Нашлись-таки те, слава богу немного, кто удивился, как мне не нравится, что русскую девку в Америке поcадили в тюрьму — до суда, даже до приговора — за звонки и имейлы, а за нее никто ни здесь, ни там не вступился из общественности. Правильно, русских девок в Америке надо больше сажать, а лучше пороть. Нечего в хорошую Америку шастать и имейлы там писать, встречи какие-то организовывать. И вообще нет дыма без огня, и спецслужбы зря сажать не будут.

«Обвинение предполагает, что Бутина пыталась налаживать в США связи с целью продвижения российско-американских отношений и с этой целью завязывала контакты с американскими гражданами».

А еще оно предполагает «сговор с целью работы агентом иностранного правительства без регистрации при Минюсте США, а также непосредственно в работе иностранным агентом».

То есть организация встреч с целью продвижения отношений (в времена перестройки и нового мышления помню это называли народной дипломатией, но с тех пор переквалифицировали в шпионаж) — это уже плохо и возможно только при регистрации в Минюсте в качестве иностранного агента. А без регистрации — это, оказывается вообще тюрьма. Тюрьма за имейлы и звонки. Не за убийство, насилие и грабеж. Не за похищение государственных секретов под чужим именем, а за то что ты звонишь политику, публичному лицу, чья задача общаться с разными людьми по разным вопросам, и говоришь: «Здравствуйте, я Мария Бутина, я бы хотела пообщаться вот по какому вопросу». И лицо публичное, и имя настоящее, и вопрос тот самый.

Но нет, нельзя. Все контакты с неправильными иностранцами оказывается, должны проходить только через государство. Это в Америке, которая всегда гордилась тем, что это общество частных лиц, где мало государства.

Совершенно не важно, представляла ли Бутина кого-то, или так пыталась организовать себе социальный лифт (тем, кто по рождению приписан к чему-нибудь московскому лингвистическому нелегко понять, что молодая девка из Барнаула может увидеть его иначе, чем это видится с любимых Воробьевых гор). На мой взгляд, вся эта возня с правом граждан на оружие — опасное недоразумение. Но за что ухватилась, за то ухватилась. Не важно, разово представляла или была на зарплате, студенты по-разному подрабатывают. Важно, что она делала вот это самое — имейлы, звонки и разговоры. Даже не волнения организовывало по расовому признаку, как пригожинские тролли. И вот за это самое — до приговора, просто в ожидании суда (следующее заседание в феврале) — ей уже несколько месяцев положена одиночная камера. Домик, который построил Джек.

Тут целых четыре печали. Первая, что такое обвинение вообще возможно. Вторая, что за него можно попасть в тюрьму, да еще до суда. До обвинительного приговора, то есть не будучи признанной виновным — за имейлы в одиночку.

Третья, что в Америке, где столько прекрасных НКО, которые никто не притесняет и столько прекрасных журналистов, заслуживших свой ежегодный пулитцер, это никого не взволновало. Какую-то русскую трампистку судят, так ей и надо. А ведь нельзя сказать, что несообразности незаметны. Ко мне приходили домой из бюро одного не скажу какого британского канала говорить в том числе об этом: и начали с того, что слушайте, ну явно херня какая-то происходит. Я понимаю, что для них русскую посадили, как для нас индонезийку: вот если б гражданку Британии, вот если б француженку, тогда cherchez la femme. Но все-таки.

И четвертая печаль, что здесь в ее защиту не выступил никто из частных лиц и организаций, неравнодушных к человеческим правам и свободам. В результате за нее заступается МИД, многим несимпатичный Песков и неприятный Слуцкий. И вновь замыкается круг: баба какая-то, за которую неприятный Слуцкий заступается (по работе, надо сказать, по работе), а приятный американский прокурор, копающий под неприятного Трампа ее сажает. Все гармонично.

Только ничего не гармонично. Я как-то общался с людьми из тех, кто управляли Россией в 90-е, и они говорили, какой ущерб репутации русской демократической власти нанесло, например то, как несбалансированно правозащитники и даже журналисты распределяли внимание между жертвами, пострадавшими, беженцами, рабами (напомню, были и такие) одной и другой стороны в Чеченскую войну. Это не я придумал, что этот ущерб не преодолен до сих пор.

И если мы хотим, чтобы наше заступничество за Серебренникова (хотя там уже и не знаешь, кого добавить, все гири, кажется, на его чаше, кроме Никиты Сергеевича), Сенцова, вообще всех потенциально уязвимых работало лучше, надо преодолеть себя и перестать делить собственных граждан на неприятных, которых можно посадить за имейлы «с целью завязать контакты» и приятных, кого нельзя. За имейлы без регистрации иностранным агентом с целью завязать контакты нельзя никого.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире