12:34 , 29 сентября 2014

Закон «О трансплантации органов и (или) тканей человека». Кому нужны изменения?

22 сентября депутатом Антоном Беляковым в Госдуму РФ внесен законопроект о волеизъявлении граждан по поводу согласия на посмертное изъятие органов для трансплантации. В Пояснительной записке к проекту закона приводится статистика, наглядно демонстрирующая несоответствие потребности в операциях по трансплантации органов в России реальным возможностям помощи нуждающимся больным. По данным Минздрава в настоящее время осуществляется только 16 % операций по пересадке органов от общего числа необходимых операций. Причина – невозможность получения органов для необходимой трансплантации, связанная, в том числе, с правовой неурегулированностью данного вопроса.

Обратимся к действующему законодательству. Статья 8 Федерального Закона «О трансплантации органов и (или) тканей человека» (ФЗ № 4180-1 от 22.12.1992) «Презумпция согласия на изъятие органов и (или) тканей» говорит о том, что изъятие органов и (или) тканей у трупа не допускается, если учреждение здравоохранения на момент изъятия извещено о том, что при жизни данное лицо, либо его близкие родственники, или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его органов и (или) тканей после смерти для трансплантации реципиенту. То есть, закон Российской Федерации подразумевает презумпцию согласия, это значит, что после смерти пациента его органы могут быть использованы в качестве донорских, если при жизни человек или его родственники каким-либо образом не поставили в известность медучреждение о несогласии на изъятие его органов. Российские врачи часто сталкиваются с последующими судебными исками родственников умершего, несогласных с изъятием его органов для пересадки нуждающимся пациентам. Естественно, в сложившейся ситуации врачи, чтобы обезопасить себя от таких претензий со стороны родственников умерших пациентов, обращаются за их согласием. В результате теряется драгоценное время и очень часто следует отказ в согласии. Вот причины ситуации, сложившейся в отечественной трансплантологии.

В законодательстве США, Дании, Швеции, Великобритании напротив действует презумпция несогласия, то есть после смерти пациента его органы могут быть изъяты для трансплантации только(!) в случае наличия документально оформленного письменного согласия самого человека.

Тем не менее, в России в условиях действия презумпции согласия летальность в листе ожидания больных, нуждающихся в пересадке органа, составляет около 60 %, а в США, где действует презумпция несогласия – 6 %. Причины заключаются в разной ментальности, уровне правовой культуры, просвещения населения по вопросам донорства.

Предлагаемый законопроект вносит изменения в уже существующий закон «О трансплантации органов и (или) тканей человека». Вышеуказанную статью о презумпции согласия предполагается дополнить следующими словами: «Волеизъявление совершеннолетнего дееспособного гражданина о согласии на изъятие органов или тканей из своего тела после смерти для трансплантации (пересадки) может быть выражено в устной форме в присутствии свидетелей или в письменной форме, заверенной руководителем медицинской организации либо нотариально, или путем внесения соответствующей информации в документы гражданина Российской Федерации, а после его смерти одним из близких родственников или законным представителем в письменной форме, заверенной нотариусом». Предлагается утвердить перечень документов, в которые будет внесена информация о согласии гражданина на изъятие органов и (или) тканей после смерти. Также законопроектом предлагается сформировать электронную базу данных доноров органов и тканей.

Таким образом, внесенный в ГД законопроект не отменяет презумпцию согласия, но разъясняет и определяет, каким образом согласие на трансплантацию органов может быть выражено гражданином при жизни.

Автор законопроекта ссылается на практику ряда штатов США и стран ЕС, где совершеннолетние граждане в обязательном порядке фиксируют свое согласие в водительских правах или страховом свидетельстве. В этом случае врачам не нужно терять драгоценное время на поиск родственников, которые дадут согласие на забор органов. Такие меры необходимы в США и Европейских странах, поскольку там действует презумпция несогласия, и в случае отсутствия документально выраженного согласия человека на трансплантацию его органов, действия по забору органов в случае его смерти будут незаконными и наказуемыми.

Конечно, российские врачи за предлагаемые изменения, поскольку отметка о согласии в паспорте это — явное и документально подтвержденное волеизъявление гражданина, которое позволит произвести трансплантацию в кратчайшие сроки. А это — именно тот случай, когда время как никогда дорого. И врачей можно понять – принятие таких поправок в закон даст им правовую защиту.

Однако, в случае внесения предлагаемых изменений в российское законодательство, где изначально определена презумпция согласия(!), возникнет еще больше проблем и дополнительных вопросов.

Законопроектом предлагается внести данные о согласии в паспорт либо иной документ гражданина. Однако, желание человека может меняться, и не один раз, в течение жизни, и в этом случае гражданину придется менять паспорт либо иные документы. И врачей отметка в паспорте полностью не обезопасит от возможных судебных тяжб. Родственники могут оспорить забор органов, ссылаясь на то, что человек изменил свое желание, но не успел при жизни внести изменения в паспорт.

Закон в России разрешает изымать органы для трансплантации у умершего человека, если нет явно (документально) выраженного несогласия на эти действия умершего либо его родственников. Проблемы здесь возникают скорее не законодательные, а этические. Причина в том, что врачи боятся брать на себя ответственность, так как в условиях российской реальности и ментальности очень часто родственники умершего обращаются с исками и претензиями, узнав о том, что были изъяты органы.

Никакой критики не выдерживает предлагаемое в законопроекте устное выражение волеизъявления в присутствии свидетелей. Также не ясно, каким образом может быть осуществлено волеизъявление на согласие «после его (гражданина) смерти одним из близких родственников или законным представителем в письменной форме, заверенной нотариусом». После клинической смерти при необходимости трансплантации счет идет на минуты, а нотариальное заверение требует времени.

Представляется наиболее реальным правовым решением в данной ситуации составление документа аналогичного завещанию. Гражданин, принявший решение о своем согласии на добровольную трансплантацию, может нотариально заверить свое волеизъявление, и важно, чтобы его можно было изменить в любой момент.

 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире