии (последний – 12 декабря о Киотском протоколе).
 
4. Моей помощнице было сказано не о том, что на передаче будет Г.А.Сатаров, а о том, что радиостанция «может пригласить на сегодняшний вечер Г.Сатарова». Подтверждений о том, что на передаче точно вместе со мной будет Г.А.Сатаров, я не получал.
 
5. С моей стороны не было бы никаких возражений против участия в передаче и  Г.А.Сатарова и В.А.Рыжкова, если бы такой вопрос мне когда-либо был задан. Кстати, имя В.Рыжкова в качестве гостя по прошествии уже 37 часов после завершения передачи на ее страничке так и не указано. Мою печаль вызвало не участие в передаче двух уважаемых коллег, с которыми всегда полезно и интересно сопоставить оценки, а отсутствие со стороны радиостанции даже попытки предупредить меня об измененном ею формате. Когда в похожей ситуации некоторое время тому назад зашел разговор о моем участии в передаче «Тектонический сдвиг» с участием Г.Э.Бурбулиса в отсутствие ее постоянного автора Е.Г.Ясина, то я попросил сотрудников радиостанции заранее связаться и с Евгением Григорьевичем и с Геннадием Эдуардовичем, и лишь при наличии согласия их обоих я посчитал для себя возможным участвовать в той передаче.
 
6. Естественно, никаких вопросов ведущему я не «диктовал». Публичное произнесение неправды не лучшим образом влияет на  репутацию журналиста. Что же касается предварительного обсуждения гостем и ведущей основных подтем предстоящей передачи (а иногда и конкретных вопросов), то это стандартная практика СМИ, работающих в прямом эфире, которой меня, кстати, в свое время обучали именно журналисты «Эха».
 
7. Публичное обсуждение этого печального инцидента стало возможным не  из-за моего решения это сделать, а из-за публичного факта невыхода в  эфир анонсированной передачи и срыва наших с «Эхом» совместных обязательств перед слушателями. На мой взгляд, нельзя неуважительно и  пренебрежительно относительно к гражданам, игнорировать людей, ожидающих анонсированную передачу, задающих к ней вопросы, нельзя не обсуждать со  слушателями и зрителями своих действий, в особенности тогда, когда обещания, сделанные публично, оказываются невыполненными.
 
П.П.С.
Данный текст, как и предыдущий, не следует воспринимать как письмо, адресованное Тане Фельгенгауэр.
Это лишь мои скромные размышления о важности соблюдения основ договорного права со стороны тех, кто оказывается в информационном пространстве (СМИ и их гости), – как по отношению друг к другу, так и по отношению к  тысячам и миллионам наших слушателей и зрителей.
Кстати, задача соблюдения (восстановления, укрепления, развития) права, правопорядка, верховенства права в нашей стране была одной из подтем, которые я  собирался затронуть в несостоявшемся в четверг вечером выпуске передачи «Ищем выход. Что делать?»

Оригинал

Комментарии

159

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


vika_k45 18 декабря 2011 | 15:42

Илларионов, какой же Вы зануда ! Виктория Ростов-на-Дону


neznau 18 декабря 2011 | 16:32

Илларионов столкнулся с подобным и возмущен, а рядовые слушатели испытывают диктат радиостанции постоянно и к подобному хамству привыкли. С позиции слушателя, совершенно бесправной, возражения заведомо не принимаются, но с людьми вроде Илларионова, подобное проходит плохо. Приходиться извиняться, а к этому на ЭХе не привыкли, отсюда и истерики ведущей.


(комментарий скрыт)

sashany 18 декабря 2011 | 21:45

Привет гоголю от моголя.
Как поссорились... далее по списку...


19 декабря 2011 | 00:28

У меня печалька...!


kuzdra 19 декабря 2011 | 00:49

Срочно нужен третейский судья. Я, пытаясь понять ситуацию снаружи, - на стороне Илларионова. Как разделились мнения самих сотрудников Эха, видящих ситуацию изнутри, - не знаю...
Но считаю, что для пользы ОБЩЕГО дела и НАС, СЛУШАТЕЛЕЙ, руководству Эха надо срочно как-то разруливать эту ситуацию. Лично я категорически не хочу, чтобы Эхо потеряло такого гостя, как Илларионов.


19 декабря 2011 | 00:54

Фройляйн Фельгенгауэр следует понимать, что вообще-то это Илларионов использует Эхо для своих вполне толковых проповедей, а она, похоже, пребывает в наивной уверенности, что Эхо использует Илларионова для разогрева публики, которая пришла послушать Великую Фельгенгауэр. Она же пока недостойна повязать сандалии на ноге Илларионова. Татьяна - вы просто служка в храме, жрец там - ваш гость, не заблуждайтесь, битте. Вы нам как мыслитель абсолютно неинтересны. Пока. До каких пор уборщицы, вахтерши и ведущие эфира будут считать себя начальством?


19 декабря 2011 | 02:23

До тех пор, пока им это сходит с рук, пока это редакционное решение, пока это стиль радиостанции. Как сейчас.


mistervhy 19 декабря 2011 | 10:08

а мне кажется, что Эху разумно было бы не продолжать тему. пост вполне себе тянет на точку и автономен по смыслу.

Сомнительная дискуссия Радзиховский-Шендерович уже раздражает.


17 декабря 2011 | 13:48

Это когда он в России? Интересная идея, между прочим. Если в "Коде" доминируют художественные вымыслы, эта передача была бы строго научной. Хотя бы одна такая передача необходима. Эхо получилось пиршеством чистых гуманитариев. Поэтому, оно не в чести у половины населения страны. Хотелось бы, чтобы авторский коллектив ЭМ посмотрел на себя со стороны. А не со стороны Главного Редактора. Очень было бы полезно!


baddy 17 декабря 2011 | 14:10

Во-первых, экономика не является строго научной дисциплиной, а общественной и социальной. Во-вторых, главный редактор является частью авторского коллектива Эха. В-третьих, гуманитарии с их этическим уклоном могут быть не в чести только у жестких прагматиков без чести и совести.


17 декабря 2011 | 15:02

В вас часто стреляли? А стреляют не только в людей с жёстким моральным и этическим уклоном. Этого уклона не заметно, если учесть появление постов типа
Канделаки дважды в день (обратите внимание) . У кого перекупили этический уклон? Во-вторых, вы не имеете представления о том, каков этот уклон не у гуманитариев. А Андрей имеет, по моим сведениям. Поэтому, я и советую начать с него, раз понять ИХ не получается у людей вашего типа.


baddy 17 декабря 2011 | 19:27

У меня тоже есть сведения об Илларионове. Например, работая в Институте Катона, он за весь этот год опубликовал всего одну статью (про Абхазию) в серьезном журнале (Foreign Affairs). Похоже, он больше упражняется на слушателях Эха, чем общается с научным сообществом.


17 декабря 2011 | 20:07

Очень интересно. А вы не подскажете, сколько он опубликовал статей в менее рейтинговых журналах и в соавторстве? Для американских коллабораций и колаборантов существует общепринятая норма в разных ин-тах разная. Если с.н.с.её выполнил, к тому же является ценным специалистом по Грузии, то каковы претензии, baddy? Всё в пределах нормы, не так ли? Кроме того, американцы не могут не ценить знания бывшего советника президента. Не к Путину же ехать консультироваться по России? Значит он независим. Вот и всё.
Давайте посмотрим, как публикуются наши российские академики, в какой кампании, и главное зачем? Вас же должно тошнить от этой картины.
У меня в 30 лет помощник такого академика статью украл и опубликовался в письмах ЖЭТФ за неделю. НАЗОВИТЕ ПРАВЕДНИКА В МОСКВЕ!


birdice 17 декабря 2011 | 16:13

Ведёт себя Илларионов некрасиво, но он прав.


mezulia 17 декабря 2011 | 18:38

Вроде, не глупый чел Илларионов, только зря считает себя истиной в последней инстанции, это очень мго портит и приводит к таким ситуациям. Допускаю, что во время этих напряженных переговоров он искренне в упор не слышал Таню, и был нимало удивлен Сатаровым в студии. Он же кроме себя никого не слышит. Алла Тульск обл


18 декабря 2011 | 01:19

Илларионова низвели до положения гостя из массовки в передаче "Народ против..."
Или нашему Ларри Кингу "сурчата" позвонили из Идеологического Отдела ЦК КПСС?


18 декабря 2011 | 06:46

Андрей продемонстрировал поводок на котором хозяин "Эха" Ковальчук позволяет гулять журналистам радиостанции.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире