Читаю в Фейсбуке у одного общественного деятеля типа отчет о мероприятии.
Смотрю фотографии, на которых — Москва, 2013-й год, палаточный концлагерь и затравленные лица вьетнамцев, подвергшихся этнической чистке.

Общественность четвертого рейха в лице ряда правозащитников обстоятельно инспектирует тряпошный ГУЛАГ.

Проверяет, комфортно ли живым людям спать в палатках московскими ночами.

Заботятся о женщинах: им бы надо бы одноярусные бы нары.

Одобряют гуманную замену гречки на рис: вьетнамцы к нему привыкли…

Да не переживайте вы так уж, уважаемые солидные господа.
Еду как-нибудь без вас подвезут. И печи пока не будут строить. Наверное.

Идите домой, наварите себе риса (или гречки, она вам привычнее), поставьте под окном (или в огороде) палатку — и спите в ней всей семьей.

Чай тоже пейте.
Чай не помрете.

А образцово-показательные спально-желудочные заботы о «людях второго сорта» аккуратно засуньте себе в задний карман.
Не пропадут без вас пленные вьетнамцы. Вьетнамцу в случае чего даже к гречке привыкнуть можно. Нормальному человеку к фашизму — нельзя.

Но у России особый путь — привыкаем.

О морали не буду, такой лагерь — сам по себе за моральной гранью.
Но есть и политический, вернее — геополитический эффект, о котором хочется сообщить патриотам апартеида и прочей великодержавной публике. Ну, той, которая всё за Великую Россию переживает.

Психически адекватный человек сам не может считать себя великим.
Это должен признавать хоть кто-то со стороны. То же самое с государствами.

Дела у России по этой части уже очень хреновые, но хочу вас порадовать: хреновее есть куда.

Нас и так уже почти повсеместно в мире презирают, в лучшем случае — относятся толерантно (зря вы это слово не любите, остальные хуже).
Но Вьетнам — это отдельный разговор. И не про них, а про нас (вас).

Демонстративно унижая вьетнамцев, Россия лишается последних искренних человеческих симпатий в мире.
Если кто-то не в курсе, то ответственно заявляю: во Вьетнаме к русским относятся (-ились) даже не хорошо — подчеркнуто хорошо. Возможно, лучше всего в мире, причем во все времена. Тут и история наложилась, и много чего ещё; вообще вьетнамцы, возможно, — самые благожелательные на свете люди. И в первую очередь (были) к нам.

А мы их теперь вот так — в палаточных лагерях, трясущимися по ночам от холода держим?

Спасибо тебе, большой брат Иван…

Значит, любили они Россию, любили (подчеркиваю — искренне, не по разнарядке), а тут дагестанский сумасшедший подрался с русским полицейским — и все, конец?

Над дагестанцами пока издеваться страшно, можно бунт в ответ огрести, — и рейх разминает мышцы на совсем беззащитных.

Блевотное свинство.
Низость, позор для великой когда-то страны и ее народа. В том числе и в частности — для меня.

Простите, дорогие мои вьентамские друзья, что я живу в такой стране; живу — и еще со стыда не помер.

А президенту Путину, хоть он и не услышит, вот что хочу сказать (для очистки собственной совести).

Если вы, господин президент, не прекратите этот позор, то войдете в историю лидером, опустившим уважение к России в мире до дна (такой Петр Первый наоборот, тот его со дна поднимал).
Причем опустившим не на государственном, а на человеческом уровне.

Это гораздо хуже, потому что практически невозможно будет исправить.
И виноваты в этом окажетесь лично и только вы.

Прихлебателей, пособников, антиузбекских оппозиционеров и прочих общественников история не запомнит.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире