a_vedrussov

Александр Ведруссов

14 февраля 2018

F

Кто бы что ни говорил, судьба бывшего президента Грузии и экс-губернатора Одесской области Михаила Саакашвили вполне закономерна.
Примерно такой же финал в конечном итоге ждет и Порошенко, и Турчинова и прочих временщиков, дорвавшихся до власти на Украине в результате кровавого госпереворота. Это всего лишь вопрос времени.

По большому счету, главному (пусть и ситуативному) лидеру антипорошенковской оппозиции крупно повезло. По некоторой (до конца не проверенной) информации, к месту своего изгнания бывший друг и соратник президента Украины доставлен чартерным рейсом на его же частном самолете. Если это действительно так, то насколько же надо не доверять собственным подчиненным, чтобы специально выделить личное воздушное судно для высылки своего главного политического оппонента?
В любом случае, Саакашвили реально легко отделался. Для тех, кто не в курсе (или не помнит), как на Украине расправились с оппозицией в лице бывших регионалов, напомним: по надуманным обвинениям сидит в СИЗО руководитель фракции «Партии регионов» в Верховной Раде VII созыва Александр Ефремов, физически уничтожены его первый заместитель Михаил Чечетов (официальная версия – самоубийство), организатор «Антимайдана» Олег Калашников и многие другие.

В отношении журналистов и даже просто критикующих власть граждан тоже развязан форменный террор: начиная с убийств представляющих диаметрально противоположные точки зрения Олеся Бузины и Павла Шеремета, и заканчивая десятками таких узников совести, как Василий Муравицкий, которые, по мнению «Amnesty International», «находятся под стражей исключительно за реализацию своего права на свободу выражения».

И ведь практически весь украинский политикум, включая самого Саакашвили и его сторонников, такая ситуация вполне устраивала. Законность и правопорядок уничтожались с их молчаливого согласия, а то и при их прямом попустительстве и участии. Но теперь очередь стать ритуальными «козлами отпущения», мифической угрозой новому украинскому государству дошла и до них. Вот только тогда и заголосили про право и закон. Но уже поздно. Жестокая и абсолютно несправедливая система, основанная на диктаторе беззакония, беспощадно перемалывает тех, кто ее создавал и поддерживал.

Сложно не увидеть в этом несомненной, почти исторической справедливости: за что боролись, на то и напоролись. Сегодня каждого, вот буквально каждого общественно-политического деятеля, да и самого обычного гражданина Украины можно схватить, пытать (как, например, опубликовавшего компромат на Турчинова экс-депутата «блока Юлии Тимошенко» Александра Шепелева) и осудить по шитому белыми нитками делу при абсолютном равнодушии и бездействии общества в целом и одобрительное улюлюканье его наиболее «патриотической» части.

Такую систему создал сам Саакашвили и ему подобные. Теперь же им, как в старом бородатом анекдоте, остается разве что недоуменно причитать: «А нас-то за что?»
А разве все уже забыли про предельно жестокий разгон противников Саакашвили на мирной протестной акции в 2007 году, после которого Human Rights Watch выступила с заявлением о том, что «грузинские власти перешли черту, когда полиция преследовала и избивала мирных демонстрантов и терроризировала журналистов». Такая у него была свобода слова и собраний.

А массовое применение пыток в грузинских тюрьмах и тысячи случаев «прямого отжима» имущества у состоятельных граждан под угрозой уголовного преследования? Такое у него было верховенство права.

Теперь же активно практикуемые Саакашвили в Грузии злоупотребления бумерангом настигли его на Украине. И, конечно же, прочувствовать их на своей собственной шкуре оказалось делом не из приятных.

Ну, а в том, как вчерашние соратники по борьбе со «страной-агрессором» выставляют одного из самых ярых антироссийских политиков, «агентом Путина» и пособником «бандитской команды» Януковича, даже видится какая-то изощренная, почти садистская ирония.

Однако, личная доля грузинского «перекати-поля» сама по себе малоинтересна. В отличие от того, почему же все-таки на постсоветском пространстве так распространено мифическое представление о западных колонизаторах, которые несут восточно-европейским «дикарям» свободу, демократию, торжество закона и процветание. Стоит только отказаться от «излишнего» суверенитета, без долгих разговоров и предварительных условий сдать свою независимость и «белые люди» по извечной своей душевной доброте за считанные годы слепят из варварского государства цивилизованную общественно-политическую систему. С верховенством права, свободой слова и прочими неотъемлемыми атрибутами.

Так якобы было в Грузии при Саакашвили. Так должно было произойти и после проведенного с высочайшего благословения Запада Евромайдана. Теперь же приходится либо признать, что Саакашвили на самом деле не такой уж и «великий реформатор», либо то, что на Украине сейчас реально творится черт знает что. И в том, и в другом случае окажется, что западные кураторы приносят на подмандатную территорию вовсе не благо, а совсем наоборот.

Можно, конечно, не признавать очевидного и просто отгородиться от сложной реальности. Это, конечно, прямой путь к шизофрении, но в этом состоянии, к сожалению, уже живет как минимум 3% населения несчастной Украины – страны-лидера по числу психических заболеваний в Европе.

К сожалению, в ближайшее время едва ли получится уйти от необходимости периодически заглядывать в кривое украинское зеркало. Это нужно для того, чтобы не повторять ошибок соседей и не доводить ситуацию в нашей стране до такого же критически безнадежного и беспросветного состояния…

Такого в стенах Европейского парламента еще не было: презентация инвестиционного потенциала «изолированной» России, да еще и с упором на фактически находящийся под двойными санкциями Крым – подобной дерзости от нас, по всей видимости, просто не ожидали.

Мероприятие, организованное по инициативе самих представителей Европейского парламента, не афишировалось буквально до последнего момента. Европарламентариев и депутатов европейских национальных парламентов приглашали индивидуально, отдельно оговорив, почему лучше публично не сообщать заранее о времени, месте и точной повестке такого неординарного события: вероятность отмены круглого стола довлела над его организаторами и участниками вплоть до окончания презентации.

К счастью, мероприятие в итоге все-таки состоялось. Неожиданно для многих присутствующих, мы начали его с благодарности европейским коллегам за принятые в отношении России санкции.

Основной посыл российской делегации к европейским товарищам был предельно прост: обоюдный санкционный режим – не наш выбор, однако мы действительно не преминули воспользоваться ситуацией и выжать из этой глобальной проблемы максимум пользы в плане импортозамещения и диверсификации экономико-геополитических связей.

По сути западные «партнеры» не оставили России иного выбора, фактически принуждая нас быть готовыми к тому, что в любой момент нам начнут, что называется, перекрывать кислород по любому из направлений: от продуктов питания до критически важных технологий. Как раз для того, чтобы не ставить под удар нашу продовольственную (и далеко не только) безопасность, мы и начали процесс импортозамещения с самого простого – с продовольствия. И уже получили почти пятнадцатипроцентный рост сельского хозяйства. То, что еще вчера Россия в достаточном объеме могла только ввозить из-за рубежа – сегодня мы производим сами.

Более того, наиболее расторопные иностранные инвесторы, понимая, что российские контрсанкции – это всерьез и надолго (опять же не по нашей воле), стали активно вкладывать свои средства в покупку и расширение соответствующих производств на территории нашей страны. Например, Deutsches Milchkontor — крупнейший производитель молочной продукции в Германии – приобрел сразу пять профильных предприятий в Воронежской области, а французская Agrial планирует осуществить подобные инвестиции в Липецкой области.

И поскольку такие инвесторы обеспечивают не приток опасного спекулятивного капитала (который в любой момент может резко «оттечь» обратно), а укореняются на нашей территории как реальные производители товаров и услуг, сохраняя и создавая новые рабочие места, государство всячески поддерживает и поощряет такие конструктивные инвестиции.

Однако на одном сельском хозяйстве далеко не уедешь – нужны высокие технологии. И тут уж работы, что называется, непаханое поле: за годы т.н. «рыночных реформ» в России «за ненадобностью» фактически уничтожены или «лежат на боку» целые отрасли высокотехнологичных производств – от станкостроения до микроэлектроники. Что ж, если перефразировать старую русскую пословицу: не было бы реиндустриализации, да санкции помогли.

Как минимум четыре новые производственные линии запущены в российском гражданском авиастроении: уже вовсю летающие Sukhoi Superjet-100, заканчивающий предполетные испытания МС-21 и планируемые к вводу в строй в ближайшие годы модернизированные ИЛ-96 и ИЛ-114 (и это не говоря о «конверсионной» версии сверхзвукового самолета Ту-160, о которой всерьез заговорили только на днях).

Не менее масштабные проекты после введения санкций реализуются в судостроении (уже спущены на воду самые мощные в мире двухреакторные атомоходы «Арктика» и  «Сибирь»), двигателестроении (импортозамещение вертолетных двигателей планируется полностью завершить уже в следующем году) и других еще вчера буквально «дышащих на ладан» отраслях.

Многие наши европейские коллеги, надо сказать, вполне осознают новые экономические реалии. Так, депутат Европарламента от Чехии Яромир Количек, заметив в презентации российской делегации современную продукцию Тверского вагоностроительного завода, с грустью констатировал, что теперь, видимо, чешские трамваи полностью исчезнут с улиц российских городов. А вслед за ними, возможно, и другая продукция, которую пока еще поставляют европейские производители в Россию.

Добавьте к этому новые азиатские проекты России, начиная от проектируемого железнодорожного моста на Сахалин, о котором Bloomberg уже написал как о проекте, «который не мог реализовать даже Сталин, но может реализовать Путин» и заканчивая уже действующими соглашениями об активном участии России в китайском глобальном проекте «Нового шелкового пути», а также трубопровод «Сила Сибири», модернизацию БАМа и Транссиба, активизацию работы по продвижению северного морского коридора как альтернативы более длинному и затратному торговому пути через Суэцкий канал, и вы получите картину, которая заставляет европейцев задуматься.

Ведь если западное давление на Россию, от которого, кстати, остаются в плюсе исключительно американцы, не прекратится, восточный экономический вектор в течение ближайших лет вполне может стать для России первостепенным. Европа уже потеряла от обоюдных санкций больше России (по разным экспертным оценкам, от $60 до $100 млрд. против $50-55 млрд), но в условиях набирающего обороты импортозамещения и азиатского уклона российской торгово-экономической диверсификации рискует в будущем недополучить еще больше.

Конечно, подавляющее большинство участников нашего круглого стола в Европарламенте оказались убежденными противниками политики деструктивных ограничений в отношении России, однако представляемые ими европейские институты, тем не менее, каждые полгода единогласно продлевают антироссийские санкции и пока еще не нашлось ни одной страны-члена ЕС, которая бы осмелилась сказать такой деструктивной позиции полноценное «нет».

Наши европейские товарищи связывают это в том числе с недостатком объективной и убедительной информации о положении дел в России.

Именно поэтому мы приняли приглашение наших коллег посетить в ближайшее время бельгийский федеральный парламент, продолжив информирование наших европейских друзей о преимуществах инвестирования в Крым и другие российские регионы даже (а, может, и особенно) в условиях санкций.

В свою очередь, глава крымской республики Сергей Аксенов и сопредседатель «Деловой России» Андрей Назаров, которые по объективным причинам не смогли лично присутствовать в Европарламенте, дистанционно обратились к европейским парламентариям с рекомендацией посетить IV Ялтинский международный экономический форум.

Будем надеяться, что равноправный и конструктивный диалог, который на этой неделе состоялся между российским и европейским экспертно-политическим сообществом в Европейском парламенте, будет в еще более дружественном ключе продолжен в апреле этого года в Крыму…

Послесловие к итоговой пресс-конференции Сергея Лаврова.

Так уж сложилось, что Россия (далеко не всегда по своей воле) на сегодняшний день так или иначе вовлечена в решение практически всех серьезных международных проблем. От Корейского полуострова до Ближнего Востока – сложно представить хоть один значимый миротворческий процесс без медиаторского участия нашей страны.

В последние годы Москва была вынуждена взвалить на себя бремя глобального миротворца, чтобы предотвратить дальнейшую разбалансировку международных отношений и их скатывание к неуправляемому хаосу. В своих миротворческих усилиях наша страна все чаще сталкивается с активным противодействием другого международного игрока, в большинстве случаев нацеленного на противоположный результат.

Не желая свыкнуться с мыслью об утрате глобальной инициативы, США продолжают делать ставку на диктат, ультиматумы, шантаж и угрозы. В то время как Россия, вопреки всем препятствиям, сохраняет нацеленность на равноправный диалог и взаимовыгодное сотрудничество со всеми ключевыми международными акторами.

Вашингтон активно дестабилизирует ситуацию в мире: американцы идут на обострение по северокорейской ядерной проблеме, пытаются сорвать иранскую ядерную сделку, не допустить мирного урегулирования в Сирии. Россия же, заручившись поддержкой Китая, Ирана и даже ряда европейских стран, играет стабилизирующую роль в международных делах, отстаивая суверенное равенство государств, необходимость в согласовании позиций вместо ставки на силу и угрозу ее применения.

США ведут себя как престарелый мировой жандарм: сил для того, чтобы подкрепить свои угрозы, все меньше, но диктаторские замашки никуда не делись. Но голос России на международной арене все громче, а действия все решительней.

И надо отметить, что ситуативных и долгосрочных союзников у нашей страны с каждым днем становится все больше. Когда вы в последний раз слышали о «международной изоляции» России? Всерьез об этом уже почти никто не говорит. США же, наоборот, все чаще оказываются в меньшинстве, как в случае с односторонним выходом из глобального соглашения по климату, голосованием в ООН по статусу Иерусалима, иранской ядерной программой.

Была бы воля Соединенных Штатов, Россия оставалась бы в глухой изоляции. В прошлом году американский Конгресс официально поставил нашу страну на одну доску с Ираном и Северной Кореей, которых на Западе многие до сих пор считают «странами-изгоями». Однако даже стратегические союзники США в Европе постепенно отходят от привычки слепо поддерживать деструктивный подход к международным отношениям и не желают вопреки своим национальным интересам усиливать конфронтацию с Москвой.
Все больше стран мира осознают, что США только создают глобальные проблемы, которые потом никак не получается решить без России.

Судите сами: представители Северной и Южной Кореи при посредничестве России и Китая встречаются впервые за два года, жмут друг другу руки и договариваются о целом ряде совместных компромиссных шагов в рамках межкорейского урегулирования. Что в ответ делают США? Созывают совершенно деструктивную министерскую встречу по КНДР в Ванкувере, на которую даже не приглашают представителей Москвы и Пекина. Что это, если не провокация и откровенный подрыв мирного процесса на Корейском полуострове?
Или взять ту же Сирию. Благодаря совместным усилиями Ирана, России и Турции в ходе восьми раундов Астанинского процесса удалось сначала создать четыре довольно успешно функционирующих зоны деэскалации, а затем и заложить прочную основу сирийского послевоенного политического урегулирования.

Однако США просто не хотят сохранять территориальную целостность Сирии и поэтому взяли деструктивный курс на ее раздел, что неизбежно приведет к усилению террористических группировок на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

К большому сожалению, российский прагматичный подход, нацеленный на недопущение окончательной девальвации международного права и глобальной дестабилизации, несмотря на свою очевидную продуктивность, встречает яростное сопротивление. Наша главная болевая точка – Украина. Фактически горстка проходимцев, устроивших при полной поддержке на тот момент еще коллективного Запада переворот 2014 года, загнали братский народ в тупиковую ситуацию мифической войны с Россией.

Сергей Лавров открыто говорит о вине США и тогдашних европейских переговорщиков в том, что после поддержанного ими государственного переворота в Киеве в Донбассе разгорелся кровавый гражданский конфликт, в который помимо своей воли была вовлечена Россия.

Наша страна, будучи ключевым медиатором Минского процесса, по-прежнему заинтересована в том, чтобы соответствующие соглашения были выполнены в полном объеме, без каких-либо изъятий. Однако, США вместо того, чтобы заставить киевское руководство наконец-то сделать то, что они обещали и что было затем закреплено единогласным решением Совбеза ООН, продолжают поощрять затягивание процесса и ведут конфликт к силовому разрешению.

В этом и заключается основная проблема миротворческого подхода России: как бы мы ни старались путем постоянного поиска компромиссов и взаимного уважения решать запутанные международные конфликты, деструктивная сила и дестабилизирующая роль американского вмешательства еще слишком велика. И на Украине мы чувствуем это особенно остро.

Все потому, что те, кто трактует происходящее на Украине с идеологизированных позиций новой холодной войны, воспринимают украинский конфликт как противостояние России и Запада в целом, пока еще находятся в большинстве. Однако процесс размежевания американских и общеевропейских (т.е. включающих и российские) интересов уже необратим. И по мере такого размежевания наш подход к решению общих проблем на континенте будет постепенно становиться преобладающим.

Процесс формирования полицентричного миропорядка, по мнению Сергея Лаврова, будет долгим и мучительным. Но другого пути нет. А отчаянные провокации США, которые никак не решаются признать, что их концепция одностороннего глобального доминирования, основанная на «самоощущении собственной исключительности», завела весь мир в тупик, будут неизбежно нивелированы самим ходом неумолимого исторического процесса…

Из-за чего же «сцепились» представители верхней и нижней палаты российского парламента и кто из них прав…

За период работы новой Думы сенаторы отклоняли ее законопроекты только дважды: сначала инициативу о запрете рекламы на квитанциях за ЖКХ, затем — одобренные 404 голосами депутатов всех партий изменения в Федеральный закон «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

В иных условиях, будучи сторонником сильных демократических институтов с их системой сдержек и противовесов, я бы, возможно, даже порадовался за то, что верхняя палата проявила самостоятельность и не стала поддерживать думскую инициативу. Однако, похоже, что демократией в данном случае и не пахнет, а вот лоббистский душок чувствуется за версту.

И если в первом случае предложенные депутатами нормы действительно могли показаться слишком незначительными для регулирования на высшем законодательном уровне (в этом смысле доводы членов Совфеда понятны), то во втором случае решение сенаторов совсем не укладывается в логику конструктивного законотворческого процесса.

Для преодоления возникших противоречий и выработки приемлемой для обеих палат редакции закона уже создана согласительная комиссия, состоящая из 11 сенаторов и 11 депутатов, представляющих все думские фракции. «Ситуация, при которой поощряется живодерство для нас неприемлема… Хотелось бы услышать аргументы Совета Федерации, так как пока аргументов не звучало», — констатирует спикер Володин, который, кстати, является соавтором отклоненного верхней палатой закона.

А какие, в принципе могут быть здравые аргументы у «живодерского лобби»? Не мешайте нам издеваться над животными, иначе всем будет плохо? Или экзотические доводы сенатора Калашникова о том, что, одобряя закон о защите животных, Совет Федерации будет «в одном тренде» с охраной прав сексуальных меньшинств и «прочих таких законов»?

В то время, как Государственная Дума нового созыва последовательно работает над гуманизацией законодательства в сфере обращения с животными и воспитания гуманного отношения к ним, Совет Федерации открыто торпедирует ее прогрессивные инициативы.

Похоже, что сенаторы просто не понимают, что сидят в Совфеде не как частные лица, не как охотники или там любители макраме какие-нибудь. Они должны вести себя, прежде всего, как законодатели, призванные отвечать на общественные, а не свои личные запросы.

А о том, что общественные настроения в рассматриваемом случае преимущественно на стороне Госдумы, сомневаться не приходится. Об этом красноречиво свидетельствует хотя бы тот факт, что на международной платформе петиций Change.org из трех обращений к властям, собравших наибольшее количество подписей, две касаются именно защиты животных.

К сожалению, далеко не все заинтересованы в применении соответствующих норм о запрете жестокого обращения с животными на практике — отсюда и такое ожесточенное противодействие «живодерского лобби», потерпевшего поражение в Государственной Думе, но пытающегося взять реванш через Совет Федерации.

А думский законопроект всего лишь предлагал запретить физический контакт между животными при т.н. «притравке» — тренировку охотничьих собак предлагалось осуществлять только через ограждение из стекла или сетки.

Чтобы было понятно, на «притравочных станциях» животным-жертвам вырывают когти и клыки, чтобы те не нанесли травм собаке, обкалывают транквилизаторами, держат в тесных клетках без еды.

Большинство таких станций работают нелегально, а закон предлагает перевести их в ведение охотничьих хозяйств, чтобы было проще контролировать их деятельность.

У нас по-прежнему по поводу и без повода любят ссылаться на опыт зарубежных стран. И во многих сферах законодательные нормы наших западных коллег действительно более прогрессивны. Так вот: исключительно бесконтактная «притравка» практикуется в большинстве стран мира. А в той же Великобритании, например, вопреки довольно сильному охотничьему лобби, по решению кабинета министров Терезы Мэй фактически продлен до 2022 года запрет охоты на лис и других диких животных.

Граждане сенаторы, признайтесь, вы же любите Великобританию (я-то вот, например, не очень, но речь не обо мне сейчас). Наверняка у многих из вас там даже дети обучаются. Так возьмите же с нее положительный пример и перестаньте вести себя как плевать на всех хотевшее «живодерское лобби». Иначе со временем в полный рост может встать вопрос об упразднении такого часто бесполезного, а иногда и вредного федеративного института, как верхняя палата парламента, которая во многих конкретных случаях не представляет ни регионы, ни общество, а только лишь частные интересы обладателей лоббистского ресурса…

Начался новый год – и новая порция высосанных из пальца баек о  «вмешательстве» России в электоральные процессы в Америке не заставила себя долго ждать.

На этот раз советник президента США по нацбезопасности Герберт Макмастер обвинил нашу страну во влиянии на выборы главы государства в Мексике, которая вместе с Канадой формирует стратегически важную для Вашингтона североамериканскую зону свободной торговли (наподобие нашего Евразийского экономического союза).

Нездоровую подозрительность наших американских «партнеров» попытались развеять официальные лица российского МИД: посол России в Мексике Эдуард Малаян, замминистра иностранных дел Сергей Рябков и сам глава российского внешнеполитического ведомства. Сергей Лавров даже окрестил муссирование ничем не подкрепленных слухов о нашем влиянии на выборы чуть ли не по всему миру «вашингтонским синдромом».

«Вмешательство в Мексике, вмешательство в Brexit, вмешательство во Франции, в Швеции, даже в ЮАР мы, оказывается, назначили какого-то министра», — Лавров уже устал отмахиваться и отшучиваться от этих нескончаемых обвинений. Добавьте к упомянутым министром иностранных дел России странам Германию, Черногорию, Нидерланды, Данию, Мальту и практически все страны постсоветского пространства и вы получите карту миру, на которой все меньше стран, которые еще не стали жертвами российского во всех смыслах виртуального вмешательства.

В этом контексте важно напомнить, что по инициативе России на встрече Путина и Трампа в Гамбурге между нашими лидерами была достигнута договоренность о создании совместной рабочей группы по обеспечению глобальной кибербезопасности. Для того, чтобы для начала хотя бы снять все вопросы о вмешательстве в американские выборы. Чем все закончилось? Почти мгновенным торпедированием инициативы со стороны объединенного против России американского истеблишмента: Трампа просто вынудили отказаться от выполнения достигнутых с Путиным договоренностей.

Очевидно, что любые попытки России предложить совместные механизмы предотвращения инцидентов в киберпространстве и электоральной сфере будут встречать такое же противодействие и в других случаях. Потому что правда мало кого интересует. Вмешивалась ли на самом деле Россия в выборы где-нибудь или нет — «российская карта» с некоторых пор буквально стала козырной в политических играх в самых разных странах мира.

Более того, практически универсальная «российская угроза» хороша не только в узком контексте выборов: от граничащих с Россией стран Прибалтики, беспрестанно выпрашивающих у США и ЕС ресурсы на оборону от восточного «агрессора», до далеких британских морей, где находившаяся на грани отставки Тереза Мэй всего лишь одной пламенной антироссийской речью смогла сплотить вокруг себя парламентское большинство – само присутствие России на карте мира уже является достаточным основанием для разжигания русофобских настроений, скрепляющих трещащий по швам западный истеблишмент.
Что в этих условиях остается делать России?

Во-первых, не позволять США и их союзникам «соскочить» со скандальной темы глобального вмешательства АНБ во внутренние дела государств по всему миру, включая прослушку ключевых союзников Вашингтона. Если вор истошно кричит «Держите вора», необходимо при каждом удобном случае напоминать ему о его криминальном прошлом (и настоящем).
Во-вторых, максимально раскручивать и не давать спустить на тормозах прямые и косвенные свидетельства того, что Россию пытаются выставить виновницей провокаций, осуществляемых американскими спецслужбами. Начиная с данных о маскировке вирусов ЦРУ под продукцию «Лаборатории Касперского» и заканчивая высказываниями видных американских политиков и экспертов (например, бывшего представителя США при ООН Джона Болтона) о том, что российское вмешательство на самом деле могло быть тайной операцией, которую «под ложным флагом» проводил сам Вашингтон – нельзя позволить этим ценнейшим фактам и свидетельствам утонуть в информационном болоте.
Во-третьих, пустить в бой целую армию высокопрофессиональных юристов, которые будут отстаивать в национальных и международных судах честь, достоинство и деловую репутацию Российской Федерации, над которыми сейчас практически безнаказанно издеваются зарубежные СМИ и политики.

В-четвертых, даже вопреки кажущимся непреодолимыми препятствиям настойчиво продвигать сформулированную еще в 2008 году идею о коллективной безопасности (включая и кибербезопасность) на евразийском континенте.

В-пятых, если вмешательство во внутренние дела любой страны — в наших долгосрочных национальных интересах (особенно если речь об обеспечении безопасности России и ее союзников), то необходимо вмешиваться. И неважно, какая будет реакция на Западе. Посмотрите, как тот же Китай действует в Африке (например, в Зимбабве): бывшие колониальные державы Европы могут только позавидовать стремительно растущему влиянию Поднебесной на Черном континенте.

Нам следует брать с нашего стратегического партнера пример. С большим удовольствием посмотрел бы на установление «пророссийского режима» в той же Мексике, которая порвет со своими американскими угнетателями и запретит английский язык на своей территории.

В конце концов, если верить американцам, всего за несколько лет «региональная держава» с «разорванной в клочья экономикой» стала глобальным государством, способным влиять на ход выборов и другие важнейшие процессы по всему миру. Включая сами США. Не будем же разочаровывать наших закадычных западных партнеров: пусть новая «evil empire» будет так страшна, как ее и малюют…

Незадолго до Нового года на страницах этого блога мы поделились с вами своими мыслями о необходимости координации усилий суверенных государств в предотвращении вмешательства в наши внутренние дела.

Так уж получилось, что наши соображения приобрели острую актуальность гораздо раньше, чем можно было себе представить. На стыке уходящего и нового года на территории Ирана — нашего ключевого союзника на Ближнем Востоке — начались массовые беспорядки со всеми признаками классического «цветного переворота».

Сейчас уже можно констатировать, что высокоэффективный механизм насильственной замены легитимных властей на управляемых извне сателлитов под прикрытием ненасильственных действий дал в Иране долгожданный (пусть и уже не первый) серьезный сбой: иранское руководство отчиталось об успешном подавлении «смуты» и стабилизации ситуации в стране.

Теперь можно спокойно разобраться в причинах захлестнувшей Исламскую Республику мощной протестной волны.

Начнем именно с внешнеполитической составляющей. Иностранное вмешательство в события даже в сравнении с массовыми акциями 2009 года было явным и совершенно бесцеремонным. Руководители сразу нескольких стран выразили открытую поддержку митингующим и не поскупились на угрозы в адрес иранского руководства. Секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани заявлял, что митинги против власти в Иране — не что иное, как «опосредованная война», которую объявили Исламской Республике США, Великобритания, Саудовская Аравия и Израиль.

По мнению официальных лиц Ирана, американцы активно работали через социальные сети, а также непосредственно организовывали и направляли действия протестующих. Иранскими правоохранителями был задержан ряд представителей иностранных спецслужб (в том числе гражданин одной из стран ЕС), которые координировали процесс на территории Исламской Республики.

Именно решительные и грамотные действия властей страны не позволили волнениям приобрести общенациональный масштаб и превратиться в нечто реально опасное для режима. Спецслужбы и гражданская администрация вели себя сдержанно, не допуская резких движений, которые могли бы запустить цепную реакцию эскалации, но одновременно с этим не проявляли и мягкотелости.

Начиная от средств коммуникации бунтовщиков, которые были перерублены за счет введения временных ограничений в Интернете, и заканчивая точечным применением силы в отношении тех протестующих, которые совершали противоправные действия.

В ходе волнений президент Роухани выступил с рядом официальных заявлений, в которых признал право граждан на законный протест, при этом четко дифференцировав мирные митинги и насильственные акции, которые должны жестко пресекаться.

Как видим, в итоге дела иранских властей не разошлись с их словами. По свидетельству очевидцев, полиция вела себя подчеркнуто сдержанно, применяя силу к погромщикам, но не к мирным протестующим. К сожалению, несмотря на должную осторожность правоохранителей, жертв избежать все-таки не удалось. Однако большинство из них – на совести самих бунтовщиков, а не силовиков.

Отдельно отметим, что одним из важных элементов «опосредованной войны» (привычнее говоря – гибридной), как правило, является мощная информационная кампания, направленная на дискредитацию и делигитимацию неугодных американцам режимов и правителей. В этом смысле свою роль должно было сыграть как нельзя кстати подоспевшее «сенсационное расследование» международного агентства новостей Reuters о $95-миллиардном бизнесе, который якобы контролирует духовный лидер Ирана. Думается, что эта «инфозаготовка» и ее «spin-off»-ы еще не раз будут пущены в ход при дальнейших попытках дестабилизации ситуации в Исламской Республике. Стоит обратить внимание на то, что организаторы бунта практически по всем пунктам действовали строго по шарповским методичкам. Даже не стали особо ломать голову над символикой, используя уже многократно обкатанный в Армении, Белоруссии, Грузии, Египте, Сербии, на Украине и в том же Иране в 2009 году «сжатый кулак», который давно превратился из символа справедливой борьбы народов за свободу и справедливость в замаранный шаблон инспирированных глобальным капиталом «цветных переворотов». Как бы то ни было, по предварительным результатам несостоявшейся «иранской зимы» можно констатировать, что власти Исламской Республики успешно применили имеющийся в их распоряжении арсенал средств борьбы с внешним вмешательством в свои внутренние дела.

Однако к одному только воздействию извне прошедшие протестные акции свести нельзя – ситуация намного сложней, даже по признанию самого руководства Ирана. «Акции протеста вызваны недовольством, которое высказывает часть иранского народа в связи с экономической ситуацией», — констатирует Али Шамхани. И должны быть использованы как «возможность выяснить глубокие корни проблемы», — вторит ему Хасан Роухани.

Важно всегда помнить, что внешнее воздействие может возыметь эффект только если ложится на благодатную почву внутри страны, поэтому решение внутренних проблем является ключевым элементом эффективного противодействия «цветным переворотам». Похоже, что власти Ирана это хорошо понимают…

После победы над террористическими группировками в Сирии оказалось, что нам еще предстоит нешуточная борьба не только за сирийское послевоенное восстановление, но и за глобальное общественное мнение. Причем бороться за него в западных странах в условиях фактической медийной монополии и нарастающего давления на российские СМИ, бросающие этой монополии вызов, с каждым днем все сложнее. Однако представители власти и гражданские сообщества на Востоке, особенно в странах, где к России относятся менее предвзято и с большей симпатией, в общем-то, вполне расположены к восприятию объективной информации о нашей стране и ее реальных достижениях.

Именно в этом контексте следует рассматривать интенсификацию межпарламентских контактов России со странами Большого Ближнего Востока и Центральной Азии (ББВ и ЦА). Для нас крайне важно закрепить свою триумфальную миротворческую роль в регионе и для этого необходимо устанавливать устойчивые постоянные связи на уровне правительств, парламентов и гражданских сообществ. Это необходимо для конвертации успешного освобождения Сирии в долгосрочные контракты в военно-технической и других сферах со всеми, кто понимает наш реальный вклад в переформатирования ближневосточного пояса нестабильности в территорию относительного равновесия.

Недостаточно просто прийти на Ближний Восток и разгромить окопавшиеся там бандформирования. Помимо выполнения сугубо оборонительных задач, нам надо методично, наступательно работать со странами региона, их общественным мнением. Без развитых межпарламентских контактов, только усилиями МИД и Минобороны, соответствующего долгосрочного эффекта не достичь. Поэтому Россия активно наращивает свое «парламентское присутствие» во всех ключевых странах ББВ и ЦА.

Для мирного закрепления наших военных успехов и существует «народная парламентская дипломатия», о которой на встрече с руководством Федерального Собрания говорил в понедельник Владимир Путин. В этом контексте особо важна благодарность за разгром ИГИЛ*, которая была передана президенту руководством Государственной Думы от имени глав высших законодательных органов Афганистана, Ирана, Пакистана, Турции и Китая, принявших участие в международной антитеррористической конференции в Исламабаде.

Далее на повестке дня совместной борьбы с терроризмом стоит недопущение расползания недобитых в Сирии остатков террористических группировок по другим странам региона, которые надеются на деятельную помощь России в деле уничтожения бандформирований независимо от того, где они появляются. В этом заинтересованы и мы сами: в сентябре 2015 года российское руководство приняло верное решение бороться с террористами на дальних подступах, не допуская их усиления ни в одной из стран ББВ и ЦА.

Другой болезненный вопрос, связанный с обеспечением безопасности нашей страны на внешних рубежах, связан с растущим наркотрафиком. На примере Афганистана мы видим, что с появлением в этой стране американцев количество местных наркополей и нарколабораторий увеличилось в десятки раз. При этом львиная доля их смертоносной продукции поставляется именно в Россию. Поскольку США по всем признакам не намерены всерьез бороться с этой глобальной угрозой, наша страна будет укреплять связи со всеми заинтересованными государствами региона хотя бы для того, чтобы не допустить дальнейшего разрастания проблемы. Среди прочего, необходимо активнее перекрывать пути транспортировки наркотических веществ посредством совместного контроля на границах, пресекать финансирование террористических группировок за счет средств от продажи наркотиков и т.д.

Важно напомнить, что одним из важных этапов реализации глобальной антинаркотической инициативы в парламентском измерении стала прошедшая в ноябре при поддержке ООН в российской Государственной Думе первая международная конференция по борьбе с наркотиками, в которой приняли участие представители высших законодательных органов более 40 государств.

В декабре согласование совместных усилий по борьбе с наркомафией продолжилось на уже упомянутой конференции межрегионального взаимодействия в Исламабаде, в ходе которой Россия предложила странам ББВ и ЦА взять на вооружение российский опыт скоординированной работы по предотвращению наркоугроз, наработанный в рамках Парламентской Ассамблеи Организации договора о коллективной безопасности.

И, наконец, самое главное (из арсенала нестандартного, фирменно ассиметричного). Россия осторожно, но неуклонно продвигает на международной арене идею совместного противодействия «цветным переворотам», которые, по мнению спикера Володина, «требуют серьезной парламентской оценки и реагирования».

Понятное дело, что призыв России перевести на постоянную основу обмен практическим опытом пресечения иностранного вмешательства во внутренние дела суверенных государств находит живой отклик у властей самых разных стран региона. От Ирана, который в 2009 году чуть не пал жертвой зарождающейся «арабской весны», до Турции, совсем недавно пережившей попытку военного переворота. Не случайно на следующий год уже запланированы полномасштабные совместные мероприятия российских народных избранников с иранскими и турецкими коллегами, в рамках которых можно перейти к практическому обсуждению «дорожной карты» по обеспечению суверенитета наших стран.

По большому счету ничего не мешает России экспортировать не только вооружения, но и, например, те же механизмы предотвращения насильственных госпереворотов, осуществляемых извне. Чем вам не высокотехнологичный нематериальный экспорт, пользующийся все большим международным спросом?

Дерзко? Пожалуй! Однако, только проводя наступательную, местами экспансионистскую внешнюю политику, Россия сможет обеспечить свою безопасность и добиться учета своих национальных интересов во всех регионах мира на долгосрочную перспективу…

* деятельность организации запрещена на территории РФ

20 декабря 2017

Goodbye, America!

«Китай и Россия бросают вызов мощи, влиянию и интересам Америки, пытаются размыть американскую безопасность и процветание», — гласит новая доктрина национальной стратегии безопасности Соединенных Штатов, опубликованная вчера на сайте Белого дома.

С точки зрения американского истеблишмента Москва и Пекин взяли курс на «ревизионистский» пересмотр итогов холодной войны, из которой Вашингтон вышел, казалось бы, единоличным и безусловным победителем. По мнению руководства США, Коммунистический Китай и Россия, которая после грандиозного «мирного» разгрома 90-х должна была оставаться на периферии капиталистической системы, «оспаривают превосходство Соединенных Штатов на геополитическом уровне и стараются изменить миропорядок в свою пользу».

Большому американскому брату традиционно вторит «туманный Альбион»: Financial Times публикует весьма примечательный материал под заголовком «Возрожденная Россия и США в борьбе за глобальное лидерство», довольно рельефно представляющий полный страха и восхищения западный взгляд на растущее влияние нашей страны на глобальную повестку дня.

Дело в том, что после победы в холодной войне американцы привыкли считать себя «незаменимой нацией» — гегемоном, способным волюнтаристски решать международные проблемы и почти безапелляционно навязывать миру свою волю.

«В последнее время на мировой сцене появляется новая незаменимая нация — Россия», — констатируют авторы статьи Томас Грэм (генеральный директор Kissinger Associates) и Юджин Румер (представитель Фонда Карнеги за международный мир).

После 18 лет правления президента Путина Россия наконец-то вошла в неофициальный клуб стран, которые определяют «структуру, содержание и курс международных дел». Теперь без участия Москвы невозможно решить ни одного глобального вопроса.

Именно наше «дерзкое вмешательство» в сирийский конфликт в 2015 году переломило ход событий и спутало карты тем, кто делал ставку на уничтожение светского режима Башара Асада и дестабилизацию всего Ближнего Востока.

Теперь же, когда Россия одержала внушительную победу над международным терроризмом в Сирии, без нашего участия невозможно представить себе сирийское мирное урегулирование. При этом Москве каким-то образом удается усадить за стол переговоров даже, казалось бы, непримиримых соперников. И добиваться приемлемых для всех решений.

Фактически русские в Сирии пришли, увидели, победили и… помирили (постучим по дереву). Вызвав одновременно и закономерную зависть западных партнеров, и растущую симпатию к России в самых разных уголках земного шара.

Ранее информационное агентство Bloomberg уже окрестило Россию «новой хозяйкой Ближнего Востока». Нам удалось наладить рабочие отношения со всеми ключевыми государствами региона: с Египтом, Ираном, Израилем, Саудовской Аравией и Турцией. Именно Москва играет сейчас «решающую роль в формировании нового регионального равновесия».

При этом сфера интересов новой России простирается далеко за пределы Ближнего Востока. На том же «Дальнем Востоке» — в Юго-Восточной Азии – хорошим примером российской экспансии можно считать успешную реализацию курса на стратегическое партнерство с Филиппинами. В этом контексте весьма символичным является недавняя передача Маниле крупной партию российского стрелкового оружия и армейских машин. Филиппины стали первой страной традиционно проамериканской АСЕАН, в которую была осуществлена поставка вооружения из России. И министерству обороны США не оставалось ничего иного, кроме как сделать вид, что американцы вовсе не возражают против развития военно-технического сотрудничества Москвы со странами ещё одного важнейшего для Вашингтона региона.

Добавьте к общей картине укрепление российских форпостов в «мягком подбрюшье» США (Венесуэла, Никарагуа, Куба), активизацию контактов с африканским странами (Ливия, Судан, Нигер, Нигерия, ЮАР) и наметившееся сближение со стратегически значимыми европейскими государствами (Греция, Венгрия, Австрия) после «малого ледникового периода» в отношениях. Получается довольно радужно для нас и крайне тревожно для Соединенных Штатов.

Мир не терпит пустоты. На место слабеющих с каждым годом американцев, переоценивших свои силы и надорвавшихся под бременем единоличного глобального доминирования, приходят осторожные, но напористые китайцы, и «дерзкие» русские, верно оценившие свои возможности на долгосрочную перспективу.
КНР бросает США экономический вызов — с 2014 года Китай занял первое место по размеру ВВП (ППС), а к 2050 году планирует обогнать Америку по всем остальным ключевым показателям.

Россия – геополитический. В плане экономики наша страна уступает США более чем в десять раз, зато именно Российская Федерация является единственной страной мира, способной почти гарантированно уничтожить Соединенные Штаты. Конечно же, мы используем такой внушительный потенциал исключительно в оборонительных целях, но именно он позволяет нам так активно вести дела на международной арене, не боясь «акций возмездия» со стороны наших извечных frenemies.
И пусть на Западе нам хоть 100500 раз приписывать нам мифические «имперские амбиции», сравнивают Россию с «агрессивной» Спартой.

Для нас главное, чтобы в конечном итоге, как в Пелопоннесской войне, победа была за нами…

Шпионский скандал с Белоруссией, глубочайшие историко-идеологические разногласия с Польшей, серьезная ссора с Венгрией и Румынией из-за притеснения национальных меньшинств — по периметру границ Украины, похоже, просто не осталось государств, с которыми действующие украинские власти еще не успели испортить отношений.

Вместо того, чтобы пересмотреть свою неадекватную, агрессивно-националистическую политику, официальный Киев предпочитает идти на дальнейшее обострение. Ведь по извращенным представлениям властей Незалежной на кону — победа в геополитическом противостоянии с Россией, с которой Украина уже не первый год ведет необъявленную, но отчаянную войну. Якобы защищая Европу, «общий европейский дом» от евразийских орд, неумолимо наступающих с Востока.

Похоже, что руководство Украины до сих пор пребывает в глубокой уверенности, что «российской угрозой» можно будет торговать вечно. Однако ситуация изменилась. Кардинально и необратимо. Россия не позволила втянуть себя в разрушительную войну и вбить украинский клин между нами и Европой.

Не то что воевать, но даже просто конфликтовать с Россией никто, находясь в здравом уме, уже не хочет. Тем более из-за Украины, которая в своей неадекватности успела перейти все допустимые границы. Да, образ врага и закоренелый миф об имманентной агрессивности России еще не раз пригодится Западу для сплочения своих шатающихся рядов (поэтому еще не пришло время окончательно сбрасывать «украинскую карту»). Однако и дальше раскручивать спираль реального противостояния с Москвой с непредсказуемыми для континента последствиями, ни Брюссель, ни европейские национальные столицы себе позволить не могут.

Об этом напрямую говорит, в частности, глава канцелярии президента Польши Кшиштоф Щерский: «Если дойдёт до ситуации, в которой Европа будет вынуждена выбирать между Украиной и Россией, другие столицы, на которые рассчитывает сегодня Киев, выберут Москву».

Если даже Польша — самый последовательный лоббист евроатлантической интеграции своего русофобского протеже, отказывается от безусловной поддержки интеграционных устремлений украинского руководства, то на «европейской мечте» Украины уже сейчас можно смело ставить жирный крест.

О крахе проевропейских устремлений Украины свидетельствуют и плачевные результаты только что завершившегося саммита Восточного партнерства. По его итогам Брюссель очень четко и жестко указал Киеву на его реальное место в общеевропейском раскладе: в финальной декларации нет упоминаний ни о российской агрессии, ни о какой бы то ни было, даже самой отдаленной перспективе членства в ЕС, ни о новом «плане Маршалла».

При этом давление на Украину с каждым днем только нарастает. Посол Евросоюза Хьюг Мингарелли уже не стесняясь устраивает публичные выволочки руководству страны. Кураторы украинского проекта фактически выдвинули властям Незалежной прямой ультиматум: создать до конца года независимый от коррумпированного украинского правосудия специализированный Антикоррупционный суд в строгом соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии, а также не препятствовать работе уже действующих органов по противодействию коррупции.

«Я не представляю на Украине неоколониальную власть» — говорит при этом имеющий потрясающее чувство юмора посол ЕС. И все понимают, что именно прямое внешнее управление украинским государством он и представляет.

За последнее время Украина из надежды Европы, примера чуть ли не героической борьбы с «российским экспансионизмом» успела превратиться в некое подобие чемодана без ручки: тащить ее тяжело и обременительно, но и совсем бросить тоже нельзя.

Отсюда и такая, казалось бы, непоследовательная политика в отношении Украины со стороны ее западных кураторов. С одной стороны украинской экономике и общественно-политической системе не позволяют войти в опасный для ее европейских соседей штопор (отсюда жесткое продавливание антикоррупционных мер). С другой стороны, Запад обеспечивает постепенную ликвидацию государственности Украины в целях долгосрочного закрепления ее зависимого положения, стирая с карты Европы потенциально сильного конкурента как самостоятельного экономического и геополитического игрока.

Украина, пожалуй, окончательно упустила уникальный шанс воплотить в жизнь многовекторную политику, ориентированную на партнерские и добрососедские отношения с приграничными странами. Своей недальновидной политикой украинские власти умудрились превратить простой принцип «никаких проблем с соседями» в его полную противоположность — «никаких соседей, с которыми нет проблем».

Потому что гомогенизированное государство на основе модифицированного неонацистского подхода — «Ein Volk, ein Reich, eine Sprache» — для многонациональной страны является по определению убийственным.

Нельзя прославлять Бандеру и дружить с Польшей.

Нельзя ущемлять языковые права национальных меньшинств и рассчитывать на поддержку своих евроинтеграционных устремлений со стороны венгров, румын и пр.

Нельзя, в конце концов, чуть ли не открыто засылать шпионов в ту же Белоруссию и надеяться, что это не подорвет особые отношение с ее руководством, которое вот уж реально сделало почти все, чтобы выстроить максимально взаимовыгодное партнерство с Украиной.

Такое деструктивное поведение украинского руководства на международной арене выглядит архистранно, но всё становится на свои места, если происходящее на Украине оценивать не с точки зрения функционирования нормального государства, ориентированного на развитие экономики и процветание народа. Украина — классический failed state в центре Европы. Европейское Сомали с ордами боевиков похлеще сомалийских пиратов. Некогда процветающее украинское государство, которое на момент распада СССР было сопоставимо по экономике с ФРГ, сегодня ударными темпами встраивается в глобальное распределение труда и капитала в качестве серой зоны «большой охоты» и безбожного разграбления.

Ну, зато «Україна — не Росія». И чтобы доказать себе и окружающим верность сего постулата, не жалко и страну угробить. Очень «по-украински»...

Почему идеи Великой Русской Революции по-прежнему актуальны для России и мира.

Согласно данным ноябрьского опроса YouGov, большинство американцев в возрасте от 15 до 30 лет предпочли бы жить не при капитализме, а при социализме. При этом старшее поколение американцев, воспитанное в период холодной войны, сохраняет инертность мышления: число сторонников устоявшегося в мировой капиталистической системе порядка вещей вдвое превышает число его противников.

По иронии судьбы опрос был проведён НПО «Фонд памяти жертв коммунизма», который был основан Збигневом Бжезинским — знаковым русофобом, внесшим значительный вклад в, как ещё совсем недавно казалось, уничтожение коммунизма. Это означает, что никакого «конца истории» (согласно теории другого видного глобалиста — Френсиса Фукуямы) и торжества либерально-фундаменталистской модели во всем мире не произошло. И, видимо, уже не произойдёт.

При этом как минимум о глубочайшем кризисе, а как максимум — об исчерпанности капитализма, не говорит сегодня только ленивый. Два столпа мировой капиталистической системы — вовлечение новых территорий (экспансия) и углубление разделения труда, уже дошли до своего предела. На сегодняшний день на планете фактически не осталось стран, не вовлечённых в глобальный рынок и даже коммунистический Китай — не исключение. Распад социалистического блока во главе с СССР — единственной экономической (и идеологической) альтернативы капитализму, лишь дал ему передышку, только отсрочил неизбежное.

Именно поэтому глобалисты, мыслящие долгосрочными планами, активно прорабатывают посткапиталистические модели развития. Так, например, первый глава «Европейского банка реконструкции и развития», член Бильдербергского клуба Жак Аттали уже предложил в качестве одного из оптимальных вариантов функционирования мировой экономики после капитализма постепенный переход к «глобальной распределительной системе».

И вот тут-то и начинается самое интересное. По сути, речь идёт об «очищении» Маркса от позднейших советских «наслоений» — прежде всего, ленинизма. Т.е. фактически предлагается использовать для укрепления позиций глобальной корпоратократии наследие основоположника марксизма, выхолостив его самую важную — социалистическую составляющую. В своей работе «Карл Маркс: Мировой дух» Жак Аттали напрямую говорит о том, что русские исказили и извратили марксистское учение, совершили «неправильную» революцию. Наиболее разгромной критике, конечно же, подвергнута идея построения «социализма в одной отдельно взятой стране», с опорой на её традиции и исторический опыт. Это, с точки зрения глобалиста Аттали — страшный, непростительный грех.

Теперь слово за Россией. Борьбу за Маркса мы уже проигрываем, но, по крайней мере, ещё можем отстоять наше социалистическое, советское наследие.

Должно ли это означать возврат к директивной экономике и восстановление «железного занавеса»? Ни в коем случае. Наоборот. Все демократические завоевания современности, многие из которых были сильно редуцированы в СССР, должны получить своё продолжение и развитие.

Более того, человек, его базовые права и свободы, должны стать основой социалистической альтернативы XXI века. Очевидно, что в Советском Союзе были защищены и гарантированы преимущество социально-экономические права, но не общественно-политические. Во многом именно отсутствие реальных, а не декларативных демократических прав, почти полное отсутствие недирективной гражданской активности в конечном итоге и стало одной из причин крушения СССР. А вовсе не экономика, которая при грамотном подходе (по образцу реформ Дэн Сяопина) могла бы сейчас занять место китайской.

Судите сами: экономика Советского союза в 1990 году составляла более 12 % от мировой в противовес жалким 1.77% современной России. Китай же стартовал с 5% в том же году и уже вышел на уровень 15%. Почему бы сейчас, пока ещё не слишком поздно, не перенять китайско-советский опыт?

Важно понимать, что слишком далекая от насущных материальных потребностей граждан плановая экономика прошлого на нынешнем технологическом уровне, когда выпуск каждого товара просчитывается буквально с точностью до грамма, может наконец-то стать действительно эффективной.

А теперь о главном. Время со всей своей убойной очевидностью подтвердило правильность знаменитой максимы Маркса: «нет такого преступления, на которое не пойдет капитал ради прибыли в 300%». В условиях неизбежной роботизации промышленности, итогом которой станет появление сотен миллионов «лишних людей», капитализм, как нацеленная на получение прибыли любой ценой система, либо скинет эту избыточную для него людскую массу в маргинес, либо попытается их самым беспощадным образом утилизировать.

При всей противоречивости своего практического опыта социализм хотя бы провозглашает приоритет человека над прибылью, ставит его выше сухих цифр, многие из которых — всего лишь абстракция, мыльные пузыри очередной капиталистической аферы, ежеминутно, ежесекундно грозящей погрузить мир в очередной глобальный кризис. То ли недо-, то ли перепроизводства.

Между человеком и прибылью капитализм всегда выберет прибыль. Такова его природа. Если продающий свою рабочую силу просто нерентабелен — он будет списан в утиль, выкинут на помойку. Все нынешние социальные гарантии в капиталистических странах стали следствием конвергенции двух систем в XX веке (такого мнения придерживаются не только левые, но и, например, министр иностранных дел России Сергей Лавров). Проще говоря, не будь на планете Советского союза и его позитивного социального примера, Бог знает, в каких бы условиях сейчас трудился бы рабочий класс в капстранах.

В Советской системе, от которой мы так опрометчиво отказались, не было лишних людей. И, несмотря на все издержки, труд человека воспринимался как его неотъемлемое право и призвание, а не источник прибыли. При этом страна развивалась рекордными, беспрецедентными темпами.

Важно понимать, что с точки зрения рынка Россия — нерентабельная страна. С позиций международного разделения труда нашей стране отведена роль технологически неразвитого сырьевого придатка передовых стран капсистемы. Готовы ли мы смириться с такой незавидной ролью с учётом резко возросшего в последние годы геополитического влияния нашей страны?

Если нет, то только социалистическая модернизация на передовой технологической основе XXI века способна вывести наш социально-экономический потенциал на уровень, соответствующий нашей заявке на самостоятельное и самодостаточное положение в мире. Только социализм позволит нам полноценно освоить наши гигантские пространства, не забыв при этом про главное — про людей.

Человек, а не прибыль — мера всех вещей. Именно с таким подходом Россия сможет сформулировать новую социалистическую альтернативу для себя и мира. В противном случае противопоставить дегуманизирующим планам глобалистов будет нечего. Да и, в общем-то, некому…

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире