a_vedrussov

Александр Ведруссов

30 ноября 2017

F

Шпионский скандал с Белоруссией, глубочайшие историко-идеологические разногласия с Польшей, серьезная ссора с Венгрией и Румынией из-за притеснения национальных меньшинств — по периметру границ Украины, похоже, просто не осталось государств, с которыми действующие украинские власти еще не успели испортить отношений.

Вместо того, чтобы пересмотреть свою неадекватную, агрессивно-националистическую политику, официальный Киев предпочитает идти на дальнейшее обострение. Ведь по извращенным представлениям властей Незалежной на кону — победа в геополитическом противостоянии с Россией, с которой Украина уже не первый год ведет необъявленную, но отчаянную войну. Якобы защищая Европу, «общий европейский дом» от евразийских орд, неумолимо наступающих с Востока.

Похоже, что руководство Украины до сих пор пребывает в глубокой уверенности, что «российской угрозой» можно будет торговать вечно. Однако ситуация изменилась. Кардинально и необратимо. Россия не позволила втянуть себя в разрушительную войну и вбить украинский клин между нами и Европой.

Не то что воевать, но даже просто конфликтовать с Россией никто, находясь в здравом уме, уже не хочет. Тем более из-за Украины, которая в своей неадекватности успела перейти все допустимые границы. Да, образ врага и закоренелый миф об имманентной агрессивности России еще не раз пригодится Западу для сплочения своих шатающихся рядов (поэтому еще не пришло время окончательно сбрасывать «украинскую карту»). Однако и дальше раскручивать спираль реального противостояния с Москвой с непредсказуемыми для континента последствиями, ни Брюссель, ни европейские национальные столицы себе позволить не могут.

Об этом напрямую говорит, в частности, глава канцелярии президента Польши Кшиштоф Щерский: «Если дойдёт до ситуации, в которой Европа будет вынуждена выбирать между Украиной и Россией, другие столицы, на которые рассчитывает сегодня Киев, выберут Москву».

Если даже Польша — самый последовательный лоббист евроатлантической интеграции своего русофобского протеже, отказывается от безусловной поддержки интеграционных устремлений украинского руководства, то на «европейской мечте» Украины уже сейчас можно смело ставить жирный крест.

О крахе проевропейских устремлений Украины свидетельствуют и плачевные результаты только что завершившегося саммита Восточного партнерства. По его итогам Брюссель очень четко и жестко указал Киеву на его реальное место в общеевропейском раскладе: в финальной декларации нет упоминаний ни о российской агрессии, ни о какой бы то ни было, даже самой отдаленной перспективе членства в ЕС, ни о новом «плане Маршалла».

При этом давление на Украину с каждым днем только нарастает. Посол Евросоюза Хьюг Мингарелли уже не стесняясь устраивает публичные выволочки руководству страны. Кураторы украинского проекта фактически выдвинули властям Незалежной прямой ультиматум: создать до конца года независимый от коррумпированного украинского правосудия специализированный Антикоррупционный суд в строгом соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии, а также не препятствовать работе уже действующих органов по противодействию коррупции.

«Я не представляю на Украине неоколониальную власть» — говорит при этом имеющий потрясающее чувство юмора посол ЕС. И все понимают, что именно прямое внешнее управление украинским государством он и представляет.

За последнее время Украина из надежды Европы, примера чуть ли не героической борьбы с «российским экспансионизмом» успела превратиться в некое подобие чемодана без ручки: тащить ее тяжело и обременительно, но и совсем бросить тоже нельзя.

Отсюда и такая, казалось бы, непоследовательная политика в отношении Украины со стороны ее западных кураторов. С одной стороны украинской экономике и общественно-политической системе не позволяют войти в опасный для ее европейских соседей штопор (отсюда жесткое продавливание антикоррупционных мер). С другой стороны, Запад обеспечивает постепенную ликвидацию государственности Украины в целях долгосрочного закрепления ее зависимого положения, стирая с карты Европы потенциально сильного конкурента как самостоятельного экономического и геополитического игрока.

Украина, пожалуй, окончательно упустила уникальный шанс воплотить в жизнь многовекторную политику, ориентированную на партнерские и добрососедские отношения с приграничными странами. Своей недальновидной политикой украинские власти умудрились превратить простой принцип «никаких проблем с соседями» в его полную противоположность — «никаких соседей, с которыми нет проблем».

Потому что гомогенизированное государство на основе модифицированного неонацистского подхода — «Ein Volk, ein Reich, eine Sprache» — для многонациональной страны является по определению убийственным.

Нельзя прославлять Бандеру и дружить с Польшей.

Нельзя ущемлять языковые права национальных меньшинств и рассчитывать на поддержку своих евроинтеграционных устремлений со стороны венгров, румын и пр.

Нельзя, в конце концов, чуть ли не открыто засылать шпионов в ту же Белоруссию и надеяться, что это не подорвет особые отношение с ее руководством, которое вот уж реально сделало почти все, чтобы выстроить максимально взаимовыгодное партнерство с Украиной.

Такое деструктивное поведение украинского руководства на международной арене выглядит архистранно, но всё становится на свои места, если происходящее на Украине оценивать не с точки зрения функционирования нормального государства, ориентированного на развитие экономики и процветание народа. Украина — классический failed state в центре Европы. Европейское Сомали с ордами боевиков похлеще сомалийских пиратов. Некогда процветающее украинское государство, которое на момент распада СССР было сопоставимо по экономике с ФРГ, сегодня ударными темпами встраивается в глобальное распределение труда и капитала в качестве серой зоны «большой охоты» и безбожного разграбления.

Ну, зато «Україна — не Росія». И чтобы доказать себе и окружающим верность сего постулата, не жалко и страну угробить. Очень «по-украински»...

Почему идеи Великой Русской Революции по-прежнему актуальны для России и мира.

Согласно данным ноябрьского опроса YouGov, большинство американцев в возрасте от 15 до 30 лет предпочли бы жить не при капитализме, а при социализме. При этом старшее поколение американцев, воспитанное в период холодной войны, сохраняет инертность мышления: число сторонников устоявшегося в мировой капиталистической системе порядка вещей вдвое превышает число его противников.

По иронии судьбы опрос был проведён НПО «Фонд памяти жертв коммунизма», который был основан Збигневом Бжезинским — знаковым русофобом, внесшим значительный вклад в, как ещё совсем недавно казалось, уничтожение коммунизма. Это означает, что никакого «конца истории» (согласно теории другого видного глобалиста — Френсиса Фукуямы) и торжества либерально-фундаменталистской модели во всем мире не произошло. И, видимо, уже не произойдёт.

При этом как минимум о глубочайшем кризисе, а как максимум — об исчерпанности капитализма, не говорит сегодня только ленивый. Два столпа мировой капиталистической системы — вовлечение новых территорий (экспансия) и углубление разделения труда, уже дошли до своего предела. На сегодняшний день на планете фактически не осталось стран, не вовлечённых в глобальный рынок и даже коммунистический Китай — не исключение. Распад социалистического блока во главе с СССР — единственной экономической (и идеологической) альтернативы капитализму, лишь дал ему передышку, только отсрочил неизбежное.

Именно поэтому глобалисты, мыслящие долгосрочными планами, активно прорабатывают посткапиталистические модели развития. Так, например, первый глава «Европейского банка реконструкции и развития», член Бильдербергского клуба Жак Аттали уже предложил в качестве одного из оптимальных вариантов функционирования мировой экономики после капитализма постепенный переход к «глобальной распределительной системе».

И вот тут-то и начинается самое интересное. По сути, речь идёт об «очищении» Маркса от позднейших советских «наслоений» — прежде всего, ленинизма. Т.е. фактически предлагается использовать для укрепления позиций глобальной корпоратократии наследие основоположника марксизма, выхолостив его самую важную — социалистическую составляющую. В своей работе «Карл Маркс: Мировой дух» Жак Аттали напрямую говорит о том, что русские исказили и извратили марксистское учение, совершили «неправильную» революцию. Наиболее разгромной критике, конечно же, подвергнута идея построения «социализма в одной отдельно взятой стране», с опорой на её традиции и исторический опыт. Это, с точки зрения глобалиста Аттали — страшный, непростительный грех.

Теперь слово за Россией. Борьбу за Маркса мы уже проигрываем, но, по крайней мере, ещё можем отстоять наше социалистическое, советское наследие.

Должно ли это означать возврат к директивной экономике и восстановление «железного занавеса»? Ни в коем случае. Наоборот. Все демократические завоевания современности, многие из которых были сильно редуцированы в СССР, должны получить своё продолжение и развитие.

Более того, человек, его базовые права и свободы, должны стать основой социалистической альтернативы XXI века. Очевидно, что в Советском Союзе были защищены и гарантированы преимущество социально-экономические права, но не общественно-политические. Во многом именно отсутствие реальных, а не декларативных демократических прав, почти полное отсутствие недирективной гражданской активности в конечном итоге и стало одной из причин крушения СССР. А вовсе не экономика, которая при грамотном подходе (по образцу реформ Дэн Сяопина) могла бы сейчас занять место китайской.

Судите сами: экономика Советского союза в 1990 году составляла более 12 % от мировой в противовес жалким 1.77% современной России. Китай же стартовал с 5% в том же году и уже вышел на уровень 15%. Почему бы сейчас, пока ещё не слишком поздно, не перенять китайско-советский опыт?

Важно понимать, что слишком далекая от насущных материальных потребностей граждан плановая экономика прошлого на нынешнем технологическом уровне, когда выпуск каждого товара просчитывается буквально с точностью до грамма, может наконец-то стать действительно эффективной.

А теперь о главном. Время со всей своей убойной очевидностью подтвердило правильность знаменитой максимы Маркса: «нет такого преступления, на которое не пойдет капитал ради прибыли в 300%». В условиях неизбежной роботизации промышленности, итогом которой станет появление сотен миллионов «лишних людей», капитализм, как нацеленная на получение прибыли любой ценой система, либо скинет эту избыточную для него людскую массу в маргинес, либо попытается их самым беспощадным образом утилизировать.

При всей противоречивости своего практического опыта социализм хотя бы провозглашает приоритет человека над прибылью, ставит его выше сухих цифр, многие из которых — всего лишь абстракция, мыльные пузыри очередной капиталистической аферы, ежеминутно, ежесекундно грозящей погрузить мир в очередной глобальный кризис. То ли недо-, то ли перепроизводства.

Между человеком и прибылью капитализм всегда выберет прибыль. Такова его природа. Если продающий свою рабочую силу просто нерентабелен — он будет списан в утиль, выкинут на помойку. Все нынешние социальные гарантии в капиталистических странах стали следствием конвергенции двух систем в XX веке (такого мнения придерживаются не только левые, но и, например, министр иностранных дел России Сергей Лавров). Проще говоря, не будь на планете Советского союза и его позитивного социального примера, Бог знает, в каких бы условиях сейчас трудился бы рабочий класс в капстранах.

В Советской системе, от которой мы так опрометчиво отказались, не было лишних людей. И, несмотря на все издержки, труд человека воспринимался как его неотъемлемое право и призвание, а не источник прибыли. При этом страна развивалась рекордными, беспрецедентными темпами.

Важно понимать, что с точки зрения рынка Россия — нерентабельная страна. С позиций международного разделения труда нашей стране отведена роль технологически неразвитого сырьевого придатка передовых стран капсистемы. Готовы ли мы смириться с такой незавидной ролью с учётом резко возросшего в последние годы геополитического влияния нашей страны?

Если нет, то только социалистическая модернизация на передовой технологической основе XXI века способна вывести наш социально-экономический потенциал на уровень, соответствующий нашей заявке на самостоятельное и самодостаточное положение в мире. Только социализм позволит нам полноценно освоить наши гигантские пространства, не забыв при этом про главное — про людей.

Человек, а не прибыль — мера всех вещей. Именно с таким подходом Россия сможет сформулировать новую социалистическую альтернативу для себя и мира. В противном случае противопоставить дегуманизирующим планам глобалистов будет нечего. Да и, в общем-то, некому…

Конкретные договоренности по консолидации усилий в целях обеспечения общей безопасности, достигнутые в Сеуле в рамках II Совещания спикеров парламентов стран Евразии, в очередной раз подтвердили: не стоит ломиться в закрытую дверь Евросоюза, если можно добиться хороших результатов здесь и сейчас. Только в Евразии.

Из общего места формальных деклараций коллективная безопасность с каждым днем становится все более важным фактором сближения некоторых стран Европы и большинства государств Азии с самими разными интересами. Даже очень серьезные противоречия могут постепенно отойти на второй план, если последовательно реализовывать российскую концепцию единой и неделимой безопасности, когда безопасность одних не может быть обеспечена за счет безопасности других.

Это означает, что, потерпев в 2008–2009 гг. очевидное (хочется надеяться, что временное) поражение на западном направлении с проектом Договора о европейской безопасности, Россия не отказалась от самой идеи коллективного противодействия общим угрозам, а, наоборот, вывела ее на более высокий, континентальный уровень. По сути, заручившись на Востоке той поддержкой, которой пока еще не удалось добиться в Европе.

Именно в таком контексте стоит рассматривать прошедшее в Республике Корея Совещание с участием представительной делегации Государственной Думы России: нам есть что предложить «городу и миру» и в плане эффективного противодействия терроризму, и по вопросам свободной торговли (включая интеграцию интеграций — объединение различных экономических блоков на континенте в рамках согласованных и приемлемых для всех «правил игры»).

При этом совещание руководителей 28 евразийских парламентов, в работе которого наша страна объективно играет одну из ключевых ролей, со временем вполне может стать подходящей площадкой для обмена опытом законотворчества и координации по ключевым вопросам, волнующим большинство государств континента. И тем форматом, в котором и Евросоюз со временем будет представлен значительно шире, чем скромные четыре делегации, принявшие участие в Совещании в текущем году.

Почему так важны межпарламентские контакты

Одним из слабых мест российской внешней политики продолжает оставаться отсутствие устойчивых и доверительных горизонтальных связей между основными общественно-политическими институтами. Современная Россия скорее привыкла общаться с миром на уровне первых лиц и крупного бизнеса, что, конечно же, является необходимым, но явно недостаточным условием установления долгосрочных связей между странами, не подверженных резким изменениям из-за смены руководства того или иного зарубежного государства. Особенно если речь идет о насильственном смещении действующей власти, наблюдавшемся в последние годы в самых разных точках Евразии.

Активизация межпарламентских коммуникаций призвана восполнить этот очевидный пробел и объединить парламентариев Евразии по конструктивной повестке дня, а также в противодействии общим вызовам и угрозам, с которыми сталкиваются страны континента.

Щит от ИГИЛ*

Схожий круг вопросов обсуждался и в ходе визита российской парламентской делегации в Бишкек, состоявшегося сразу после Совещания в Сеуле.

Одним из важных пунктов повестки встречи руководства Государственной Думы с президентом и парламентариями Киргизии стало озвученное киргизской стороной предложение открыть дополнительную российскую военную базу на юге Республики.

Если замысел будет реализован, то новый объект оборонительной инфраструктуры ОДКБ может стать вторым эшелоном защиты от проникновения в Среднюю Азию террористов группировки ИГИЛ*, заметно активизировавшейся в Афганистане с 2014 года. При этом, конечно же, передовой заслон от международного терроризма — 201-я российская военная база — остается в Таджикистане, по меньшей мере, до 2042 года. И Россия, и Киргизия подтвердили свои обязательства по совместной борьбе с насильственным экстремизмом в рамках совместных операций Организации Договора о коллективной безопасности, однако, как справедливо отметил Алмазбек Атамбаев, «береженого бог бережет» — безопасности слишком много не бывает.

Не менее важным аспектом взаимоотношений России со странами постсоветского пространства был и остается вопрос статуса русского языка и соблюдения прав русскоязычных граждан. В этом контексте спикер Володин особо отметил мудрость киргизского народа, закрепившего официальный статус русского языка в своей конституции. Что касается призывов перевести национальный язык Киргизии с кириллицы на латиницу, то в настоящее время они являются всего лишь позицией отдельных прозападных парламентариев и не должны быть реализованы на практике. Для России этот вопрос является принципиальным: с 1990 года число владеющих русским языком в мире уже сократилось более чем на 50 миллионов человек — наша страна просто не может позволить себе и дальше сдавать позиции такого стратегически важного инструмента «мягкой силы».

Вперед, Евразия!

Сегодня президент Путин в 21-й (!) раз встречается с руководителем первой экономики мира — главой КНР Си Цзиньпином. В ходе визита запланировано подписание двусторонних соглашений на сумму $10 млрд. (ровно столько же составит объем инвестиционных программ, которые будут реализованы по договоренности с недавно посетившим Москву президентом Социалистической Республики Вьетнам Чан Дай Куангом).

Нельзя сказать, что все это означает резкий разворот России в сторону Азии. Однако такое расширение портфеля глобальных экономических проектов означает необратимую диверсификацию наших международных контактов. И в этом процессе парламентская составляющая взаимовыгодного сотрудничества в Евразии будет иметь все большее значение.

В общем, будем работать с теми, кто сам протягивает нам руку дружбы, а не обкладывает бесконечными взаимоневыгодными санкциями. Пусть Евросоюз посидит в сторонке, подсчитывает убытки и крепко задумается над своим контрпродуктивным поведением…

* запрещена на территории РФ

Сразу оговорюсь: некоторые вопросы действительно могут оказаться вполне дилетантскими. По одной простой причине: мой уровень информированности объективно не так уж и высок и не позволяет видеть всей картины, учитывать все нюансы. Однако, в общем-то, думается, что не только мне было бы интересно услышать внятные и развёрнутые ответы на следующие вопросы:

 - Доколе в России будет сохраняться уродливая гибридная система дикого рынка вкупе с неэффективными госкорпорациями, нацеленными на получение прибыли и выплату запредельных дивидендов, а не стратегическое развитие государства?

 — Доколе в стране будет продолжаться бесконечная «шоковая терапия», а на важнейших направлениях будут верховодить выползшие из «гайдаровской шинели» дефективные менеджеры вроде Чубайса?

 — Доколе социальное расслоение в стране будет расти, независимо от того, тучные или кризисные годы «на дворе»?

 — Доколе будет падать реальный жизненный уровень большинства граждан, расти число живущих за чертой бедности, а МРОТ будет ниже прожиточного минимума?

 — Доколе в стране будет наблюдаться такое позорное явление как «трудовая бедность», когда люди едва сводят концы с концами не из-за того, что они лодыри или бездари, а просто потому, что хронически недополучают заслуженные зарплаты за свой добросовестный труд?

 — Доколе внутренние цены на бензин и солярку, а также тарифы естественных монополий будут постоянно расти, независимо от динамики мировых цен на энергоносители?

 — Доколе «естественный прирост населения» будет обеспечиваться за счёт мигрантов, в то время как реальная смертность (в том числе и внутрибольничная) из-за бездумной «оптимизации» здравоохранения будет устанавливать новые печальные рекорды?

 — Доколе в стране будут отсутствовать стабильные и чёткие правила игры для малого и среднего бизнеса, который не может спланировать свою деятельность даже на год вперёд без того, чтобы государство не попыталось всё переиграть и вытащить у него из кармана последний рубль для латания дыр в бюджете?

 — Доколе наша страна будет финансировать дефицит бюджета США, вместо того, чтобы направить размещённые под мизерный процент в американских долговых обязательствах средства на развитие российской экономики?

 — Доколе Россия будет такой запредельно щедрой душой, прощающей даже вполне развитым зарубежным странам десятки миллиардов долларов, в то время как многие города и уж тем более деревни страны живут так, как будто цивилизация там и не ночевала?

До-ко-ле…

Не знаю кому как, но вот лично мне вчерашняя движуха видится во всех смыслах удачной постановкой, в которой основные участники довольно неплохо справились со своими ролями.
Давайте по порядку. Кто и какую партию в «реконструкции» 12 июня отыграл и что из этого вышло.

1. Власть.

Любой не то что форс-мажорный, но и просто непрогнозируемый сценарий вызывает у российской бюрократии дрожь в коленках. Даже если ситуация на самом деле не так уж и опасна сама по себе, любое не расписанное по нотам действо является для неё очень большим стрессом.

Был ли резкий переход антикоррупционной акции от формата согласованного митинга к несанкционированным гуляниям заранее оговорен с властями (по неформальным каналам, естественно)? Сомневаюсь. Именно поэтому, несмотря на подготовленность и вымуштренность правоохранителей к самым радикальным вариантам развития событий, ситуация вполне могла бы застать систему врасплох, учитывая нетривиальность задачи по обеспечению одновременного сопровождения праздничных и протестных гуляний.

Насколько можно судить, правоохранительная система проверку на прочность выдержала: не предстала «рохлей и тютей», об которую сначала можно вытирать ноги, а потом и безнаказанно убивать её представителей (если кто не в курсе, как быстро происходит переход от первого ко второму, см. хронологию украинского Евромайдана). Одновременно с этим, что ещё важнее, полиция не проявила неоправданной жестокости: провокации пресекались точечно и довольно аккуратно: широкие, почти до ушей улыбки некоторых задержанных – лучшее тому свидетельство.

Кстати, с точки зрения эффективности или неэффективности технологий цветных переворотов сдержанность правоохранителей прямо-таки запредельно важна: например, уже упомянутый второй Майдан был подожжён именно жестким разгоном небольшой группы «детей» (в основном студентов) в ночь с 29 на 30 ноября 2013 года.

Важно отметить, что мягкость при задержании протестующих вовсе не означает общей снисходительности системы к гражданам, нарушающим общественный порядок (акция-то несанкционированная, если кто забыл) и уж тем более совершившим сопутствующие правонарушения. По всей видимости, наказание за применение насилия в отношении правоохранителей будет серьёзным – безнаказанно ударить ногой лежачего полицейского (уж простите за каламбур) или прыснуть ему в лицо перцовым баллончиком нельзя. Даже если очень хочется.

Единственное, в чём была допущена бросающаяся в глаза ошибка (помимо того, что как обычно «винтили» и случайных прохожих) – военная форма обеспечивавших правопорядок росгвардейцев. У тех, кто постарше, визуальное (понятное дело, что не фактическое) присутствие армии на мирной акции могло вызвать очень неприятные ассоциации с 1993 годом, а у тех, кто помладше – не знаю, навсегда отбить охоту вступать в Юнармию, например.

Но если уж совсем серьёзно: адекватность власти и пропорциональность её действий масштабу стоящих перед ней вызовов были продемонстрированы 12 июня довольно убедительно. Немного неуклюже, конечно, но пациент явно cкорее жив, чем наоборот.

2. Непарламентская оппозиция (несистемной её  не называю умышленно, поскольку для поддержания сбалансированности системы она, может, даже важнее, чем те же парламентские оппозиционные партии).

12 июня Навальный должен был добиться выполнения следующих задач:

а) банально не провалиться с численностью, наэлектризованностью толпы и общей динамикой движухи;

b) чётко задекларировать свою независимость после новой информационной волны касательно позорной коллаборации с Кремлём;

c) протестировать своих ядерных (и отчасти ситуативных) сторонников на предмет оперативного и некритического выполнения команды «Не рефлексируй – делай, что говорят».

Надо ли говорить, что со всеми тремя задачами справиться, в общем-то, удалось: акция непарламентской оппозиции получилась масштабной, динамичной и, конечно же, провокационной.

А теперь представьте, как выглядел бы цивилизованный протестный митинг на Сахарова, даже если бы на него пришло не меньше участников, чем на акцию гражданских активистов 14 мая. Как-то не очень, неправда ли? Превратиться в «пиратскую копию» Кати Винокуровой для Навального смерти подобно. Оттого и привычная ставка на обострение. Которая не без издержек, но, в общем-то, сработала.

Теперь, правда, и ежу ясно, что все эти годы основной проблемой непарламентской оппозиции было не отсутствие необходимых согласований (26 марта хотя бы на отдалённость предложенных мест проведения акции ссылаться можно было, а чем проспект Сахарова-то не угодил?), а сознательный отказ от рутинной работы в правовом поле.

Пожалуй, даже значительная часть сторонников Навального не поверила его невнятным объяснениям по поводу смены формата протеста (и сцена, и звук в итоге на проспекте Сахарова были и работали). Однако тем более убедителен достигнутый им результат по задаче с) – его базовый «электорат» пошёл туда и тогда, куда и когда им было сказано. В следующий раз (даже при куда более радикальном сценарии) можно вообще ничего никому не объяснять: сказано под дубинки – значит, под дубинки, сказано на плаху – значит, на плаху. Такова уж динамика процесса, выводимого за рамки правового поля и цивилизованной политической борьбы.
В общем, праздник 12 июня со всеми его карнавальными реконструкциями можно считать вполне удавшимся. По крайней мере, сами актёры должны быть собой довольны. Ну, а то, что не особо довольны зрители — так их, как повелось, не очень-то и спрашивают.

Так-то…

Любому эксперту для объективной оценки ситуации, помимо сухих цифр соцопросов и аналитики коллег, всегда нужен какой-то неангажированный барометр. Vox populi, так сказать. Лично для меня это постоянное (не всегда добровольное, кстати) общение с гуру современного мегаполиса – таксистами.

Поэтому, когда на днях довелось услышать от одного из них непривычное «Депутаты тоже люди» вместо не всегда цензурного набора народных «приветствий», стало понятно: отношение к народным избранникам все-таки медленно, но меняется в лучшую сторону.

Любые личные впечатления, конечно же, «нерепрезентативны» и могут быть обманчивыми, но ведь ВЦИОМ также фиксирует рост уровня доверия к парламенту (до 47,7% в ноябре прошлого года). И, насколько можно судить, это только начало восходящего тренда, связанного с укреплением дисциплины в нижней палате.

На «голодный паек» народных избранников, к сожалению, пока еще никто посадить не решился, но вот высокое жалование, в разы превышающее среднюю зарплату по стране, по крайней мере, заставили добросовестно отрабатывать.

Депутаты стали ходить на пленарные заседания, опасаясь «наказания рублем» за их пропуск без уважительной причины.

Вносимые народными избранниками законопроекты с недавнего времени стали проходить через дополнительный фракционный фильтр. Некоторые эксперты сокрушаются над девальвацией статуса депутата как самостоятельной политической единицы, однако большинство из них все же вынуждено признать, что такие меры необходимы для того, чтобы отдельные особо экзальтированные личности не выставляли свои депутатские объединения потешным сборищем и не портили репутацию парламента.

Примечательно, что с начала работы VII созыва, Госдуму покинуло сразу несколько крупных бизнесменов, включая миллиардера с символической фамилией Скоробогатько. Нынешней депутатский статус «рабочей лошадки» теперь не очень вяжется с тем привилегированным и, что не менее важно, беззаботным положением, на которое рассчитывали парламентские предприниматели. Надо ли объяснять, какое значение это имеет для формирования профессионального класса политиков, призванием которых является «государева служба», а не посещение «боярских дум» в перерывах между заседаниями правлений их частных компаний?

В плане дисциплины спикер Госдумы Вячеслав Володин прямо-таки беспощаден: пусть мужья депутаток хоть в голодный обморок падают – их избранницы вместо приготовления борща аж до мая 2018 года будут работать допоздна, чтобы разобрать законодательные завалы, накопившиеся с предыдущих созывов. Любому грамотному юристу, кстати, даже и объяснять не надо, насколько дикой является ситуация, когда в парламенте скопились законопроекты «с истекшим сроком годности»: общественные отношения развиваются настолько стремительно, что предлагаемые нормы могут объективно устареть в течение считанных месяцев. А в Думе до сих пор лежат без движения законопроекты 2004 (!) года. При этом отклонить их с ходу нельзя, даже если они уже безбожно устарели – процедуру надо соблюдать, пусть и в упрощенном порядке.

В общем, если депутатам все же удастся расчистить эти авгиевы конюшни, то можно смело наградить их вновь учрежденным орденом Геркулеса – одно это уже будет большим прогрессом.

Что касается принятых за время работы VII созыва законов, то среди почти двух с половиной сотен правовых актов парламента особо примечательны новые нормы, направленные на гуманизацию уголовного законодательства (на основе принципа пропорциональной меры пресечения и соразмерности наказания) и другие законопроекты, рассмотренные в рамках реализации президентских посланий Федеральному Собранию.

При этом одной из важнейших задач современной Думы является выход из тени правительства и отстаивание своей самостоятельной законотворческой роли. Парламент все более осознает себя именно в качестве высшего законодательного органа, а не штамповочного цеха решений, спущенных из кабинета министров. Причем речь идет не о каком-то из ряда вон выходящем процессе, а об элементарной балансировке системы демократической власти, которая основывается на ее хрестоматийном разделении на три самостоятельные ветви.

И в этом плане работы у Государственной Думы (в тесном, но не субсидиарном взаимодействии с правительством) — непочатый край. По сути не урегулированы важнейшие вопросы, связанные с цифровой экономикой (от блокчейна до криптовалют). Не разрешены противоречия т.н. «ювенальной юстиции», которая требует очень тонкой настройки на защиту института семьи и прав ребенка, а не репрессии в отношении родителей. Не приняты давно обещанные нормы о гарантированном МРОТ, равном хотя бы прожиточному минимуму и т.д.

Если дисциплину в Государственной Думе удастся поддержать на должном уровне до конца созыва, то он вполне сможет стать самым результативным за всю историю современного российского парламентаризма. Впрочем, конечный вердикт все равно выносить не экспертам, а народу: если его жизненный уровень за годы работы новой, более сильной и самостоятельной Думы повысится, значит, ее миссию можно считать выполненной.

Так что, перефразируя крылатое выражение из замечательного советского фильма «Всадник без головы»: Работайте, депутаты, солнце ещё высоко!

III Ялтинский международный экономический форум посетили «друзья Крыма» из 46 стран, вызвав истерику в Киеве и восторг местных жителей.

Когда в минувшие выходные по ялтинской набережной с моторным ревом протянулась вереница советских ретро-автомобилей, которые привезли иностранных гостей Крыма в Ливадийский дворец, высыпавшие на улицы жители города и туристы радовались буквально как дети: снимали все происходящее на телефоны, приветливо махали руками. Старенькие, но бодренькие Москвичи, Волги и Победы, чинно проехав по улицам Ялты, остановились в Ливадии, где и завершился Форум, собравший в Крыму бизнесменов, политиков и экспертов почти со всей Евразии.

В этом году мероприятие впервые посетили высокопоставленные гости из Китая и Вьетнама, а Италия направила в Ялту целых 50 делегатов во главе с сенаторами Бартоломео Амидеи («Вперед, Италия») и Серджио Дивина («Лига Севера»).

В этом контексте важно отметить, что ранее сразу пять парламентов итальянских регионов (Венето, Лигурия, Ломбардия, Тоскана и Эмилия-Романья) приняли резолюции с требованием признать результаты волеизъявления жителей крымского полуострова и отменить контрпродуктивные санкции против России.

Теперь же противодействие санкционному режиму должно стать более системным: в кулуарах Форума представителями Италии и Австрии принято решение обеспечить полномасштабное юридическое сопровождение отмены экономических ограничений в отношении России на соответствующих национальных и международных уровнях. С привлечением лучших адвокатов Европы. Задача проста — доказать вредность антироссийских санкций, их несоответствие интересам европейцев, наконец-то сделав основной упор не на политико-идеологическую, а на прагматическо-правовую составляющую проблемы.

Нельзя не учитывать, что визит представительных делегаций из стран Европы в Крым состоялся на фоне очередного обострения отношений между Россией и Западом, лишний раз подтвердив отсутствие антироссийского консенсуса в европейских элитах.

В то время как брюссельская бюрократия еще боится выйти за рамки «вашингтонского консенсуса» относительно сдерживания и даже изоляции Москвы, все большее число европейских политиков «ногами» голосуют против конфронтации с Россией: посещают российский Крым, что называется, «несмотря и вопреки».

На фоне давления со стороны своих европейских коллег, некоторые иностранные гости прибыли в Ялту в некотором напряжении. Например, депутат Европарламента от Румынии Лаурентиу Ребега поначалу даже отказывался говорить о политике, ссылаясь на то, что форум экономический. Однако гостеприимство крымчан и благожелательный настрой подавляющего числа делегатов сделали свое дело: под занавес мероприятий все без исключения вели свободные, дружеские беседы — как в кулуарах, так и в рамках официальных секций и пленарных заседаний, а г-н Ребега призвал объединиться с Россией в борьбе с угрозой терроризма и отменить антироссийские санкции ЕС.

Помимо уже традиционной повестки дня — снятия санкций и признания Крыма — на Форуме предметно обсудили общеевропейские темы межнациональных отношений, окружающей среды, информационной безопасности, равно как и фундаментальные проблемы российской экономики (иностранные инвесторы должны объективно взвесить не только преимущества, но и инвестиционные риски).

Дипломатический прорыв Крымской Республики вполне ожидаемо вызвал серьезное беспокойство и своеобразную ревность у властей Украины: министерство иностранных дел этой страны выразило России «решительный протест» в связи с проведением Ялтинского международного экономического форума. Одновременно с этим австрийские парламентарии Йоханнес Хюбнер и Ганс-Йорг Йеневайн пополнили и без того обширный киевский список «персон нон грата», а внешнеполитическое ведомство Италии еще в прошлом году получило ноту от украинского диппредставительства, в которой указывается, что, совершая поездку в Крым, итальянские политики «нарушают украинские законы и нормы международного права, как и директивы ЕС».

Примечательно, что именно руководство Италии сыграло решающую роль в непринятии в апреле текущего года решения стран G7 о расширении антироссийских санкций, против которых в рамках Форума также выступили делегаты Швейцарии, Австрии, Германии, Кипра, Греции, Румынии и Франции.

Представитель последней — Жан-Пьер Тома — даже выдвинул предложение создать ассоциацию «друзей Крыма» для интенсификации контактов между политико-экспертным и бизнес-сообществами европейских стран, которые разделяют прагматические и неконфронтационные подходы России к международным отношениям.

Идея была поддержана главой Республики Крым Сергеем Аксеновым и председателем правления Фонда ЯМЭФ, сопредседателем «Деловой России» Андреем Назаровым, который к тому же пообещал сделать из Крыма российское Монако. Для чего, конечно же, потребуются не только дружеские объятия и красивые фотографии иностранных делегаций на фоне «самого синего в мире» моря, но и колоссальные инвестиции.

В этом свете тем более важно, что помимо содержательных политических дискуссий Форум был отмечен подписанием инвестиционных соглашений на сумму более 100 млрд. рублей. И далеко не только по традиционному крымскому вину, которое с боями пробивает себе дорогу на высококонкурентные рынки ЕС. В кулуарах Форума уже достигнута договоренность, что в ближайшие дни для подписания договоров в сфере услуг, строительства и здравоохранения в Крым прибудет итальянская бизнес-делегация.

Кроме того, уже сейчас прорабатываются вопросы об организации морского сообщения с Лигурией и другими «морскими» регионами Европы, а также о побратимстве между крымскими и европейскими городами. «Первая ласточка» — соглашение о сотрудничестве, подписанное в ходе Форума властями итальянского Ровиго (Венето) и администрацией Ялты.

В общем, ни меняющаяся чуть ли не каждый час погода (с диковинным апрельским снегом и штормовым ветром), ни дежурные причитания и протесты украинских властей, ни давление Брюсселя и властей стран ЕС на европейских друзей российского Крыма, не смогли омрачить конструктивной атмосферы, в которой прошел III Ялтинский международный экономический форум. Который продолжит свою активную работу вплоть до открытия IV Форума в апреле 2018 года.

Так что «на том же месте, в тот же час».

До новых встреч в Крыму!

На фоне продолжающего противостояния Трампа с американским истеблишментом, на первых ролях в президентской администрации закрепляются представители единственной группы влияния, которой глава государства по-настоящему может доверять – его семьи. Пока еще с маленькой буквы. Однако судя по тому, как стремительно ближайшие родственники Трампа перетягивают на себя важнейшие полномочия, не за горами тот день, когда в лексиконе политических комментаторов США может появиться полнокровный термин «Семья», отражающий новую реальность.
Кстати, не удивлюсь, если и в этом кому-то привидится российский след: в конце-концов и в нашем совсем недалеком прошлом дочь и зять первого лица пользовались такой сумасшедшей властью, что фактически правили от имени президента. Схожесть ситуации угадывается даже в деталях: дочь первого президента России Татьяна Дьяченко была официальным советником главы государства, а зять, Валентин Юмашев, возглавлял президентскую администрацию.
Но вернемся к благородному семейству американского президента. Изначально предполагалось, что официальный пост в администрации Трампа займет только зять – Джаред Кушнер, в то время как любимая дочь Иванка вместе с братьями Эриком и Дональдом будет вести семейный бизнес. В СМИ даже высказывались небезосновательные опасения, что при таком раскладе крайне сложно будет определить, где заканчивается семья Трампа-президента и начинается семья Трампа-бизнесмена. Конфликта интересов при столь тесном их переплетении избежать почти невозможно.
Первый скандал разгорелся почти сразу же после вступления президента в должность: когда ряд крупных торговых сетей отказался продавать продукцию под брендом Иванки Трамп якобы из-за низкого спроса, глава государства поспешил написать на своей личной страничке в твиттере, что с его дочерью «несправедливо обошлись», а официальный аккаунт Белого дома ретвитнул эту запись.
После этого в эфире канала Fox News советник первого лица Келлиан Конвей призвала зрителей в знак солидарности покупать именную одежду дочери президента в Интернете. В ответ на обрушившуюся критику (управление служебной этики в государственных органах даже рекомендовало объявить чиновнице выговор), Белый дом тогда заявил, что реклама была «непреднамеренной», без «злого умысла или преследования личной выгоды», а с допустившей оплошность сотрудницей проведена соответствующая беседа.
После этого внимание СМИ и экспертного сообщества приковали детали визитов лидеров Канады, Японии и в особенности Германии, на которых, не обладая никаким официальным статусом, присутствовала Иванка Трамп. Особую настороженность вызывал потенциальный допуск лица, не имеющего соответствующего разрешения, к конфиденциальной информации, связанной с внешней политикой США.
Именно поэтому, объявив на днях о своем решении уйти из бизнеса на должность советника, Иванка сразу же пообещала выполнять все требования и соблюдать ограничения, связанные с государственной службой.
Одновременно с этим ее муж, Джаред Кушнер, с самого начала работающий главным советником нового президента, фактически возглавил теневую администрацию, став руководителем только что созданного Трампом управления инноваций США (The Office of American Innovation). Официальной целью новой структуры, подчиняющейся лично главе государства, провозглашено обеспечение выполнения его предвыборных обещаний и (sic!) «сокращение федеральной бюрократии». На мейнстримовском канале CBS управление уже успели в шутку прозвать «бюро по очевидному непотизму».
Символично, что расширение полномочий «семьи» произошло именно тогда, когда представители республиканского истеблишмента умудрились провалить в нижней палате Конгресса важнейшее для Трампа голосование по отмене медицинской реформы Обамы (Obamacare). Даже имея в Палате представителей преимущество в 21 голос. Публично обвиняя во всем демократов, президент позволил себе и символичный выпад в адрес спикера-республиканца Пола Райана: в своем твиттер-аккаунте Трамп призвал всех посмотреть одну из программ канала Fox News, в которой председателя нижней палаты призвали уйти в отставку. Известный консервативный комментатор Джанин Пирро возложила на Райана всю вину за провал работы с Конгрессом: не оправдал возложенного на него президентом высокого доверия.
Таким образом, функционеры Республиканской партии, доставшиеся Трампу в наследство от клана Бушей, рискуют уже в ближайшее время оказаться на бессмысленных синекурах, в то время как реальная политика будет сосредоточена в руках президентской семьи.
Уже упомянутый Райан остался в должности после избрания Трампа во многом благодаря дружбе с вице-президентом Пенсом, который в свою очередь стал вторым человек в стране по протекции Джареда. Дело в том, что считавшийся фаворитом бывший прокурор Крис Кристи в свое время посадил за мошенничество миллиардера Чарлза Кушнера — отца нынешнего главного советника президента. За что и поплатился, в итоге оставшись без какого бы то ни было поста в новой администрации.
Пример Криса Кристи наглядно демонстрирует степень закулисного влияния Джареда Кушнера, который даже до своего последнего повышения по службе отвечал и за ближневосточное урегулирование, и за разрешение противоречий с Мексикой из-за планируемого строительства пограничной стены, и за массу других деликатных вопросов.
По большому счету, американцам не привыкать к непотизму и клановости в политике. Старший и младший Буши, чета Клинтонов, не говоря уже о династии Кеннеди – назначением или избранием на ответственные посты сразу нескольких представителей одного из влиятельных родов уже никого не удивишь.
Мировая практика тоже свидетельствует о том, что даже в эпоху повсеместного распространения демократических институтов члены семей политиков активно идут по стопам или работают бок-о-бок со своими высокопоставленными родственниками: от премьер-министра Канады Джастина Трюдо – сына бывшего главы кабинета министров Пьера Трюдо, до президента Азербайджана Ильхама Алиева – сына бывшего руководителя страны Гейдара Алиева и супруга действующего первого вице-президента Мехрибан Алиевой.
Что уж и говорить, если даже старший сын легендарного борца с коррупцией Ли Куан Ю в итоге стал премьер-министром Сингапура.
Смущает только одно. Ни Дональд Трамп, ни Иванка, ни Джаред Кушнер до прихода к власти ни дня не работали на государственных или выборных должностях. Что, в принципе, может стать одним из их главных преимуществ, учитывая предвыборную установку действующего президента на «очищение болота» («drain the swamp»): замену старой, неэффективной вашингтонской бюрократии, обслуживающей собственные интересы, на команду бизнес-профи – прагматиков, способных на нестандартные и смелые решения. Однако отсутствие сразу у трех ключевых государственных менеджеров соответствующего госуправленческого опыта на фоне сокращения финансирования и персонала ключевых институтов (включая «погром» Государственного департамента) может иметь непредсказуемые и вовсе не обязательно конструктивные последствия…

Как же всё-таки скучно мы живём, если, в общем-то, вполне обычная, пусть и довольно массовая, акция протеста вызывает у нас такой ажиотаж. От восторга-эйфории до тревоги-паники. В зависимости от «места сидения»: из автозака и чиновничьего кресла ситуация, как ни крути, видится по-разному. Но одинаково необъективно.

Чем же на самом деле примечательна протестная волна 26 марта и насколько существенно она отличается от масштабного движения «За честные выборы» 2011-2012 гг.?

Во-первых, география. Протест вышел за пределы столиц и обратно его уже не загнать: противопоставить сытую столичную тусовку едва сводящей концы с концами провинции теперь будет крайне трудно. Оказалось, что у населения Москвы и регионов схожие проблемы и раздражители, которые мобилизуют людей на более активное гражданское участие. И если в выборах многие из них по-прежнему не видят особого смысла, то уличные акции, похоже, стали восприниматься «рассерженными горожанами» как эффектный (хотя и вовсе необязательно эффективный) способ громко заявить свою политическую позицию.

Во-вторых, повестка. Упомянутая выше «смычка города и деревни» стала возможна благодаря социально-экономической составляющей, которая стала доминантой протеста. Честные выборы? Блажь! Слишком абстрактно и бесконечно далеко от повседневных забот. А вот когда ты на своей шкуре прочувствовал конкретное, вполне осязаемое снижение реальных доходов, то это уже другое дело. Тем более что оно фиксируется даже официальной статистикой уже третий год подряд. На такую благодатную социальную почву очень хорошо ложатся любые антикоррупционные призывы и разоблачения. Независимо от того, насколько они точны и объективны. Вы, мол, там наверху жируете, а мы тут с трудом выживаем. Давно копившееся возмущение вопиющим социальным неравенством рано или поздно должно было выплеснуться на улицы. Что и произошло 26 марта.

В-третьих, состав участников. Львиную долю протестующих составили не просто молодые, а очень молодые люди. Та самая аполитичная «школота», которая всё это время держалась от избирательных участков на почтительном расстоянии (не столько в силу возраста, сколько общей индифферентности), а тут вдруг решила проявить свою гражданскую сознательность. И неожиданно для многих высыпала на улицы митинговать «за всё хорошее и против всего плохого». Или даже просто весело провести время, чтобы было что выложить в Инстаграм и чем похвастаться перед друзьями. Для таких ребят прокатиться на автозаке «за правое дело» — почти что подвиг и уж точно большое впечатление на всю жизнь. И не стоит искать глубинный смысл там, где юношеский задор просто пробивает себе дорогу к приключениям.

В-четвертых, каналы коммуникации. Акция 26 марта была преимущественно организована активными Интернет-пользователями через социальные сети. Т.е. через то свободное пространство, которое уже давно стало основным источником информации и средством общения для миллионов молодых людей. Никаким телевизором этого не перешибёшь: да, на выборах «зомбоящик» все еще «царь и бог», но не в протестной среде.

Ирония ситуации заключается в том, что нелепые попытки властей обуздать опасную для них Интернет-стихию парадоксальным образом выталкивают людей на улицы. Если ты в принципе можешь попасть за решетку, не отходя от монитора (за репост экстремистского материала, например), то сеть перестает быть привычной зоной комфорта.

Если риск нарваться на штраф или еще более суровое наказание за уличный протест немногим превышает вероятность оказаться на скамье подсудимых за то, что еще вчера казалось абсолютно безопасным, то в такой новой реальности граждане естественно предпочтут Интернет-бунтарству все более модный offline-активизм.

И вполне возможно, войдя во вкус, вдруг решат в 2018 году массово прийти на избирательные участки и проголосовать «хоть за черта лысого» — лишь бы показать очередную фигу власти, которая отказывается их слушать и слышать.

Таким образом, акция 26 марта очевидным образом расширяет для граждан и оппозиции границы возможного и дозволенного. И повышает степень непредсказуемости развития политического процесса.

Так что никаких инерционных сценариев теперь.

Никаких 70/70, которые сами по себе не имеют смысла, если не решить вопрос протестной улицы.

В общем, веселье только начинается…

Буквально на днях ряд уважаемых СМИ подал чуть ли не как сенсацию сообщение о взыскании в доход государства 1,1 млн. рублей с екатеринбургской чиновницы Светланы Санниковой, не сумевшей доказать законность происхождения своих денежных средств. Вроде бы и чиновница не такая уж и «чиновистая»: на момент совершения проступка — всего лишь референт регионального УФМС. И дело само по себе не такое уж и резонансное: ни громких арестов, ни высокопоставленных покровителей, пытающихся повлиять на ход следствия и суда – ничего подобного. Но почему-то информация была подана многими журналистами так, как будто в свердловском областном суде произошло что-то экстраординарное, из ряда вон выходящее.

Между тем, нормы закона, по которым суд может изъять у «слуг народа» в пользу бюджета имущество и / или денежные средства, действуют с декабря 2012 года. Дело в том, что государственные служащие обязаны по закону заполнять декларации о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера. Тут все строго. А далее в соответствии с ФЗ N230 «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» начальство или правоохранители вправе (хотя и далеко не всегда обязаны) проверить эти декларации на достоверность. Любой чиновник, который в ходе такой проверки не может разумным образом обосновать происхождение своих активов, рискует попасть под конфискацию всего, что приобретено на сомнительные деньги.

И работает такая нехитрая схема по отъему денег у российских бюрократов уже не первый год. Например, в 2015 году прокуратура подала в суды 11 исков (для сравнения, в 2014 году – только один) на сумму свыше 129 млн. рублей в отношении 50 объектов движимого и недвижимого имущества. Из них суд удовлетворил пять заявлений на общую сумму 54 млн. рублей.

В той же Свердловской области уже упомянутым судом в 2015 году решено обратить в доход государства стоимость дорогого внедорожника Toyota Land Cruiser. Владелица автомобиля — сотрудница исправительной колонии — не смогла доказать, что покупка сделана за счет собственных доходов.

Интересно отметить, что в ходе проверок различного рода нелепые отговорки чиновников вроде «мама с папой подарили» или «на улице нашел», не срабатывают. В том же случае с Санниковой, обвиняемая пыталась убедить гособвинение в том, что средства на приобретение квартиры, стоимость которой превышает ее доход за три года, были выделены родителями. Однако суд решил, что обычные пенсионеры просто не могли располагать такой большой суммой денег.
Таким образом, ни о какой беспрецедентности или сенсации в случае с очередной «экспроприацией» денег у живущих не по средствам «слуг народа», речи не идет.

Более того, когда некоторые «пострадавшие» от действия антикоррупционного законодательства чиновники пытались оспаривать принятые в отношении них меры, и Верховный Суд Российской Федерации, и Конституционный Суд России подтвердили законность соответствующих конфискационных и административных санкций в отношении нарушителей норм о противодействии коррупции.

Однако остается закономерный вопрос: почему в стране, где разросшаяся до внушительных размеров бюрократия без сомнения является наиболее привилегированным (проще говоря, жирующим) классом, все еще относительно мало случаев обращения чиновничьих «излишков» в пользу государства? Стоило бы адресовать этот вопрос нашим уважаемым партиям, общественным организациям и средствам массовой информации, которых (в отличие от простых граждан) ФЗ N230 наделил правом инициировать проверку в отношении живущих на широкую ногу государственных служащих. Вот скажите, чем занимаются 77 официально зарегистрированных в стране партий? Почему ни одна из них до сих пор не инициировала хотя бы одну официальную проверку расходов чиновников?
Да, закон действительно прописан довольно мягко и толковый «слуга народа» может уйти от ответственности через одну из многочисленных лазеек. Можно записать имущество на дальних родственников, друзей или юридическое лицо; вложить сомнительные по происхождению средства в антиквариат, ювелирные изделия и даже арабских скакунов (закон распространяется только на недвижимость, транспортные средства, ценные бумаги и акции) и прочее и прочее.
Но почему бы нашим многочисленным борцам с коррупцией в стенах парламента и за его пределами не воспользоваться тем пусть и несовершенным инструментарием, который уже довольно результативно применяется прокуратурой и судами? А уже в процессе настаивать на ужесточении тех норм, которые сейчас пока еще позволяют недобросовестным чиновникам фактически обходить закон.

Хорошее, общественно полезное дело бы сделали…

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире