Басилашвили и Улицкая, Прилепин и Шаргунов, Кончаловский и Смирнов*, Гришковец и Рубинштейн, Филиппенко и Баширов, Шевчук, Кинчев, Фрейндлих. Всех не перечесть. Замечательные мыслители и художники. Кто-то русский, кто-то грузин, кто-то еврей, украинец, да какая разница. Просто люди. Одаренные. Но так сложилось, что у них разные мнения. Разное отношение, в том числе, и к событиям на Украине, но у всех них суждения ведь искренние, выстраданные, не купленные за деньги.

Мертвые, застывшие неестественно изломанными куклами в Донецке, война, визгливые крики про «пятую колонну» – это смрадные обстоятельства нашей жизни. Просто время такое. Трагическое время. И восприятие этого времени, к сожалению, у многих сложное. Мучительное. Разное.
И ответы у каждого свои.
Но это не повод оскорблять близких, упрекать в продажности честных людей, соревноваться процентами и числами сторонников, бить себя в грудь, кто больше патриот. К чему это вакханалия самолюбований на трагедии? Сколько можно спорить: Россия — Европа или нет? Не достало ли за столько лет?

Да, кстати, забыл и о бесконечном поучении со всех сторон русского народа, как ему жить. Хотя, полагаю, что сам он как-нибудь разберется. Русский народ. Андрей Рублев же справился как-то с иконописью без советов Латыниной или Кургиняна.

Зачем уважаемые люди цепляют Гришковца в блогах после его недавнего текста? Он что, враг? Нет. Это просто иное мнение. Вымученное. Осознанное. Зачем сейчас поливают Скляра за его песню? Спорную, наверное, не мою, но искреннюю. В чем разница между Скляром и Макаревичем? У одного своя позиция, а значит, может быть своя и у другого. Ведь так? И на самом деле общего гораздо больше. И если говорить об Украине, то там ведь стреляют с обеих сторон. И хватит уже этой гадости, что кто-то там продался, кого-то предал. Кто продался? Макаревич? Скляр? Саша Баширов, который поехал на Донбасс? Замечательный, фантастически талантливый и смешной Баширов? Не стыдно, нет? Зачем уподобляться уродам начальникам, которые жрут того же Макаревича? Разница-то тогда в чем? Я о моральной стороне вопроса, естественно.

Невозможно без слез смотреть на мертвых детей в Луганске, невозможно без слез смотреть на детские игрушки из сбитого Боинга. Мертвые из Боинга не ценнее мертвых в Луганске — и наоборот. Отбросьте склоки. Помолитесь о мертвых.

От нас ушли великие. Нет Солженицына, Бродского, Довлатова, Тарковского, Астафьева. Многих нет. Когда-то было прекрасное стихотворение, оно немного об ином, но не могу не вспомнить:

Вот и все. Смежили очи гении.
И когда померкли небеса,
Словно в опустевшем помещении
Стали слышны наши голоса.

Тянем, тянем слово залежалое,
Говорим и вяло и темно.
Как нас чествуют и как нас жалуют!
Нету их. И все разрешено.

Ведь правда. Все разрешено. Брань, оскорбления, невероятная гордыня, публичная наглая глупость, тексты месье Полякова, обращенные к Солженицыной. Бесконечное повторение гнилостей, что мы-то прекрасные, а народец так себе. Или наоборот. Народ чудный, а интеллигенцию на нары.

Мы один народ. Сложный, распятый, но один. И трагически не хватает тихих голосов великих, которые еще могли бы остановить окончательный распад. Мне, допустим, часто сложно согласиться с мнением совсем непохожих друг на друга Лимонова или Шендеровича*, но я знаю, что разговоры о том, что им кто-то платит — гадость и ложь. Я не понимаю, почему многие не замечают смертей от обстрелов городов, но при этом настаивают, что все должны немедленно просить прощения за сбитый Боинг. Но знаю, что если их будет забирать полиция, то я пойду с ними. Не для них, а для себя. Когда появляется очередной спорный текст о том, что геополитика умерла и мир чудный, то я могу быть с ним не согласен, с текстом, могу спорить, вспоминая Фрэнсиса Фукуяму и его заблуждения, но никогда не посмею назвать их автора глупцом. Понимаю, что мы просто разные. Чего и всем желаю.

Есть замечательные и талантливые люди в нашей стране. Они разные. К сожалению, с каждым годом их все меньше. А есть бездарная погань, которая с каждым днем все наглее и наглее. Алчная, лживая, вечно заламывающая руки в тревоге за Родину, вылизывающая начальникам и всегда в поисках большого госзаказа. И готовая доносить на всех. На живых и на мертвых. На правых и левых. На остатки либералов, на патриотов. У них одно желание – что-нибудь возглавить. И нет тормозов. И не будет. Зловещая фантасмагория. И именно поэтому сейчас не время талантливым и сложным людям рвать отношения. Может, прекратить интеллигенции самозабвенно публично доносить друг на друга? Взаимная гадость и разделение не остановит слом мира, не воскресит мертвых. Но уважение друг к другу, к чужому мнению, сохранит остатки интеллигенции, что необычайно важно, ведь сейчас не нужны умные, а нужны верные. Как всегда. «С волками жить…» — не всегда верная пословица.Не надо стучать. Не надо оскорблять друг друга.

Давным-давно Окуджава написал песню. На самом деле совсем не наивную:

Как вожделенно жаждет век
Нащупать брешь у нас в цепочке
Возьмемся за руки друзья
Возьмемся за руки друзья
Чтоб не пропасть поодиночке
Возьмемся за руки друзья
Возьмемся за руки друзья
Чтоб не пропасть поодиночке

Среди совсем чужих пиров
И слишком ненадежных истин
Не дожидаясь похвалы
Мы перья белые свои почистим
Пока безумный наш султан
Сулит дорогу нам к острогу
Возьмемся за руки друзья
Возьмемся за руки друзья
Возьмемся за руки ей-богу
Возьмемся за руки друзья
Возьмемся за руки друзья
Возьмемся за руки ей-богу

Когда ж придет дележки час
Не нас калач ржаной поманит
И рай настанет не для нас
Зато Офелия всех нас помянет
Пока ж не грянула пора
Нам расставаться понемногу
Возьмемся за руки друзья
Возьмемся за руки друзья
Возьмемся за руки ей-богу
Возьмемся за руки друзья
Возьмемся за руки друзья
Возьмемся за руки ей-богу

* Сергей Смирнов - физлицо, признанное иностранным агентом. Виктор Шендерович - физлицо, признанное иностранным агентом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире