Недавно в Общественную палату РФ пришло письмо, где сообщалось, что 20 домов для престарелых не могут справиться с проблемой обеспечения своих лежачих постояльцев предметами сангигиены. И в первую очередь – подгузниками. Наши девочки из пресс-службы Палаты сразу же стали бить во все колокола, писать, звонить. Откликнулись только добровольцы, которые одни просто не в состоянии закрыть эту брешь! Я говорю о том, что, конечно же, неравнодушные люди отозвались на беду и делают все, что в их силах. Но эта ситуация требует систематического контроля, а пожилые – регулярной заботы, первым делом – со стороны государства. Каналы телевидения, к которым обращалась пресс-служба, скромно отмолчались – все-таки праздник. А тут подгузники. Неудобно. Все камеры заняты съемкой торжеств: в стране уже вовсю отмечается приближение Нового года. Везде идут корпоративы. А тут… В общем, телевидение тихо самоустранилось. Так что проблема пока не закрыта. Пока о беде знают не все.
Давайте отбросим праздник в сторону, потому что на него мы успеем всегда. Есть вещи важнее. Я просто прошу Вас, от кого зависит кардинальное решение этой проблемы, отбросьте все свои дела. Решите эту. Чтобы не корить себя потом. Потому что потом будет больно. Чувство вины – это такая сильная штука, которая цепляет тебя и держит, не отпуская потом всю жизнь. Кажется, ну что там! Дело-то житейское. Ан нет!
Думаю, такая история есть практически у каждого, стоит только поглубже покопаться в архивах своей памяти. Попробую рассказать свою. Я тогда была еще студенткой, жили трудно, будучи переселенцами после Чернобыля приходилось на износ работать всем. Дедушка, инвалид войны, ослепший уже совершенно, и тот старался приносить пользу. Одно у меня просил: «Постричь бы меня, золотце мое, может привезешь парикмахера…». «Хорошо, дедушка, постараюсь… Еще успеем!».  Вечером прихожу домой, а дед, смотрю, сам себя постриг, клоками до самой кожи. Честно скажу, мне стало не по себе, трудно было увидеть плоды своего безучастия. Я засыпала с той мыслью, что завтра обязательно все исправим. А «завтра» не случилось. Умер дедушка. Так и ушел от нас, со своей неудачной стрижкой. Тогда я впервые поняла, что «завтра» может не случиться. Страшный урок. Этот последний урок, оказавшийся самым поучительным: «Любите нас, пока мы живы!»
У Валентина Распутина есть такой рассказ «Последний срок». Знаменитый писатель на то и знаменит, что умеет увидеть в обыденной жизни мгновение, которое потом будоражит всех вечность: одно поколение людей за другим. Сюжет вполне рядовой: собралась умирать старая женщина и съехались дети, чтобы ее проводить. Все собрались кроме младшей, Таньчоры. Ей долее других до матери добираться. Собрались дети и ждут, пока мать умрет. Ведут себя соответственно: одна платье траурное шьет, мужчины спиртное закупили, да и отведали: не пропадать же добру. Все чин по чину. И ждут… «Побудьте, — просит их мать, — я не стану Вам надоедать. Я тихонько…». Такой щемящий рассказ о наших долгах. Им, нашим старикам, ведь в сущности мало надо. «Глаза открою: вы тут, возле.  Сичас, кажись, взлетела и полетела бы куда-нибудь, как птица какая, всем рассказала бы. Господи…» — говорит распутинская умирающая старуха о желании всех стариков.
Вот они так тихонько и живут, и умирают среди нас, наши родные. Чтоб не надоедать нам, не портить нам праздник. И давая нам, молодым и уверенно смотрящим вперед, шанс на милосердие, без которого, в принципе, невозможна нормальная жизнь человека. В преддверии Нового года я желаю Вам всем милосердия. Пусть оно станет основой всех Ваших дел.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире