Из центральной Африки пришло известие о гибели российских журналистов, среди которых мной многолетний коллега Орхан Джемаль. Есть длинная традиция фильмов, блокбастеров про смелого репортера, который едет в джунгли, в горы, в пустыню на чужую или немного свою войну и привозит оттуда правдивый рассказ или разоблачительных снимок. В жизни я знал совсем немногих таких и очевидно, кандидат номер один — Орхан Джемаль. Причём голливудский сюжет состоялся. Он был в одном из первых БТР чеченского батальона «Север», который сквозь встречный поток беженцев прорвался в Южную Осетию и рассказал, что начало пятидневной войны августа 2008 г. Совсем не было похоже на заранее спланированную агрессию против молодой грузинской демократии. Выводы, которые потом подтвердились после утечек на Wikileaks и потом официально в европейском докладе прокурора Тальявини. Он летал снимать для «Дождя» и писать для нас в Слоне, там его ранили. До этого он был в Сомали. Это только чтоб перечислить самое опасное. Сейчас, благодаря ему, я узнал (и многие со мной), что ЧВК есть в центральной Африке.

Всегда поражал обидный разрыв между риском и трудностью таких командировок и сравнительно малым интересом к ним читателей и зрителей: «что там в Ливии, мой Постум, или где там…». (Правда это не касалось близких войн, вроде осетинской). Но я как подросток все детство не отрывавшиеся от карты мира понимаю, зачем он ездил туда, где происходит история. Я сам, когда появилась возможность, стал ездить в такие места, хотя никогда в по-настоящему опасные. Орхан — случай захваченности репортерством, документальным описанием современности как у поэтов стихом или композиторов музыкой. Логично правильно что он с коллегами там оказался, нелогично и ужасно, что погиб.

Оригинал



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире