13:59 , 28 июня 2020

Вот, оказывается, почему нет реальной борьбы с коррупцией?

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что дело режиссёра Кирилла Серебренникова и «Седьмой студии» является поводом для тщательного анализа расходования госсредств в учреждениях культуры.

Анализы проводятся, но механизма, который бы сделал бесполезным незаконное обогащение, осуществляющие государственную власть устанавливать и  применять не спешат.

После того, как у полковников из МВД и ФСБ, в  их квартирах выявили более 20 млрд. рублей, кто и какой  анализ сделал для противодействия сомнительной собственности?

Если бы было противодействие созданию сомнительной собственности, стал бы Серебрянников действовать так, как изложено в приговоре  судьи: «Заведомо зная о выделении денежных средств, Серебренников и Итин путем обмана сотрудников Минкультуры приняли решение создать устойчивую, сплоченную группу. Позже в нее вошел Малобродский. Серебренников осуществлял общее руководство всех членов группы и принял меры по сокрытию хищений»?

В место того, что бы рассказать россиянам о том, как будет осуществляться борьба с сомнительной собственностью, Путин начал публично рассуждать  о том, что   представители органов власти не должны выставлять напоказ свое благосостояние, что чиновники должны помнить, что сотни тысяч россиян живут очень скромно.

Но всем давно известно, что шило в мешке не утаить.

А, чего бояться, если сомнительной собственностью никто не занимается, да и осуществляющие власть даже не задумаются о механизме противодействия сомнительной собственности.

Глава Правительства Медведев много лет не ведал о том, как работают с конфискованным имуществом.

Вот, что говорит  о конфисканте А. Кудрин.

«В 2017 году расходы на хранение составили 222 млн рублей, а доходы от реализации — 180 млн рублей».

«В первой половине текущего года Росимущество потратило на хранение конфиската 62 млн рублей при прибыли всего в 64 млн рублей.

На продажу направляется менее 1% изъятого имущества».

Это значит, что у Хорошавина изъяли имущества более, чем на млрд руб., а на реализацию ушёл только 1% изъятого имущества.

А у кого осело 99% изъятого?

Конституционный Суд РФ (КС) расширил   круг лиц, имущество которых подлежит конфискации при преступлениях с коррупционной составляющей.

Ранее, согласно № 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» от 3 декабря 2012 г., изымать имущество могли только у супругов и несовершеннолетних детей взяточников, сейчас в этот круг могут входить даже знакомые обвиняемого.

Например, у бывшего полковника МВД Дмитрия Захарченко, его родителей, сестры и друзей было изъято имущество общей стоимостью на 9 млрд. рублей

Ходатайство о неправомерности этих санкций судом удовлетворено не было по причине отношения «к особым правовым мерам».

Но и это решение КС не способствовало широкому применению изъятия «сомнительной собственности» у чиновников.

Не только КС, но и здравый смысл удостоверяет, что не может чиновник быть обладателем собственности на миллиард, если его  правомерный доход не более миллиона в год.

В каждом регионе не только сотрудники правоохранительных органов, но и рядовые россияне знают о «сомнительной собственности» лиц, взявшихся осуществлять государственную власть, однако  они продолжают безнаказанно пользоваться ею.

А, кто будет исполнять действующие законы по борьбе с коррупцией, если почти все руководители правоохранительных органов являются обладателями сомнительной собственности?

Как борьбе с этим явлением поможет голосование по поправкам в Конституцию?


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире