11:25 , 25 сентября 2021

Предложение по отмене результатов электронного голосования я поддержать не могу

Уважаемые члены комиссий!

Как руководитель штаба по наблюдению за выборами в Москве я вам очень благодарен за работу, которую вы проделали в течение трех дней голосования — а на самом деле этот срок значительно больше, с учетом того, что комиссия начинает работать до дня голосования: готовит помещение для голосования, принимает и обрабатывает заявления на надомное голосование, работает с книгами избирателей, вычеркивая из них избирателей, открепленных для участия в электронном голосовании. Это действительно титанический труд.

Должен сразу обозначить, что подводить итоги голосования исключительно по результатам на традиционных участках невозможно — это означает выбросить в корзину голоса почти 2 миллионов москвичей. И вы видели каждого из них — вы собственными руками вычеркивали эти 2 миллиона человек из книг, чтобы исключить возможности двойного голосования. Среди этих 2 миллионов были люди, которые голосовали впервые в связи с достижением совершеннолетия. Наверняка были и такие, кто в принципе решил проголосовать первый раз благодаря удобству. Но в большинстве своем это люди, которые до внедрения электронного голосования приходили на избирательные участки. И эти три дня голосования, находясь на избирательных участках, вы наверняка отметили, что людей, пришедших ногами сильно меньше обычного.

Далее по пунктам:

1. Данные людей, подавших заявление на участие в электронном голосовании, проходили тщательную проверку — сравнимую с предъявлением паспорта на избирательном участке. Их данные проверяли по базам, их личные кабинеты проверялись, чтобы исключить голосование «фейковых» аккаунтов. Проверки были настолько тщательные, что по итогам 125 тысяч заявлений было отклонено — этим людям предложили проголосовать традиционно на участке при предъявлении паспорта. При этом сама по себе подача заявления не означает, что человек обязан принять участие в голосовании. Мы видим, что 3,5% от записавшихся в итоге не пришли.

Также мы видим, что более 120 тысяч избирателей унесли свой электронный бюллетень с собой, то есть взяли его, но не проголосовали по нему вообще. Что касается принуждения — мне поступали такие обращения и я разбирался с конкретными случаями. Но до 13 сентября была открыта возможность отозвать своё заявление. Отдельно должен отметить, что в московской платформе была предусмотрена функция «отложенного решения» или — как я ее называю — переголосования. Этой функцией воспользовалось 296 тысяч человек — почти 16% от всех участников онлайн-голосования. Это дополнительная защита от голосования под давлением — при этом должен отметить, что на традиционных участках этот механизм не существует и таким образом избиратель становится более уязвим.

2. В день выборов в службу технической поддержки поступали обращения от пользователей, которые не могли проголосовать электронно. 174 были успешно разобраны и люди смогли проголосовать без проблем. На избирательном участке человек, зарегистрированный на электронное голосование, действительно не мог получить бюллетень, но при этом в каждой комиссии стояли компьютеры, где человек мог это сделать. Тем не менее около 50 человек из обратившихся не смогли проголосовать электронно, потому что-либо у них были несоответствия в данных, либо они вообще не подавали заявление на электронное голосование.

3. Как я уже говорил, система проверки пользователей, которые регистрировались на электронное голосование, была многоступенчатой. Она включала в себя не только проверку данных по базам, но и проверку и верификацию кабинетов, если например заявление подавал человек, который кабинетом давно не пользовался. Таким людям техническая поддержка звонила и подтверждала, что запись была осуществлена именно этим человеком.

4. По окончании голосования, в 21:00 публичный ключ к блокчейну был опубликован и каждый мог запустить свою процедуру расшифровки, что например сделал Максим Кац, раньше нас констатировав, что его кандидаты проиграли на онлайн-участке. Для наблюдателей от партий и кандидатов был обеспечен прямой доступ в блокчейн через ноду наблюдателя и все три дня, пока шло голосование, эти авторизованные наблюдатели его имели. Что касается данных избирателей — в каждом УИКе ДЭГ находился полный реестр избирателей, доступ к которому был обеспечен через АРМ Председателя. Во время голосования на УИКах присутствовали члены комиссии и наблюдатели — так же как и на традиционных УИКах, где работали три дня вы. Подобно тому как вы знакомились с книгами с реестром избирателей, так и на УИКах ДЭГ члены комиссии и наблюдатели имели доступ к реестру.

5. После 20:00, то есть после окончания голосования, необходимость в ноде наблюдателя отпала как таковая, потому что был опубликован ключ и каждый мог выгрузить данные и запустить процедуру расшифровки. До публикации результатов члены УИК находились в штабе и видели, что подсчёт голосов действительно затянулся из-за непредсказуемого большого объёма «переголосований», однако нарушения установленного законом срока не произошло.

Говорить о том, что подсчет длился 12 часов — это лукавство. Я прошу вас как профессионалов разделять понятия «данные о результатах голосования» и «официальный протокол с результатами». Данные по муниципальному голосованию в штабе были выведены на экран в 21:30, в 22:15 мы вывели на экран данные по МГД, а в 2 часа ночи я презентовал журналистам посчитанные на 2/3 данные по выборам в госдуму — об этом есть документальные свидетельства: фото, видео, показания журналистов.

6. В системе электронного голосования сохраняется анонимность, поэтому у меня нет данных этих избирателей, поэтому я не могу вам предложить сделать обзвон тех 300 тысяч людей, что воспользовались этой функцией. Однако должен вам напомнить, что помимо логина и пароля для входа в личный кабинет, для получения бюллетеня нужна авторизационная смс, которая приходит на личный мобильный телефон пользователя, который он самостоятельно указывал в личном кабинете. Это делает невозможным ни голосование, ни переголосование за другого человека

7. Я бы хотел, чтобы время получения данных о результатах голосования было сокращено, но в данном случае я отдаю предпочтение точности подсчета — каждый из вас наверняка со мной согласится, ведь на традиционных участках есть тоже два способ подсчета голосов: параллельный и последовательный. Параллельный ускоряет процедуру, но противоречит букве закона и я уверен, что на ваших УИКах вы также не жертвуете точностью ради скорости и подсчитываете бюллетени последовательным способом с соблюдением всех процедур.

Как я уже говорил выше, первые результаты по госдуме, подсчитанные без учета переголосования, я демонстрировал уже в 2 часа ночи, а дальше пошли хорошо знакомые вам обязательные бюрократические процедуры, сопровождающие оформление протоколов и передачу результатов в ГАС «Выборы». Каждый наблюдатель на каждом УИКе ДЭГ — как и наблюдатель на традиционном участке — имеет право получить заверенную копию протокола. На это тоже требуется время. Как и на доставку протокола в ТИК.

8. Мы будем продолжать совершенствовать систему в части открытости и гласности. Москва демонстрирует беспрецедентный опыт по привлечению к экспертному обсуждению всех желающих, особенно тех, кто настроен критически.

Существует техническая группа, куда входят неоднократно публично критиковавшие нас программисты. Сейчас работает группа аудита, которая разбирается первичные данные и ищет, но пока не находит следы взлома и вбросов.

Я полностью поддерживаю ваши требования к прозрачности системы и всех процедур, к подотчетности и честности выборов. Более того я считаю, что вы правы в том, что необходимо улучшать систему наблюдения за электронным голосованием — поэтому мы планируем к муниципальным выборам провести серию обучающих семинаров для всех желающих, чтобы сделать наблюдение за онлайн-голосованием еще более очевидным.

Однако ваше предложение по отмене результатов электронного голосования я поддержать не могу. Голоса 2 миллионов москвичей, с моей точки зрения, посчитаны корректно и их необходимо учесть.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире