Если на декабрьской пресс-конференции был намек, то здесь громко, чтобы все услышали и поняли объявлено официальное начало транзита.

Основание: мы теперь сильные, и можем себе позволить.

Любимый мотив последних лет: мы не меньше или равно СССР, мы больше или равно СССР, мы не догоняем, а перегнали.

Это особенно видно на оружии: догоняют нас, поэтому можно не кидать тревожные миллиарды на армию, а просто держать ее в тонусе, а деньги потратить на другое.

На что другое? От СССР мы отстанем в демографии. Демография — это безопасность. Деньги нужно туда не жалея.

Конституцию правим и утверждаем правки на референдуме. Оппозиции и иностранцам такие поправки будет труднее подвергнуть сомнению.

Убираем «два срока подряд». Второго Путина по продолжительности власти быть не должно: такая продолжительность связана с чрезвычайными обстоятельствами выхода из распада страны, рецессии и слома прежней жизни. Теперь максимум 12 лет. А если снова Медведев, то и вовсе шесть.

Не только продолжительность, но и полномочия, которые за эти годы собрал Путин, не могут быть в том же объеме переданы другому лицу. И в этом смысле не должно быть второго Путина. Поэтому полномочия делим.

Теперь правительство не только президентское, но и парламентское: парламент утверждает премьера и министров и президент не может их не принять. Но может уволить. Ослабляем президента, (который, теперь уже ясно, больше не Путин.

В случае конфликта, кто решает? Госсовет и/или конституционный суд.

Роль Госсовета усиливается. «Закрепить статус и роль Госсовета в конституции». Про него теперь что-то такое новое будет записано в конституции. Потому что надо, как говорил Достоевский, чтобы человеку было куда пойти — например, с президентского поста.

А конституционный суд, наоборот, дисциплинировать: в случае чего дать право судей увольнять, если не достойны. Конституционный и верховный суд теряют остатки независимости ельцинских времен, у обоих теперь новая жизнь.

Верховный/констиутуционный суд проверяет законопроекты на предмет соответствия конституции.

Парламент больше влияет на правительство, суд на парламент, президент на суд, Совет федерации на президента (в вопросе о назначениях глав силовых ведомств и, видимо, министра иностранных дел).

На Госсовет в новой схеме пока не влияет никто.

Усилить роль губернаторов: во-первых, они — члены госсовета, во-вторых, из них, возможно придется присматривать преемника на президентский пост.

Главных силовиков оставить за президентом, но он назначает их в консультациях с Советом федерации — то есть с тем же Госсоветом.

Государство заканчивается слишком высоко и далеко от народа – на уровне губернаторов. Его надо спустить ниже – на уровень мэров и даже муниципальных депутатов, встроить даже муниципалов в вертикаль. Тем более муниципальные выборы дали лазейку чужим людям, не патриотам в политику — в той же Москве. Это называется «единая система публичной власти». А не разорванная, когда одна строится сверху, а другая снизу, и одна так, а другая сяк.

Патриотизация элит — все высшие чиновники только с российским гражданством без иностранных паспортов и видов на жительство. Президент — 25 лет без перерыва живет в России и никогда не имел иностранных паспортов и видов на жительства. Имеется в виду только постоянный вид на жительство или временный тоже, вроде длительных учебных виз и разрешений на проживание. Если второе, получается, что любые выпускники политических программ Йельского университета от Навального до мистера Х не проходят. Но и любые выпускники иностранных вузов, включая детей высших чиновников, тоже не проходят. Народу, впрочем, понравится.

Российская конституция выше международных правовых обязательств. Кажется, прощай Совет Европы и страсбургский суд, там, где вопрос по существу, а не по процедуре. Заграница больше не поможет.

За это народ с удовольствием проголосует.

Объединению с Белоруссией в транзите места нет, это отдельный вопрос работы со старым и важным активом.

Россия должна быть как здоровая клетка: плотная оболочка снаружи, непроницаемая для вирусов, но живая внутри. Капитализм сохраняется. И сохраняется коалиционный характер власти — за внешний контур по-прежнему отвечают силовики (они, вместе с президентом, Госсоветом и прочими определяют, кто и что тут вирус), экономисты во власти — за развитие, экономический рост и отсутствие технологического отставания (это тоже параметр безопасности).

Лучшее действоваить не в догонку, а с опережением. Параметры транзита власти, при котором Путин уходит, но не в сторону, а куда-то в новый верхний отсек усложненной системы, заданы, и чтобы ее построить, не обязательно теперь ждать 2024 года.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире