12:32 , 24 мая 2019

Почему у Путина не получается бороться с коррупцией?

В каждом регионе россияне знают о своих чиновниках всё. В  каких теремах-квартирах живут, какими авто пользуются, где и как явно не по средствам отдыхают.

Уверен,  что и Путину докладывают об этом,  и он точно знает какова сегодня коррупция в России.

Если чиновников  спросить про их сказочные богатства, то они вряд ли  смогут объяснить в суде, как  стали обладателями имущества на суммы, которые явно ими не заработаны.

Но никто не  спрашивает, несмотря на то, что п.п. 8 п. 2 статьи 235 ГК РФ  уже седьмой год позволяет задавать такие вопросы чиновникам и конфисковать «сомнительную собственность».

Иногда СМИ  рассказывали нам о том, как  Генпрокуратура России конфискует имущество бывшего губернатора Сахалина почти на два миллиарда рублей.

Хорошавин так и не смог объяснить в суде, как его семья могла заработать имущества на астрономичесие суммы. И Южно-Сахалинский городской суд вынес решение о конфискации в пользу государства собственности бывшего губернатора на сумму более 1,1 миллиарда рублей. Решение суда устояло в  аппеляционной инстанции, и вступило в силу. Валюта, золото, бриллианты, часы и  ручки уже поступили в Гохран России, а недвижимость, земли, и машины — в  Росимущество.

Подобное  повторилось с имуществом полковника Захарченко.

Суд изъял   имущества примерно на 9 млрд руб.: это 27 объектов недвижимости (квартиры и машино-места) в элитных районах Москвы, а  также четыре дорогих автомобиля, зарегистрированных на родственников и знакомых полковника.

Казалось, что найден источник для повышения пенсий и  социальных выплат, что  и далее власти решатся пойти по этой схеме, и начнут в каждом регионе лишать чиновников «сомнительной собственности». Такая повсеместная работа сделает неправомерное обогащение бесполезным. Всё отберут и ославят на весь мир.

Не надо годами содержать заподозренных в преступлениях  чиновников в СИЗО, добиваясь от них согласий на предъявленные им обвинения.

Не надо проводить затратные расследования, которыми, как мы  видим, не могут установить не только механизм обогащения, но и лиц, соучаствующих в таких деяниях совместно с чиновником.

Однако такой работы ней происходит о чём свидетельствует очередное сообщение  об изъятии у высокопоставленного сотрудника ФСБ России полковника Кирилла Черкалина почти 12 млрд рублей в виде денег и драгоценностей.

Еще такой же объем средств на счетах подставных лиц, связанных с Черкалиным и его бывшими коллегами из СЭБ ФСБ Дмитрием Фроловым и  Андреем Васильевым. Все трое сейчас находятся под арестом.

По версии следствия, Черкалин получал взятки в период с  ноября 2013 года по февраль 2016 года «за совершение действий или бездействия» в пользу неких коммерческих структур, а также «за общее покровительство». Их  названия не уточняются.

При этом пресс-секретарь президента Дмитрий Песков утверждает, что арест полковника из управления «К» СЭБ ФСБ Кирилла Черкалина  доказывает, что власти не занимаются кампанейщиной, а ведут системную борьбу с коррупцией.

Но даже обывателю понятно, что такая «системная борьба» является удручающей. Нельзя было позволять чиновникам  безнаказанно обогащаться на протяжении четырёх лет. Такая неправомерная деятельность должна пресекаться  властями в самом её зарождении. 

Именно для этого на  средства налогоплательщиков в стране содержатся сотни тысяч оперативников различных служб.

При этом  должны быть установлены и названы все соучаствовавшие с чиновником лица из «коммерческих структур», дана оценка руководству, где служили эти «полковники».

Но ни по делу Хорошавина, ни по делу полковника  Захарченко, эти лица так и не установлены.

Но пресс-секретарь президента Дмитрий Песков успокаивает: «Антикоррупционная работа также координируется из администрации президента, работает соответствующая группа. Работа также ведется и по линии отдельных ведомств и  эта работа затрагивает, как вы видите, буквально все ведомства без исключения и  все чины без каких-либо изъятий».

Но не «антикоррупционная работа» выявила коррупционеров из  ФСБ, не их служба безопасности, не их руководители, а журналистское расследование «Новой Газеты».

В 2013 году «Новая Газета» опубликовала расследование, где говорится о зарубежной недвижимости полковника Фролова — заместителя начальника управления «К» ФСБ Виктора Воронина. В городе Стреза итальянской провинции Вербания журналисты нашли дом и 11 прилегающих построек, которые были записаны на Ольгу и Алексея Фроловых. Это жена и отец полковника.

А в это время администрация президента продолжает «координировать борьбу» по использованию чиновниками  «сомнительной собственности»,  не применяя широко п.п. 8 п. 2 статьи 235 ГК  РФ к тем, кто стал обладателем миллиардной собственности, фактически получая за  свой труд  3-5 млн. руб. в год

Беда будет, если из-за бездействия или неумелой работы с взяточниками,  долготерпение россиян иссякнет,  и они сами начнут борьбу с «сомнительной собственностью» чиновников.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире