Я в унынии, господа. Не от попов или доверенных лиц и их оскорбленных чувств, упаси боже. Я уже сказал, где я все это видел вместе с их оскорбленными чувствами и законами, которые они пытаются принять по этому поводу. В вопросе попов и царей я полностью солидарен с Александром Сергеевичем.

Я в унынии от того, во что они сумели превратить мою страну. Во что страна позволила им превратить себя. Как быстро и какому гигантскому количеству людей они сумели вбить в макушку крест мракобесия по самую перекладину и какое гигантское количество людей искренне радо этому вновь обретенному рабству. 



Меня расстраивает, что процент физиков, инженеров, филологов, астрономов, ботаников, лингвистов, математиков, библиотекарей, да и просто образованных людей — стал катастрофически ничтожен по сравнению с процентом ксенофобов, мракобесов, сволочей да и просто дураков. Я в унынии от того, что почти не вижу в метро интеллигентных лиц. Что из моей жизни исчезла прослойка увлеченных очкастых физиков и лириков, жарко спорящих друг с другом и верующих только в науку, а не в бабки, не в попа и не в царя. Что страна выдавила из себя умных и продолжает выдавливать остатки. Что астрофизик Алексей Филлипенко, которого я постоянно вижу по «Дискавери» говорит по-английски, а не по-русски.

Ну ладно, дураки — с ними все понятно. Но что этот гвоздь они сумели вбить и в головы образованных людей — вот это меня расстраивает больше всего.

На войне я узнал, что человека можно превратить в животное всего за пару недель. Но то, что целый народ можно превратить в толпу нравственных идиотов всего за пару лет — для меня открытие. Как там говорил Йозеф Геббельс — дайте мне средства массовой информации и я любую нацию превращу в стадо свиней? Я удручен и этим тоже. 

Я удручен тем, что их так много. Удручен, с какой скоростью они распространяются и с какой скоростью распространяют свое мракобесие по стране. Удручен, с какой легкостью они сбрасывают с себя цивилизацию и с какой готовностью ныряют обратно в средневековье. Когда мы достигнем критической точки массы — обратного пути уже не будет. Это процесс в одну сторону. Построить Кембридж, или даже Сколково, в Православном Иране невозможно.


Меня расстраивает, что в моей стране за какой-то невероятно короткий промежуток времени — всего за десятилетие — смогли появиться все эти энтеы, босыхи, юденичи, мочители в сортирах, гундяевы, сурковы, хоругвеносцы, казаки, патриотические патрули и прочее. Меня расстраивает, что страна позволила им появиться и позволяет им бесноваться и брызгать слюной все сильнее и сильнее. Меня расстраивает, что страна позволила им — сволочам, идиотам и нравственным кастратам — захватить власть и помыкать собой. Вот это меня расстраивает уже совсем.

Мне до черта надоели все эти духовные скрепы, поповские сходки в Кремле, питерский вор там же, жаргон президента-гопника, лаокийские кодексы, оскорбление чьих-то там чувств — которые я, в третий раз повторюсь, где видал — хоругвеносцы, которые сейчас наверняка возбудятся и проч. и проч. и проч. 

Мне надоело это подвешенное неопределенное состояние. Я уже хочу, чтобы оно закончилось. Плевать уже, чьей победой — но чтобы наступило, наконец, определение. Православный Иран — значит православный Иран. Свободная Россия — значит, свободная Россия. Я уже хочу развязки. 

Нет, это я не к тому, что все пропало и все плохо. Это я просто определяю фронт работы. Россия все равно будет свободной. И не только от воров и узурпаторов. От мракобесия и невежества — тоже.

Но вот скорость, с которой мы летим в средневековье, меня расстраивает, господа.

Правда.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире