08:40 , 15 апреля 2020

Коронавирус. Чем все закончится (уроки 100-летней давности)

Во вторник губернатор Нью-Йорка официально объявил: самое страшное позади! Геометрическая прогрессия заболеваемости, госпитализаций и смертей остановилась. Число заболевших по-прежнему прирастает на несколько тысяч в день, но вот уже неделю прирост держится на одном и том же уровне. Иными словами, эпидемия «достигла пика» и в ближайшую неделю ежедневный прирост начнет снижаться. То же самое наблюдается в других городах Америки.



Между тем в России рост продолжается: во вторник зарегистрировано 2,774 новых случаев заболевания. Это на 216 больше, чем в понедельник, что в свою очередь на 372 больше, чем в воскресенье, что на 519 больше, чем в субботу. На Москву приходится примерно 23 от общероссийских показателей, но в целом динамика та же. Поскольку Москва ввела карантин на 10 дней позже Нью-Йорка, можно ожидать, что эпидемия там достигнет пика через неделю.

Настало время подумать о том, что будет дальше, через месяц-полтора, после того как прирост снизится до нескольких случаев в сутки.

Для этого нужно рассмотреть картинку из учебника эпидемиологии — две кривые, смертность без карантина (сплошная линия) и с карантином (пунктир). Это не теоретические прогнозы, а реальные цифры по пандемии испанского гриппа — «испанки», унесшей 100 миллионов жизней в 1918-1919 гг, т. е. почти в три раза больше, чем погибло на всех фронтах Первой мировой за 7 лет.



Сплошная кривая происходит из г. Филадельфии, где 28 сентября 1918 г прошел парад в поддержку солдат, отправлявшихся на фронт — вопреки предостережениям эпидемиологов. На нем собралось 200,000 филадельфийцев. Три дня спустя все места в 30-ти больницах города были заполнены под завязку, а к концу недели умерло 4,500 человек. К тому моменту, когда городские власти спохватились и ввели карантин, было уже поздно — заражена была большая часть населения.  

Филадельфия. Парад 28 сентября 2018 г.

Совершенно иначе обстояли дела в г. Сент-Луисе, штат Миссури (пунктир) всего в 900 милях от Филадельфии. Там, при первых случаях заболевания, отцы города закрыли школы, детские площадки, библиотеки, суды и даже церкви, ограничили передвижение на общественном транспорте и запретили собираться группами больше 20 чел. На предприятиях ввели посменную работу. В результате рост заболеваемости замедлился в три раза, что позволило больницам справиться с наплывом заболевших.

Важно также, что после того, как карантин в Сент-Луисе отменили и жители вышли из изоляции, пришла вторая вспышка эпидемии, ибо вирус не исчез из популяции, а стал заражать тех, кто от него уберегся, сидя дома. В конечном итоге все равно заразилось большинство населения, но по крайней мере медики смогли помочь тем, кому можно было помочь. Окончательные цифры смертности в Сент-Луисе оказались в два раза ниже, чем в Филадельфии.

С эпидемиологической точки зрения, сегодняшний КОВИД-19 мало чем отличается от испанки: в обоих случаях нет ни лекарства, ни вакцины. Если вы заразились и ваши легкие начали отказывать, ваша единственнaя надежда — попасть в реанимацию на аппарат искусственной вентиляции. При этом за место в реанимации с вами будут конкурировать не только другие больные коронавирусом, но и люди с инфарктами, инсультами, жертвы ДТП и т. д. Поэтому в общих интересах растянуть эпидемию во времени, чтобы в реанимации на всех хватило мест.

Все эти рассуждения подводят к главной теме — когда и как прекращать карантин, ибо он не может продолжаться бесконечно. Эпидемиолог вам скажет, что карантин можно начинать понемногу ослаблять, когда будут выполнены три условия: (1) неуклонное снижение ежедневного прироста заболевших в течение как минимум двух недель; (2) наличие эффективной системы массового тестирования, чтобы проверять всех, у кого есть легкие симптомы простуды — насморк, недомогание и пр.; (3) система быстрого отслеживания всех, с кем за предыдущие 14 дней контактировал человек с положительным анализом. Меры второй и третьей категории смогут частично заменить карантин на ранней стадии, пока эпидемия еще не вышла из под контроля. Именно таким способом смогла остановить эпидемию Южная Корея.

На сегодняшний день оба эти условия в США не выполнены. Материалов для массового тестирования не хватает, и нет ресурсов для широкого отслеживания контактов. Однако работа по обоим направлениям идет полным ходом. 

Между тем, тема о прекращении карантина вызвала бурную дискуссию. Медики говорят, что нельзя прекращать карантин, пока не выполнены все условия для предотвращения нового подъема пунктирной кривой. Иначе все достигнутое будет потеряно, вирус начнет косить людей с новой силой и наступит коллапс системы здравоохранения. Хозяйственники же возражажают, что каждая лишняя неделя экономической спячки приводит к новым миллионам безработных, сотням тысяч банкротств и приближает экономическую ситуацию к катастрофе. Зажатыми межу медиками и хозяйственниками оказались политики, которым нужно принимать решения, выбирая из двух зол меньшее.

В условиях национального бедствия рано или поздно на первый план выходит вопрос о власти. Народ начинает искать виновных в своих несчастьях и находит их в действующей власти. Это то, чего одинаково боятся и Трамп и Путин. Оба лихорадочно пытаются определить, что для них хуже — десятки тысяч гробов или миллионы голодных. Оба страшатся, что их недруги назовут их виновными — Трампа в том, что пренебрег мнением специалистов и упустил три критических недели в борьбе с эпидемией, Путина в том, что он с друзьями разворовал казну и довел медицину до критического состояния. Обоим в страшных снах видятся мрачные разъяренные голодные толпы — Путину на московских улицах, Трампу — на избирательных участках.

Сто лет назад испанка, наряду с войной, стала причиной эпохальных политических изменений в Европе. Кто знает, может быть через год, мы, если доживем, станем свидетелями встречи двух новых президентов — Байдена и Навального.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире