12:48 , 14 февраля 2014

Откровения Генерального прокурора России не могут оставаться обществом не замеченными

СМИ сообщают о том, что выступая 12 февраля 2014 г. в Госдуме, генеральный прокурор Юрий Чайка сказал: «Громкое уголовное дело о крышевании подмосковными прокурорами незаконного игорного бизнеса было возбуждено безосновательно».         http://www.interfax.ru/russia/txt/357722.

При этом  Ю. Чайка пояснил, что у следствия не было объективных доказательств получения взяток прокурорами.

По мнению генпрокурора, дело было возбуждено с целью ареста организаторов подпольных казино и получения от них нужных следствию показаний.

Чайка, также считает, что с подачи следствия СМИ растиражировали искаженную информацию о ежемесячном доходе казино от 5 до 10 млн. долларов, 85% из которых якобы шли на взятки прокурорам.

В этой связи не может не возникнуть вопрос: «А чем занимались прокуроры по этому делу подчиненные именно Генеральному прокурору России?» 

Именно они осуществляли надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия (ст. 37 УПК РФ).

Именно прокуроры в срок не позднее 24 час. с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, обязаны были отменить постановление о возбуждении уголовного дела, если постановление о возбуждении уголовного дела было незаконным и необоснованным (ч. 4 ст. 146 УПК РФ).

Почему этого не сделали? Кого боялись или кому  угождали? Почему только спустя два года, признано, что  дело «было возбуждено безосновательно»?

Если «у следствия не было объективных доказательств получения взяток прокурорами», то почему об этом не заявляли государственные обвинители, когда их коллегам в суде избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу?

Сами прокуроры испытали то, что испытывают тысячи граждан, которым ежегодно, на протяжении десятилетий избирают  в качестве меры пресечения, содержание под стражей, без проверки законности предъявленного обвинения.

Но эта порочная практика продолжается и в настоящее время, несмотря на то, что весь знает как активистов «Гринпис» обвинили в пиратстве и правомерность такого обвинения никто не проверял, включая и суд, который решал вопрос об их аресте по такому чудовищному обвинению.

Сейчас даже сам Генеральный прокурор России Ю. Чайка вынужден признать, что по таким надуманным обвинениям «Люди годами сидят незаконно», что прокуратурой выявлено более 4,6 тысяч человек, которые были незаконно арестованы и задержаны. http://rapsinews.ru/incident_news/20140212/270699689.html#ixzz2t6WBNAjJ.

Удручающими являются и утверждения Ю. Чайки о том, что «дело было возбуждено с целью ареста организаторов подпольных казино и получения от них нужных следствию показаний».

Оно  удостоверяет, что в России без всяких оснований могут возбудить по любому надуманному основанию уголовное дело, для того, чтобы арестовать человека. Заметьте, Генеральный прокурор ничего не говорит о том, что мера пресечения обвиняемому может быть избрана только при наличии законного и обоснованного постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

Кроме того, Ю. Чайка говорит об аресте с целью «получения от них нужных следствию показаний».

А это уже даёт основание полагать, что следствие не было озабочено получением достоверных показаний, ему нужны были «нужные» показания.

Но почему только сейчас Генеральный прокурор озаботился этим? Разве в стране так поступают только с прокурорами, попавшими в немилость? Дело героя Дагестана по событиям 1999 г., инвалида 1 группы, мэра Махачкалы Саида Амирова, является доказательством того,  какие это «нужные следствию показания». 

На основе оговоров, полученных под пытками током от фигурантов уголовного дела http://versia.ru/articles/2013/nov/18/delo_saida_amirova Саида Амирова содержат под стражей, не проверяя правомерность и обоснованность предъявленного ему обвинения.

Почему такое творится в стране?

Одна, из причин, как мне представляется, это законодательное предоставление права на снисхождение при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, а также особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, установленный главой 40.1 УПК РФ.

Эти процедуры сделали невостребованными знания о методиках раскрытия и расследования преступлений, использовании криминалистики и экспертиз при установлении и доказывании виновности лица, совершившего преступление.

Оказалось достаточным получить признательные показания от того, кому предъявили обвинение, а также получить заявление о рассмотрении его дела в суде без исследования и проверки доказательств, положенных в основу предъявленного обвинения.

В результате, можно безнаказанно по любым надуманным основаниям возбудить уголовное дело. То, что оно было «возбуждено безосновательно», прокуратура  может узнает, а может и нет, лишь через два года. 

Законность и обоснованность предъявленного обвинение по данному делу НИКТО не проверит. Ни ведомственный контроль, в лице начальника следователя, ни прокурорский надзор, ни суд, избирая меру пресечения в виде содержания под стражей, а также вынося приговор в особом порядке, суть которого, не проверять и не исследовать доказательства обвинения, если обвиняемый его признаёт.

За два года по такой упрощённой процедуре в стране осуждено более 1 200 000 человек.

Всех чиновников такой порядок борьбы с преступностью в стране устраивает, кроме тех, кого назначили обвиняемым за деяния, которые он не совершал.

Другая причина, как мне представляется, заключается в том, что руководители правоохранительных органов, назначенные В. Путиным, стараются показать значимость возглавляемого ими ведомства в борьбе с преступностью.

Об этом свидетельствуют следующие суждения Ю. Чайки: «С подачи следствия СМИ растиражировали искаженную информацию о ежемесячном доходе казино от 5 до 10 млн. долларов, 85% из которых якобы шли на взятки прокурорам.

Ясно, что не следователю нужно было давать эту «информацию».

Но более опытная прокуратура решила с таким результатом работы Следственного комитета России не согласиться, тем более  что это касалось не обычных фигурантов  уголовного дела, а своих же коллег.

Подобное уже было в стране развитого социализма, о чём рассказывает в своей книге «Сыск: записки начальника уголовного розыска» И.И Карпец.

Так, за раскрытие преступления, связанного с кражей  из банка г. Еревана полутора миллиона рублей, взялся «сам» Министр внутренних дел СССР Н.А. Щелоков.  

 Этому предшествовали «достоверные данные» одного из агентов службы БХСС о том, что преступление было совершено группой «матёрых вооружённых преступников», о которых  БХСС всё известно. Штаб МВД разработал операцию по их задержанию на пути к Ленинграду.

Поверив этим «сведениям» Щелоков тут же доложил «на самый верх». И, как говорит И. Карпец, «сел в лужу». 

Время шло, а результатов не было. Желавший отличиться начальник УБХСС Перевозник врал, что «мол, операция задерживается, что его человек виделся с преступниками, и что ему, якобы сообщили об изменении планов».

Привыкший всё проверять И.И. Карпец силами сотрудников уголовного розыска установил наружное наблюдение за агентом, рассказывавшим сказки.

Это позволило установить, что «человек» Перпевозника ни с кем не встречался. Поэтому ложь начальника УБХСС была доказана.

Не исключено, что такой руководитель мог и найти «группу матёрых вооружённых преступников». Ведь фальсификаторами уже создавалось представление о том, что банк был ограблен «бандой особо опасных вооружённых преступников».

Более того, уже был сделан доклад о них «наверх», выставлены вооружённые засады на пути в Ленинград, куда никто и ехать не собирался.

Фактически же кражу в банке  г. Еревана совершили молодые люди, в возрасте 25 лет, ранее не судимые. Это сумели раскрыть сотрудники уголовного розыска, которыми умело 10 лет руководил генерал-лейтенант милиции, настоящий доктор  юридических наук И.И. Карпец.

Он всегда говорил, что истинные профессионалы могут ошибаться, но никогда не имеют права творить беззаконие.

Считаю, что сыщиками надо  назначать только тех, кто сдаст зачет по книге И.И. Карпеца.

В этой связи, не может не вызывать тревогу то, о чём говорит Ю. Чайка про «искажённую информацию» следствия. Особенно это настораживает по делу мэра Махачкалы Саида Амирова.

СМИ действительно растиражировали то, как мэр Махачкалы был задержан и доставлен в Москву и в чём обвиняется. Но, как оказалось, «у следствия не было объективных доказательств»  подтверждающих предъявленное Саиду Амирову обвинение. Имелись только  оговоры, полученные под пытками током от фигурантов уголовного дела http://versia.ru/articles/2013/nov/18/delo_saida_amirova.

Этот факт никто не опроверг. Более того, следствие предъявило мэру Махачкалы другое обвинение, выделило материалы дела и направило их в суд.

Воздержания от поспешных оценок, отсутствие «утечки» в СМИ не подлежащей разглашению информации, по делу не происходит.

Но по этому делу Генеральный прокурор Ю. Чайка, пока не высказывается.

Как всё это напоминает то, о чём поведал в своей книге И. Карпец.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире