14:00 , 27 февраля 2020

Путин предлагает, но систему работы МВД не меняет

Прежде всего, хочу отметить, что выступление Путина на расширенном заседании коллегии Министерства внутренних дел Российской Федерации было конкретным, содержательным и интересным.

Отметив высокие показатели раскрываемости наиболее опасных преступлений: убийств, умышленных причинений тяжкого вреда здоровью, разбойных нападений и некоторых других, Путин просил в предстоящем году активизировать работу по целому ряду направлений, и прежде всего, повысить уровень раскрываемости преступлений в целом.

Но, как это сделать, если не на все заявления пострадавших от преступлений, реагируют?

При такой работе в любой момент можно показать любую нужную раскрываемость преступлений в целом.

Требуя особое внимание уделить вопросам обеспечения законности органами дознания и предварительного следствия, Путин ничего не  сказал о том, как противодействовать той деградации предварительного расследования, о которой публично говорил  бывший Генеральный прокурор Юрий Чайка: «К сожалению, для многих наших следователей сегодня уголовно-процессуальное законодательство, нормы материального права — это космос».

А это значит, что  обучение и подготовка юристов организованы так, что для них хуже высшей математики тема о доказательствах, доказывании и квалификации преступлений.

Требуя реагировать предельно жёстко на все факты произвола, фальсификаций, прямого подлога, что само по себе является уголовным преступлением, Путин не назвал механизмы, способные осуществлять эту работу.

Существующий механизм реагирования доказал свою непригодность.

Бывший полицейский Денис Коновалов, арестованный по делу о незаконном уголовном преследовании журналиста Ивана Голунова, рассказал, как подбрасывал ему наркотики.

Взял наркотик из другого уголовного дела. Когда вел Голунова  в наручниках в машину, подбросил наркотик в рюкзак журналиста.

В квартире  Голунова  экс-полицейский  дождался момента, когда понятые и другие участники обыска отвернутся, положил сверток с кокаином на шкаф.

Полностью проигнорированы все требования по задержанию и проведению обыска, но лица, осуществляющие ведомственный контроль и прокурорский надзор за работой этих полицейских, никакой ответственности не понесли.

Анализ правоприменительной практики показывает, что «реагировать предельно жёстко» на самовластие следователей, дознавателей и оперативных работников, не кому.  

Эту работу не способны исполнять ни ведомственный контроль, ни прокурорский надзор, ни судебная власть.

Требуя строго  соблюдать  разумный срок уголовного судопроизводства, Путин никак не реагирует на заявление  бывшего Генерального прокурора Юрия Чайки о том, что «Люди годами сидят незаконно».

Прошло шесть лет, как Юрий Чайка публично заявил об этом,  но люди, чья вина не доказана, продолжают годами сидеть. При этом  ни ведомственный контроль, ни  прокурорский надзор, ни судьи не проверяют исполнение следователями и дознавателями требований статьи 171 УПК РФ, о порядке привлечения в качестве обвиняемого.

Именно наличие достаточных доказательств даёт основания для обвинения, но именно эту достаточность доказательств никто не проверяет.

Нередко в  постановлении о привлечении в качестве обвиняемого можно прочитать: «В неустановленное время,  в неустановленном месте, при неустановленных обстоятельствах приобрёл (или создал)…

Фактически само постановление уже кричит о неправомерном обвинении, поскольку следствие само признаётся, что нет у него доказательств того, что приобрёл (или создал).

Как же при таких обстоятельствах судья может избирать в качестве меры пресечения содержание под стражей либо продлевать срок содержания под стражей?

Оказывается, может.

Увешанные званиями и наградами «доктора юридических наук» в своих рекомендациях считают, что если  судья будет на это обращать внимание, то он станет предрешать вопрос о виновности обвиняемого.

Призвав к дальнейшей декриминализации экономики и борьбе с коррупцией, защите  бюджетных средств, других ресурсов, которые выделяют на развитие страны, от хищений, других корыстных посягательств разного рода, Путин не назвал, какими мерами это будет осуществляться.

Призыва широко применять  п.п. 8 п. 2 статьи 235 ГК РФ, позволяющей без особых затрат бороться с сомнительной собственностью чиновников, от Путина не последовало.

А это значит,  появятся новые полковники и генералы миллиардеры, но повышать  пенсию учителю со стажем в 33 года, средств не будет.

Да, находясь на передовой борьбы с преступностью  МВД  многое делает, а могло бы ещё больше, если бы глава государства  не только видел проблемы этой службы, но и, разрушая старые, создавал бы новые механизмы, позволяющие ей эффективно бороться с криминалом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире