a_vedrussov

Александр Ведруссов

27 апреля 2018

F

Визит президента Франции в Вашингтон стал очередным подтверждением того, что США активно стремятся заручиться поддержкой своих европейских сателлитов для подрыва «ядерного перемирия» с Ираном.

По итогам встречи с Трампом Макрон уже «вбрасывает» идею о необходимости разработки нового договора о контроле над иранским атомным арсеналом, давая понять, что прежние договоренности перестанут действовать в самое ближайшее время.

«Совместный всеобъемлющий план действий» (СВПД), более известный как «иранская сделка», был одобрен в Вене в формате 5+1 (пять постоянных членов Совета Безопасности ООН + Германия). Соглашение стало уникальным примером компромиссного международного решения по крайне сложной атомной проблеме: Тегерану гарантировалось право на мирное использование атомной энергии в обмен на гарантии неиспользования ядерного потенциала в военных целях.

Вплоть до прихода новой американской администрации «иранская сделка» считалась мировым сообществом успешной. Парадоксально, но в настоящий момент США не устраивает именно тот факт, что Иран добросовестно и последовательно выполняет взятые на себя обязательства. Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), имеющее доступ ко всем ядерным объектам в стране, за все время работы не зафиксировало серьезных нарушений со стороны Тегерана и многократно подтверждало, что иранская ядерная программа носит исключительно мирный характер.

К сожалению, в этом и кроется основная проблема: приверженность Ирана «ядерной сделке» неизбежно выводит его из изоляции, ведет к постепенному снятию международных санкций, что категорически не устраивают ключевых сателлитов США в регионе — Израиль и Саудовскую Аравию. К сожалению, кто платит, тот и заказывает музыку: очевидно, что действующая американская администрация в обмен на соответствующее финансовое «содействие» взяла на себя ряд конкретных антииранских обязательств и следует на Ближнем Востоке именно в том фарватере, который определяют главные противники Ирана в регионе.

Не случайно Хасан Рухани презрительно охарактеризовал поведение Трампа как «торгашеское», намекая не только на его некомпетентность в международных делах, но и на вовсе не политические соображения, которыми руководствуется американский президент в вопросе срыва СВПД.

К сожалению, разрыв якобы невыгодной для Вашингтона «ядерной сделки» с Ираном был одним из пунктов предвыборной программы Трампа, поэтому в качестве дополнительного аргумента (основным в современной политике он является крайне редко) президент США всегда может сослаться на необходимость выполнить обещание, данное своим избирателям.

Так уж получается, что политика одного американского президента может в корне отличаться от политики последующего. Это характерно для Запада в целом: каждый новый руководитель может легко оказаться свободным от обязательств предыдущего, как будто речь идет о каких-то частных вопросах, а не о межгосударственных договоренностях.

В свое время мы совершенно искренне недоумевали, почему Запад упорно не держит данное им слово (по нерасширению НАТО, например). Теперь же ситуация оказывается еще более «запущенной», чем мы могли себе представить: что там говорить о данном западными президентами или канцлерами устном обещании, если даже поддержанные всем мировым сообществом, скрепленные всевозможными печатями и подписями, сто раз одобренные ООН соглашения являются для них пустым звуком?

Изменились условия, что-то перестало быть выгодно Западу в целом или его отдельным представителям — будет сделано все, чтобы избавиться от неудобных договоров: развернутся на 180 градусов и глазом не моргнут.

Вот с такими «партнерами» и нам, и Ирану приходится сейчас иметь дело.

В этом контексте совершенно иначе выглядит поведение нашей «коллеги» по «оси зла» — Северной Кореи. Вместо договоренностей по примеру Ирана, Пхеньян решил идти на обострение, максимально повысив ставки в этой непредсказуемой игре. И добился своего — теперь КНДР ведет переговоры с США с позиции силы, потому что в свое время отказались разоружаться (т.е. капитулировать) перед лицом потенциальных агрессоров и теперь пожинают хороший урожай своей неуступчивости и принципиальности.

Да, конечно же, официально Россия последовательно выступает за денуклеаризацию Корейского полуострова — нам совершенно не нужно несанкционированное и бесконтрольное пополнение в «ядерном клубе». Однако действия КНДР не могут не вызвать нашего уважения и симпатии. Так и только так надо вести себя с агрессивным и лицемерным Западом: накачать военные мускулы так, чтобы США и их сателлиты сами боялись ввязываться в драку. Потому что примирительные шаги и жесты доброй воли почти всегда воспринимаются Западом как слабость. Силой же — хоть мягкой, хоть классической — наших «западных партнеров», наоборот, почти всегда можно склонить к взаимоприемлемым договоренностям. Как известно, добрым словом и револьвером можно добиться большего, чем одним только добрым словом.

К сожалению, выход США из «ядерной сделки» — вопрос фактически решеный. Хочется надеяться, что не только Россия и Китай, но и ключевые страны ЕС не станут соучастниками этого деструктивного акта. Однако даже в таком случае сложно представить, как СВПД будет работать без участия Вашингтона, который не только преимущественно определяет судьбу налагаемых или снимаемых с Ирана санкций, но и во многом решает вопросы войны и мира в регионе.

Весьма прискорбно, что все благие намерения Тегерана, отказавшегося от военной ядерной программы, в конечном итоге окажутся напрасными.

Какой сигнал подрыв иранской «ядерной сделки» посылает всему миру? Вооружайтесь! Вооружайтесь до зубов и никогда не верьте ни единому слову «западных партнеров». Только так вы сможете защититься от потенциальной агрессии.

Надо ли объяснять, какое дестабилизирующее воздействие на международную обстановку окажет такое положение вещей?

По сути США запускают новую глобальную гонку вооружений, в которой многие страны будут вынуждены вместо повышения благосостояния своих граждан тратить все больше средств на оборону, лишь бы иметь надежную защиту от все более агрессивных и непредсказуемых западных государств.

Весьма печальная перспектива…

За последние годы американская киноиндустрия выдала на-гора рекордные объемы русофобской продукции. Для такой массовой американской (и не только) аудитории произведены буквально тонны самых разных сериалом и фильмов, в которых системно и, надо признать, весьма профессионально отрабатывается американская внешнеполитическая повестка.

Как закономерное следствие — даже самые отрицательные американские политические персонажи выглядят буквально «светочами демократии» на фоне русских «злодеев». От «Карточного домика» до «Родины» — практически во всех массовых киношедеврах последнего времени нам отводится роль некоего всепроникающего и готового на любые ухищрения зла.

Сюжетные линии неуклонно ведут зрителя к тому, что глава американского государства может бесконечно интриговать, лгать, заниматься служебным подлогом и даже – вдумайтесь — убивать вышедших из-под контроля журналистов и политиков, но все равно будет выглядеть почти положительным героем на фоне ужасных русских протагонистов. Более того, чуть ли не все преступления доморощенных политиков как раз и оправдываются наличием у «цивилизованного западного мира» такого коварного и опасного врага, как Россия.

В эти дни на американском телевидении продолжается показ сериала «Родина», посвященного работе ЦРУ. По сюжету американская разведка противостоит попыткам российских спецслужб подорвать доверие граждан США к вновь избранной женщине-президенту: сценарий явно писался под победу Хиллари Клинтон.

Основной посыл сериала довольно прост: цель России – общая дестабилизация и подрыв доверия к демократическим институтам США, а не содействие избранию какого-то конкретного кандидата на главный пост страны. По сюжету российские спецслужбы активно продвигают через серию «липовых новостей» в социальных сетях противоположные точки зрения, стравливая американских граждан друг с другом.

Самое примечательное в сериале то, как реальные факты весьма причудливо переплетаются с «психологически достоверным» для американской аудитории вымыслом. Например, по сюжету российский агент вбрасывает в сеть фото застреленного американскими силовиками подростка, которого якобы оставили умирать на больничной койке без оказания какой бы то ни было помощи. Семья подростка, поверив такому инфовбросу, убивает в отместку сотрудника спецслужб, тем самым спровоцировав массовую бойню в тихом провинциальном городке (аналогия с событиями в Фергюсоне видна невооруженным глазом).

По сценарию причастность Русских к провокации «доказывается» на основе аналогии с печально известной историей с «распятым мальчиком» в Славянске, которая действительно была показана в июле 2014 года на российском Первом канале, впоследствии оказалась недостоверной и была опровергнута в последующих выпусках новостей. Однако по сюжету сериала «Родина» эта «липа» якобы спровоцировала всплеск «антиукраинских настроений» в России, которого оказалось достаточно для оправдания «российского вторжения на Украину».

В английском языке такой прием называется «lie sandwich»: порция реальной информации, обложенная с обеих сторон недостоверными сведениями. Американская классика.

В иных условиях такие замысловатые авторские решения можно было бы списать на свободу творчества и желание создавать актуальный кинопродукт, что называется, на злобу дня. Предположить, что американские киноделы превращают Русских в «исчадье зла» по зову сердца и законам кинематографического жанра. Однако факты свидетельствуют о другом: в вышедшем в свет этой весной документальном фильме «Секретное задание Голливуда» приводится множество конкретных примеров участия ЦРУ, ФБР и Пентагона в систематическом «формировании художественного вкуса» американской аудитории.

В киноленте, снятой Шоном Стоуном – сыном всемирно известного режиссера Оливера Стоуна – повествуется о сотнях голливудских фильмов, произведенных при активном участии спецслужб: от «Операции «Арго» и  «Черного ястреба» до «Сделано в Америке», «Миссия невыполнима 3».

Если даже совершенно безобидной «Битве пирожных» не удалось избежать цензуры, то какова вероятность того, что знаковые американские политические сериалы являются всего лишь рафинированным продуктом американской творческой мысли?

Надо признать, что американская придуманная «кинореальность» весьма удачно дополняет не более правдивую «реальность» новостную. Если в течение нескольких лет «из каждого утюга» доносится про российское вмешательство, то через какое-то время почти не останется тех, кто усомнится в его существовании.

В этом отношении США остаются верны проверенным временем «тоталитарным» схемам, которые во времена СССР использовались и в нашей стране. Мы же все хорошо помним, что кино – важнейшее из искусств. В претендующей на глобальное влияние и даже доминирование стране оно никогда не будет полностью отдано на откуп «частникам». Сильное государство, тем более если оно, как Соединенные Штаты Америки, открыто и последовательно проповедует свою исключительность, ожидаемо сохраняет за собой функцию главного киноцензора.

И нельзя сказать, что в своем стремлении к максимальному контролю за массовым сознанием американцы категорически не правы. Да, с подлинной демократией такая системная цензура имеет мало общего. Но кто сказал, что США – это демократическая страна? Это «град на холме», беспрестанно борющийся с русской (китайской, иранской, северокорейской – you name it) угрозами. С бесчисленными «империями зла» и «государствами-изгоями».

Кругом враги! А на врагов – что внутренних, что внешних — всякие там демократические «финтифлюшки» вроде презумпции невиновности, права на защиту и просто выражение альтернативной точки зрения, не распространяются. Их надо безапелляционно и системно «мочить».

В этом смысле со времен разнузданного маккартизма в США мало что изменилось.

И опять же, можно, конечно, сколько угодно возмущаться такому положению вещей. Однако нельзя не отдать должное нашим извечным американским frenemies: вот даже представить себе не могу, как можно было бы заставить их снять по госзаказу (на госсредства) что вызывающе американофобский фильм наподобие «Левиафана», что низкопробную псевдопатриотическую «клюкву» вроде «Крыма».

Уж если гнать пропаганду – то качественно и со вкусом. В этом плане США гораздо больше похожи на СССР, а не на современную Россию. И это прискорбно. Прежде всего, для современной России…

Пока все обсуждают резкое обострение политической ситуации на вечно туманном (из-за «российского» химического оружия, видимо) Альбионе, в инфосводках как-то незаслуженно затерялась тема формирования правящей коалиции в одной из ключевых стран Европейского союза. Между тем, последствия прошедших там накануне выборов могут быть намного более серьезными и «долгоиграющими», чем может показаться в настоящий момент.

Если верить крупнейшему итальянскому изданию La Stampa, «Москва в восторге» от результатов выборов, прошедших в начале месяца в Итальянской республике при довольно высокой (более 70%) явке.

На самом же деле политическая эпопея с тем же Трампом, пожалуй, научила нас намного сдержанней и даже отстраненней следить за электоральными процессами на Западе. Меняются правящие партии, президенты, формируются новые правительства, а политика западных стран в своих общих чертах, к сожалению, пока еще остается неизменной.

Трамп увяз в «вашингтонском болоте», которое обещал осушить, правительство «пророссийского» Ципраса в итоге так и не решилось пойти против Брюсселя по вопросу отмены антироссийских санкций и т.д.

Какова вероятность того, что победа симпатизирующих нашей стране политсил в Италии станет исключением в этой закономерности?

Да, конечно, нас не может не радовать тот факт, что за восстановление «дружеских, продуктивных и конструктивных отношений» выступают 3 из 4 набравших более 10% на выборах в Италии партий, включая победителя гонки — «Движение пяти звезд». Но будет ли этого достаточно, чтобы не на словах, а на деле переломить ситуацию? Посмотрим…

В любом случае куда интересней сейчас проследить за возможным влиянием итальянских перипетий на будущее уже давно пробуксовывающего проекта «единой Европы», большая часть реальных проблем которой с Россией и антироссийскими санкциями связана разве что опосредовано.

Нельзя не обратить внимание на то, что популисты и евроскептики сейчас побеждают не где-нибудь на периферии, а в третьей экономике еврозоны и одной из стран-учредительниц Евросоюза.

Выборы в Италии по сути обнажили всю остроту не просто упадка, а постепенного ухода с европейской политической сцены многих «классических» партий, которые сменяли друг друга у власти десятилетиями. Более того, традиционное деление политсил на правых и левых все более размывается и утрачивает свою актуальность в современной Европе. Основная линия разлома проходит сегодня между сторонниками европейского status quo (преимущественно теми самыми «классическими» лево— и правоцентристами) и теми, кто бросает вызов сложившемуся порядку вещей.

Итальянские евроскептики одержали 4 марта сокрушительную победу: и занявшее первое место умеренное левое «Movimento 5 Stelle», и значительно нарастившая мускулы радикальная правая «Lega Nord» в унисон заявляют о несправедливости сложившейся в ЕС в целом и Италии в частности политической системы. То, что первые делают упор на социальном неравенстве, а вторые выдвигают на первый план неравенство региональное — уже не так важно.

Главное, что партии самого широкого политического спектра сходятся на платформе неприятия диктата Брюсселя и предлагают самые разные варианты исправления сложившихся в ЕС диспропорций: от системных реформ до выхода из Союза. Который, кстати, поддерживается почти половиной жителей Италии. Более того, по мере углубления социально-экономического кризиса в стране сторонников такого радикального решения становится только больше.

Едва ли кого-то сегодня еще могут удивить, например, факты деиндустриализации и обнищания таких периферийных стран ЕС, как Румыния и Болгария, однако сложно поверить, что страна, стоявшая у истоков Европейского экономического сообщества (предшественника Евросоюза) получила от евроинтеграции такую негативную отдачу: на сегодняшний день реальные доходы итальянцев ниже, чем до введения евро в 1999 году.

И все это на фоне лавинообразного роста внешнего долга, который уже достиг исторического рекорда в 2,279 триллиона евро (более 130% ВВП).

Совершенно очевидно, что новому итальянскому правительству, сформированному по итогам выборов 4 марта, придется приложить поистине титанические усилия, чтобы остановить спираль экономического упадка.

Однако основная проблема нынешней политической системы Италии как раз и кроется в отсутствии стабильности и необходимой преемственности власти: это уже 65-й совет министров Итальянской Республики, т.е. средний «срок годности» правительства в послевоенной Италии составляет немногим больше года. Не очень-то широкий горизонт для стратегического планирования.

Результаты последних выборов только усугубляют ситуацию: совокупно «Братья Италии», «Лига Севера» и партия вернувшегося в политику экс-премьера Сильвио Берлускони «Вперед, Италия», которые ранее уже формировали коалиционное правительство, набрали менее 36 % — для достаточного большинства не хватило всего лишь 4%. При этом пока еще правящая «Демократическая партия» не смогла даже преодолеть барьер в 20%.

При таком раскладе судьбу Республики могли бы решить популисты из «Движения пяти звезд». Однако для этого им придется, что называется, наступить на горло собственной песне. Мало того, что эта партия с момента своего основания декларирует свою принципиальную «аполитичность», так еще и возможные партнеры по коалиции едва ли могут вызвать восторг у ее сторонников — либо непопулярные левоцентристы, либо представители правого спектра, которых объединяет с победителями парламентской гонки разве что скепсис в отношении ЕС: важная, но пока еще явно недостаточная для успешных коалиционных переговоров предпосылка.

Все это означает, что Италию, по всей видимости, опять ждет «подвешенный парламент», а, следовательно, нестабильное и не опирающееся на достаточно широкую общественную поддержку правительство. Без мандата доверия на проведение системных преобразований, без которых кризис в стране будет только усиливаться.

Что же касается влияния прошедших выборов на общеевропейский расклад, то даже если сам по себе исход голосования в Италии не станет для ЕС чем-то критическим, вкупе с другими событиями, начиная от Brexit и заканчивая нарастанием центробежных тенденций в самых разных уголках Евросоюза, итальянский успех евроскептиков может оказаться именно той соломинкой, которая в итоге переломит хребет единой Европе…

Как Россия учится использовать давление Запада для защиты своих национальных интересов

На прошлой неделе директор Национальной разведки США Дэниел Коутс представил американскому конгрессу доклад под названием «Оценка американским разведывательным сообществом угроз по всему миру». Для нас важно выделить в нем два принципиальных посыла.

Во-первых, Россия наряду с Китаем, Ираном и Северной Кореей отнесена к числу глобальных угроз и «акторов, готовых к агрессии». Причем Российская Федерация отмечена в докладе как «наиболее боеспособный и агрессивный» источник угроз.

Во-вторых, наша страна гораздо лучше, чем ожидалось, справляется с наложенными Западом санкциями. Более того, проводя последовательно нелинейную внешнюю политику, российские власти успешно ослабляют партнерские отношения США с европейскими союзниками и подрывают единство подходов Запада по вопросу антироссийских санкций.

Американское разведсообщество вынуждено признать, что выбранный Россией вариант преимущественно ассиметричной реакции на давление Запада является одновременно высокоэффективным и малозатратным.

В итоге консолидированные западные санкции, призванные вбить клин между Европой и Россией (что на первых порах, надо признать, американцам сделать все-таки удалось), сейчас бумерангом бьют по «евроатлантическому единству», давая вчерашним европейским союзникам Вашингтона возможность проводить все более независимую от «града на холме» внешнюю политику.

Это процесс, в свою очередь, означает постепенное восстановление подорванных отношений ЕС с Российской Федерацией на основе общеконтинентальных экономических и даже геополитических интересов.

В данном контексте следует обратить особое внимание на все возрастающие трения между США и ЕС вокруг одного из столпов «евроатлантического единства» — свободной торговли. После провала усилий предыдущей американской администрации по продвижению Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП), Вашингтон взял курс на одностороннее введение протекционистских мер для защиты своего национального производства.

Такие резкие шаги США, явно противоречащие нормам ВТО, вызывают все менее скрываемое недовольство европейских партнеров Вашингтона. Из ключевых столиц «старого света» раздаются призывы дать общеевропейский отпор дискриминационным по отношению к производителям ЕС нововведениям.

Наиболее категоричны власти Германии и вновь избранный канцлер Австрии Себастьян Курц, который напрямую говорит о начале торговой войны США с ЕС. И это голос набирающей силу в Европе платформы, сформированной теми политиками, которые выступают за ослабление зависимости Европы от США и нормализацию отношений с Россией. С каждым днем этот голос все громче.

Стоит напомнить, что ранее Германия и Австрия совместно выступили с резкой критикой односторонних действий США по введению новых санкций в отношении Российской Федерации в целях неприкрытого продвижения экономических интересов Вашингтона на европейском газовом рынке.

Таким образом, раскол между Соединенными Штатами и Европой, отмеченный в докладе директора Национальной разведки США, приобретает все более отчетливые черты и критический масштаб с высоким риском стать уже в ближайшей перспективе непреодолимым.

Задача России — использовать открывающиеся возможности для нормализации равноправных отношений с ключевыми европейскими игроками. И с этой задачей при сохранении вышеобозначенных тенденций нам вполне по силам справиться.

Что же касается наших взаимоотношений с США, то и в этом направлении можно заметить некоторые знаковые, хотя пока еще довольно робкие подвижки. 9 марта группа американских сенаторов выступила с заявлением о необходимости возобновить полноценные контакты с Россией по вопросам глобальной безопасности, «чтобы снизить вероятность конфликта». «Стратегический диалог между США и Россией стал актуальнее после публичного выступления президента Путина 1 марта, когда он упомянул о нескольких новых видах ядерного вооружения, которые Россия, как сообщается, разрабатывает», — говорится в обращении, направленном госсекретарю Тиллерсону.

Таким образом, расчет на постепенную «разморозку» взаимодействия великих держав по критически важной для всего мира проблематике военно-ядерного баланса, выраженный в простом посыле российского президента «Нас никто не слушал — послушайте сейчас», уже приносит первые плоды.

Остается надеяться, что России все-таки удастся и далее конвертировать внешнее давление Запада в объединительную глобальную повестку, позволяющую снизить накал напряженности во взаимоотношениях с США и восстановить прежние партнерские отношения с Европой. И санкции, равно как и различные вызовы военного характера, как показывает практика, при грамотном подходе даже могут сыграть в этом процессе свою положительную роль…

Кто бы что ни говорил, судьба бывшего президента Грузии и экс-губернатора Одесской области Михаила Саакашвили вполне закономерна.
Примерно такой же финал в конечном итоге ждет и Порошенко, и Турчинова и прочих временщиков, дорвавшихся до власти на Украине в результате кровавого госпереворота. Это всего лишь вопрос времени.

По большому счету, главному (пусть и ситуативному) лидеру антипорошенковской оппозиции крупно повезло. По некоторой (до конца не проверенной) информации, к месту своего изгнания бывший друг и соратник президента Украины доставлен чартерным рейсом на его же частном самолете. Если это действительно так, то насколько же надо не доверять собственным подчиненным, чтобы специально выделить личное воздушное судно для высылки своего главного политического оппонента?
В любом случае, Саакашвили реально легко отделался. Для тех, кто не в курсе (или не помнит), как на Украине расправились с оппозицией в лице бывших регионалов, напомним: по надуманным обвинениям сидит в СИЗО руководитель фракции «Партии регионов» в Верховной Раде VII созыва Александр Ефремов, физически уничтожены его первый заместитель Михаил Чечетов (официальная версия – самоубийство), организатор «Антимайдана» Олег Калашников и многие другие.

В отношении журналистов и даже просто критикующих власть граждан тоже развязан форменный террор: начиная с убийств представляющих диаметрально противоположные точки зрения Олеся Бузины и Павла Шеремета, и заканчивая десятками таких узников совести, как Василий Муравицкий, которые, по мнению «Amnesty International», «находятся под стражей исключительно за реализацию своего права на свободу выражения».

И ведь практически весь украинский политикум, включая самого Саакашвили и его сторонников, такая ситуация вполне устраивала. Законность и правопорядок уничтожались с их молчаливого согласия, а то и при их прямом попустительстве и участии. Но теперь очередь стать ритуальными «козлами отпущения», мифической угрозой новому украинскому государству дошла и до них. Вот только тогда и заголосили про право и закон. Но уже поздно. Жестокая и абсолютно несправедливая система, основанная на диктаторе беззакония, беспощадно перемалывает тех, кто ее создавал и поддерживал.

Сложно не увидеть в этом несомненной, почти исторической справедливости: за что боролись, на то и напоролись. Сегодня каждого, вот буквально каждого общественно-политического деятеля, да и самого обычного гражданина Украины можно схватить, пытать (как, например, опубликовавшего компромат на Турчинова экс-депутата «блока Юлии Тимошенко» Александра Шепелева) и осудить по шитому белыми нитками делу при абсолютном равнодушии и бездействии общества в целом и одобрительное улюлюканье его наиболее «патриотической» части.

Такую систему создал сам Саакашвили и ему подобные. Теперь же им, как в старом бородатом анекдоте, остается разве что недоуменно причитать: «А нас-то за что?»
А разве все уже забыли про предельно жестокий разгон противников Саакашвили на мирной протестной акции в 2007 году, после которого Human Rights Watch выступила с заявлением о том, что «грузинские власти перешли черту, когда полиция преследовала и избивала мирных демонстрантов и терроризировала журналистов». Такая у него была свобода слова и собраний.

А массовое применение пыток в грузинских тюрьмах и тысячи случаев «прямого отжима» имущества у состоятельных граждан под угрозой уголовного преследования? Такое у него было верховенство права.

Теперь же активно практикуемые Саакашвили в Грузии злоупотребления бумерангом настигли его на Украине. И, конечно же, прочувствовать их на своей собственной шкуре оказалось делом не из приятных.

Ну, а в том, как вчерашние соратники по борьбе со «страной-агрессором» выставляют одного из самых ярых антироссийских политиков, «агентом Путина» и пособником «бандитской команды» Януковича, даже видится какая-то изощренная, почти садистская ирония.

Однако, личная доля грузинского «перекати-поля» сама по себе малоинтересна. В отличие от того, почему же все-таки на постсоветском пространстве так распространено мифическое представление о западных колонизаторах, которые несут восточно-европейским «дикарям» свободу, демократию, торжество закона и процветание. Стоит только отказаться от «излишнего» суверенитета, без долгих разговоров и предварительных условий сдать свою независимость и «белые люди» по извечной своей душевной доброте за считанные годы слепят из варварского государства цивилизованную общественно-политическую систему. С верховенством права, свободой слова и прочими неотъемлемыми атрибутами.

Так якобы было в Грузии при Саакашвили. Так должно было произойти и после проведенного с высочайшего благословения Запада Евромайдана. Теперь же приходится либо признать, что Саакашвили на самом деле не такой уж и «великий реформатор», либо то, что на Украине сейчас реально творится черт знает что. И в том, и в другом случае окажется, что западные кураторы приносят на подмандатную территорию вовсе не благо, а совсем наоборот.

Можно, конечно, не признавать очевидного и просто отгородиться от сложной реальности. Это, конечно, прямой путь к шизофрении, но в этом состоянии, к сожалению, уже живет как минимум 3% населения несчастной Украины – страны-лидера по числу психических заболеваний в Европе.

К сожалению, в ближайшее время едва ли получится уйти от необходимости периодически заглядывать в кривое украинское зеркало. Это нужно для того, чтобы не повторять ошибок соседей и не доводить ситуацию в нашей стране до такого же критически безнадежного и беспросветного состояния…

Такого в стенах Европейского парламента еще не было: презентация инвестиционного потенциала «изолированной» России, да еще и с упором на фактически находящийся под двойными санкциями Крым – подобной дерзости от нас, по всей видимости, просто не ожидали.

Мероприятие, организованное по инициативе самих представителей Европейского парламента, не афишировалось буквально до последнего момента. Европарламентариев и депутатов европейских национальных парламентов приглашали индивидуально, отдельно оговорив, почему лучше публично не сообщать заранее о времени, месте и точной повестке такого неординарного события: вероятность отмены круглого стола довлела над его организаторами и участниками вплоть до окончания презентации.

К счастью, мероприятие в итоге все-таки состоялось. Неожиданно для многих присутствующих, мы начали его с благодарности европейским коллегам за принятые в отношении России санкции.

Основной посыл российской делегации к европейским товарищам был предельно прост: обоюдный санкционный режим – не наш выбор, однако мы действительно не преминули воспользоваться ситуацией и выжать из этой глобальной проблемы максимум пользы в плане импортозамещения и диверсификации экономико-геополитических связей.

По сути западные «партнеры» не оставили России иного выбора, фактически принуждая нас быть готовыми к тому, что в любой момент нам начнут, что называется, перекрывать кислород по любому из направлений: от продуктов питания до критически важных технологий. Как раз для того, чтобы не ставить под удар нашу продовольственную (и далеко не только) безопасность, мы и начали процесс импортозамещения с самого простого – с продовольствия. И уже получили почти пятнадцатипроцентный рост сельского хозяйства. То, что еще вчера Россия в достаточном объеме могла только ввозить из-за рубежа – сегодня мы производим сами.

Более того, наиболее расторопные иностранные инвесторы, понимая, что российские контрсанкции – это всерьез и надолго (опять же не по нашей воле), стали активно вкладывать свои средства в покупку и расширение соответствующих производств на территории нашей страны. Например, Deutsches Milchkontor — крупнейший производитель молочной продукции в Германии – приобрел сразу пять профильных предприятий в Воронежской области, а французская Agrial планирует осуществить подобные инвестиции в Липецкой области.

И поскольку такие инвесторы обеспечивают не приток опасного спекулятивного капитала (который в любой момент может резко «оттечь» обратно), а укореняются на нашей территории как реальные производители товаров и услуг, сохраняя и создавая новые рабочие места, государство всячески поддерживает и поощряет такие конструктивные инвестиции.

Однако на одном сельском хозяйстве далеко не уедешь – нужны высокие технологии. И тут уж работы, что называется, непаханое поле: за годы т.н. «рыночных реформ» в России «за ненадобностью» фактически уничтожены или «лежат на боку» целые отрасли высокотехнологичных производств – от станкостроения до микроэлектроники. Что ж, если перефразировать старую русскую пословицу: не было бы реиндустриализации, да санкции помогли.

Как минимум четыре новые производственные линии запущены в российском гражданском авиастроении: уже вовсю летающие Sukhoi Superjet-100, заканчивающий предполетные испытания МС-21 и планируемые к вводу в строй в ближайшие годы модернизированные ИЛ-96 и ИЛ-114 (и это не говоря о «конверсионной» версии сверхзвукового самолета Ту-160, о которой всерьез заговорили только на днях).

Не менее масштабные проекты после введения санкций реализуются в судостроении (уже спущены на воду самые мощные в мире двухреакторные атомоходы «Арктика» и  «Сибирь»), двигателестроении (импортозамещение вертолетных двигателей планируется полностью завершить уже в следующем году) и других еще вчера буквально «дышащих на ладан» отраслях.

Многие наши европейские коллеги, надо сказать, вполне осознают новые экономические реалии. Так, депутат Европарламента от Чехии Яромир Количек, заметив в презентации российской делегации современную продукцию Тверского вагоностроительного завода, с грустью констатировал, что теперь, видимо, чешские трамваи полностью исчезнут с улиц российских городов. А вслед за ними, возможно, и другая продукция, которую пока еще поставляют европейские производители в Россию.

Добавьте к этому новые азиатские проекты России, начиная от проектируемого железнодорожного моста на Сахалин, о котором Bloomberg уже написал как о проекте, «который не мог реализовать даже Сталин, но может реализовать Путин» и заканчивая уже действующими соглашениями об активном участии России в китайском глобальном проекте «Нового шелкового пути», а также трубопровод «Сила Сибири», модернизацию БАМа и Транссиба, активизацию работы по продвижению северного морского коридора как альтернативы более длинному и затратному торговому пути через Суэцкий канал, и вы получите картину, которая заставляет европейцев задуматься.

Ведь если западное давление на Россию, от которого, кстати, остаются в плюсе исключительно американцы, не прекратится, восточный экономический вектор в течение ближайших лет вполне может стать для России первостепенным. Европа уже потеряла от обоюдных санкций больше России (по разным экспертным оценкам, от $60 до $100 млрд. против $50-55 млрд), но в условиях набирающего обороты импортозамещения и азиатского уклона российской торгово-экономической диверсификации рискует в будущем недополучить еще больше.

Конечно, подавляющее большинство участников нашего круглого стола в Европарламенте оказались убежденными противниками политики деструктивных ограничений в отношении России, однако представляемые ими европейские институты, тем не менее, каждые полгода единогласно продлевают антироссийские санкции и пока еще не нашлось ни одной страны-члена ЕС, которая бы осмелилась сказать такой деструктивной позиции полноценное «нет».

Наши европейские товарищи связывают это в том числе с недостатком объективной и убедительной информации о положении дел в России.

Именно поэтому мы приняли приглашение наших коллег посетить в ближайшее время бельгийский федеральный парламент, продолжив информирование наших европейских друзей о преимуществах инвестирования в Крым и другие российские регионы даже (а, может, и особенно) в условиях санкций.

В свою очередь, глава крымской республики Сергей Аксенов и сопредседатель «Деловой России» Андрей Назаров, которые по объективным причинам не смогли лично присутствовать в Европарламенте, дистанционно обратились к европейским парламентариям с рекомендацией посетить IV Ялтинский международный экономический форум.

Будем надеяться, что равноправный и конструктивный диалог, который на этой неделе состоялся между российским и европейским экспертно-политическим сообществом в Европейском парламенте, будет в еще более дружественном ключе продолжен в апреле этого года в Крыму…

Послесловие к итоговой пресс-конференции Сергея Лаврова.

Так уж сложилось, что Россия (далеко не всегда по своей воле) на сегодняшний день так или иначе вовлечена в решение практически всех серьезных международных проблем. От Корейского полуострова до Ближнего Востока – сложно представить хоть один значимый миротворческий процесс без медиаторского участия нашей страны.

В последние годы Москва была вынуждена взвалить на себя бремя глобального миротворца, чтобы предотвратить дальнейшую разбалансировку международных отношений и их скатывание к неуправляемому хаосу. В своих миротворческих усилиях наша страна все чаще сталкивается с активным противодействием другого международного игрока, в большинстве случаев нацеленного на противоположный результат.

Не желая свыкнуться с мыслью об утрате глобальной инициативы, США продолжают делать ставку на диктат, ультиматумы, шантаж и угрозы. В то время как Россия, вопреки всем препятствиям, сохраняет нацеленность на равноправный диалог и взаимовыгодное сотрудничество со всеми ключевыми международными акторами.

Вашингтон активно дестабилизирует ситуацию в мире: американцы идут на обострение по северокорейской ядерной проблеме, пытаются сорвать иранскую ядерную сделку, не допустить мирного урегулирования в Сирии. Россия же, заручившись поддержкой Китая, Ирана и даже ряда европейских стран, играет стабилизирующую роль в международных делах, отстаивая суверенное равенство государств, необходимость в согласовании позиций вместо ставки на силу и угрозу ее применения.

США ведут себя как престарелый мировой жандарм: сил для того, чтобы подкрепить свои угрозы, все меньше, но диктаторские замашки никуда не делись. Но голос России на международной арене все громче, а действия все решительней.

И надо отметить, что ситуативных и долгосрочных союзников у нашей страны с каждым днем становится все больше. Когда вы в последний раз слышали о «международной изоляции» России? Всерьез об этом уже почти никто не говорит. США же, наоборот, все чаще оказываются в меньшинстве, как в случае с односторонним выходом из глобального соглашения по климату, голосованием в ООН по статусу Иерусалима, иранской ядерной программой.

Была бы воля Соединенных Штатов, Россия оставалась бы в глухой изоляции. В прошлом году американский Конгресс официально поставил нашу страну на одну доску с Ираном и Северной Кореей, которых на Западе многие до сих пор считают «странами-изгоями». Однако даже стратегические союзники США в Европе постепенно отходят от привычки слепо поддерживать деструктивный подход к международным отношениям и не желают вопреки своим национальным интересам усиливать конфронтацию с Москвой.
Все больше стран мира осознают, что США только создают глобальные проблемы, которые потом никак не получается решить без России.

Судите сами: представители Северной и Южной Кореи при посредничестве России и Китая встречаются впервые за два года, жмут друг другу руки и договариваются о целом ряде совместных компромиссных шагов в рамках межкорейского урегулирования. Что в ответ делают США? Созывают совершенно деструктивную министерскую встречу по КНДР в Ванкувере, на которую даже не приглашают представителей Москвы и Пекина. Что это, если не провокация и откровенный подрыв мирного процесса на Корейском полуострове?
Или взять ту же Сирию. Благодаря совместным усилиями Ирана, России и Турции в ходе восьми раундов Астанинского процесса удалось сначала создать четыре довольно успешно функционирующих зоны деэскалации, а затем и заложить прочную основу сирийского послевоенного политического урегулирования.

Однако США просто не хотят сохранять территориальную целостность Сирии и поэтому взяли деструктивный курс на ее раздел, что неизбежно приведет к усилению террористических группировок на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

К большому сожалению, российский прагматичный подход, нацеленный на недопущение окончательной девальвации международного права и глобальной дестабилизации, несмотря на свою очевидную продуктивность, встречает яростное сопротивление. Наша главная болевая точка – Украина. Фактически горстка проходимцев, устроивших при полной поддержке на тот момент еще коллективного Запада переворот 2014 года, загнали братский народ в тупиковую ситуацию мифической войны с Россией.

Сергей Лавров открыто говорит о вине США и тогдашних европейских переговорщиков в том, что после поддержанного ими государственного переворота в Киеве в Донбассе разгорелся кровавый гражданский конфликт, в который помимо своей воли была вовлечена Россия.

Наша страна, будучи ключевым медиатором Минского процесса, по-прежнему заинтересована в том, чтобы соответствующие соглашения были выполнены в полном объеме, без каких-либо изъятий. Однако, США вместо того, чтобы заставить киевское руководство наконец-то сделать то, что они обещали и что было затем закреплено единогласным решением Совбеза ООН, продолжают поощрять затягивание процесса и ведут конфликт к силовому разрешению.

В этом и заключается основная проблема миротворческого подхода России: как бы мы ни старались путем постоянного поиска компромиссов и взаимного уважения решать запутанные международные конфликты, деструктивная сила и дестабилизирующая роль американского вмешательства еще слишком велика. И на Украине мы чувствуем это особенно остро.

Все потому, что те, кто трактует происходящее на Украине с идеологизированных позиций новой холодной войны, воспринимают украинский конфликт как противостояние России и Запада в целом, пока еще находятся в большинстве. Однако процесс размежевания американских и общеевропейских (т.е. включающих и российские) интересов уже необратим. И по мере такого размежевания наш подход к решению общих проблем на континенте будет постепенно становиться преобладающим.

Процесс формирования полицентричного миропорядка, по мнению Сергея Лаврова, будет долгим и мучительным. Но другого пути нет. А отчаянные провокации США, которые никак не решаются признать, что их концепция одностороннего глобального доминирования, основанная на «самоощущении собственной исключительности», завела весь мир в тупик, будут неизбежно нивелированы самим ходом неумолимого исторического процесса…

Из-за чего же «сцепились» представители верхней и нижней палаты российского парламента и кто из них прав…

За период работы новой Думы сенаторы отклоняли ее законопроекты только дважды: сначала инициативу о запрете рекламы на квитанциях за ЖКХ, затем — одобренные 404 голосами депутатов всех партий изменения в Федеральный закон «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

В иных условиях, будучи сторонником сильных демократических институтов с их системой сдержек и противовесов, я бы, возможно, даже порадовался за то, что верхняя палата проявила самостоятельность и не стала поддерживать думскую инициативу. Однако, похоже, что демократией в данном случае и не пахнет, а вот лоббистский душок чувствуется за версту.

И если в первом случае предложенные депутатами нормы действительно могли показаться слишком незначительными для регулирования на высшем законодательном уровне (в этом смысле доводы членов Совфеда понятны), то во втором случае решение сенаторов совсем не укладывается в логику конструктивного законотворческого процесса.

Для преодоления возникших противоречий и выработки приемлемой для обеих палат редакции закона уже создана согласительная комиссия, состоящая из 11 сенаторов и 11 депутатов, представляющих все думские фракции. «Ситуация, при которой поощряется живодерство для нас неприемлема… Хотелось бы услышать аргументы Совета Федерации, так как пока аргументов не звучало», — констатирует спикер Володин, который, кстати, является соавтором отклоненного верхней палатой закона.

А какие, в принципе могут быть здравые аргументы у «живодерского лобби»? Не мешайте нам издеваться над животными, иначе всем будет плохо? Или экзотические доводы сенатора Калашникова о том, что, одобряя закон о защите животных, Совет Федерации будет «в одном тренде» с охраной прав сексуальных меньшинств и «прочих таких законов»?

В то время, как Государственная Дума нового созыва последовательно работает над гуманизацией законодательства в сфере обращения с животными и воспитания гуманного отношения к ним, Совет Федерации открыто торпедирует ее прогрессивные инициативы.

Похоже, что сенаторы просто не понимают, что сидят в Совфеде не как частные лица, не как охотники или там любители макраме какие-нибудь. Они должны вести себя, прежде всего, как законодатели, призванные отвечать на общественные, а не свои личные запросы.

А о том, что общественные настроения в рассматриваемом случае преимущественно на стороне Госдумы, сомневаться не приходится. Об этом красноречиво свидетельствует хотя бы тот факт, что на международной платформе петиций Change.org из трех обращений к властям, собравших наибольшее количество подписей, две касаются именно защиты животных.

К сожалению, далеко не все заинтересованы в применении соответствующих норм о запрете жестокого обращения с животными на практике — отсюда и такое ожесточенное противодействие «живодерского лобби», потерпевшего поражение в Государственной Думе, но пытающегося взять реванш через Совет Федерации.

А думский законопроект всего лишь предлагал запретить физический контакт между животными при т.н. «притравке» — тренировку охотничьих собак предлагалось осуществлять только через ограждение из стекла или сетки.

Чтобы было понятно, на «притравочных станциях» животным-жертвам вырывают когти и клыки, чтобы те не нанесли травм собаке, обкалывают транквилизаторами, держат в тесных клетках без еды.

Большинство таких станций работают нелегально, а закон предлагает перевести их в ведение охотничьих хозяйств, чтобы было проще контролировать их деятельность.

У нас по-прежнему по поводу и без повода любят ссылаться на опыт зарубежных стран. И во многих сферах законодательные нормы наших западных коллег действительно более прогрессивны. Так вот: исключительно бесконтактная «притравка» практикуется в большинстве стран мира. А в той же Великобритании, например, вопреки довольно сильному охотничьему лобби, по решению кабинета министров Терезы Мэй фактически продлен до 2022 года запрет охоты на лис и других диких животных.

Граждане сенаторы, признайтесь, вы же любите Великобританию (я-то вот, например, не очень, но речь не обо мне сейчас). Наверняка у многих из вас там даже дети обучаются. Так возьмите же с нее положительный пример и перестаньте вести себя как плевать на всех хотевшее «живодерское лобби». Иначе со временем в полный рост может встать вопрос об упразднении такого часто бесполезного, а иногда и вредного федеративного института, как верхняя палата парламента, которая во многих конкретных случаях не представляет ни регионы, ни общество, а только лишь частные интересы обладателей лоббистского ресурса…

Начался новый год – и новая порция высосанных из пальца баек о  «вмешательстве» России в электоральные процессы в Америке не заставила себя долго ждать.

На этот раз советник президента США по нацбезопасности Герберт Макмастер обвинил нашу страну во влиянии на выборы главы государства в Мексике, которая вместе с Канадой формирует стратегически важную для Вашингтона североамериканскую зону свободной торговли (наподобие нашего Евразийского экономического союза).

Нездоровую подозрительность наших американских «партнеров» попытались развеять официальные лица российского МИД: посол России в Мексике Эдуард Малаян, замминистра иностранных дел Сергей Рябков и сам глава российского внешнеполитического ведомства. Сергей Лавров даже окрестил муссирование ничем не подкрепленных слухов о нашем влиянии на выборы чуть ли не по всему миру «вашингтонским синдромом».

«Вмешательство в Мексике, вмешательство в Brexit, вмешательство во Франции, в Швеции, даже в ЮАР мы, оказывается, назначили какого-то министра», — Лавров уже устал отмахиваться и отшучиваться от этих нескончаемых обвинений. Добавьте к упомянутым министром иностранных дел России странам Германию, Черногорию, Нидерланды, Данию, Мальту и практически все страны постсоветского пространства и вы получите карту миру, на которой все меньше стран, которые еще не стали жертвами российского во всех смыслах виртуального вмешательства.

В этом контексте важно напомнить, что по инициативе России на встрече Путина и Трампа в Гамбурге между нашими лидерами была достигнута договоренность о создании совместной рабочей группы по обеспечению глобальной кибербезопасности. Для того, чтобы для начала хотя бы снять все вопросы о вмешательстве в американские выборы. Чем все закончилось? Почти мгновенным торпедированием инициативы со стороны объединенного против России американского истеблишмента: Трампа просто вынудили отказаться от выполнения достигнутых с Путиным договоренностей.

Очевидно, что любые попытки России предложить совместные механизмы предотвращения инцидентов в киберпространстве и электоральной сфере будут встречать такое же противодействие и в других случаях. Потому что правда мало кого интересует. Вмешивалась ли на самом деле Россия в выборы где-нибудь или нет — «российская карта» с некоторых пор буквально стала козырной в политических играх в самых разных странах мира.

Более того, практически универсальная «российская угроза» хороша не только в узком контексте выборов: от граничащих с Россией стран Прибалтики, беспрестанно выпрашивающих у США и ЕС ресурсы на оборону от восточного «агрессора», до далеких британских морей, где находившаяся на грани отставки Тереза Мэй всего лишь одной пламенной антироссийской речью смогла сплотить вокруг себя парламентское большинство – само присутствие России на карте мира уже является достаточным основанием для разжигания русофобских настроений, скрепляющих трещащий по швам западный истеблишмент.
Что в этих условиях остается делать России?

Во-первых, не позволять США и их союзникам «соскочить» со скандальной темы глобального вмешательства АНБ во внутренние дела государств по всему миру, включая прослушку ключевых союзников Вашингтона. Если вор истошно кричит «Держите вора», необходимо при каждом удобном случае напоминать ему о его криминальном прошлом (и настоящем).
Во-вторых, максимально раскручивать и не давать спустить на тормозах прямые и косвенные свидетельства того, что Россию пытаются выставить виновницей провокаций, осуществляемых американскими спецслужбами. Начиная с данных о маскировке вирусов ЦРУ под продукцию «Лаборатории Касперского» и заканчивая высказываниями видных американских политиков и экспертов (например, бывшего представителя США при ООН Джона Болтона) о том, что российское вмешательство на самом деле могло быть тайной операцией, которую «под ложным флагом» проводил сам Вашингтон – нельзя позволить этим ценнейшим фактам и свидетельствам утонуть в информационном болоте.
Во-третьих, пустить в бой целую армию высокопрофессиональных юристов, которые будут отстаивать в национальных и международных судах честь, достоинство и деловую репутацию Российской Федерации, над которыми сейчас практически безнаказанно издеваются зарубежные СМИ и политики.

В-четвертых, даже вопреки кажущимся непреодолимыми препятствиям настойчиво продвигать сформулированную еще в 2008 году идею о коллективной безопасности (включая и кибербезопасность) на евразийском континенте.

В-пятых, если вмешательство во внутренние дела любой страны — в наших долгосрочных национальных интересах (особенно если речь об обеспечении безопасности России и ее союзников), то необходимо вмешиваться. И неважно, какая будет реакция на Западе. Посмотрите, как тот же Китай действует в Африке (например, в Зимбабве): бывшие колониальные державы Европы могут только позавидовать стремительно растущему влиянию Поднебесной на Черном континенте.

Нам следует брать с нашего стратегического партнера пример. С большим удовольствием посмотрел бы на установление «пророссийского режима» в той же Мексике, которая порвет со своими американскими угнетателями и запретит английский язык на своей территории.

В конце концов, если верить американцам, всего за несколько лет «региональная держава» с «разорванной в клочья экономикой» стала глобальным государством, способным влиять на ход выборов и другие важнейшие процессы по всему миру. Включая сами США. Не будем же разочаровывать наших закадычных западных партнеров: пусть новая «evil empire» будет так страшна, как ее и малюют…

Незадолго до Нового года на страницах этого блога мы поделились с вами своими мыслями о необходимости координации усилий суверенных государств в предотвращении вмешательства в наши внутренние дела.

Так уж получилось, что наши соображения приобрели острую актуальность гораздо раньше, чем можно было себе представить. На стыке уходящего и нового года на территории Ирана — нашего ключевого союзника на Ближнем Востоке — начались массовые беспорядки со всеми признаками классического «цветного переворота».

Сейчас уже можно констатировать, что высокоэффективный механизм насильственной замены легитимных властей на управляемых извне сателлитов под прикрытием ненасильственных действий дал в Иране долгожданный (пусть и уже не первый) серьезный сбой: иранское руководство отчиталось об успешном подавлении «смуты» и стабилизации ситуации в стране.

Теперь можно спокойно разобраться в причинах захлестнувшей Исламскую Республику мощной протестной волны.

Начнем именно с внешнеполитической составляющей. Иностранное вмешательство в события даже в сравнении с массовыми акциями 2009 года было явным и совершенно бесцеремонным. Руководители сразу нескольких стран выразили открытую поддержку митингующим и не поскупились на угрозы в адрес иранского руководства. Секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани заявлял, что митинги против власти в Иране — не что иное, как «опосредованная война», которую объявили Исламской Республике США, Великобритания, Саудовская Аравия и Израиль.

По мнению официальных лиц Ирана, американцы активно работали через социальные сети, а также непосредственно организовывали и направляли действия протестующих. Иранскими правоохранителями был задержан ряд представителей иностранных спецслужб (в том числе гражданин одной из стран ЕС), которые координировали процесс на территории Исламской Республики.

Именно решительные и грамотные действия властей страны не позволили волнениям приобрести общенациональный масштаб и превратиться в нечто реально опасное для режима. Спецслужбы и гражданская администрация вели себя сдержанно, не допуская резких движений, которые могли бы запустить цепную реакцию эскалации, но одновременно с этим не проявляли и мягкотелости.

Начиная от средств коммуникации бунтовщиков, которые были перерублены за счет введения временных ограничений в Интернете, и заканчивая точечным применением силы в отношении тех протестующих, которые совершали противоправные действия.

В ходе волнений президент Роухани выступил с рядом официальных заявлений, в которых признал право граждан на законный протест, при этом четко дифференцировав мирные митинги и насильственные акции, которые должны жестко пресекаться.

Как видим, в итоге дела иранских властей не разошлись с их словами. По свидетельству очевидцев, полиция вела себя подчеркнуто сдержанно, применяя силу к погромщикам, но не к мирным протестующим. К сожалению, несмотря на должную осторожность правоохранителей, жертв избежать все-таки не удалось. Однако большинство из них – на совести самих бунтовщиков, а не силовиков.

Отдельно отметим, что одним из важных элементов «опосредованной войны» (привычнее говоря – гибридной), как правило, является мощная информационная кампания, направленная на дискредитацию и делигитимацию неугодных американцам режимов и правителей. В этом смысле свою роль должно было сыграть как нельзя кстати подоспевшее «сенсационное расследование» международного агентства новостей Reuters о $95-миллиардном бизнесе, который якобы контролирует духовный лидер Ирана. Думается, что эта «инфозаготовка» и ее «spin-off»-ы еще не раз будут пущены в ход при дальнейших попытках дестабилизации ситуации в Исламской Республике. Стоит обратить внимание на то, что организаторы бунта практически по всем пунктам действовали строго по шарповским методичкам. Даже не стали особо ломать голову над символикой, используя уже многократно обкатанный в Армении, Белоруссии, Грузии, Египте, Сербии, на Украине и в том же Иране в 2009 году «сжатый кулак», который давно превратился из символа справедливой борьбы народов за свободу и справедливость в замаранный шаблон инспирированных глобальным капиталом «цветных переворотов». Как бы то ни было, по предварительным результатам несостоявшейся «иранской зимы» можно констатировать, что власти Исламской Республики успешно применили имеющийся в их распоряжении арсенал средств борьбы с внешним вмешательством в свои внутренние дела.

Однако к одному только воздействию извне прошедшие протестные акции свести нельзя – ситуация намного сложней, даже по признанию самого руководства Ирана. «Акции протеста вызваны недовольством, которое высказывает часть иранского народа в связи с экономической ситуацией», — констатирует Али Шамхани. И должны быть использованы как «возможность выяснить глубокие корни проблемы», — вторит ему Хасан Роухани.

Важно всегда помнить, что внешнее воздействие может возыметь эффект только если ложится на благодатную почву внутри страны, поэтому решение внутренних проблем является ключевым элементом эффективного противодействия «цветным переворотам». Похоже, что власти Ирана это хорошо понимают…

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире