Поддержали: xx
Минутку...
ПОИСК
Обычная версия
передача
Все передачи

Военный совет

время выхода в эфир — сб, 12:10
Эксперты Министерства обороны РФ раскрывают свои секреты.
Ведущие:
Анатолий Ермолин ветеран группы спецназначения "Вымпел", подполковник ФСБ в запасе
Алексей Дурново журналист "Эха Москвы"
Обычная версия
эфир
14.08.2010 12:08
Военный совет
Гости:
Александр Зелин главнокомандующий Военно-воздушными силами РФ, генерал-полковник
Ведущие:
Сергей Бунтман первый заместитель главного редактора радиостанции "Эхо Москвы"
Анатолий Ермолин ветеран группы спецназначения "Вымпел", подполковник ФСБ в запасе
С.БУНТМАН: Добрый день, ведущие – Анатолий Ермолин, Сергей Бунтман, это наше очередное заседание «Военного совета», всегда по субботам в 12 часов с небольшими минутами. И на следующий день вы можете смотреть телевизионный вариант по каналу «Звезда». Сегодня у нас главнокомандующий ВВС РФ генерал-полковник Александр Зелин. Здравствуйте, Александр Николаевич, добрый день.

А.ЗЕЛИН: Добрый день.



С.БУНТМАН: С праздником вас.

А.ЗЕЛИН: Спасибо.

С.БУНТМАН: С праздником вас и напомните, пожалуйста, всем нашим слушателям и телезрителям. Да, кстати, и видеотрансляция работает у нас на сайте. Дату – 98 лет, как существуют у нас ВВС в каком-то виде.

А.ЕРМОЛИН: И славную историю.

А.ЗЕЛИН: В 12-м году прошлого столетия великий князь Александр Михайлович при докладе Николаю II сделал следующее заявление: что без воздухоплавательных подразделений и частей той современной русской армии невозможно получить успех в сражениях. И если такой род войск не будет создан, то Россия будет терпеть поражения. Собственно, после этого доклада был издан высокий указ, который и положил основу созданию воздухоплавательных войск русской армии. Собственно, откуда и идет отсчет дня образования военно-воздушных сил России, Советского Союза.

С.БУНТМАН: И снова России.

А.ЗЕЛИН: И Российской Федерации.

С.БУНТМАН: Скажите, пожалуйста, вот сейчас достаточно за эти времена менялся и состав, кто входит в ВВС, кто не входит. Вот сейчас, скажите, пожалуйста, круг вашего командования, собственно?

А.ЗЕЛИН: В настоящее время ВВС представлены семью командованиями – это командование дальней, военно-транспортной авиации, командование оперативно-стратегического командования воздушно-космической обороны и 4 командования военно-воздушных сил и противовоздушной обороны, непосредственно которые находятся в военных округах.

С.БУНТМАН: Ну, теперь же нет военных округов. Что изменилось с созданием 4-х оперативно-стратегических командований?

А.ЗЕЛИН: Я бы не сказал так. Военные округа остались, количество их уменьшилось. Значит, теперь будут 4 военных округа – это территориальные образования, названия которых несколько изменились. Будет, естественно, Западный военный округ, Южный военный округ, Центральный и Восточный. Ну а мы как бы предвидя, по всей видимости, что такие изменения будут происходить, в свое время, когда мы начали реформирование ВВС, я доложил тогда начальнику Генерального штаба Николаю Егоровичу Макарову, генералу армии. Он утвердил наши подходы. Мы уже тогда создали 4 командования. У нас 2 командования были сориентированы на 2 военных округа – это было 1-е командование и 4-е командование.

Ну, сейчас, как бы, статус-кво определен, поэтому во всех 4-х военных округах, теперь объединенных стратегических командованиях созданы 4 командования – первое, второе, третье и четвертое.

С.БУНТМАН: Взаимодействие с другими видами вооруженных сил каким-то образом изменилось, уточнилось за время реформ, преобразований?

А.ЗЕЛИН: Я бы слово «взаимодействие» бы заменил «управлением». Потому что взаимодействие отрабатывается в том случае, когда нет достаточного и устойчивого управления войсками.

С.БУНТМАН: То есть первое – это управление?

А.ЗЕЛИН: Да, первое – это управление. Сейчас кардинально меняется система управления, организации объединенных сил на стратегических направлениях, собственно, зачем и предполагалась эта реформа. Поэтому, ну, как бы, уже проекты документов, нормативной базы, в принципе, нарабатываются, они обсуждаются в видах, родах войск, те, которые предложил Генеральный штаб. Главным образом издан главный нормативный документ – это указ президента, Верховного Главнокомандующего. Поэтому сейчас идет такая, будем говорить, продуктивная работа, где мы высказываем свои мнения по организации управления, в первую очередь, созданию структуры объединенных стратегических командований и роли и месте, естественно, объединений и соединений частей ВВС в этой организационной структуре.

С.БУНТМАН: Я хочу напомнить, что вы слушаете «Военный совет» - это программа радиостанции «Эхо Москвы» и телеканала «Звезда». У нас в гостях Александр Зелин, главнокомандующий ВВС РФ – можете задавать вопросы помимо тех, что были в интернете. И, вот, сейчас Анатолий Ермолин тоже их смотрит, и мы сможем их задать. И вы можете задавать вопросы с помощью SMS +7 985 970-45-45. Айрат нам задал вопрос: «Помогает ли ВВС в тушении и обнаружении пожаров сейчас?»

А.ЕРМОЛИН: С этой темы уйти нельзя, невозможно.

С.БУНТМАН: Ну, естественно. Актуальное, к сожалению, бедствие, которое есть в России сейчас.

А.ЗЕЛИН: Я бы сказал так. Активно или силы и средства, которые существуют в ВВС, ну, за исключением, будем говорить, личного состава и то это в определенных районах, ВВС, ну, будем говорить, активно эту задачу не решали. Главная задача ВВС сосредотачивалась на разведке очагов пожара и докладе соответствующим структурам МЧС. Далее те очаговые места пожаров, которые находились вблизи, естественно, воинских частей – туда привлекался личный состав для организации тушения пожаров. Я хочу сказать добрые слова в адрес начальника Воронежского университета, собственно, и населению непосредственно выразить свою благодарность, действиям курсантов этого учебного заведения, которые своими активными действиями предотвратили много таких, будем говорить, последствий, которые бы привели, ну, к непредсказуемым бедам. То есть они задачу свою решили.

Но самым главным образом, чем занимались ВВС, мы перебросили инженерные трубопроводные части и подразделения в те места, там, где, действительно, была критическая ситуация, и замминистра обороны генерал-полковник Булгаков Дмитрий Витальевич об этом говорил, что мы своевременно все это дело поставили.

И вторая задача из таких масштабных, мы, по сути дела, выдали авиации МЧС авиационного керосина и других горюче-смазочных материалов уже более тысячи тонн. То есть та задача, которая ставилась министром обороны лично мне и тем же Дмитрием Витальевичем Булгаковым, она, собственно, решена и продолжает решаться. Вот, по результатам прошлого дня, я имею в виду 13 августа, мы всего обеспечили только 2 вылета. Если посмотреть всю статистику, то, по сути дела, около 118-120 вылетов мы обеспечили работы авиации МЧС. Ну и второе, самовывозом, естественно, доставляли наше авиационное топливо для того, чтобы обеспечить работу авиации на тех аэродромах, где они базируются вдали от наших аэродромов, собственно, где было необходимо и целесообразно сработать.

Вот, в целом, мы занимались обеспечением выполнения задачи по пресечению и тушению пожаров. Ну и собственными силами, естественно, охраняли свои объекты, как это была поставлена задача министром и начальником Генерального штаба. Ну и принимали активное участие в тех местах, где непосредственно был пожар и рядом с нашими воинскими частями можно было оперативно перебросить личный состав и участвовать в тушении этих пожаров. Это Воронеж, это Липецк, это Тамбов, ну и другие гарнизоны по Московской области, по Центральной России.

А.ЕРМОЛИН: А своих самолетов, которые привлекаются к пожаротушению, у вас нет?

А.ЗЕЛИН: В составе ВВС специальных летательных аппаратов, оборудованных средствами пожаротушения, нет, будем так говорить. Ну, собственно, это не наша задача. Но во всяком случае, в свое время были, будем говорить, изготовлены наливные авиационные приборы для самолета Ил-76, и на них и документация имеется. Я думаю, я, насколько знаю, такие средства имеются в авиации МЧС. И вообще-то, в принципе, когда идут такие пожары, как бы, такое, одиночное применение авиации – оно своего результата не дает. Я считаю, что нужно массированно или массово применить вот эти средства для того, чтобы выполнить задачу по пресечению или по уничтожению мест пожарообразования. По сути дела, Ил-76 берет порядка 40 тонн воды, ну, если таких иметь, допустим, 10-12 машин, то вы представляете, сразу 400 тонн, естественно, вылить на место образования пожара – это уже будет результат. А 40 тонн – это есть 40 тонн.

А.ЕРМОЛИН: Но есть инженерная документация или были первые опытные образцы?

А.ЗЕЛИН: Есть эти образцы, насколько я знаю, изготовлены, в составе авиации МЧС. Есть эти образцы. Ну, я насколько понимаю, они и участвуют. Но их, к сожалению, по-моему, не более пяти или десятка. Я могу ошибиться, конечно. Ну, поскольку, как бы, не моя епархия, поэтому я эти вопросы не знаю. Но, в принципе, эту машину, Ил-76, я считаю, что для дальнейшего, сделав вывод, можно...

С.БУНТМАН: Вот, сделав вывод. Я только хотел сказать, что, ну, наверняка, увы, не последний раз такие вещи происходят. Надо быть готовыми.

А.ЗЕЛИН: Да. К сожалению, пока гром не грянет...

С.БУНТМАН: Ну да.

А.ЕРМОЛИН: Главное, чтобы известные аналитики не сказали. Сначала они говорили, что это было 130 лет назад, сейчас, что тысячу лет тому назад это было. Скажут: «Ну чего? Еще тысячу лет подождем, потом сделаем».

С.БУНТМАН: Нет. Ну, лучше пускай тысячу лет постоит техника.

А.ЗЕЛИН: Ну, это оборудование – оно съемное. Его поставил, снял, поставил, снял.

А.ЕРМОЛИН: Александр Николаевич, а у вас есть удовлетворение вообще от уровня инженерно-технического развития авиации? Мы традиционно опережали многих в вопросах аэродинамики и заметно отставали с точки зрения электронной начинки и так далее. Вот, какая ситуация сейчас?

А.ЗЕЛИН: Ну, эта тенденция, к сожалению, еще сохраняется, будем так говорить. Вот, есть сейчас у нас, создавали самолет пятого поколения, там есть прорывные идеи, которые закладываются в весь комплекс вооружений, который будет стоять на этой машине.

Я с вами абсолютно согласен, вопросы, связанные с летно-тактическими характеристики наших летательных аппаратов, совместно с силовыми установками, вот то, что мы демонстрировали и последний раз на всех салонах, в том числе на Международном авиакосмическом салоне в Москве – они, конечно, впечатляют. Несмотря на то, что наши коллеги из США говорили, что ближний бой – это, как бы, не имеет перед собой перспективы, тем не менее, F-22 начал выполнять сверхманевры. Мы понимаем, для чего это нужно. Не для того, чтобы, естественно, красоваться на салонах и показывать летные характеристики своей машины. Это, я считаю, как летчик-истребитель, это требование времени и это, как бы, то свойство любого летательного аппарата, которое позволяет, в конце концов, выйти победителем из воздушного боя.

С.БУНТМАН: То есть самая первая задача, которая была помимо разведки, вот, за те 98 лет, когда начались воздушные бои.

А.ЗЕЛИН: Да. Ну, были и такие периоды, когда пушечное вооружение снимали с самолетов, переходили только к ракетам. Потом поняли, что нет, пушечное вооружение обязательно должно остаться и сейчас ни один летательный аппарат ни у нас, ни за рубежом без встроенной пушки не летает. Ну и ряд других особенностей.

Конечно, переходя к сверхманевренности наших летательных аппаратов, это позволяет, ну, будем говорить, выполнять такие сверхскоростные, я бы так сказал, или проявлять сверхманевренность, которая будет позволять, ну, буквально качественно изменять боевые возможности летательных аппаратов и возможности летчика реализовать ту мощь оружия, которое находится. Мы это уже испытали, мы это уже получили.

С.БУНТМАН: А возможности летчика? Здесь нужна подготовка и подготовка, которая постоянно должна совершенствоваться. И в самом начале реформы последней волновал вопрос перераспределения, укрупнения, как говорили, упразднения, закрытия военно-учебных заведений. Что в авиации с военно-учебными заведениями?

А.ЗЕЛИН: Я бы немножко начал бы вам говорить и отвечать на этот вопрос несколько с другой стороны. К сожалению, была выстроена система подготовки военных кадров, ну, будем говорить, Советского Союза. Было очень много вузов, в том числе и которые готовили специалистов для ВВС. То есть были просто, будем говорить, хотя они были в различных регионах (это было положительно, с другой стороны), но с другой стороны, это, в принципе, затратно в том числе и для Министерства обороны.

Я абсолютно согласен с министром обороны, с Генеральным штабом, вот, когда мы начали прорабатывать, о том... Ну, собственно, это мировая практика. Если взять США, ту же Великобританию, Францию – там же нет многочисленных учебных заведений. Там, по сути дела, к каждому виду есть свои учебные заведения, но там готовятся все, понимаете? Вот это переплетение всех специалистов в одном учебном заведении, я считаю, что за этим будущее. Поэтому мы, я думаю, к 2012 году перейдем к единому военному учебному научному центру, пока мы его так называем.

С.БУНТМАН: Для ВВС.

А.ЗЕЛИН: Для ВВС, да. База эта будет создаваться в Воронеже на базе военного университета, который сейчас существует. В него войдут филиалы, которые будут готовить специалистов-летчиков и, допустим, специалистов по противовоздушной обороне. Рядом будем выстраивать и, собственно, уже министром обороны дано добро, будем формировать главный центр боевого применения и переучивания летного состава и войсковых испытаний – это на базе центра в Липецке. То есть мы идем к укрупнению и, тем не менее, к тому, чтобы объединить весь специалитет, который существует в ВВС. Но мы готовим не только специалистов для ВВС – мы готовим для всех видов и родов Вооруженных сил России, в том числе и для силовых структур РФ. Я имею в виду летный состав, инженерно-технический состав, те, которые непосредственно имеются в той же авиации МЧС, в авиации ФСБ, в авиации внутренних войск. То есть мы являемся, как бы, единственной...

С.БУНТМАН: То есть должна быть единая форма подготовки, единый уровень, единое взаимопонимание и видение задачи.

А.ЗЕЛИН: Она и сейчас существует. Но мы просто, как бы, все училища сосредотачиваем в одном месте. И училище или это будущий военно-учебный научный центр, оно будет одновременно готовить порядка до 10 тысяч обучаемых, будут находиться. Понимаете, это легче создать современнейшую мощную учебно-материальную базу. В Воронеже мы планируем создать авиационную базу 1-го разряда, в 90 километрах находится Липецкий центр. То есть мы одновременно, обучая теоретическим вопросам, здесь же будем проходить войсковые стажировки, обучать.

С.БУНТМАН: Больше компактность здесь получается.

А.ЗЕЛИН: Да, мы, как бы, сосредотачиваем в одном месте. Я понимаю, что проблема детей, которые изберут для себя военную специальность, захотят стать любым специалистом не только в ВВС, но и в других, будем говорить, видах и родах войск, которые мы будем готовить. Но здесь нужно продумать вопрос как абитуриентов с Дальнего Востока, с Сибири, ну, с Юга, Севера доставлять, чтобы они могли на равных условиях пребывать. Или будем организовывать выездные комиссии. То есть будем отбирать.

С.БУНТМАН: Ну, здесь система информации должна быть, система, в общем, осведомления. Потому что, с одной стороны, да, есть вот эти проблемы. А с другой стороны, ну, скажем так, не будут выбирать военные учебные заведения, потому что оно недалеко, вот, то есть по соседству не будут выбирать.

А.ЗЕЛИН: Да. Вот, есть, как бы, боязнь того, что этот университет может стать, как бы, территориальным каким-то учреждением. Вот, чтобы этих всех ошибок избежать, есть такая практика, она уже существует, но этим вопросом, естественно, нужно заниматься и непосредственно.

С.БУНТМАН: Да, и первая информация – осведомленность, что есть такой-то центр и есть такие-то возможности. Какие возможности дает это образование, что ты получишь на выходе.

А.ЗЕЛИН: Я думаю, что в ближайшее время военная служба, как бы, качественно изменит свою привлекательность в вопросах и материального стимулирования, и социального обеспечения. Поэтому будут и конкурсы, естественно, в наши учебные заведения, и будет, естественно, и возможность отобрать самых способных, одаренных, физически подготовленных.

С.БУНТМАН: Да, годных и перспективных.

А.ЗЕЛИН: Да. Тем более и крен делается в сторону слабого поля, девчонок, которые хотят заниматься военной службой. Ну, мы готовим, конечно, не таких активных специалистов, но, тем не менее, есть специальности, которые девчонки намного качественнее исполняют, чем ребята. Ну и эффективнее, я бы сказал.

С.БУНТМАН: Я думаю, что ко многим придут.

А.ЗЕЛИН: В силу их характера, так сказать, менталитета.

С.БУНТМАН: Да-да-да. Тем более, и в авиации есть, конечно, могучая история с женщинами-авиаторами. Мы сейчас прервемся на 5 минут. Я напоминаю, что вы слушаете «Эхо Москвы», и на «Военном совете» у нас Александр Зелин, главнокомандующий ВВС РФ.

НОВОСТИ

С.БУНТМАН: Ведущие Анатолий Ермолин, Сергей Бунтман, и в гостях у нас Александр Зелин, главнокомандующий ВВС РФ. Александр Николаевич, просят рассказать вашу летную биографию наши вдумчивые слушатели.

А.ЕРМОЛИН: И биографию, и особенно летную.

С.БУНТМАН: Ну да, да.

А.ЗЕЛИН: Ну, без проблем. После того как я поступил в Харьковское высшее авиационное училище летчиков в 1972 году и закончил в 1976-м, выпустившись на самолетах МиГ-21, судьба меня распределила тогда в группу советских войск в Германии, где я прослужил до 1981 года и летал на самолете МиГ-23 и последующих всех модификаций. После этого как судьба военного меня забросила в Среднюю Азию. Есть такой город Небит-Даг, что в переводе на русский язык означает «нефтяная гора». Там такой, жесткий климат. Вот то, что переживала Москва в эти дни по сравнению с тем – это просто семечки, будем так говорить. (все смеются)

С.БУНТМАН: Там это жизнь.

А.ЗЕЛИН: Поэтому жизнь меня научила переносить жару довольно легко. И там пролетав на самолете МиГ-23 я поступил в Академию Гагарина, которую закончил, и после Академии Гагарина опять вернулся в прославленный краснознаменный Туркестанский военный округ на аэродром Кокайты, как мы их называли Кокайты Голубые дали.

Опять вспомнил как летать на самолете МиГ-21, правда, теперь был самолет МиГ-21-бис. Ну и поскольку было экстенсивное, я бы сказал, перевооружение в эти годы на самолеты 4-го поколения, мы в ближайшие месяцы начали перевооружаться на самолет МиГ-29 серии 9.13, который я, естественно, с первого полета полюбил. Прекрасный самолет и вообще, один считается из лучших, современнейших самолетов, который существует для фронтовой истребительной авиации. Ну, он, кстати, и многоцелевой.

После этого на МиГ-29, дальше опять немножко покомандовал полком на МиГ-29, но уже в западной группе войск. Дальше командовал авиационной дивизией. Дивизия была однопарковая, самолет был только МиГ-21, 3 авиационных полка. Ну, это уже были 90-е годы, это были 1994-й – 1995-й. Затем Академия Генерального штаба, Забайкальский военный округ, потом, естественно, стал командующим 14-й армии ВВС и ПВО – это уже город Новосибирск.

Ну а по мере того как рос, будем говорить, по должностям, естественно, пришлось осваивать и другие типы самолетов. Поэтому я, естественно, освоил такие типы самолетов как Су-27, Су-25, Л-39, Ан-26. Ну, правда, немного, но летал на Су-34 – этот современнейший самолет нужно было принять. Ну и самое главное, что уже в должности заместителя Главнокомандующего по авиации, когда встала проблема, как организовать подготовку молодых выпускников на самолете МиГ-31, пришлось, естественно, его освоить, понять, ну и с твердым убеждением, что не так страшен черт как его малюют, естественно, отработали программу подготовки, обучения молодых летчиков на этом самолете, чем сейчас, собственно, ВВС и занимаются.

С.БУНТМАН: Насколько интенсивно идет переоснащение сейчас?

А.ЗЕЛИН: Переоснащение сейчас, ну, будем говорить, если сравнить с советским периодом, конечно, не так интенсивно идет. Но вот та перспектива и тот будущий план, государственный план вооружений, который уже, как бы, практически сверстан и его, действительно, оформить в форме закона, то мы за эти 10 лет получим достаточно, собственно, перевооружим фронтовую и армейскую авиацию на 100%, и до 70% обновим военно-транспортную авиацию. А со стратегической авиацией, ну, я имею в виду командованием дальней авиации, естественно, экстенсивно займемся модернизацией. Заканчивая соответствующие работы с надеждой, что будем строить перспективный авиационный комплекс дальней авиации. Понимание есть такое.

Поэтому я полагаю, что... Ну, это объективная реальность. Почему? Потому что как бы мы ни хотели, а жизненный цикл любого летательного аппарата – он определен. Ну, есть определенные границы, которые граничат, естественно, с безопасностью использования или применения любого летательного аппарата.

Поэтому я думаю, что руководством Министерства обороны принято решение, ВВС как и противовоздушная оборона – это приоритетный вид. И, собственно, как бы, все то, что проговорено в вопросах перевооружения ВВС на новые виды оружия, собственно, это все будет реализовано в новой государственной программе.

А.ЕРМОЛИН: Александр Николаевич, вот, хочу задать, наверное, такой, трудный вопрос про кухню боя, которая сильно отличается от кухни учений. Буквально, наверное, неделю назад по одному из главных каналов показали фильм «История одного спасения», который я с большим... У меня просто сердце рвало, как я смотрел, когда наш летчик десантируется. К вопросу о взаимодействии, да? И десятки наших же бойцов по нему стреляют из автомата. Хорошо, стрелять, наверное, не умеют, поэтому он живым приземлился. При этом падает на дальнем фоне еще один наш самолет, все также радуются, потому что считают, что это самолет противника. Вот, мой вопрос, собственно такой: какие выводы мы сделали после грузинских событий?

А.ЗЕЛИН: Я бы ответил так. Поисково-спасательное обеспечение – это один из основных видов организации и ведения боевых действий непосредственно в любой точке или в любом районе. От грамотной и правильной организации поисково-спасательного обеспечения – и это вопросы организации управления, в первую очередь, подчеркиваю, выполнения боевых задач – естественно, зависит и скорость оказания помощи экипажам, которые, будем говорить, были сбиты. Ну и, собственно, порядок организации этих всех поисково-спасательных мероприятий, которые бы обеспечили быстроту действий и эвакуацию с района или с точки падения экипажа.

А.ЕРМОЛИН: Судьба всех летчиков известна, сбитых тогда?

А.ЗЕЛИН: Ну, у нас только одна проблема по подполковнику Ковенцову, который, к сожалению, пока, ну, будем говорить, не найден, мы считаем его пока без вести пропавшим.

С.БУНТМАН: А причины потерь все выяснены, все прояснены?

А.ЗЕЛИН: Ну, естественно. Причины потерь все ясны.

С.БУНТМАН: Раз уж мы сейчас о том регионе заговорили, российские ВВС в Абхазии. Какова ситуация и в чем здесь проблемы, на которые обращают внимание?

А.ЗЕЛИН: Я не вижу никаких проблем российских ВВС в Абхазии. Ну, во-первых, я думаю, что мы совместно с руководством Абхазии должны реанимировать и обеспечить регулярные полеты с аэродрома Бабышар или аэродрома Сухуми, чтобы выполнялись нормальные, регулярные полеты для того, чтобы Абхазия могла общаться со всем миром, не взирая ни на чьи-то какие-то решения.

То что касаемо присутствия частей зенитно-ракетных войск ВВС, так это, в принципе, всем понятно. Все, я думаю, об этом знали. Просто это та ситуация, в которой мы находимся. Мы имеем договоренности соответствующие и выполняем те задачи, которые возлагаются на каждый вид Вооруженных сил, в том числе и на ВВС. Есть задача, мы ее, соответственно, обеспечиваем и решаем. Мы никому не стремимся делать какие-то угрозы или еще что-то, мы просто решаем ту задачу, которая нам определена.

А.ЕРМОЛИН: А, вот, нет ощущения, что самолет в современных условиях, в современных войнах очень уязвимая мишень? Вот, к нам приходят часто гости, в том числе из войск ПВО, рассказывают, как они поражают цели, которые двигаются со скоростью под 3 километра в секунду, такое ощущение, что самолет сбить уже совсем не сложно, да? И, вот, в частности те же события в Грузии которые происходили, показывают, что без поражения сверхточным оружием, без достижения превосходства в воздухе практически невозможно сейчас быть успешным исключительно в авиационном бою.

А.ЗЕЛИН: Я согласен и с вами, и хотел бы, чтобы вы послушали меня. Конечно, господство в воздухе – это задача, которая предполагает иметь летательные аппараты, которые оборудованы и предназначены для того, чтобы противодействовать тем средствам, о которых говорят. Но одно из главных условий господства в воздухе – это, естественно, уничтожение или поражение, или подавление средств ПВО. Нужно сказать, что это очень грозное оружие, я абсолютно согласен. Кто говорит и отстаивает свое оружие, в этом ничего предосудительного нет. Но опыт показывает, что решая задачи подавления, уничтожения средств ПВО и имея на борту активные средства, которые бы непосредственно противодействовали силам ПВО, эта задача может успешно решаться в комплексе. Это комплексная задача любого авиационного командира командования ВВС, который комплексно должен решать эту задачу. Эта задача, эта проблема существует не только у нас, она существует во всех странах в ВВС, и поэтому эта проблема есть.

С.БУНТМАН: Несколько конкретных вопросов вот здесь, даже, я бы сказал, что это не вопросы, а это уже на уровне убеждения есть у людей, которые спрашивают. Один из наших слушателей написал в интернете, он убежден, что фактически разрушена авиационная и противовоздушная оборона центрального промышленного региона Москвы и области и просит ответить вот здесь: «Сколько истребительных авиационных полков? Останутся ли?» и так далее. Как обеспечена защита Москвы и окрестностей?

А.ЗЕЛИН: Только воздушная оборона центрального промышленного района и в том числе и города Москва, естественно, претерпела количественное изменение. И основной упор сейчас делается и, естественно, докладывалось высшему руководству Министерства обороны о том, чтобы качественно изменить систему, которая существует для противовоздушной обороны города Москвы и, собственно, центрального промышленного района.

Уповая на то, что нужно увеличить количество и тем самым добиться качества, я считаю, что это не совсем правильно. Мы получаем сейчас новую систему и заказали систему противовоздушной обороны. Эта система сейчас становится уже на боевое дежурство и будет поступать непосредственно в войска. И в первую очередь именно на центральный промышленный район для противовоздушной обороны города Москвы.

Это система С-400, дальше активно разрабатывается дальнейшая модификация. Ну, можно сказать, не модификация – это, по сути дела, новый комплекс с новым боевым составом вооружения, это система «Витязь», это дальнейшее продолжение 300-й системы, это система «Витязь», которая в своем боекомплекте имеет в разы больше средств активных для того, чтобы выполнять задачу противовоздушной обороны. И, наконец, система С-500, которая будет задачу решать не только противовоздушной обороны, а главным образом это элементы противоракетной обороны, которая также будет решать, я думаю, успешно задачу. До 2020 года это оружие будет поставлено в ВВС, на вооружение ВВС.

Ну, возможно, может быть, я не полностью ответил на тот вопрос, который мне задан, но, во всяком случае, состояние, эффективность системы противовоздушной обороны центрального промышленного района и главным образом города Москвы – это приоритетная задача, которая стоит на контроле у начальника Генерального штаба.

А.ЕРМОЛИН: Вот, говорят, что С-500 – это уже оружие, которое выходит практически в космическое пространство. А ведутся ли разработки по созданию таких аппаратов летательных, которые могли бы быть одновременно и самолетами, и космическими аппаратами, выходить в космос?

А.ЗЕЛИН: Естественно, ведутся. Весь мир делает такие разработки. Естественно.

А.ЕРМОЛИН: То, что мир делает, это известно. А что у на происходит?

А.ЗЕЛИН: Ведем и мы. Но мы не можем быть в обозе, как говорится. Естественно, идут разработки и есть понимание, как это делать. И есть технические решения. Поэтому...

С.БУНТМАН: Александр Николаевич, я бы хотел, чтобы мы успели, я хотел вам задать вопрос о совместных учениях России и США, и Канады. То он «Зоркий», то он «Бдительный орел» у нас, ну, в общем, такой, орел.

А.ЕРМОЛИН: Но не летает пока, да?

А.ЗЕЛИН: Только сегодня прибыл генерал Сулима, который непосредственно занимался организацией, взаимодействием вот этих учений. Я хочу сказать, что все задачи, которые выносились, вернее, отрабатывались на данных учениях, полностью нами отработаны.

С.БУНТМАН: Какие были основные цели?

А.ЗЕЛИН: Цели основные заключались в том, чтобы нам понять. В случае, если воздушное судно будет захвачено террористами, нам четко нужно понять передачу данного воздушного судна от одного государства к другому. Как осуществляется управление. Если необходимо, нужно будет пресечь, то как это пресекать, как я уже говорил, чтобы не повторилось, к примеру, 11 сентября, когда все смотрели, с какой целью выполняет полет летательный аппарат, то есть воздушное судно. И, вот, в этой работе, естественно, были вскрыты и те проблемы, которые существуют. Естественно, я сейчас получу доклад и будет доклад министру по результатам этих учений. Ну, вот, это, как бы, эпизод тех, допустим, будущих наших совместных учений, которые можно или которые, допустим, и лично мною проговаривались, когда мы решали вопрос оперативной совместимости и с НАТО, и, собственно, с авиацией США. При личных контактах.

Я считаю, что закрываться в этом плане нельзя – надо, как бы, больше совместно летать, работать, тогда, как бы, мы будем более понятны друг другу. Потому что еще и, к сожалению, остается этот синдром, его можно сформулировать, противостояние.

С.БУНТМАН: А инциденты, осведомление, оповещение, какие-то периодически возникали паники о том, что, вот, российская дальняя авиация куда-то залетела, мы не знаем.

А.ЗЕЛИН: Не, мы же не спрашиваем, как и когда стратегическая авиация США перелетает, летает, там, все остальное. Мы же такие вопросы не задавали. У них есть возможность рассредоточивать свою авиацию на своих передовых авиационных базах. Ну, ради бога. Наша задача не снижать боевую готовность стратегической авиации, неся боевое дежурство в районах боевого патрулирования. Собственно, почему мы эту задачу решаем? Не потому, что нам хочется, как бы, мускулы свои показать. Хотя, реакция была разная и комментарии были по этому поводу разные. Мы готовим летчиков для решения задач, для полетов в северных широтах, для отработки соответствующих боевых задач и для организации и выполнения полетов на дозаправку в воздухе. Это ж задача – она повседневная, поэтому, собственно, я не вижу ничего предосудительного.

Нам говорят «Давайте нас информируйте». Ну, с какой целью я буду кому-то докладывать то, что я спланировал? Меня же никто и нас никто не информирует, куда кто летит и с какой целью. Вот, в этих случаях, тема, которая проводилась по учениям, ну, здесь, естественно, задача такая, международная, поэтому борьба с терроризмом и вообще слаженные действия – здесь, собственно...

С.БУНТМАН: Мне кажется, вы как-то спокойно к этому относитесь и по-деловому – где взаимодействие нужно, где спокойные собственные действия. Чтобы главное не нервничать.

А.ЗЕЛИН: Да. Вот, по поручению начальника Генерального штаба я был с официальным визитом в Японии, мы на эту тему тоже там проговаривали – там тоже проблемы. Ну, я говорю: «Мы тренируемся, вы тренируетесь. Совместно тренируемся и выполняем задачи. Мы – свои, вы – свои. Собственно, какие проблемы?»

А.ЕРМОЛИН: Как сейчас обстоят дела с налетанностью пилотов?

А.ЗЕЛИН: Слава богу, лед, как говорят, тронулся, летать мы стали больше, летать стали экстенсивней. Подготовка летного состава заметно улучшается. Я бы не сказал, что она меня удовлетворяет и я далек от той мысли. Почему? Потому что я не забыл, как меня готовили.

А.ЕРМОЛИН: А, вот, как раз в этом сравнении: вот, сколько вы в год часов налетывали и сколько сейчас истребитель?

А.ЗЕЛИН: Ну, по годам, в среднем, где-то, если распределить, когда был летчиком, это был налет чуть больше 100 часов, ну, где-то 120 часов. А когда уже был инструктором, командиром, там, естественно, налет был под 200, а иногда за 200 часов. Ну, он такой, больше был, как бы, для обучения летного состава, непосредственно который подчинен.

А.ЕРМОЛИН: А сейчас сколько летчики летают?

А.ЗЕЛИН: Сейчас, в среднем, налет у фронтовой авиации дотянулся до 80 часов. Так, вот, средний налет, ну, в зависимости. В армейской авиации он давно за 100 часов, в военно-транспортной также, в дальней соответственно.

С.БУНТМАН: Близко к оптимальному?

А.ЗЕЛИН: Ну, понимаете, есть 2 границы. Одна граница – это связано с безопасностью полетов – это когда мало летает, это очень опасно. И есть вторая граница – когда очень много летает, это тоже опасно.

С.БУНТМАН: Расслабляется.

А.ЗЕЛИН: Да. Не то, что расслабляется, просто уже, как бы, ну самомнение, может, возникает, вседозволенность. Поэтому есть, вот, медициной установленная норма налета – это порядка, ну, в зависимости от рода авиации, 100-150 часов. Ну и для военно-транспортной авиации она, естественно, уходит за 150-200-250. Это нормальная норма налета, которая позволяет профессионалу поддерживать свой уровень и выполнять те задачи, которые на него возлагаются.

С.БУНТМАН: Последнее почти, Александр Николаевич. Здесь волнует проблема необходимости или ненеобходимости беспилотников и их закупок в Израиле, в частности, и так далее. Очень была обсуждаема тема.

А.ЗЕЛИН: Я бы с удовольствием бы, ну, я лично как должностное лицо, а, вообще-то, я думаю, и все, которые связаны с беспилотной авиацией, с удовольствием бы закупали свои средства.

С.БУНТМАН: У наших же предприятий, да?

А.ЗЕЛИН: Наших предприятий. К сожалению, они не отвечают тем высоким требованиям, которые предъявляются к этому виду оружия.

С.БУНТМАН: Значит, придется покупать?

А.ЗЕЛИН: Я думаю, что, может быть, придется совместно организовывать производство, уже то, что закуплено.

С.БУНТМАН: Покупки с передачей части технологий.

А.ЗЕЛИН: Да, как это делает Индия, Китай. Ну, не получается у нас – ну, давайте тогда, как бы, посмотрим.

А.ЕРМОЛИН: Это же трансфер технологии – абсолютно нормально.

А.ЗЕЛИН: Да, и поэтому...

А.ЕРМОЛИН: А самолет не хотите купить? Сейчас Мистраль, переговоры заканчиваются уже практически.

А.ЗЕЛИН: На Мистрале будет летать вертолет Ка-52, наш. Я считаю, что наши вертолеты наиболее такие, передовые и не уступают образцам современным и США.

С.БУНТМАН: Ну, вот, тоже пример дикого подхода.

А.ЗЕЛИН: Да. Поэтому... Ну, все что хорошее, надо брать. Все, что у нас хорошее, дотягивать или перетягивать.

С.БУНТМАН: Александр Зелин, главнокомандующий ВВС РФ. Ну, успеем несколько секунд просто поздравить всех с вашим праздником и всех ветеранов.

А.ЗЕЛИН: Да, я бы тоже, и есть возможность, если разрешите, от чистого сердца поздравил бы в первую очередь, конечно, ветеранов ВВС, ветеранов воздушного флота с профессиональным праздником, с этим прекрасным праздником профессиональным, пожелать здоровья, счастья, добра и всего самого доброго. И главное, летчики всегда были оптимистами по жизни. Все, что ни делается, все будет сделано как надо.

С.БУНТМАН: Хорошо. Дай бог. Спасибо большое. Это была программа «Военный совет».

Другие эфиры
19 июля 2014, 12:10
Военный совет
Тема: Предварительные итоги весеннего 2014 года призыва граждан на военную службу
Гости:
Алексей Князев начальник направления призыва и подготовки граждан к военной службе Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба Вооруженных сил России, полковник
12 июля 2014, 12:09
Военный совет
Тема: Специфика подготовки офицерских кадров для войск Воздушно-космической обороны
Гости:
Максим Пеньков начальник военно-космической академии имени А.Ф. Можайского, генерал-майор
05 июля 2014, 12:10
Военный совет
Тема: Деятельность органов Минобороны России по увековечению памяти погибших при защите Отечества
Гости:
Андрей Таранов временно иполняющий обязанности начальника Управления Минобороны России по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества
28 июня 2014, 12:08
Военный совет
Гости:
Евгений Ермолов начальник Санкт-Петербургского суворовского военного училища
21 июня 2014, 12:10
Военный совет
Тема: Специфика боевой подготовки в Воздушно-десантных войсках. Войсковые соревнования "Десантный взвод" - цели и особенности проведения состязаний
Гости:
Андрей Холзаков заместитель командующего ВДВ, генерал-майор
14 июня 2014, 12:07
Военный совет
Гости:
Кирилл Макаров зам. командующего Войсками воздушно-космической обороны по ПВО, генерал-майор
07 июня 2014, 12:09
Военный совет
Гости:
Иван Бувальцев генерал-лейтнант, начальник Главного управления боевой подготовки Вооруженных Сил РФ
31 мая 2014, 12:15
Военный совет
Гости:
Виктор Сазонов главный научный сотрудник 2 управления НИИ Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил РФ, доктор исторических наук, профессор
  • Андрей Шагов - полковник, начальник 3 управления НИИ Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил РФ, кандидат исторических наук
24 мая 2014, 12:08
Военный совет
Гости:
Александр Вязников заместитель командующего ВДВ по миротворческим операциям и коллективным силам оперативного реагирования, генерал-майор
17 мая 2014, 12:04
Военный совет
Тема: Задачи материально-технического обеспечения и перспективы переоснащения подразделений МТО новыми видами специальной техники
Гости:
Тимергазин Нариман заместитель командующего Воздушно-десантных войск по материально-техническому обеспечению, полковник
10 мая 2014, 12:08
Военный совет
Тема: Специфика подготовки офицерских кадров для воинских частей противоздушной обороны войск Военно-космической обороны
Гости:
Андрей Ильиных генерал-майор, начальник ярославского филиала Военно-космической академии им. А.Ф.Можайского
03 мая 2014, 12:05
Военный совет
Гости:
Андрей Таранов временно иполняющий обязанности начальника Управления Минобороны России по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества
26 апреля 2014, 12:09
Военный совет
Тема: Медицинское обеспечение Вооруженных Сил Российской Федерации
Гости:
Александр Фисун начальник Главного военно-медицинского управления Минобороны России, генерал-майор медицинской службы
19 апреля 2014, 12:08
Военный совет
Тема: Подготовка офицеров-артиллеристов в Михайловской военной артиллерийской академии
Гости:
Сергей Баканеев генерал-майор, начальник Михайловской военной артиллерийской академии
12 апреля 2014, 12:08
Военный совет
Тема: Квартирная революция в Минобороны: деньги вместо квартир
Гости:
Сергей Пирогов директор Департамента жилищного обеспечения Минобороны России
Станьте
членом клуба
и получите дополнительные преимущества на сайте
Дежурный по сайту
Эфирный телефон: (495) 363-36-59
sms в эфир: +7 (985) 970 45 45
tweet в эфир: @vyzvon
Поддержка - problem@echo.msk.ru
1295556

1133040

КРУГЛЫЙ СТОЛ. Кто сбил «Боинг-777»

По чьей вине это произошло? Ответ на главный вопрос ищем во время круглого стола с экспертами




1090015


876074
1106900
795394
1287246
1288620

681013





681012
743643
1178164

Александр Невзоров:  Идущие в анус

Аттракционы «Великая Россия», «Крымнаш» и «Рогозин на Луне» имеют колоссальный успех. Но шоу такого рода быстро выходят из-под контроля
Сказано на свободе
Мы можем с точностью 100% говорить о том, что этот образец вооружения был переправлен с территории России.

  • coe.ru/
    Информационный центр Совета Европы