Давайте не забудем тех, кто не испугался. Мы столько раз за последнее время твердили себе как заклинание: мы больше не боимся, не боимся, не боимся. А сами в глубине души не знали, правда ли это. Сегодня мы знаем: это правда. Давайте не забудем их, не забудем тех, кто своими жизнями остановил путчистов. У меня есть вполне определенные показания независимых свидетелей, что эти люди не предпринимали нападения на БМД, а пытались остановить их мирными средствами. Безоружные люди встали на пути бронемашин и оказались сильнее. Не забудем тех, кто бросился тушить подожженную машину, когда убийцы в военной форме, забыв о средствах пожаротушения, бросились в соседнюю БМД спасаться от гнева людей. Если бы огонь добрался до кумулятивных снарядов, которых был полный комплект в этой машине борцов за порядок, жертвы бы мы сегодня считали на десятки и сотни. Не забудем военных, вставших на защиту демократии, восставших против преступного приказа, отданного их командирами. Если бы путч одержал победу, этих мужественных людей судили бы судом военного трибунала. Не забудем тех, кто две ночи и три дня стояли на подступах к Белому дому. Где она, непреодолимая пропасть между возрастами, классами, прослойками? Что-то не видел я ее у тех, с кем минувшей ночью строил баррикады, стоял в цепях заслона, грелся у костра под беспрерывным дождем. Каждому из них было что терять. У всех есть семьи, близкие, есть, кстати, работа, где участие в обороне Белого дома, повернись все иначе, могло означать волчий билет. А могло это обернуться и чем похуже. Опыта у нас тут достаточно. Не забудем тех, кто в первый же день начал выпускать подпольные издания, размножал указы Президента и Правительства России и развешивал их по Москве. Подпольными изданиями вышли еженедельники «Россия», «Московские новости», «Куранты», «Пролог». Мне известно, что сегодня были готовы к выпуску подпольной газеты журналисты «Учительской газеты». Это, знаете, дорогого стоит. Не хочу сегодня говорить долго, время дорого, постоянно идет информация. Еще придет время назвать им ена с обеих сторон, придет время глубокого анализа. Я же хочу сейчас, сегодня, предложить вот что: люди, москвичи, соратники, те, кто вчера встал на пути путчистов, давайте придем 20 августа 1992 года на наши баррикады. Конечно, к тому времени они будут давно разобраны и, надо надеяться, больше не понадобятся. Но я уверен, что никто из нас не забудет места, где мы их строили, где стояли и готовы были стоять до конца, каким бы он ни был. Так вот, давайте 20 августа 1992 года придем на те же улицы и площади и построим баррикады из живых цветов на местах, где сейчас стоят настоящие баррикады, а самая большая баррикада из цветов по справедливости должна появиться у въезда в туннель на Садовой, там, где железо корежило людей, там, где были остановлены мятежники. Давайте построим баррикады из цветов 20 августа 92 года, давайте не забудем тех, кто не испугался.

Заявление
Корзун
Бунтман
Черкизов
Ганапольский
Широв
Сокольская
Тришина
Венедиктов
Журавлев



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире