'Вопросы к интервью
15 марта 2012
Z Будем здоровы Все выпуски

Всемирный день защиты прав потребителя


Время выхода в эфир: 15 марта 2012, 21:07

И.ВОРОБЬЕВА — 21 час 5 минут в столице. Программа «Будем здоровы» и, конечно же, здесь наш гость программы, единственный гость, который приходит, и, надеюсь, будет приходить, это главный санитарный врач России, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Геннадий Онищенко. Здравствуйте! Добрый день

Г.ОНИЩЕНКО — Здравствуйте!

И.ВОРОБЬЕВА – Я Вас поздравляю с праздником, я правильно понимаю, что всемирный день защиты прав потребителя 15-го числа?

Г.ОНИЩЕНКО – Принципиально неверно поздравление, потому что мы должны друг друга поздравить.

И.ВОРОБЬЕВА – Ну, вот Вы поздравляйте наших слушателей.

Г.ОНИЩЕНКО – Все мы потребители. Сегодня действительно всемирный день прав потребителя.

И.ВОРОБЬЕВА – Кстати, как давно отмечается праздник? Откуда он вообще взялся этот всемирный день прав потребителя?

Г.ОНИЩЕНКО – Ровно 50 лет назад 15-го марта 61-го года президент Соединенных Штатов Джон Фитцджеральд Кеннеди, которого убили соотечественники — такой случай с ним произошел, выступил в Конгрессе. Где впервые на высоком официальном уровне произнесено было слово потребитель. Тогда он провозгласил четыре принципа: это право на информацию, право на безопасность, право на выбор, и право быть услышанным. Ну, это больше такие литературные обороты. А затем уже эти права расширялись. Всемирная организация союза потребителей провозгласила право на возмещение ущерба, потребительское образование, образование меня, как потребителя, удовлетворение потребностей и самое главное право на здоровую окружающую среду. 50 лет прошло. У  нас в России в этом году 7-го апреля будет ровно 20 лет, как в Российской Федерации был принят закон по защите прав потребителя.

И.ВОРОБЬЕВА – Мой день рождения.

Г.ОНИЩЕНКО – Вот видите, какая вы политически выдержанная. Даже день рождения Ваш по теме. Значит, почему, в Советском Союзе в 88 году был принят первый закон. Вообще, все право до этого было настроено на другое. Оно защищала производителя, продавца. А потребитель был потребителем. И вот, когда в 88 году был принят закон, потом все-таки не в 88 году, а даже в 91 году союзный закон о защите прав потребителя, но ему не суждено было быть реализованным, потому что распался Советский Союз, и Россия очень быстро приняла свой закон. И вот с этого момента можно считать, что в нашей стране началась цивилизованно, законодательно оформленная система выстраиваться защиты потребителя. Она востребована, потому что рыночная экономика не может быть рыночной, если не организована защита того человека, для которого вся экономика строится, да?

Мы в этом году 16-го января на президиуме Госсовета, под председательством президента страны, вы знаете, что президент страны нашей возглавляет и Госсовет и президиум Госсовета, обсуждали, очень подробно обсуждали этот вопрос. В какой же мере у нас сегодня это выстроено. И из уст президента прозвучала такая формулировка, что за 20 лет в России сложилась система, это, наверное, единственная система в Российском законодательстве, где гражданское общество имеет: во-первых цивилизованную, во-вторых, системную законодательную базу, и гражданское общество участвует в самой востребованной, касающейся каждого из нас, сфере, как права потребителя.

И.ВОРОБЬЕВА – Почему в одном и том же ведомстве речь идет о санитарных каких-то нормах, вот главный санитарный врач…, и защите прав потребителя? Не нужно ли это разделить, сделать отдельные ведомства, которые будут защищать права потребителя.

Г.ОНИЩЕНКО – Во-первых, это глупость, потому что, вы помните, что я называл право на окружающую здоровую среду. У нас сегодня в Российском законодательстве в кодексе об административных правонарушениях КоАП есть 72 состава. И они примерно поровну делятся. Санитарное законодательство и потребители. Ну, например, возьмем продукты питания. Очень актуальная тема. Санитарное законодательство целенаправленно смотрит безопасность продуктов питания. Чтобы человек не отравился. А законодательство по защите прав потребителя смотрит в этот же продукт питания на соответствие этого продукта заявленным требованиям. Ну, условно говоря…

И.ВОРОБЬЕВА – То есть и то и другое.

Г.ОНИЩЕНКО – Ну, возьмем этот сыр пресловутый.

И.ВОРОБЬЕВА – Украинский?

Г.ОНИЩЕНКО – Да любой. Называют продукт сыром. Когда начинаешь смотреть — вот санитарное законодательство не смотрит качественную сторону, вроде бы от пальмового масла не умирают, да? Но, законодательство по защите прав смотрит на то, что если это сыр, то в сыре не должно быть растительных масел. Там должны быть масло животного происхождения.

И.ВОРОБЬЕВА – То есть, есть какое-то понятие, что такое сыр. И все должно ему соответствовать.

Г.ОНИЩЕНКО – Да, заявленным требованиям. А заявленные требования – это сыр. А если там что-то другое, значит называйте это по-другому. Регистрируйте это по-другому и не втюривайте потребителю другой продукт.

И.ВОРОБЬЕВА — А что с украинскими сырами не так?

Г.ОНИЩЕНКО – Вот именно — нарушения законодательства защиты прав потребителя.

И.ВОРОБЬЕВА – То есть, это не сыр?

Г.ОНИЩЕНКО – Это не сыр, по большому счету. Этот продукт должен называться по-другому. В нашем техническом регламенте такого рода продукт должен называться, как сырные продукт.

И.ВОРОБЬЕВА – Ну, как молочные изделия, например? Не молоко, а…

Г.ОНИЩЕНКО – Да, да. Сырные продукты, и они стоить должны дешевле. По меньшей мере на 30%. А нам дают некий суррогат, называют его сыром и продают по той цене, которая…. Поэтому такая проблема существует. Так что здесь идет наоборот, фокусирование всех сторон безопасности и качества и в одном ведомстве.

И.ВОРОБЬЕВА – Скажите, а Вы буквально накануне заявили, что Роспотребнадзор готов на следующей неделе начать инспекцию украинских предприятий по производству сыра. Вы поедете туда на Украину?

Г.ОНИЩЕНКО – Ну, а почему нет.

И.ВОРОБЬЕВА – А там, как та сторона реагирует?

Г.ОНИЩЕНКО – Ну, она ждет не дождется, как я понимаю. Но дело в том, что могли это сделать гораздо раньше. Потому, что на первом этапе, кода мы предъявили требования, ну естественно, соответствующая реакция, всяческие разговоры. И политика и поиск каких-то других пред входящих обстоятельств. Ну, в конечном итоге, поняли, что психологическая атака не удалась. Пошел нормальный технологический разговор. Слава богу, мы говорим, пока еще на одном языке. Я имею в виду язык общения. Но потом, когда дело зашло слишком далеко, когда уже вмешалась политика, когда приняли там специальный закон. Правда, кстати, он до сих пор не опубликован, я вот не могу увидеть, хотя поручение своим специалистам дал, когда он будет подписан, чтобы посмотреть. Закон, дающий право уже законодательным органам власти принимать решение самостоятельно, каких то-то дискриминационных мерах по отношению к продукции этих стран и так далее.

Мы поняли, что надо переводить на официальный уровень. И, когда мы прошли первый этап, затребовали документы и провели ревизию этих документов, в конечном итоге удовлетворились этими документами. Мы по официальным каналам направили через МИД наш информацию о том, что мы готовы выехать. Сейчас ждем окончательных подтверждений, мы туда выедем. Бригада у нас готова, это специалисты наши, которые сличат технологию производства с нашим российским законодательством. На тех заводах производителях, которые номинируют себя на поставку продукции на Российский рынок. И если мы найдем соответствие той документации, которую нам дали и реальностью, с соблюдением соответствующих процедур, это произойдет.

И.ВОРОБЬЕВА – И еще одна ваша бригада специалистов поедет в Грузию, правильно я понимаю?

Г.ОНИЩЕНКО – Это другие люди уже.

И.ВОРОБЬЕВА – Вы проверили документы по боржоми и, я так понимаю, что все в порядке?

Г.ОНИЩЕНКО – Ну, там были вопросы, но в конечном итоге, там пройдено по Грузии, и сейчас вопрос о том, что вопрос отсутствия дипломатических отношений, мне кажется, главное сегодня препятствие нашим специалистам, которые поедут, посмотрят. И ведется, продолжается работа по вину. Но здесь сложнее. Здесь ситуация сложнее по той причине, что все-таки не смотря на провозглашенный примат демократических принципов, грузинские производители бояться и просят нас не называть их. Тех, с кем мы работаем. В принципе-то нам власть не нужна.

И.ВОРОБЬЕВА – Только производитель.

Г.ОНИЩЕНКО – Да, приехали на производство, посмотреть и пожалуйста. Вот они говорят: «Вы лучше нас не называйте». Хотя с нами работают в таком рабочем режиме. Ну, это тоже решаемые проблемы.

И.ВОРОБЬЕВА – Если возвращаться к Украине, к украинским сырам, вот украинская сторона говорила о том, что независимая экспертиза не обнаружила пальмового масла в украинских сырах, а у нас здесь обнаружили. Я правильно поняла?

Г.ОНИЩЕНКО – Я не знаю, что такое независимая экспертиза. От чего независимая?

И.ВОРОБЬЕВА – Ну, от России, от Украины. То есть заграница.

Г.ОНИЩЕНКО – Она может не зависеть от здравого смысла, она может не зависеть от профессионализма, но те сыры, которые мы отбирали в сетях…

И.ВОРОБЬЕВА – В наших магазинах.

Г.ОНИЩЕНКО – Да, в наших магазинах. Что только не говорили. Есть процедуры. Ну, вот там, где они делали независимую экспертизу, пусть туда и везут. Кстати, мои специалисты поедут, они как раз и предъявят те протоколы исследований, я уверен, что ни одно производство не располагает даже той аппаратурой, которая могла бы выполнить те исследования, оно достаточно дорогое, высокоточное оборудование и вряд ли производственные лаборатории имеют такое оборудование. Поэтому не надо, как говориться «дурить нас маленьких». Везите, продавайте, мы же не возражаем, там, где вы сделали экспертизу.

И.ВОРОБЬЕВА – Олег спрашивает: «Все сыры, производящиеся в России, соответствуют гордому названию… или вот только на Украине…»

Г.ОНИЩЕНКО – На счет гордого названия, я думаю, что проблема и у наших есть производителей. Тут мы далеки от мысли о том, что у нас все в порядке. Но, мы со своими разбираемся и будем разбираться. Но давайте не усугублять ситуацию и не завозить к нам еще то, что не соответствует. Мы готовы сотрудничать с украинскими производителями, пусть они наведут у себя порядок, но лоббировать их сыры на нашем рынке…

И.ВОРОБЬЕВА – То есть, сказать: «Мы проверили, все в порядке, это сыр, покупайте».

Г.ОНИЩЕНКО – Нет, чтобы ваши сыры лучше, чем наши, давайте завозите больше, а мы будем своих зажимать. Есть проблемы, конечно есть.

И.ВОРОБЬЕВА – Ну, просто, когда речь идет о продуктах, которые поставляются из других стран, очень часто удивительным образом проверки продуктов из этих стран совпадают с политической ситуацией, которая есть у нашей страны с этими самыми странами. Поэтому вопрос о политике каждый раз ставят.

Г.ОНИЩЕНКО – Ну, еще бы! Находиться в такой близости к Арбату и не задать вот такие вопросы. Я бы удивился. Я думаю, дух вот тех митингов, которые проходили…

И.ВОРОБЬЕВА – Вы знаете, он дальше был митинг, не под окнами.

Г.ОНИЩЕНКО – Не смотря на мои увещевания, он еще сохранился, не выветрился.

И.ВОРОБЬЕВА – А вы считаете, что к нам сюда задуло…

Г.ОНИЩЕНКО – Вот этот кусок Арбата называется труба, знаете?

И.ВОРОБЬЕВА – Да, но он в ту сторону дует. Он не к Кремлю, а от Кремля.

Г.ОНИЩЕНКО – Он Кремлю дует.

И.ВОРОБЬЕВА – К Кремлю дует? То есть весь дух пошел в Кремль?

Г.ОНИЩЕНКО – Он пошел к вам, прежде всего.

И.ВОРОБЬЕВА – Здесь слишком высоко на 14-м этаже.

Г.ОНИЩЕНКО – Так вот, на счет совпадений, давайте. Понимаете, есть объективные лабораторные исследования. Я думаю, что никакие политические документы принятые, не принятые, никакие обмены любезностями не влияют никак на качество тех продуктов, которые…. Вот, например, с Молдавией, сколько лет длится это дело?

И.ВОРОБЬЕВА – Да, эта тема неприятная.

Г.ОНИЩЕНКО – Неприятная, да. Она длится и продолжается, хотя молдаване, нужно отдать им должное, навели достаточный порядок. Ну, вот допустим, когда мы начинали, у них там порядка 120 поставщиков было, то сейчас дай бог, 40-50 наберется.

Большая часть разорилась. Одно дело бадяжить какую-то жидкость, которую потом выдавать за вино. Другое дело поставлять постоянно, выдерживать жесткие параметры для качественного продукта. Мы дали более чем на 40, 46, по-моему производителей, а поставляет всего 37 производителей на всю Молдавию сейчас в данный момент на Российский рынок. Поэтому, конечно, тяжело, но я думаю, что в долгосрочной перспективе это лучше, чем просто заниматься дискредитацией. Все-таки, понимаете, для Молдавии виноделие это их национальное…. И когда ты дискредитируешь свою национальную идею. Вы помните, я эти цифры неоднократно приводил, Молдавия могла производить в лучшие времена 23 миллиона декалитров вина. Исходя из количества виноградников, которые у них есть. И в момент, когда мы запретили, их было по оценкам экспертов, по самым скромным подсчетам – 40-45 миллионов декалитров. В два раза больше. Значит, что было? Было бадяженье, эксплуатация тех брендов, которые сложились в советское время, так же как, кстати, с грузинскими винами, как и с боржоми. И что хотели, то и творили. Кстати, я скажу, что пострадали в не меньшей мере и российские производители. В первый год, когда мы запретили молдавские, российские производители, которые у нас там… Они, примерно, где-то 300 миллионов долларов потеряли.

И.ВОРОБЬЕВА – Почему?

Г.ОНИЩЕНКО – Почему? А потому, что кто вез вино?

И.ВОРОБЬЕВА – То есть не производители, а те, кто перевозили. Дистрибьюторы. Но, они там имели заводы. Они покупали молдавские заводы, они там производили, везли сюда. Они тоже пострадали.

И.ВОРОБЬЕВА – Еще про продукты очень много спрашивают. Люба спрашивает: «На рынке рыба – 75 % льда, в упаковке и 30% рыбы. В справке санитарной, которая вручается продавцам…», якобы…

Г.ОНИЩЕНКО – Во-первых, справок никто не вручает. Это сейчас считается неправильным, хотя не так резко надо было делать. Сегодняшний норматив. Сегодняшний – не более 5%...

И.ВОРОБЬЕВА – Льда?

Г.ОНИЩЕНКО – Да. Это называется более благозвучно – глазурь. А, когда, правильно она говорит, намораживается кусок льда, во-первых, ты не видишь самого продукта. Когда приходишь домой, дефростируешь, то есть размораживаешь и там вместо тушки минтая, какие-то там волокна. Особенно этим хулиганит Вьетнам и Китай. Так называемая сорная рыба пангасиус замораживается, это конечно безобразие. Тут «А» — обман потребителя, потому что не указывают вес нетто. Можно, допустим, наморозить хоть два объема льда, но напиши, что в этом объеме льда всего 200 грамм. Это раз. Во-вторых, такое намораживание…, при дефростации свойства теряются. Плюс, для того чтобы наморозить такую глыбу льда, там специально делаются химикаты, добавляются. Это не просто так, чтобы наморозить. Поэтому качество резко падает этого продукта. Оттуда вымываются все водорастворимые витамины. И по существу, после размораживания, этот полуфабрикат теряет очень многие полезные свойства.

И.ВОРОБЬЕВА – Вообще, вот про продукты спрашивают у нас на сайте наша слушательница: «Считаете ли вредным такие составляющие продуктов, как консерванты, искусственные ароматизаторы, красители, ведь они содержаться в 95% продуктов»

Г.ОНИЩЕНКО – Отвечаю на вопрос. Первое: к сожалению, промышленная переработка продуктов питания невозможна без консервантов, без стабилизаторов, без того что улучшает внешний вид. Ну, классика, со всех времен — вареная колбаса, в нее добавлялись нитраты.

И.ВОРОБЬЕВА – Она же не розовая на самом деле.

Г.ОНИЩЕНКО – Чтобы розовая была. Потому что если не будет нитратов, срез этой колбасы будет серый. Он не будет иметь товарного вида. Длинный перечень разрешенных стабилизаторов, консервантов, улучшителей вкуса и так далее. Современное производство невозможно. Поэтому за это надо платить, потому что промышленная переработка, хранение длительное, транспортировка, все это обуславливает…. Поэтому сегодня, как бы новый виток или ретро. Так называемый organic food. Это органическая пища. Это товары, произведенные по традиционным технологиям. Ну, условно говоря, на своем участке вырастил картошку, я ее не консервирую – тут же на стол. Я вырастил птицу, в естественных условиях, а не в условиях закрытых, стерильных, когда она за все 35 дней, которые она живет с момента НЕРАЗБ. – 35 дней всего живет курица до товарного вида – она ни разу в жизни не видела солнца.

И.ВОРОБЬЕВА – Ужас, какой!

Г.ОНИЩЕНКО – Вот как она из яйца вылупилась, это помещение, которое не имеет ни окон, ни дверей. Вот она там сидит, причем есть напольное содержание, есть клеточное. Она даже не ходит.

И.ВОРОБЬЕВА – Я больше не ем курицу.

Г.ОНИЩЕНКО – Нет, ту курицу, которую вы можете купить на рынке, она выращена на травке, она неслась, она видела…, у нее были положительные гормоны, когда она видела противоположную себе особь – петуха, а эта несчастная не видела. Вот ее 35 дней выкармливают, затем ее забивают, на десять дней в этом помещении карантин. И новых завозят. И этот производственный цикл повторяется. И для того, чтобы в таких условиях неестественных выросла до товарного вида, там нельзя обойтись без антибиотиков. Нельзя обойтись без гормонов. Это разрешенные вещи.

И.ВОРОБЬЕВА – Ну, то есть на организм человека они не влияют?

Г.ОНИЩЕНКО – Если они строго соблюдают технологию. Но, условно говоря, начинается неблагополучие, ведь к этим людям, которые работают на этих предприятиях, требования даже выше чем к хирургам в операционной. Они не имеют права иметь домашнюю птицу. Они должны пройти санитарный карантин. Они не имеют права болеть гриппом. Если они заболели, их не допускают, потому, что они заразят…, погибнет все поголовье.

И.ВОРОБЬЕВА – Ясно, ну, все равно курицу больше есть, не буду. Мне так жалко этих бедных птиц, которые не видят ни солнца, ничего. Кошмар какой-то.

Г.ОНИЩЕНКО – Чувства даже птичьей любви не испытали за всю свою жизнь.

И.ВОРОБЬЕВА – Поскольку меня зовут Ирина Воробьева, я не буду больше, есть курицу. Давайте через несколько минут продолжим, у меня в гостях Геннадий Онищенко, главный государственный врач России, руководитель Федеральной службы по надзору за защитой прав потребителя и благополучия человека.

НОВОСТИ.

И.ВОРОБЬЕВА – Да, 21-35 в столице. У нас программа «Будем здоровы» и  в гостях Геннадий Онищенко, главный государственный врач России , руководитель федеральной службы по надзору за защитой прав потребителя и благополучия человека. Геннадий Григорьевич, что у вас там произошло с рестораном «Твербуль»? Что там за проверка.

Г.ОНИЩЕНКО – Давайте, мы все-таки уйдем от лоскутности и закончим тему с 

И.ВОРОБЬЕВА – С курицами?

Г.ОНИЩЕНКО – С питанием.

И.ВОРОБЬЕВА – Подождите, так это тоже питание, просто хочется узнать, что там будет теперь.

Г.ОНИЩЕНКО – Я не знаю, что там будет, все-таки давайте, нельзя оставлять на полуслове-то. Что делается. Во-первых, вы знаете, что в соответствии с международными договорами, международными документами, государство должно иметь определенную продовольственную безопасность. Что такое продовольственная безопасность. Это независимость государства по основным параметрам потребительской корзины от импорта. У нас она, к сожалению пока не соблюдается. За последние 20 лет мы по многим жизненно важным продуктам, сырью, попали в очень большую зависимость, это по мясу, и, в конце концов, по молоку достаточно много. Где-то в десятом году президентом страны была утверждена концепция продовольственной безопасности. Это огромный документ, над которым трудились все отрасли, начиная от минэкономики, минсельхоза, минздрава и в том числе ассоциации производителей. И такой документ принят, в котором есть конкретные параметры, когда к какому году мы обеспечим себя по тем…. И в частности, по такому параметру, как белое мясо, мы эту проблему решили.

И.ВОРОБЬЕВА – Как белое мясо?

Г.ОНИЩЕНКО – Ну, есть красное мясо, есть белое мясо. Красное мясо это крупный рогатый скот. Белое мясо – это птица. Мы, если, допустим, три года назад, мы более чем наполовину были зависимы, то сейчас 3 150 000 тонн произведено нашего белого мяса и квоты на поставку в пределах 300 000-350 000. То есть, по этому параметру мы закрыли. Обеспечили финансовый спрос. До физиологической нормы мы еще не дошли. До физиологической нормы надо еще миллион тонн своего мяса иметь белого. То же самое по КРС (Крупному рогатому скоту) задача есть. Ну, по зерну мы себя обеспечиваем. Это, конечно, позволяет и нам нормально работать, когда мы видим продукт, начиная от поля, заканчивая столовым потребителем. Его можно на всех этапах контролировать. Когда к нам привозят из Аргентины брикет красного мяса, и мы не знаем, где оно там было, сколько оно там лежало, хотя документы все нормальные, это совсем другая тема. Потом была принята концепция здорового питания. Это уже другой вопрос. Это мало иметь массив сырья, продуктов, но надо еще научить народ нормально питаться. Знать баланс питания, быть грамотным потребителем. Идти на осмысленное потребление, а не просто так, что тебе дали. Это тоже очень серьезная тема.

Принципиальным является то, что сегодня, если раньше все параметры безопасности были документами ведомственными, то сегодня, например, технический регламент на молоко и молочную продукцию в нашей стране, это закон нашего государства. И уже закон, к нему естественно и отношение другое. И все эти разговоры, о том, что у нас все очень плохое, это, конечно же, не так. Потому, что даже для того, чтобы нормальный продукт сделать плохим, нужно потратить огромное количество денег, времени, но это не значит, что у нас нет проблем. И проблемы есть, в том числе системные. И с переработкой, которую мы во многом утратили. Вырастили хорошее сырье, а переработать не смогли. И вопросы, связанные с технологиями с подготовкой кадров. Элементарный вопрос, если раньше ПТУ готовило поваров, сейчас же среднего образование нет, практически разрушено.

С одной стороны, частный бизнес пришел, он вкладывает свои деньги, я к своим деньгам отношусь по-другом, если это все бюджетные государственные, но у меня нет возможности нанять профессионалов, поваров, технологов. Вот эти системные проблемы, которые сегодня нужно и можно решать и конечно, есть и вопросы немаловажные. Это вопросы использования современнейших технологий при производстве продуктов питания. Мы о них говорили, о птице и Вы, искренне пожалев этих птиц, поклялись на всю страну, что перестанете есть белое мясо, чего я вам не советую. Но генетически модифицированные продукты, использование нанотехнологий — это уже совершенно другого параметра вещи.

Мы сегодня не можем и не должны отказываться от достижения современных технологий. У нас, у России нет такой возможности, позволить себе такой роскоши. Мы не Франция. Франция может себя на 100% обеспечить продуктами питания по традиционным технологиям. Это им позволяет климат, в котором она живет. У нас большая часть нашей земли это зона рискованного земледелия. И не используя достижения биотехнологий, а это морозоустойчивость, это значит, возможность продвинуться дальше на север. Это должно быть, но в этом, безусловно позитивном тренде достижениях современной науки в агропроизводстве, есть и риски. А отдаленные последствия, а неспровоцированные возможные отрицательные факты, которые могут произойти, не потому, что человек это захотел, а потому что недосмотрел. Такое резкое вмешательство в природу, оно же тоже чревато. Появление нанотехнологий. Да это хорошо, это есть и никуда от этого не денешься. И не надо деваться, надо наоборот создавать науку, идти вперед, чтобы не отстать, при этом нужен контроль за безопасностью. Потому что мы же не знаем, это новое для нас явление. Это даже не клеточный уровень. И как себя нанопродукты ведут в организме, это тоже надо изучать. Поэтому здесь вот этот баланс совершенно прорывных…, от которых отказываться нельзя…. Вот то, что происходит на рынке этой даже не услуги, а вокруг этого, это тоже объяснимые вещи. Ну, например, в Европе против внедрения ГМО категорически возражает Франция. Я причину назвать могу. Она себя может обеспечить традиционными технологиями. США, Наоборот, говорят: «Да, убирайте все!» – даже не маркируют эту продукцию ГМО. Все хорошо. Ничего не будет – и так далее. И сами едят эту продукцию, не то, что нас кормят, а сами не едят. Это тоже крайность.

И.ВОРОБЬЕВА – Так, а у нас как?

Г.ОНИЩЕНКО – А у нас, как лучше, мы  должны понимать, что без ГМО никуда не уйдем. Если мы даже будем говорить, что мы не буем потреблять при той зависимости от импорта, мы все равно буем. Поэтому нам нужно понимать, что первое, что нам нужно наладить, это контроль за безопасностью ГМО, и такой контроль в нашей стране создан. А второе – ну что это такое, позор для страны, которая претендует на одну из ведущих экономик мира, когда в нашей стране не зарегистрировано практически ни одного генетически модифицированного продукта, который произведен у нас. Чужие мы регистрируем.

И.ВОРОБЬЕВА – У нас они не…

Г.ОНИЩЕНКО – А мы не умеем их делать, мы отстали. Мы настолько  отстали. Вот если мы на 20 лет в 90-е годы были впереди всех, то сегодня мы примерно, настолько же отстаем. Поэтому здесь нужна наука. Наука нужна для всего. И для понимания происходящих процессов, и для создания технологий и для контроля за этими технологиями. Везде нужна наука. Вот это отставание нам надо преодолевать. И это я говорю о чем, о том, что каждый день лежит у нас в тарелке. Видите, как все взаимосвязано. Поэтому вот такая ситуация. Все это мы понимаем. Правительство работает. Теперь давайте переходить к частностям. Вы про какой-то ресторан говорили.

И.ВОРОБЬЕВА – Да. «Твербуль» называется.

Г.ОНИЩЕНКО – Не знаю, что это такое.

И.ВОРОБЬЕВА – Пригрозили Вы Ксении Собчак.

Г.ОНИЩЕНКО – Не знаю, Ксения Собчак или не Ксения Собчак, вот вам как на духу говорю. Звонит мне какая-то, то ли радиостанция, то ли Лав…

И.ВОРОБЬЕВА – «LIfe-News» радиостанция.

Г.ОНИЩЕНКО – Ну, бог с ней…. «Вот выставлен видеоролик, где видно, что товарищи некие выходят через служебный вход кухни в верхней одежде. Это правильно?». Я говорю «Нет, это не правильно. Не могут ходить, ни посторонние, ни работники пищеблока в верхней одежде. В производственных цехах. Это нарушение санитарных правил». Как потом интерпретировали, как воспаленная фантазия ваших коллег позволила это донести до общественного сознания, я пока не знаю. Если вы можете рассказать, расскажите.

И.ВОРОБЬЕВА – Ну, говорят, что ресторан может быть оштрафован на 300 тысяч.

Г.ОНИЩЕНКО – Нет, нет. Юридические последствия от просматривания ролика, они ничтожны. Ну, просто, если взять ролики и сказать, что на основании этого давайте штрафовать – не получиться. Нужен факт жалобы.

И.ВОРОБЬЕВА – То есть нужно, чтобы кто-то написал жалобу. Если жалобу напишут, мы будем рассматривать.

И.ВОРОБЬЕВА – Пока, что жалобы нет?

Г.ОНИЩЕНКО – Да. А вот просто наличие ролика в интернете, вы извините, самый простенький студент 3-го курса юридического факультета докажет в любом суде, что где видно, что это тот ресторан или не этот ресторан, понимаете? Тут уже другое, да и нужно ли этим заниматься.

И.ВОРОБЬЕВА – Давайте уже от частного к общему перейдем. Опять же, в ресторане я вижу, что при мне какой-нибудь, например сотрудник кухни или там сотрудник ресторана явно пришел на работу вот только что с улицы, причем с гостевого хода, и при мне пришел на кухню в верхней одежде. Я не успела это заснять — что мне делать? Мне нужно написать заявление? А как это будет проверяться?

Г.ОНИЩЕНКО – Безобразие. Первое. Смотрите, что происходит. Ну, вы знаете 294 закон. Который запретил всем надзорным организациям ходить на любой объект не чаще, чем один раз в три года. Написали вот такую…, но почему не в четыре, а почему не в три с половиной. Я могу так сказать, как профессионал, есть объекты, на которые и раз в три года не нужно ходить. Это высокотехнологичные, которые дорожат своим имиджем, но общепит с теми системными недостатками, о которых я говорил, что сегодня даже поваренка нельзя найти профессионального, я уж не говорю технолога. Когда этот общепит открывается в комнатенке и там и спят и готовят и раздеваются, как вы говорите. Причем это можно открыть, никого не спрашивая. Вот так вот. Сегодня законодательство это позволяет.

Ну, нельзя. Есть вещи, которые делать нельзя. Кстати об этом на госсовете, о котором я говорил 16-го января, как раз сказали все члены Госсовета. Членами Госсовета являются губернаторы, — да, общепиту нельзя позволять такие вещи делать. Нельзя допустим, общепит предупреждать, что я приду тебя через три дня проверить. Наведут порядок, или просто закроются. А есть объекты, которые за месяц можно предупредить. Ну, допустим, крупное современное технологическое производство. Ну, тот же автомобильный завод. Хоть за месяц предупреди. Это должен быть дифференцированный подход. Доказали же мы, что пионерский лагерь, пионерский лагерь оздоровительный ну нельзя проверять один раз в три года. Как минимум один раз одну смену проверить. Иначе будет беда. Кстати, беды и случаются. Поэтому шатания, они, конечно, немного вредят, но, тем не менее, тренд все-таки  правильный. С одной стороны, я не хочу сказать, что надзорные органы святые и они приходят только для того, чтобы соблюсти там чистоту нравов, я имею чистоту нравов санитарных, но, тем не менее нужен баланс.

И.ВОРОБЬЕВА – А вообще для кухни, для работников кухни есть какие-то нормы, что они обязаны в головных уборах…

Г.ОНИЩЕНКО – Первое, что они обязаны. Они обязаны быть профессионалами. Второе: они должны обследоваться. Причем не как простые люди. К ним есть специальные требования. Он должен один раз быть обследован на туберкулез. Один раз в квартал должен быть обследован на венерические заболевания. Он должен сдать экзамен на соблюдение санитарных требований. Не носить ногти, не иметь колец на руках, не иметь сережек. Это все он должен соблюдать. Что касается специальной формы, это закрытые, особенно для женщин, которые носят более длинные волосы, чем мужчины, это закрытые головные уборы, это специальная одежда. Он должен переодеваться. Ни в коем случае он не имеет права находиться на предприятии в верхней одежде. Он должен иметь и условия для работы. Я вот говорил, для работников птицеводческих современных предприятий, там требования даже более высокие, чем к хирургу, который идет в операционную и делает операцию полостную с человеком. Это требования к его здоровью. Это все сформулировано, не вчерашнее изобретение.

И.ВОРОБЬЕВА – Есть такое ощущение, что люди, когда там травятся в ресторане, когда там что-то такое происходит, то это не столько от приготовленной еды и качества продукта, сколько от посуды. Есть какая-то норма, как должна мыться посуда в ресторане.

Г.ОНИЩЕНКО – Конечно, существуют режимы обработки посуды. Более того, допустим, в период неблагополучия. Условно говоря, начался грипп. Да, правильно говорят, что грипп передается при чихании, разговоре, капельками слюны, при разговоре, особенно если он разговаривает громко, эмоционально. Даже есть норма нахождения друг от друга.

Но этого мало. Вот совершенно четко, если начинается подъем заболеваемости и столовая не имеет достаточно высокой санитарной культуры, это может передаться и через посуду. Грипп – достаточно устойчивый вирус. На посуде, на поверхности он сохраняется, если посуда не моется, поэтому мы требуем особый режим обработки. Там больше содержания дезинфектантов. Даже при определенных, особенно кишечных заболеваний, росте кишечных заболеваний, в организованных коллективах есть режим замачивания посуды на определенную время. То есть, вы держите экспозицию в растворе, содержащем дезинфицирующие средства и затем смывание этих дезинфицирующих средств. Если нет условий для мытья посуды, нет современных приборов, которые могли бы позволить…, ну, те же моечные машины — то разовая посуда. Использовал  — и выбросил. Тогда не нужно вот эту технологию, специальный цех для мытья посуды. Наличие горячей воды. А технология мытья посуды. Особенно в детских учреждениях предполагает даже использование обезжиривающих средств, потому что если жирная пища, она не смывается даже теплой водой. А если нет теплой воды, это вообще катастрофа.

И.ВОРОБЬЕВА – Еще про рестораны. Очень популярно в Москве, в России — это суши. То есть, сырая рыба.

Г.ОНИЩЕНКО – Отвечаю на вопрос. Во-первых, прекратите вот эти увлечения, суши…. Ну, во-первых, на уровне генетической нашей памяти — мы никогда не ели сырую рыбу. Ну, не забывайте, что даже если это будет идеально приготовленная с точки зрения безопасности, рыба, для вашего желудочно-кишечного тракта, это испытание. Потому что он не приспособлен для этой пищи. Это раз. Второе, на что бы я хотел обратить внимание. Вот давайте избавим себя от этого иждивенчества. Вот куда смотрит санэпидемстанция или Роспотребнадзор. Извините, сегодня наше законодательство, как потребителю, дает вам почти неограниченные права в предъявлении претензий к этому заведению. Вот вы пришли и как будто бы вокруг пустыня, и ближайший объект питания находится в 100 километров. Да не ходите вы в этот ресторан.

И.ВОРОБЬЕВА – Но есть вещи, которые например, мы просто не знаем.

Г.ОНИЩЕНКО – Потребительская грамотность это одно из условий противостояния. Сегодня нужно воспитать агрессивного потребителя, который не только знает свои права, но и жесточайшим образом их отстаивает. И вот эту энергию, вот этой вашей трубы, которая была тут в прошлую пятницу нужно направить на защиту своих прав.

И.ВОРОБЬЕВА — Так они и вышли защищать свои права потребителей.

Г.ОНИЩЕНКО – О потребителях там не говорили. Там о чем хочешь, говорили. А вот прийти и сказать: «Слушай, я вот у тебя хожу, а вот мимо меня шныряет вот эта, с черными ногтями не стриженными, под которыми можно чернозем собирать, и она мне носит. Так ты давай, ее уволь или давай мне сюда и ославлю на всю…, или я сюда не приду и ближайшим знакомым расскажу!». Давайте мы откроем рубрику на нашем… и будем называть те нерадивые предприятия общественного питания, которые будут нам называть наши потребители. И пусть они почешутся потом. А то вот: «Куда смотрит государство, куда смотрит Роспотребнадзор». Есть проблема. Согласен. Но, а где агрессия.?

И.ВОРОБЬЕВА – Что я должна сделать, если я вижу, что кашляет мой официант, кроме того, что наехать на владельца заведения.

Г.ОНИЩЕНКО – Во-первых, не наехать, а заявить о своих правах. Подозвать его и сказать: «А почему вы без маски?» — первый вопрос.

– А кто ты такая.

 — Я та, кто тебя содержит. Я сейчас встану и уйду. И скажу всем, а завтра в «Эхо Москвы» объявлю, что в таком-то ресторане полная антисанитария и безобразие».

Понимаете, сегодня в Москве создана достаточно конкурентная среда в этой сфере. И если мы с вами будем называть с вами эти нерадивые рестораны, то уж будут они обслуживать. А такое право у нас есть, у или любого человека нашей страны защищенное законом. Вот, кто куда смотрит. Во-первых, вы куда смотрите. Вы платите свои деньги, а почему вы за свои деньги получаете не помытую посуду, хама-официанта, даже если идеальная пища, но он пришел к вам швырнул…

И.ВОРОБЬЕВА – То есть, нужно обращать внимание на чистоту стаканов, чистоту посуды.

Г.ОНИЩЕНКО – На все обращать. На то, как к вам подошли, вы за это тоже платите. Как вам принесли, как вас обслужили, как вам ответили. Потому что при потреблении пищи, если у вас нет нормального настроя к этой пище, идеальная пища не будет усвоена и не пойдет вам на пользу, и вы получите меньшую пользу от тех денег, которые вы потратили.

И.ВОРОБЬЕВА – Что делать, если заведение, ну владелец так решил, просто курящий и некурящий зал ничем не разделены, просто вот здесь столик некурящий, а вот дальше…

Г.ОНИЩЕНКО – Не ходить в это заведение.

И.ВОРОБЬЕВА – А как повлиять? Вот мне очень нравиться кофе, еда. Что делать?

Чтобы заставить хотя бы перегородку поставить.

Г.ОНИЩЕНКО – Он не имеет права.

И.ВОРОБЬЕВА – Что не имеет право?

Г.ОНИЩЕНКО – Он не имеет право сегодня в общественном питании….. Вы страдаете, вы пассивный курильщик, вашему здоровью наносится невосполнимый ущерб.

И.ВОРОБЬЕВА – То есть, нужно пойти и пожаловаться.

Г.ОНИЩЕНКО – Нужно потребовать, сказать «Ребята, я у вас постоянный клиент, но я больше ходить не буду».

И.ВОРОБЬЕВА – Меня послали. К вам можно обратиться с такой просьбой, чтобы вот там, в таком-то ресторане некурящие люди с едой потребляют табачный дым.

Г.ОНИЩЕНКО – Они потребляют табачный дым, и им наносится больший вред, чем тому, который сидит и курит сам и в конечном итоге так, не дай бог онкология, которую получает этот человек, она будет обусловлена именно тем, что вы ходили в этот ресторан, и почему-то нравилось там кофе.

И.ВОРОБЬЕВА – В общем, будьте активными, будьте агрессивными потребителями, следите за посудой, следите за всем, что вам продают.

Г.ОНИЩЕНКО – Предъявляйте свои права, спокойно, интеллигентно, они у вас очень большие. С праздником!

И.ВОРОБЬЕВА – С праздником. С днем защиты прав потребителя. Поздравляет вас Геннадий Онищенко главный санитарный врач России, руководитель федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. Спасибо больше, до встречи!

Комментарии

90

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


plake 16 марта 2012 | 16:57

ПО НЛП - если человек держит руки у лица во время разговора - значит , боится проговориться, как бы контролирует себя в разговоре. Просто тренинг для НЛП-психологов.


banner 16 марта 2012 | 17:14

Кащенко и Онищенко - в моем понимании синонимы.
Разучился совсем излагать свои мысли погг- русски..


den2012 16 марта 2012 | 17:25

г.Онищенко,может все таки пора заниматься своими прямыми обязаностями,а не заниматься самопиаром на пустом месте?


rozhnova75 16 марта 2012 | 19:18

ой! жалко Онищенко! надо ему тогда по всему общепиту пройтись. Пусть назовет телефон, куда обращаться - таракана из общепита я ему лично готова принести. Но тут он опять решил поиграть в политику . Life News обиделись! не в чепчиках дело. Фамилии неудобные))). Боржоми Вас, любезный не устраивает, а те помои, что мы пьем под названием российских минеральных вод -это конечно для питья не приспособлено, зато патриотично.


16 марта 2012 | 19:26

Энтот "защитник " наших интересов -- больше защищает Путиноидов . Лично знаю одного руководителя районного СЭС . Помимо официальной з-ты ,получает за народную защиту-взятки ,более 100-200 тыс . И за -подпись на документах платят ,чтоб не докапывались .И докапываются ,до тебя ,по звонку ,вышестоящих . Проверено .КАК и вся ЭТА система работает только для денег а не для защиты наших интересов !!!!


16 марта 2012 | 22:03

всё это лабуда для дошколят, пургу всякую несет, ясно без слов, что это главполитсанврач только по фасу работает и это вся его работа, а кто там куда ходит на кухню иль в булочную хоть в одежде, хоть голый, его это не касается, у него телефон есть, звоночек и там сообщат, куда надоть идтить иль куды заворачивать, вот те и вся недолга, в общем, работка не пыльная


(комментарий скрыт)

tayson68 17 марта 2012 | 20:25

с 2009 года действует федеральный закон №294-ФЗ, призванный защищать малый бизнес от излишних проверок. В этом законе, под предлогом борьбы с коррупционерами, допускается одна проверка в три года, о дате проверки извещают заранее и в нём не указано, что проверки должны проводиться при работающем оборудовании. В сети до сих пор имеется видеосюжет от канала Россия-1 о коптильне возле садового товарищества "Карачаровец". У них за два года было 552 проверки. Извещённый заранее владелец коптильни в день проверки не включает коптильню. Роспотребнадзор приезжает, забирает пробы чистого воздуха и рапортует об отсутствии загрязнений. Этот закон был принят по инициативе партии "ЕР", и подписан Президентом РФ, как гарантом Конституции РФ. Мы уже 9-ть лет нисего не можем поделать с шашлычной, чья труба возле наших окон. Нам заявили: "Это-частная собственность и хозяин вправе делать всё, что пожелает". У нас из-за смрада от шашлыков сменили свои квартиры пять семей. При массовых жарках я при наглухо закрытых форточках вынужден зажигать ароматические палочки и дожидаться пока жарить перестанут. По поводу этого закона Жириновский заявил: "Дадим полную свободу малым предприятиям и у нас всё будет". Полную свободу принято называть анархией. Законодательная власть не знает Конституции РФ? Закон №294-ФЗ противоречит статьям 2; 7; 8; 17; 20 и 58 Конституции РФ. Не проще ли бороться с коррупционерами, а не с функционально необходимыми контролирующими организациями? У Роспотребнадзора на всю Москву имеется всего один комплект измерительной аппаратуры, измеряющий в основном на наличие частиц сажи. "Подсчитано, что потребление 0,5 кг мяса, жаренного на древесных углях, равносильно выкуриванию двухсот сигарет"... Аналогично, разогнали 70 тысяч лесников и сгорели леса и люди. У нас разваливают государство и хотят заменить Конституцию на одну фразу: "Анархия - мать порядка"?


20 марта 2012 | 03:33

Тут промелькнули в отношении О. , что он "Хохол - по кацапски - украинец". Он просто путинский мерзавец без национальной принадлежности. То, что сейчас вытворяет путинская Россия - уму не постижимо! Очень надеюсь, что все эти запреты дожмут умы и задницы т.н. россиян. РАДУЙТЕСЬ!


rozhnova75 17 апреля 2012 | 21:58

русский человек теперь все время думает ИМХО. кто проплачивает кампании Онищенко? Боржоми вредно. Украинские сыры плохие (я знаю только одни хорошие сыры - французские, испанские и итальянские), российские одинаково напоминают мыло вместе с белорусскими и украинскими. Чтобы народ не ехал в испанию (как в 2008), а в Турцию , надо придумать им свиной грипп. Тут я свидетель испанцы даже не знали еще о его существовании.


waldy 18 апреля 2012 | 01:20

Любую полезную работу можно при помощи политики превратить в танцы с бубном. Онищенко исправно выполняет функции политически ориентированного (естественно из властных структур) и целенаправленно пытающегося подавить экономические структуры тех стран, которые кремль хочет вынудить стать в "удобную" позу.


(комментарий скрыт)

18 апреля 2012 | 09:58

Я НЕ ПО ТЕМЕ..ОБРАЩАЕТСЯ К ВАМ ПЕНСИОНЕРКА ! ПРОШУ СПРОСИТЬ У ПУТИНА- МЕДВЕДЕВА - СОЗЕАТЕЛЬНО ОНИ ИЛИ ПО НЕДОМЫСЛИЮ ВВОДЯТ ОБЩЕСТВЕННЫЙ КАНАЛ, КОТОРЫЙ 50% НАСЕЛЕНИЯ СМОТРЕТЬ НЕ СМОЖЕТ- ЭТО ВЕСЬ ЧАСТНЫЙ СЕКТОР РОССИИ, МЫ СМОТРИМ ТОЛЬКО 1-й КАНАЛ., ИНОГДА 2,4.
ПРОШУ ОБЩЕСТВЕННЫМ КАНАЛОМ СДЕЛАТЬ ОДИН ИЗ -3
НИЩИЕ ПЕНСИОНЕРЫ НЕ ИМЕЮТ ВОЗМОЖНОСТИ ПОСТАВИТЬ И СОДЕРЖАТЬ "ТАРЕЛКУ"
ПАПУЛОВА ЕВ,ВДОВА СУДЬИ В ОТСТАВКЕ АРХАНГЕЛЬСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА


(комментарий скрыт)

18 апреля 2012 | 19:18

Говнищенко-Задрищенко - сын Полиграфа Шарикова и верный пес другого сына Шарикова- Путина


lesnoj 19 апреля 2012 | 18:15

Онищенко, не надо так пальцем показывать, если хотите в чём-то убедить.


16 марта 2012 | 07:37

Задолбали


evgenbog 16 марта 2012 | 14:17

А действительно почему на госслужбе (на самом верху) полно таких онищенок ?МожетТандем на их фоне отлично смотрится?А?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире