Мое внимание обратили на публикацию во вчерашнем «Коммерсанте»:
«Если подтвердится, что Сергей Гуриев не вернется в Россию, то он станет, возможно, самым высокопоставленным эмигрантом со времени отставки и отъезда в Соединенные Штаты бывшего советника президента по экономическим вопросам Андрея Илларионова»,
а также на некоторые другие материалы, проводящие параллели между С.Гуриевым и мной.

В связи с этим считаю необходимым заявить следующее.

1. Я не являюсь эмигрантом – не высоко-, не низко-, ни средне— поставленным, никаким.

Я не эмигрировал из России и не собираюсь этого делать.
В последние несколько лет я работаю по контракту в Институте Катона в Вашингтоне, но значительную часть времени провожу в России.
В настоящее время я нахожусь не в США, не во Франции, а в России.
Я являюсь гражданином России, гражданств других государств у меня нет.


2. Проведение каких-либо параллелей между С.Гуриевым и мной лишено каких-либо оснований.

Насколько мне известно, С.Гуриев никогда не работал на постоянной работе в органах государственной власти России.

С другой стороны, я никогда не был членом:
-Президентского Совета по науке, технологиям и образованию;
— Комиссии при Президенте Российской Федерации по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике;
— Совета по грантам Правительства Российской Федерации для государственной поддержки научных исследований, проводимых под руководством ведущих учёных в российских образовательных учреждениях высшего профессионального образования;
— Совета общественного движения «ЗаМодернизацию.ру»;
— Первой сотни Кадрового резерва Президента РФ.

Я никогда не писал речей Д.Медведеву.

Я никогда не работал в т.н. Открытом правительстве Медведева.

Я никогда не входил в советы директоров:
— Сбербанка России,
— Российской венчурной компании,
— компании Альфа-Страхование,
— Фонда «Династия»,
— Э.ОН Россия.

Я никогда не подавал в отставку с какого-либо поста с тем, чтобы через три дня на нем же оказаться.

Я не делал такого рода заявлений: «Считаю, что не дело по каждому случаю просить президента страны вмешиваться», зная, что г-да А.Дворкович, И.Шувалов, А.Кудрин, А.Чубайс уже просили В.Путина вмешаться.

Я никогда не был согласен с полезностью «контролируемой ограниченной демократизации»:
«Гуриев: Система действительно построена неустойчивая. Не совсем понятно, как она может измениться, чтобы не возникла катастрофическая ситуация. Именно поэтому я думаю, что постепенная либерализация возможна и необходима. Очень важно, чтобы переход происходил разумным и контролируемым способом… Если мы просто объявим завтра свободные выборы, не все люди, которые нам нравятся, будут избраны».

Я никогда не писал такого рода текстов о денежной политике:
«В отличие от бюджетной политики денежная политика — это более быстрый и гибкий инструмент, который позволяет немедленно отреагировать на краткосрочные шоки и сгладить их последствия. Например, если в экономике наблюдается снижение совокупного спроса (как сейчас в Америке или Европе), центральный банк может ответить увеличением предложения денег и тем самым помочь экономике восстановиться до ее нормального состояния».

Я никогда не делал таких заявлений:
«У меня нет никаких претензий ни к Владимиру Путину, ни к Дмитрию Медведеву».

Чтобы ни у кого не было неясностей в моей позиции и для избежания возможной путаницы в дальнейшем, сообщаю всем интересующимся:
у меня есть претензии и к В.Путину и к Д.Медведеву.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире