Путин вроде бы первый раз говорил на Московском урбанистическом форуме. Из выступления стало, ясно, что он напрямую связывает успех чемпионата мира с изменением городской среды в Москве и по ее образцу в других местах, хотя и до чемпионата из майского указа видно, что городами намерены заняться.

Кроме кучи более или менее приятных разговоров, форум запомнился очным спором Алексея Кудрина и Сергея Собянина на первой пленарной сессии. Кудрин говорил примерно о том, что Москве хватит развиваться, потому что дальнейшее развитие столичной аггломерации будет угрожать другим регионам и подсказывал, что хорошо бы поделиться лишними московскими деньгами. Собянин отвечал, что лишних нету, потому что создавать и поддерживать среду для 20 млн это не как для 500 тысяч, а невозможно остановить рост без авторитарных запретов, а вы же рыночник, а какой рынок без свободы передвижения. Но главное, Москва конкурирует не с Рязанью и Вологдой, а с Парижем и Лондоном. То есть искомое состояние, это не когда человек внутри страны решает, остаться ему в Челябинске, или переехать в Москву, а, выбирая поверх барьеров между Москвой и Филадельфией, всерьез рассматривал Москву.

У каждой из позиций есть свои симпатичные стороны (а один из спорящих получил еще и возможность показать перед выборами, что спорит за городской бюджет с федеральной властью, так что спор в руку).

Я бываю в других городах и вижу прогресс, который там тоже есть — везде стали лучше кормить, местами покрасили фасады и убрали уродливые вывески, посадили что-то получше ноготков.

Но перед тем, как начать разговор про то, как отдать лишние московские деньги в регионы, я хочу понимать, кому их отдадут и на что. Есть ли там люди, которым эти деньги можно было бы доверить? Есть ли соответсвующие команды профессионалов, понятные планы и их исполнители. Или губернатор позовет завхоза, завсклада и начальника ЖЭКа и скажет: «Президент поручил заниматься урбанизмом, из Москвы денег пришлют, Пал Василич, ты у нас по клумбам, нарисуй». Вот этому Пал Василичу я денег ни за что не дам.

Я два года наблюдаю пешеходную улицу в центре Перми, по которой никто не ходит, и рестораны открывшиеся там на радостях через два года почти все позакрывались. Потому что мало бросить поперек бетонный блок, чтоб не ездили, выложить мелкой плиткой с соседнего комбината ЖБИ, ткнуть настурции в цементные кольца и заказать в Китае дешевые фонари под газовые. Оказывается, этим людей не завлечь. А нужно понимать, кто, зачем, почему и куда именно по ней пойдет, и как в точности сделать, чтобы пошли, и исполнить все это не силами ближайшего ЖЭКа.

Это раз. Второе, у скольких региональных команд хватит воли и терпения, создав свои вот эти самые общественные пространства, день за днем упорно бороться с теми, кто считает широкие тротуары удобными парковками для настоящих пацанов, штрафовать, эвакуировать снимать неправильные вывески, убирать самовольную рекламу день за днем годами. Иногда мне кажется, что даже в Москве устали, но потом спохватываются и продолжают. А там, сфотографировав и отчитавшись, не махнут ли рукой — против людей не попрешь — а звание «людей» обычно первым достается самым бесцеремонным.

Огромная Москва может переварить, растворить, размазать по себе бессчетное количество денег. Они на ней могут быть как пудра на великанше. Это вообще-то чудо, что удалось сконцентрировать ресурсы и потратить их с таким наглядным результатом, могли бы ведь и дальше за те же деньги сажать настурции, класть весенний асфальт после зимних шипов и строить «Народные гаражи».

Но ведь и под разговоры про бедную-несчастную провинцию можно потратить бесконечное количество денег и остаться бедной-несчастной провинцией.

Я в принципе не против, хоть живу в Москве, чтобы часть денег уходила на урбанизм в провинции, в моем родном Ярославле например. Но я хочу понимать, что там есть люди, которые сумеют потратить это с таким же видимым результатом, как здесь, изменив городскую среду так же быстро и необратимо. А не рассказывали бы о том, что много дыр, в них все и усело. Пока же я вижу, что Ярославль с центром, занесенным в Юнеско, не может сделать простую вещь, которая почти ничего не стоит городу — принять регламент по вывескам и снять с фасадов пестрый ужас. Это без всяких московских денег бесконечно облагородило бы город. Но не делают даже того, что бесплатно.

И вот пока я все это думал, попал на сессию с Ричардом Флорида (автор словосочетания «креативный класс», с тех пор сильно полевевший). Он был не в курсе спора Кудрина и Собянина, но что-то там свое доказывая произнес: «Если Англия doesn’t have London it has nothing. If France doesn’t have Paris it has nothing. If you don’t have New-York and Los Angeles in the US, you have nothing!» И это беспощадная правда. Неважно, что там в Питсбурге, если в США нет Нью-Йорка.

Москва только недавно начала становиться чем-то, something, не в униженном локальном смысле (город с колбасой), а именно что рядом с Парижем, Мадридом и Стокгольмом. И надо дать ей возможность стать тем, без чего нет России, ей и потом Петербургу, и это будет на благо всем остальным. Потому что в глобальной сетке координат не имеет значения, насколько Челябинск уподоблен Москве. В ней важно насколько Москва может быть уподоблена Парижу. Внутренняя сопоставимость тут не заменяет внешнюю. Да, жителям Самары это может быт обидно, но и жителям Лиона, которые могут мнить себя хоть сердцем, хоть желудком Франции, обидно слышать про «нет Франции без Париж"а, но Ричард Флорида прав даже по отношению к такой децентрализованной стране, как США: если убрать с восточного Берега Нью-Йорк и оставить там все остальное — Филадельфию, Вашингтон, Ричмонд, Портленд непонятно ради чего было городить весь этот соединенный североамериканский огород. Москва мирового уровня может вытащить всю Россию на мировой уровень, вряд ли если начать с Рязани выйдет лучше. Рязань мирового уровня могут не заметить, а заметят Москву, найдут и Рязань.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире