В нашей стране нет дискриминации ЛГБТ-подростков, а сексуальная ориентация появляется только с 18 лет. Такие заявления в начале апреля сделала петербургский уполномоченный по правам ребенка Светлана Агапитова. Изумленным журналистам она пояснила, что к ней ни разу не обращались подростки с жалобами на тему сексуальной ориентации.

В ответ подростки, состоящие в группе «Дети-404», решили объяснить омбудсмену, каково это — каждый день сталкиваться с отчаянием, болью и непониманием. Основательница сообщества Елена Климова передала письма в редакцию «Эха Москвы» в Петербурге.

Самое страшное в этих признаниях — полное отсутствие поддержки с какой-либо стороны. Открывшие в себе бисексуальность или гомосексуальность подростки вынуждены молчать и притворяться. Алексей и Анна рассказывают, как их жизнь превращается в пытку.

Алексей, 17 лет, студент музыкального училища:

«В коллективе наших студентов, конечно, приходится скрываться. Хотя некоторые и подозревают меня в гомосексуальности, я неизменно говорю о моей воображаемой девушке. Почему? Потому что иначе — никак. Когда на репетиции (!) я слышу что-то вроде «Да че вы так играете, будто в России однополые браки разрешили», не то что бы я прыгают от восторга. Но это все фигня в сравнении с вопросом, касающимся моей мамы. Она говорит очень спокойно каждый раз мне вроде «Ну ничего, я по молодости тоже курила, например. Ты поработай над собой, пожалуйста, так нельзя. Но самое главное — надеюсь, ты никому не говорил об этом, ты же не дурак, в конце-то концов».

Анна В., 16 лет:

«Думаете, я рада, что родилась такой? Думаете, я бы хоть на миг пожелала такой оставаться, если бы могла себя изменить? Если бы? Я пробовала с мальчиками встречаться, и такое чувство, что сама себя насилую. Зачем все это? Зачем я?
Зачем тогда я все это рассказываю? Не знаю. Последняя надежда, наверно. Что вы прочитаете это и больше не станете говорить, будто нас не существует и у нас нет проблем. Потому что я существую. По крайней мере, пока. Но как мне плохо, боже, как мне плохо, кто бы знал».
Авторы нескольких писем признаются, что их избивали или унижали из-за сексуальной ориентации.

Алексей, 17 лет:

«Лично мне любопытно, на что ссылается уполномоченная по правам ребенка, давая такие смелые комментарии?b Зачем тогда нужны все ЛГБТ-мероприятия? Зачем? Мы же пытаемся добиться права вообще на существование. Если на днях из-за гомофобии в Петербурге убили журналиста-гея, который даже (насколько мне известно) не был открытым геем, логично, что и детям как-то не особо после такого захочется открываться».

Анна В., 16 лет:

«Вы сказали, что в России у подростков нет никакой сексуальной ориентации. И дискриминации тоже нет. И теперь я сижу и плачу. И снова хочу умереть. Да просто сдохнуть. Я никому не нужна. Ни отцу, ни матери. Мать говорила, я выдумала все. Вы говорите, меня нет и проблем у меня нет. Может, вы и правы. Когда умру, тогда меня и не будет. Как и проблем».

Георгий Жуков, 17 лет:

«Я бы хотел заметить, почему к вам за помощью не обратился ни один ЛГБТ-подросток. Потому что они не знают, куда обратиться. Телефоны доверия не работают с такими детьми и подростками. Они, по-моему, вообще не работают с детьми. Я знаю, о чем говорю, так как только один из пяти региональных телефонов доверия ответил на мой звонок (до момента моего обучения в колледже я жил в другом городе)... Отсутствует доверие к государственным структурам после принятия гомофобного закона о «пропаганде», в том числе и у меня. И еще потому, что они боятся. Из-за того-же закона. Боятся преследований и непрекращающейся ненависти по отношению к ним».

Письма подростков в ближайшее время поступят в приемную петербургского уполномоченного по правам ребенка. Важно понимать и контекст заявления Светланы Агапитовой. Она находится на посту уже второй срок и не была замечена в «людоедских» поступках или заявлениях. После принятия «антисиротского» закона омбудсмен прямо говорила, что запрет усыновления иностранцами приведет к трагедиям и лишит детей права на семью. Это не прошло незамеченным: перед переизбранием сторонники Виталия Милонова обвиняли Агапитову в ЛГБТ-пропаганде и «поддержке извращенцев». После травли защитница детей стала реже делать заявления, которые отклоняются от «генеральной линии».

Орфография и пунктуация авторов писем сохранена.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире