Вообще, конечно, если разобраться, то мы живем уже в совершенной фантастике. Ну, вот, скажем, как работает вакцина от вируса? Традиционно вакцины делают на основе инактивированного вируса. То есть, берут именно этот вирус, ослабляют его, и, уже безопасный, вводят в организм, чтобы тот научился его распознавать и выделять антитела. Это долгий процесс, занимает лет десять.

Есть векторная вакцина. В этом случае берется уже изученный вирус, похожий по своему строению на новый, из него выделяется кусок кода ДНК, отвечающий за присоски короны, и помещается внутрь клетки. Клетка начинает производить присоски без остального вируса, организм их замечает, учится распознавать, и вырабатывает антитела.

И есть вакцина на основе искусственно синтезированной матричной РНК…

Нет, наверное, вначале надо рассказать, как вообще все это работает. С самого начала.

Давайте сравним наш организм, ну, скажем, с гибридным автомобилем. Чтобы он работал, ему нужно три компонента. Углеводы. Это топливо, из которых он получает энергию. Бензин. Залился сосисками на полный бак — поехал. Жиры. Это аккумулятор, который запасает лишнюю энергию из сосисок. Если в баке нет сосисок, наш автомобиль переключается на запасенные жиры, начинает окислять их, и переходит с бензина на электричество. И белки. Белки — это основа всего. Это металл, резина и кожа. Из которых построен наш автомобиль. Металл для его рамы, резина для колес, стекло для лобовухи, кожа для сидений.

Белки состоят из аминокислот. Аминокислоты — это такие детальки лего. Из которых и собираются рама, или подвеска, или стекло, или резина. Всего аминокислот нам нужно двадцать. Организм способен произвести двенадцать. Для получения остальных восьми мы и жрем сосиски. Энергия из них идет прямиком в бак, а белки, расщепляясь в пищеварительном тракте на аминокислоты, идут по топливопроводу в маленькие такие микроскопические автомобильные заводики — наши клетки. Ну, да, в нашей машине есть фабрика по её же производству, вот так, такая вот кривая аллегория (здесь смайлик, разводящий руками, вот этот вот: ¯\_(ツ)_/¯) Там из аминокислот заново собираются белки — коллаген для суставов, гемоглобин для крови, какие там еще.

Белки собираются посредством сборочного робота — рибосомы. Рибосома — робот абсолютно тупой. Он понятия не имеет, какую детальку в какой последовательности куда приставлять. Ему пофиг. Он тупой. Для того, чтобы он собирал нормальные белки, а не всякую непонятную фню типа «Лада Седан», в него вставляется инструкция. Инструкция эта записана на спирали ДНК и содержится в сейфе — ядре клетки — в сорока шести томах, называемых хромосомами. Но извлекать её из сейфа нельзя. А вот так вот. ¯\_(ツ)_/¯ Потому что она, скотиняка, очень чувствительная, и если вы хоть одну страницу — да что там, страницу, хоть одну буковку хоть одного тома заляпаете своими пальцами — весь код пойдет по звезде и тупой неврубастый сборочный робот рибосома начнет производить всяких уродцев типа «Москвич 412» с тремя хвостами.

Поэтому инструкцию копируют прямо в сейфе. Он с функцией встроенного принтера. Этот принтер и выдает наружу отпечатанные копии священной торы зачеркнуто инструкции. Они и называются РНК. РНК и есть там самая перфолента, которая вставляется в тупой неврубастый сборочный робот рибосому, и он ползет по ней — натурально, ползет по ленте РНК, в самом прямом смысле — и, согласно дырочкам, берет аминокислоты и составляет их в правильном порядке в белки.

Что делает вирус? Вирус — это просто инструкция, заключенная в оболочку. В нем больше нет ничего. Только ДНК. Или РНК — в зависимости от типа. И оболочка. И всё. Сам себя производить он не может. Для этого ему нужна машина, в которой уже есть набор винтиков, гаечек и деталек. И тупой робот. Который дупля не отбивает. Вирус проникает в организм и пристыковывается к клетке. Для этого у него, как у космического корабля, есть стыковочные шлюзы. Те самые ножки на короне коронавируса, которые всем так уже хорошо знакомы, и есть именно стыковочные шлюзы, которыми он присоединяется к стыковочным шлюзам на оболочке клетки. По принципу штепсель-розетка. Мама-папа. Винтик-гаечка. Пестик-тычинка… Хм, что-то меня занесло.

Коронавирус он называется не потому, что похож на корону царя, а потому, что похож на корону Солнца во время затмения — шар, из которого торчат как раз эти самые стыковочные ножки-шлюзы. Для штекеров вируса «Ковид-19» наибольшее количество подходящих розеток содержи Еще ферменты с такими розетками есть в мозгу — когда ковид стыкуется там, пропадает обоняние. После стыковки вирус открывает шлюз — но вместо веселых радостных космонавтов «Эге, здарова, браты, а вот и мы с горилкой и цибулею!» на космодром — в клетку — проникает лишь всратая перфолента. Которая берёт и вползает в тупой неврубастый сборочный робот рибосому. Тупой неврубастый сборочный робот рибосома говорит — да ничего он не говорит, он совсем тупой, у него даже эмоций нет — видит, что в него вставили перфоленту, зажигает зеленую лампочку, и начинает брать винтики и гаечки и закручивать их в том порядке, как это записано в перфоленте. И производить, естественно, вирусы. Когда количество тупых неврубастых роботов рибосом в каждой клетке, задействованных в производстве вирусов, превысит количество рибосом, задействованных в производстве жизненно необходимого белка, у нас не будет больше деталек, необходимых для ежедневного ремонта и обновления нашей машины, и у нас отвалятся колеса, поршня в двигле словят клина, днище пробъет напрочь и мы сдохнем. Вот, собственно, и все.

Итак, вакцины на основе инактивированных вирусов, как мы уже разобрались, берут именно тот самый вирус, ослабляют его, подсовывают тупому неврубастому роботу рибосоме, он их производит, но вреда они причинить уже не могут, антитела (тоже белки, к слову) их уничтожают, паспортные данные ублюдка заносят в базу данных, передают на охрану — и как только проходную пытается пересечь нормальный сильный вирус, он тут же получает звездянок прям на охране и внутрь уже не попадает.

На самом деле, в лаборатории вирусы, натурально, валдохают ногами, чтобы разрушить их физически, и запустить в кровь кусочки их трупов (жуткое, должно быть, зрелище) и иммунитет их засекает сам, тупой неврубастый сборочный робот рибосома в этом случае не задействован, но, поскольку он главный герой, я не могу выкинуть его из повествования, соррян. Но это долгий процесс.

Векторные вакцины берут вирус с такими же шлюзами, как у искомого, выделяют из него участок инструкции, в которой записано, как собирать именно шлюзы, засовывают её в тупой неврубастый робот рибосому, тот производит только шлюзы, те плавают по всему организму, иммунитет их засекает на радарах, сообщает истребителям, эскадрилья антител взлетает, выписывает им звездянок, передает базу данных на охрану — дело сделано. Так работает АстраЗенека, например.

Пфайзер же с Модерной пошли еще дальше. Эти хитрые жопы не стали возиться в лабораториях и пинцетом выковыривать из похожих вирусов перфоленту, и выделять из неё часть с инструкцией шлюзов — а набрали толпу грамотных программистов, которые написали им синтетическую перфоленту с программой именно этих шлюзов именно этих вирусов и подсунули тупому неврубастому роботу рибосоме под видом натурального пива зачеркнуто РНК! Ну, не совсем так, конечно, код уже был известен и расшифрован — но пробивали дырочки в перфоленте уже искусственно. Называется эта хрень «матричная РНК». Только искусственно синтезированная. А вакцины на её основе называют мРНК вакцинами.

Это прорывная технология, которая в будущем несет нам массу плюшек и вообще счастья. Вакцину эту, правда, тяжело хранить — точнее, тяжело создать логистическую цепочку по её доставке во все точки мира, потому что мРНК хранится в липидных колбочках, а липиды, это такие жиры, которые чота разрушаются при температуре выше минус семидесяти — но это уже частности. И это, конечно, будущее. Ну, офигеть же. Люди создают перфокарты для сварочных роботов, заключенных внутри ядер наших клеток, которые и не в каждый микроскоп-то видно. Блин, вот никогда не было так обидно умирать. Человек в двенадцатом веке знал, что до его рождения тысячу лет ездили на лошадях, и после его смерти тысячу лет будут ездить на лошадях. А сейчас изменения фантастически стремительны.

Когда я родился, цветной телевизор не у всех был. А сейчас смартфон, мощность которого превосходит мощность лунного посадчоного модуля с Нилом Армстронгом, интернет, Марс, «Бостон Дайнемикс», телескоп «Кепплер», дроны-убийцы, целая планета в нашей солнечной системе, заселенная исключительно роботами (их там сейчас семь, с вертолетом восемь), стволовые клетки, мРНК. Просто чертовски хочется посмотреть, что будет дальше.

Но. Вот, что лично меня вообще радует во всем этом деле. Ни на какое человеческое ДНК эта синтезированная мРНК, повлиять, конечно же, никак не может. Ну, то есть, чисто теоретически, может, но для этого надо записать такую перфокарту, которая заставит тупой неврубастый сварочный робот рибосому печатать белок, который запустит процесс обратной транскрипции — то есть, не копирование РНК из ДНК в сейфе принтером (транскрипция) а копирование ДНК из введной извне РНК (обратная т.) — но для этого нужен какой-то уже совсем полоумный больной профессор с наиновейшей тайной лабораторией и миллиардами баксов. Ну или масонское правительство рептилоидов. Забудьте, короче.

Но. Противники ГМО же этого не знают! Они что-то слышали про РНК и ДНК, и теперь находятся в полной уверенности, что эти проклятые колдуны масоны изменили их ДНК, чтобы остановить пандемию. Таким образом, мы — с точки зрения некоторых противников ГМО — имеем генномодифицированных противников генномодифицированных продуктов. А если они при это еще и антивакцинаторы — то мы имеем вакцинированных генномодифицированных антивакцинаторов, противников генномодифицированных продуктов. А если они при этом еще и адепты плоской земли… Все то же самое, но ещё на круглом шарике. Ну, скажите, это же просто замечательно? Будущее такое будущее. Фантастика.

В рамках проекта «Журналистика без посредников».

Подписывайтесь на меня на Патреон



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире