06:38 , 25 июля 2018

Судебные хроники из Нью-Йорка. Выпуск 3. След дедушки хамелеона

Это третий выпуск из серии заметок о судебном иске за клевету к Первому каналу и телесети RT, который мы с Мариной Литвиненко подаем в начале сентября в Нью-Йорке. Предыдущие выпуски здесь  и здесь.  

Те, кто будет следить за ходом процесса, не смогут пройти мимо колоритной фигуры Вальтера Александровича Литвиненко, отца моего друга Саши, отравленного в Лондоне российскими агентами 12 лет назад. Теперь ВА обвиняет меня в убийстве сына, а заодно и моей жены. 

Врет, как говорится, и не краснеет. Но мы не стали включать его в число ответчиков — не только потому, что он не попадает под американскую юрисдикцию (в отличие от двух телеканалов), но и потому, что не хотим, чтобы этот иск изобразили как некую семейную дрязгу: мол, вдова судится со свекром. Ведь ВА не является самостотельной фигурой, а наш конфликт не с ним, а с его кукловодами. 

Личность ВА настолько неприятна, что хотелось бы его вообще проигнорировать. Однако пафос его речей и образ правдоискателя-разоблачителя отрежиссированы столь драматично, что он стал эффективным оружием в руках кремлевских пропагандистов. И поэтому приходится вспомнить историю его выступлений. 

После смерти сына ВА был, пожалуй, самым яростным обвинителем Путина. 

Так продолжалось шесть лет. А затем, неожиданно, он сменил тон. Произошло это в январе 2012 года в итальянском городке Сенигаллия, где он проживал рядом со своими взрослыми детьми от второго брака. 

Последний раз ВА ругал Путина в своем блоге 27 января 2012; призывал не голосовать за него на предстоявших выборах.  Но уже через неделю, 2 февраля, он давал интервью российским каналам, где говорил все наоборот. 

Что же произошло за неделю? А произошло то, что Борис Абрамович Березовский, у ктотрого дела в этот момент ужe пошли плохо, сказал, что больше не будет давать ему деньги. 

На этом этапе ВА еще не додумался назвать «альтернативных убийц» сына. Его главной заботой было заслужить благосклонность Путина, но он не знал как это сделать. Вот по наивности и ляпнул, что Саша заслужил казни, потому что предатель. Таких, мол, расстреливают. 

Предположение же о том, что к убийству причастен Березовский, показалась ВА смехотворным. 

Но линия «мой сын предатель, который заслужил расстрела» никак не укладывалась в официальную версию о том, что Россия не имеет к убийству никакого отношения. И вот не прошло и трех месяцев, как ВА вышел с новой версией. В мае 2012 г он назвал «имена убийц», которых никак не назовешь мстителями за измену родине.  

В материалах лондонского судебного расследования убийства Литвиненко имеются два заявления ВА. В первом, которое он сделал лондонской полиции 30 ноября 2006 года сразу после смерти сына, он сказал:  

…ему было трудно говорить, но он обвинял в своей смерти президента Путина: «Папа, Путин меня отравил.» Он сказал, что он очень важный свидетель преступлений Путина и Патрушева… Он сказал, что Путин — человек с извращенным сознанием, очень опасный человек. «Будь осторожен, папа».   

Второе заявление датировано 18 сентября 2012 года. Оно сделано следователям российской прокуратуры, которые приезжали в Италию и допросили ВА в полицейском участке. Во этом заявлении ВА сообщил: 

Александр попросил ручку и написал на листе бумаги в моем присутствии: «БАБ ГОЛЬДФАРБ ЦРУ». Вслух он сказал слово «подчиняется» и провел пальцем от слова «БАБ» к слову «ЦРУ».


Здесь же ВА впервые говорит о моей жене: 

Я видел, как жена Алекса Гольдфарба плакала на кровати. Может, она немного выпила, но она сказала, обняв меня, «Poor Walter, poor Walter, Alex killed Alexander»… Через месяц эта женщина умерла. Я изучал английский, хотя и не могу говорить. Я понял значение ее слов позже, т. к. в тот период я очень переживал из за смерти сына”.


 Что тут можно сказать, кроме того, что у моей жены родным языком был русский, и ей незачем было обращатьса к ВА по-английски. И умерла она не через месяц, а через четыре года от рака, о чем ВА прекрасно знает. 

Три года спустя, в 2015 году оба заявления ВА были зачитаны в английском суде. Судья приобщил их к делу и решил оставить без внимания. К тому времени уже были обнародованы неопровержимые доказательства против Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна. 

*** 

Вот уже три года ВА живет в Москве, под охраной. Корреспондент Комсомольской правды нашла его «в уютной и чистой московской квартирке с видом на парк «Тропарево». С виду обычная многоэтажка, ничем не отличающаяся от сотни других. Только вот вокруг забор и строгая охрана…» 

— После того, как я покаялся – в Москве простили меня, — говорит ВА. — На меня вышли люди, мы побеседовали. И вот уже три года я в Москве, и я очень счастлив. — А квартира эта ваша? — Нет, мне ее дали. Могу здесь жить сколько угодно, но так она ведомственная. 

На лондонский суд ВА не поехал, хотя его звали. Видимо боится, что его похитит ЦРУ. Я очень хотел бы, чтобы он приехал на слушания по нашему иску в Нью-Йорке и предстал перед миром во всей своей красе. 

В общем, — это грустная история нравов нашего времени. Хотя в одном месте в ней мелькнул лучик надежды в лице внучки ВА Сони, дочери Саши Литвиненко от первого брака, которая пришла в студию и в лицо назвала дедушку «хамелеоном». По телевизору этого, конечно, не показали, но надежда на лучшие времена все-таки есть.  

Наш иск стоит дорого. Желающие вложить в него несколько долларов могут это сделать здесь. Ваша помощь нам необxодима! Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире