15:40 , 21 января 2019

Пока россияне безразличны к происходящему в стране, Россия обречена быть страной бедных

Вице-премьер Ольга Голодец  признает, что в России есть уникальное явление — работающие бедные.

«На уровне МРОТ работают 4 млн 900 тысяч человек. О какой производительности труда можно говорить, если за месяц работы человек получается такие деньги», — возмущалась      вице-премьер.

Вот уже и официальный представитель МИД России Мария Захарова попросила  председателя правления «Роснано» Анатолия Чубайса объяснить, почему значительная часть россиян, по его словам, «живут бедно», а «Россия — страна бедная». Она отметила, что ждёт ответа, «как ваучер члена кабинета».

И Анатолий Чубайс  реагирует, заявляя, что ушёл из правительства более 20 лет назад, а когда начинал, то ни государства, ни экономики «по сути, уже не существовало», и их пришлось выстраивать заново.

Но о том, что же в итоге выстроили, умалчивает.

Например,  куда же прорвалось  «Сколково», которое он так расхваливал?  Именно там образовалась кормушка, позволившая  депутату Госдумы Пономарёв   за одну лекцию  получать   по 30 тысяч долларов.

Разве при таком разбазаривании государственных средств, россияне могут стать обеспеченными, как в Норвегии или Швеции?

Но россияне спокойно смотрят на это, как и на сообщение А. Кудрина о том, что общая сумма выявленных нарушений  и нецелевого использования средств в 2017 году  составила 1,865 трлн рублей. Согласно уточнению Кудрина, это почти вдвое больше, чем в 2016 году, и в 3,5 раза больше по сравнению с 2015-м.

Чего натворили в 2018 году, скоро узнаем, а может, и нет.

Мирятся россияне и с тем, что уже сказочно богатеют не только члены правительства, депутаты и министры, а обычные рядовые региональные чиновники.

Так,  согласно декларации , в 2017 году директор Департамента молодежной политики Свердловской области Ольга  Глацких заработала 1,525 миллиона рублей. У чиновницы в собственности находятся два земельных участка площадью 900 и 533 квадратных метра, квартира площадью 116 «квадратов» и гараж. Кроме того, в ее пользовании находятся еще две квартиры. Из транспортных средств она задекларировала Mercedes-Benz ML 350 и Lada 212140.

При этом годом ранее, когда Глацких стала главой департамента молодежной политики Свердловской области, ее годовой доход, согласно декларации, составил 4,25 миллиона рублей.

Нам сообщают, что в  2010 году в Москве было зарегистрировано 186 тысяч преступлений, а в  2017 году  уже 140 тысяч. Но верить этим данным не могу, и вот почему.

Доктор юридических наук Пётр Скобликов считает , что одной из самых серьезных проблем современного уголовного судопроизводства является ограничение доступа к правосудию лиц, пострадавших от преступлений, прежде всего путем необоснованных и незаконных отказов в возбуждении уголовного дела".

Исследования доктора юридических наук Александра Смирнова доказывают, что только 6% пострадавших от преступлений могут рассчитывать на защиту правоохранительных органов

Поэтому ежегодно более 9 миллионов человек, пострадавших от преступлений не могут получить статус «потерпевший», из-за того, что по их заявлениям не возбуждают уголовные дела.

Даже Генеральный прокурор Юрий Чайка ещё недавно аргументировано  утверждал    : «Действительно, всеми органами предварительного расследования закон нередко нарушается еще до возбуждения уголовного дела. Ежегодно прокуроры выявляют массу случаев, когда людям отказывают в приеме их заявлений о преступлениях при наличии бесспорных поводов и оснований для возбуждения уголовного дела. Отмененные прокурорами постановления об отказе в возбуждении уголовного дела исчисляются миллионами».

Прошло пять лет, а кто из россиян хотя бы поинтересовался: «А как с этим сейчас?»

Так наше безразличие к той жизни, что нам устроили взявшиеся осуществлять государственную власть, перерастает в соучастие в этом.

О каком доверии бизнеса  к власти можно говорить, если в 2015 году Путин публично в своём  послании  сообщил: «За 2014 год следственными органами возбуждено почти 200 тысяч уголовных дел по так называемым экономическим составам. До суда дошли 46 тысяч из 200 тысяч, ещё 15 тысяч дел развалилось в суде. Получается, если посчитать, что приговором закончились лишь 15 процентов дел. При этом абсолютное большинство, около 80 процентов, 83 процента предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес. То есть их попрессовали, обобрали и отпустили».

Казалось, что скоро  назовут тех, кто «прессовал и обирал», их адреса, звания, должности и фамилии были в каждом деле. Но нет, этого не произошло. И уже  2016 году депутат докладывал   Госдуме о том, что в  2015 году  из более чем 230 тыс. уголовных дел, возбужденных в сфере экономических преступлений, до суда дошло только чуть меньше 35 тыс. уголовных дел.

Сколько обобрали и попрессовали в 2016-18 г. никто сказать не решается. Но никто и не спрашивает.

При этих обстоятельства, российское общество, что  всенародно голосовало за жизнь по правилам, изложенным в Конституции России, отмалчивалось. 

Никто не требовал наказания тех, кто массово издевался над теми, кто вынужден  заниматься бизнесом.  Как долго будем уживаться в такой гармонии, когда общество молчаливо недолюбливает власть и  терпеть не может то, что называет себя в России бизнесом? 


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире