Настоящим показателем, пришла ли оттепель, можно считать дело Кирилла Серебренникова. Три события весны-лета — перенос стройплощадки храма в Екатеринбурге, быстрое освобождение Ивана Голунова и возврат дела Седьмой студии (оно же Серебренникова) судьей Мещанского суда Аккуратовой в прокуратуру «для устранения противоречий» после судебной экспертизы, которая показала, что «не украли, а сэкономили» – давали одну картину. Неожиданно суровый ответ на обыкновенное для Москвы непослушание — своем другую. Смягчение или отмена наказани многим участникам непослушания показалась возвращением к первой оттепельной акварели.

Но верификацией большой картины, установлением общего знаменателя пока является сегодняшнего событие: возвращенное дело могло прокиснуть и разложиться на стадии доследования, вместо этого Мосгорсуд (вышестоящая инстанция) рассмотрел апелляцию следствия и прокуратуры на возвращение дела и отравил его в том же виде обратно в Мещанский суд слушаться дальше, но у другого судьи — которого, возможно, не поставят в тупик слабые доказательства вины и противоречия. Или поставят, мы пока не знаем. Но знаем, что участникам процесса, судя по всему, придется по второму (может быть сокращенному, но от этого не легче) кругу повторять, то что они год говорили на прежних заседаниях. Дело «Седьмой студии» — показатель оттепельности и акварельности нашей жизни, потому что остальные — храм, протест, Голунов — пока сравнительно короткие эпизоды, а дело Серебренникова началось до них, как видим, продолжается после.

Пока наблюдаем типичную для поздних авторитаризмов борьбу сторонников жесткой линии (стояли как стоим) и внутренних реформаторов (чтобы не упасть, движемся). И попытку замкового камня режима держать баланс — на каждый плюс отвечать минусом и на каждый ноль единицей — и так удерживать равновесие. Что отчасти соответствует попытке одновременно стоять и ехать на велосипеде. Или ехать с выпростанной для стояния подножкой.

В недавнем подкасте у меня с Юрием Сапрыкиным и Гошей Бюргером была высказана мысль, что если бы дело Серебренникова началось сейчас, оно не продлилось бы так долго, потому что гражданское общество стало чувствительней к демонстрационным репрессиям. Сейчас придется это проверить на практике. Как воспримет гражданское общество — публичное и непубличное внутриэлитное — второй круг дела Серебренникова: будет спокойно наблюдать за вторым раундом, или уже терпения лопнет и найдутся действенные формы корпоративной и прочей солидарности? От течения и исхода этого второго раунда зависит то, на чьей счет будет записан итог этого года.

Этот итог даже не про чью-то победу, а про тот самый баланс: система, где Серебренников не свободен так же, как его самозваные идейные и художественные антагонисты не находится в равновесии, она перекошена.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире