15:35 , 09 мая 2014

Кто повинен в таком «правосудии»?

СМИ сообщают об аресте бывшего начальника главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД РФ Дениса Сугробова.

При этом пишут, что «необходимость ареста следователь мотивировал тяжестью инкриминируемых преступлений. По его версии, Сугробов и другие руководители ГУЭБиПК создали в ведомстве преступную группу для совершения должностных преступлений: провокации взяток и фальсификации доказательств». http://rapsinews.ru/moscourts_news/20140508/271280109.html  .                          

Прежде всего, «тяжесть инкриминируемых преступлений», не является основанием для избрания какой-либо меры пресечения вообще  (ст.97 УПК РФ. 

 Если этого не знает следователь и судья, они не имеют права занимать такие должности.

Если этого не знают журналисты, они не имеют права писать о событиях, связанных с применением права. Дилетантов в этой сфере деятельности быть не должно.                                 

Тяжесть совершённого преступления должна учитываться, как  одно из обстоятельств при избрании меры пресечения. Но делать это можно только исследуя доказательства, положенные в основу такой квалификации преступления. 

Правоприменительная практика удостоверяет, что суды, избирая такую меру пресечения, как заключение под стражу, никогда не исследуют доказательства, положенные в основу предъявленного обвинения, но в своих решениях каждый раз указывают на то, что «обвиняемый совершил преступление, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трёх лет».

Вот так, доказательства обвинения суд не исследует, но в своём решении об аресте неправомерно утверждает, что обвиняемый совершил то, за, что может быть наказан на срок свыше трёх лет лишения свободы.

Разве это можно назвать  ПРАВОСУДИЕМ?

Могли ли при таком судопроизводстве судьи выявить фальсификацию по делам, что формировало ведомство Д. Сугробова?                           

События, связанные с деяниями «уникального» ГУЭБиПК  вскрыли ещё одну страницу лжи, связанную с раскрываемостью преступлений в стране. 

Так, правоприменительная практика и проводимые исследования показывают, что раскрываемость преступлений на уровне 15%,  а Президенту  страны  В. Путину, уже который год говорят, что раскрываемость преступлений составляет 56% и он публично озвучивает эти недостоверные сведения. http://ria.ru/incidents/20140321/1000521390.html  .

Эксперты и помощники В. Путина не желают считаться с тем, что ежегодно около 7 000 000 пострадавшим от преступлений, по различным надуманным основаниям отказывают в возбуждении уголовного дела, лишая их тем самым статуса «потерпевший».

Так, профессор Академии управления  МВД России, доктор юридических наук  П.А. Скобликов  в статье: «Противодействие необоснованным и незаконным отказам в возбуждении уголовных дел уголовно-процессуальными средствами», опубликованной в журнале «Судья» № 9 2013 г.  https://docviewer.yandex.ru/?url=ya-mail%3A%2F%2F2360000003342973653%2F1.2&name=St-       убедительно показывает, какова в России  на самом деле криминальная ситуация и почему такая «высокая» раскрываемость преступлений в стране.

Показатель раскрываемости улучшается за счёт отказов в возбуждении уголовных дел по заявлениям о неочевидных преступлениях.

Таким образом, за последние шесть лет в  стране по различным надуманным основаниям  почти  40 000 000 пострадавших от преступлений не получили статуса «потерпевший», так как по их заявлениям уголовные дела не возбуждались.

В этой связи само создание Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД РФ, вызывает немало вопросов к тем, кто его создавал, кто подбирал кадры для такого ведомства?

Неужели по первым делам специалистам не было понятно, что эти  «умники» решили сами организовывать «преступления», заранее обкладывая свои жертвы «доказательствами», которые кроме провокации взятки, ничего более не доказывают?

Теперь же  «сам Сугробов собирается  добиваться тщательного анализа доказательств, чтобы доказать свою невиновность».    

Всё это, в который раз доказывает, что в стране нет ПРАВОСУДИЯ.

А как ему быть, если судьи не исследуя доказательств, осуждают более 60% подсудимых?

Таковых уже за два последних года в стране оказалось 1 220 000. http://www.gazeta.ru/social/2014/02/11/5901105.shtml  .   

При такой правоприменительной практике судьи утрачивают навыки, позволяющие им выявлять доказательства, полученные с нарушением порядка судопроизводства, установленного Конституцией и УПК РФ.     

Как 40 лет практикующий юрист, кандидат юридических наук, могу утверждать, что если провести экзамен среди судей по каким основаниям подлежат исключению доказательства, полученные с нарушением порядка уголовного судопроизводства, то его вряд ли сдадут 70% работающих судей.

Но именно только судей закон наделил правом исключать доказательства, полученные с нарушением требований Конституции и УПК РФ (ст. 235 УПК РФ).

Сила судебной власти состоит в точном исполнении требований Конституции РФ, иных законов и соблюдении порядка судопроизводства. Игнорирование судьями требований Конституции РФ и иных законов разрушает судебную власть даже и тогда, когда судья поступает только справедливо, т.е. действует беспристрастно, но не  на законных основаниях.

Почему глава государства не принимает меры к тому, чтобы поступающие на его имя частные прошения проверялись надлежащим образом и по ним выносились не формальные отписки, а принимались решения по существу обращения?                                                                             

Только обеспечивая верховенство закона, глава государства может заслужить глубокое уважение и доверие, избравших его на должность Президента России граждан.                                                                                    

Из содержания Конституции  РФ можно сделать вывод о том, что Президент России является «верховных охранителем» правосудия.

Суд в России вершится назначенными Президентом России судьями от  имени Российской Федерации. Главой же Российской Федерации является избранный гражданами России Президент, который по конституции РФ (ст. 83, 84) обеспечивает должное исполнение законов всеми органами власти, являясь гарантом Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина. 

Поэтому ответственность за действия судей прямо переходит не на самих судей, а на ту власть, которая организовала такое судопроизводство. 

Установление в России ПРАВОСУДИЯ станет самым высоким достижением в деятельности Президента России. Но пока за 20 лет этого не смог сделать ни один  Президент. Полагаю, что мешают этому те, кто даёт недостоверную информацию Президенту страны о состоянии борьбы  с преступностью и о деятельности судей.    

Президенту, имеющему высшее юридическое образование, нельзя в вопросах применения права полагаться только на увешанных званиями и наградами «экспертов» и долгие годы работающих с ним помощников.

 Администрация Президента страны обязана давать анализ обращениям граждан. Именно в них и содержится реальная, а не благостная картина борьбы с преступностью и тем, как эта борьба осуществляется.     



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире