На следующей неделе, в понедельник 13 ноября, в городе Челябинске состоится первое слушание по апелляции АФК Системы к Роснефти. История противостояния Системы и Роснефти уже давно стала предметом интереса не только российского бизнеса, экономистов и юристов, но и международных наблюдателей, журналистов и инвесторов. За последние несколько месяцев формулировка «дело Башнефти» стала практически нарицательной, символизирующей даже не столько изъяны российской судебной системы, сколько подтверждение тезиса о почти безграничном влиянии Роснефти. 

Действительно, нестыковок в этой истории очень много. Рассмотрим самые очевидные из  них. 

Начнем с самого интересного – как Роснефть подала иск к Системе. Система владела Башнефтью с 2009 по 2014 год, а три года назад Башнефть вернулась в собственность государству из-за того, что еще в 90-х Башнефть неправильно приватизировали. Естественно к Системе это большого отношения не имеет, так как куплена нефтяная компания была только в 2009-ом, но компанию пришлось вернуть.

То есть с 2014 по 2016 год Башнефтью владело Росимущество. Осенью 2016 года Башнефть после приватизации оказывается в руках у Роснефти. Стоимость сделки – 330 млрд рублей. И тут начинается банальная жажда наживы. Роснефть подает иск к Системе, которая к тому моменту не владела Башнефтью уже почти три года. Почему иск подан не к Росимуществу, которое по факту было собственником Башнефти на момент покупки? Ну а если на то пошло, то почему два года молчало Росимущество? Видимо государство никаких поводов для иска действительно не обнаружило.

Не меньше вопросов вызывает суть претензий. По версии Роснефти, «нанесением ущерба» считается выкуп акций миноритариев и их последующее погашение. Хорошо, допустим, на Роснефть не распространяются законы об акционерных обществах, которые прямо регламентируют эти процедуры, но куда большее удивление вызывает то, что и  Росимущество осуществляло такой выкуп с 2014 по 2016-ый. Почему к Росимуществу претензий нет? Более того, в феврале 2017-го, когда Башнефтью уже владела Роснефть, Башнефть снова выкупила собственные акции у миноритариев. 

Примеров выкупов акций на российском рынке масса: «Северсталь», «Норильский никель», «Уралкалий» успешно осуществляли подобные операции. И это не вызывало ни  у кого вопросов. Более того, такая практика характерна не только для России. По оценке аналитиков Goldman Sachs, в 2017 году компании из S&P 500 потратят на обратные выкупы около $780 млрд. Эта сумма значительно превышает объем средств, который направят на выплату дивидендов. 

Но, пожалуй, самая сочная часть этой истории – это мотивация Роснефти по увеличению суммы иска со 106 млрд до 170 млрд рублей. Причина изменений якобы в том, что Роснефть пересчитала убытки по новому курсу доллара. Конечно, рубль существенно обесценился по отношению к доллару, но почему эту разницу должна оплачивать Система ясно только Роснефти.

Как частная компания может нести ответственность за девальвацию национальной валюты? Интересно, а если бы рубль укрепился за эти годы по отношению к доллару, стала бы Роснефть снижать сумму иска? Почему-то мне кажется, что нет. 

В контексте нефтяной компании логика Роснефти непонятна вдвойне. Нефтяные компании продают нефть за доллары, их затраты в России в рублях. То есть когда курс доллара растет (что собственно мы и наблюдаем последние годы), нефтяные компании существенно выигрывают. И как сюда вписывается «аргумент» Роснефти об убытках из-за девальвации рубля?

Если уж на то пошло, то почему вся сумма должна быть пересчитана? Если взглянуть на  валютные накопления Башнефти, то на конец 2014 года, 99% денежных средств компания хранила в рублях, к концу 2015 – 96%, в конце 2016 – 93%. Если же суд принимает спорный аргумент Роснефти об убытках, тогда нужно пересчитывать не всю сумму по  курсу доллара, а лишь пропорциональную ее часть. Естественно Роснефть не смогла предоставить доказательств того, что вся сумма должна быть пересчитана. 

Более того, Роснефть не могла не знать, что внутренний регламент Башнефти предписывает продажу валютной выручки в полном объеме. 

В этом контексте интересно дело Транснефти против Сбербанка вокруг сделки 2013 года. Тогда Транснефть заключила соглашение со Сбербанком о продаже $2 млрд за 65 млрд рублей, то есть по курсу 32.5 рубля за доллар. В итоге, на момент осуществления сделки доллар уже стоил 66 рублей, то есть Транснефть потеряла 67 млрд рублей. И как ни  старалась Транснефть представить эту историю, обвиняя Сбербанк в сокрытии сопутствующих рисков, в итоге здравый смысл возобладал и пусть и в апелляционном суде, но иск Транснефти был отклонен.

Из всего вышесказанного следует, что исходя из банальной логики и минимального соблюдения права, Челябинский суд должен пересмотреть «дело Башнефти». Такое решение бы, безусловно, стало историческим и положительно бы сказалось как на бизнес климате, так и на инвестиционной привлекательности России. 


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире