20:25 , 04 июля 2019

Путин привлечен к переговорам о государственной ответственности России за сбитый МН17

Похоже, Путин привлечен к переговорам о государственной ответственности России за сбитый рейс МН17 и убийство 298 человек на его борту.

Как стало известно в России вчера (3 июля), премьер-министр Нидерландов Марк Рютте провел 28 июня секретные переговоры с Путиным.

Рютте отказался сообщить подробности этих переговоров: «Я ничего не могу сказать по этому поводу. Обсуждение должно быть конфиденциальным, в том числе из-за чрезвычайно высокой деликатности темы. Очень важно использовать любую возможность говорить с российским руководством о MH17». Он также не сказал, как отреагировал Путин. «Я могу только сказать, что я говорю в таком разговоре. Я никогда не могу сказать, что ответил мой собеседник из-за конфиденциальности, а также потому, что было бы неправильно, если бы я говорил от имени своего собеседника».

Комментарий премьер-министра Нидерландов Марка Рютте появился на голландском языке еще утром 29 июня, на английском языке – 1 июля, в России о нем узнали только 3 июля.

Сайт российского президента ничего не сообщил о встрече Путина с премьер-министром Нидерландов во время саммита двадцатки в Осаке, хотя предоставил информацию о множестве его других, произошедших там же, встреч. Тем самым поведение кремлевской администрации радикально разошлось с ее же собственными действиями в июле 2014 года, когда в течение 10 дней, последовавших за гибелью МН17, она подробно проинформировала о 6 телефонных переговорах Путина с тем же Рютте, причем дважды (беспрецедентный случай в истории дипломатии!) в течение одних суток – 22 июля 2014 года.

Главный вопрос, возникающий в этой связи, – что именно обсуждали на своих таинственных переговорах Рютте и Путин?
Общая тема разговора была обозначена самим Рютте – теракт, приведший к гибели МН17.
Но какие именно вопросы затрагивались в рамках этой темы?

Пресс-конференция Объединенной следственной группы?
Однако ее содержание стало известно в тот же самый момент, как она произошла, – для этого голландскому премьеру не надо было лететь на другой конец света.

Выдача трех подозреваемых российских граждан на уголовный суд в Гаагу?
Однако требовать/просить этого довольно бессмысленно – известны и официальная позиция российской стороны и формальная позиция ОСГ, не настаивающая на такой выдаче.

Тогда что?

Не исключено, что предметом, по выражению Рютте, «конфиденциальных, деликатных, чувствительных» переговоров стал вопрос о государственной ответственности России за сбитый самолет и гибель его пассажиров и членов экипажа.

Процесс привлечения виновных к ответственности за катастрофу МН17 разделяется на две части – уголовную и государственную.

Что касается уголовного процесса, то он начнется, как известно, 9 марта 2020 года в Гааге. Имена первых (обращаю внимание на это слово) – первых четверых подозреваемых были названы 19 июня 2019 г. Очевидно, что будут названы имена и других.

Что же касается государственной ответственности за теракт, то она устанавливается не в уголовном суде.

Еще 25 мая 2018 г. Нидерланды и Австралия назвали Россию государством, ответственным за этот теракт: «Привлечение государства к ответственности – это сложный юридический процесс, и есть несколько способов сделать это. Нидерланды и Австралия сегодня попросили Россию вступить в переговорный процесс, чтобы найти решение, которое восстановит справедливость после ужасающих страданий и ущерба, причиненных крушением MH17», – пояснил министр иностранных дел Нидерландов Стеф Блок. По его словам, один из возможных шагов после этого – передача дела в международный суд или организацию для вынесения приговора. Позже Блок добавил: «Мы просим у России предложить компенсацию жертвам катастрофы».

8 февраля 2019 г. МИД Нидерландов сообщил о скором начале переговоров между дипломатами Нидерландов и Австралии, с одной стороны, и России, с другой, по вопросу о государственной ответственности России за гибель малайзийского Боинга:
«Мы поддерживаем контакты с Россией по дипломатическим каналам о государственной ответственности. Мы все больше уверены в том, что скоро встретимся с русскими», – сказал спикер МИДа. МИД не сообщит ничего о дате и месте проведения консультации.
«We are in contact with Russia through diplomatic channels about state accountability. We are increasingly confident that we will soon be meeting with the Russians», the spokesperson said. The Ministry would not say anything about the date and location of the consultation.

В начале марта 2019 года состоялся первый тур переговоров между дипломатами трех стран по вопросу о государственной ответственности России.

Министр иностранных дел Австралии Мэрис Пейн:
Хочу отметить, что в начале этого месяца мы провели первую итерацию переговоров о государственной ответственности между Австралией, Нидерландами и Россией.
I want to note that we have held the first iteration of state responsibility talks between Australia, the Netherlands and Russia earlier this month.

Министр иностранных дел Нидерландов Стеф Блок:
В мае прошлого года наши две страны приняли решение возложить на Россию ответственность по международному праву за ее роль в сбивании рейса MH17. После этого шага мы вступили в контакт с Россией. Начались переговоры между Нидерландами, Австралией и Россией. Первая трехсторонняя встреча недавно состоялась. Мы не можем вдаваться в содержание этого процесса, потому что конфиденциальность здесь жизненно важна. Но я могу сказать следующее: мы по-прежнему привержены достижению правды, справедливости и ответственности.
In May last year, our two countries took the decision to hold Russia responsible under international law for its role in the downing of the Flight MH17. Following this step, we entered into contract with Russia. Talks have started between the Netherlands, Australia and Russia. The first trilateral meeting has recently taken place. We cannot go into the content of this process because confidentiality is vital here. But I can say this: we remain committed to achieving truth, justice and accountability.
https://foreignminister.gov.au/transcripts/Pages/2019/mp_tr_270319.aspx

В своем комментарии от 29 июня о переговорах с Путиным голландский премьер использовал ту же самую формулу, что и его коллеги из МИДов обеих стран, – «невозможность вдаваться в содержание переговоров из-за их чувствительности и конфиденциальности».

Что же является предметом чувствительных, деликатных, конфиденциальных переговоров о государственной ответственности?

Очевидно, размеры компенсаций жертвам террористического акта.
А также признание государства, ответственного за теракт, спонсором международного терроризма.

Судя по тому, как проводится работа Международной следственной группой и соответствующей дипломатической командой, в целом, кажется, повторяется опыт с расследованием террористического акта над шотландским Локерби 21 декабря 1988 года, когда бомбой, заложенной сотрудниками ливийских спецслужб, был взорван самолет компании PanAm 103, приведший к гибели 270 человек.

В ходе уголовного процесса, начавшегося через 11 с лишним лет после теракта, 3 мая 2000 года, один из подозреваемых, переданных суду Каддафи, Абдельбассет Али Махмед Аль-Меграхи, был осужден на пожизненное заключение. В результате принятия государственной ответственности за теракт режим Каддафи выплатил 2,7 млрд.дол. в качестве компенсаций родственникам его жертв – по 10 млн.дол. за погибшего. А также был публично назван спонсором международного терроризма.

Судя по тому, что переговоры с российской стороной уже идут, то принципиальный вопрос о самом факте государственной ответственности России за осуществленный теракт более уже не обсуждается. Он уже решен. Сам факт участия российской делегации в таких переговорах однозначно свидетельствует о том, что эта ответственность российской стороной уже де-факто признана. Обсуждаются лишь остающиеся «детали».

Кремлевские тролли и ольгинские боты могут продолжать замусоривать публичные площадки байками про украинские БУКи, летчиков Волошиных, испанских диспетчеров и т.п. Но их старшие товарищи из Кремля и МИДа уже давно ведут содержательные переговоры о размерах, способах, формах несения Россией государственной ответственности за сбитый МН17.

Как можно понять, размер финансовых компенсаций является предметом прежде всего технических расчетов экспертов. Хотя окончательное решение все равно остается за первым лицом. Что же касается перспектив объявления России и/или кремлевского режима спонсором международного терроризма, то, возможно, именно этот «конфиденциальный, чувствительный, деликатный» вопрос (наряду с размером компенсаций жертвам) и был предметом обсуждения на недавней встрече премьер-министра Нидерландов с Путиным в Осаке.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире