Классика исторического жанра.

Молодая поросль тоталитарных волков подгрызает старых. А те отгавкиваются, еще не понимая, что их (а)моральные дети их же съедят.

Такое было в виде трагедии, когда новое поколение стукачей-палачей у трона съедало старое, теперь же мы наблюдаем фарс. Зрелище по-своему просто великолепно, картинки меняются, как в сказке.

Глядь — и у волчары придворного, сидевшего, как тузик, на цепи в будке, уже Песков на зубах. Следом за ним — новая инквизиторша из Крыма, молодая, с фанатичным блеском в глазах. Будущее — за ней, а не за старухой Шапокляк, вялотекущей запретительницей абортов. Первая вторую обязательно съест.

А пока она точит зубки, пожилой кинематографист, описавшийся от ра… простите, подписавший радостное письмо царю в связи с «присоединением Крыма», получает бумерангом в натруженный об пол лоб.

Естественно, он воет: мол, как же так… А вот так, дядя, встречайте нью дженерейшн «русского мира», основанного на вашей трусости, подобострастии, корысти и лжи.

И тот, который «Место встречи изменить нельзя…», тоже пока не понял, что его прошивке «духовности» пришел русский пушной зверек. Стихающим голосом шепчет что-то про разум…

О чем вы, дядя? Ау! Это место изменить нельзя (оно правда, как проклятое), а вот время — запросто. Какое заказывали — такое и получаете. Да, пока в виде фарса, а там — кто знает. Может, «русский мир» начнет пожирать своих, списанных в утиль, в соответствии с Великой Историей, прямо во дворике на Лубянке.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире