Е. Афанасьева Добрый вечер, в эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения и о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева, и как всегда по воскресеньям, говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра.

И сегодня мы будем говорить даже не об одном канале, а о нескольких, которые называются Мир, телеканалы Мир и Мир 24, и межгосударственная телерадиокомпания в этом году празднует четвертьвековой юбилей, и люди, которые занимаются этими каналами и компанией, сегодня у меня в гостях.

Екатерина Абрамова, директор телеканалов Мир и Мир 24, она же ведущая программы «Вместе». Добрый день, Екатерина.

Е. Абрамова Добрый день.

Е. Афанасьева Главный режиссер телеканала Мир Константин Тароянц. Здравствуйте, Константин.

К. Тароянц Добрый день.

Е. Афанасьева И главный редактор редакции программ Владимир Самборский. Здравствуйте.

В. Самборский Здравствуйте.

Е. Афанасьева 25 лет межгосударственной телерадиокомпании, но хочется уточнить: межгосударственная телерадиокомпания – это, собственно, Мир и Мир 24, или что-то еще? Екатерина, что входит в вашу компанию?

Е. Абрамова Нет, это, конечно, гораздо больше, помимо телеканала Мир и телеканала Мир 24, круглосуточного информационного телеканала, который появился, собственно говоря, не 25 лет назад, а в 2013 году, поэтому ему гораздо меньше лет, но тем не менее, составная часть компании достаточно важная, помимо этого у нас есть еще Мир HD, это телеканал высокого разрешения. Есть сайт mir24.tv, и другой сайт еще mirtv.ru, и есть радиостанция Мир. То есть, мы такой серьезный, можно сказать, холдинг создали за прошедшие 25 лет.

Е. Афанасьева Для тех, кто сейчас не сразу, может быть, понял, о чем мы говорим, межгосударственная телерадиокомпания была когда-то создана для того, чтобы объединять телевизионное пространство стран СНГ, я правильно говорю?

Е. Абрамова Да, совершенно верно. Одной из главных задач было создание вот этого так называемого общего информационного пространства, единого информационного пространства, и телекомпания Мир должна была вот эту идею реализовать.

Е. Афанасьева А каким образом строится вещание? У вас есть какие-то окна, которые готовят люди в России, есть, которые работают коллеги в других странах, или как? Может быть, Владимир, как главный редактор редакции программ, расскажет?

В. Самборский Мы работаем таким образом. У нас есть представительства во многих странах содружества.

Е. Афанасьева То есть, канал все-таки здесь, а там как корпункты?

Е. Абрамова Не совсем. Я расскажу. Работа строится по следующему принципу. У нас есть государства-учредители компании, помимо России это практически все страны содружества, перечислю их быстренько: это Беларусь, это Казахстан, это Кыргызстан, это Армения, это Азербайджан, это Молдова и это Таджикистан. Есть еще чисто формально и номинально Узбекистан, но он, к сожалению, не принимает активного участия в работе компании, а вот те, кого я перечислила, это как раз те страны, которые на протяжении всех 25-ти лет очень активно работают в компании, и все страны-учредители являются абсолютно полноправными участниками компаний. Вот по такому принципу она устроена.

Е. Афанасьева Я понимаю. Вот просто номинально, у нас есть канал, который вы делаете в Москве, и оттуда вы берете материалы из всех стран? Либо у каждой страны есть свой канал, и он состоит из таких кусочков, как бы паззликов, которые каждая страна предоставляет друг другу?

Е. Абрамова Нет, конечно же, вещательный центр находится в Москве, безусловно, для всех абсолютно телеканалов, всего семейства телеканалов Мир, это и для Мира, и для Мира 24, и для Мир HD, и для радиостанции. То есть, основной центр находится в Москве, в странах содружества, собственно, наших учредителей находятся наши филиалы и представительства. Там работает достаточно большой штат сотрудников самых разных, которые работают как, собственно говоря, на информационном поле, то есть, для информационного телеканала и для выпусков новостей, которые выходят на телеканале Мир, так и люди, которые делают самые разные тематические программы, цикловые программы, которые не связаны непосредственно с информацией, то есть, штат сотрудников в странах содружества достаточно большой, и тот вклад, который они вносят в производство контента для телеканалов Мир и Мир 24, в частности, он очень весомый.

Е. Афанасьева Тогда расскажите, пожалуйста, как видно этот канал в других странах? Как доступен он в России, то есть у нас, насколько я знаю, что у себя дома я его легко могу найти, во всех ли уголках страны он так же доступен, и как его видят жители вот тех стран, которые вы перечислили? Может быть, вы, Константин, расскажете?

К. Тароянц Телеканал Мир входит в цифровые мультиплексы, в частности, в России точно он входит. Так же он входит в цифровые мультиплексы в Армении, в Беларуси, в Казахстане и в Кыргызстане.

Е. Афанасьева То есть, у них тоже есть мультиплексы?

К. Тароянц Да. Более того, скажу, что в Казахстане, к примеру, телеканал Мир практически с самого рождения в метровом диапазоне.

Е. Абрамова Достаточно давно.

К. Тароянц И является одним из самых центральных смотрибельных каналов. В Белоруссии так же телеканал Мир очень хорошо знают.

Е. Абрамова: 4я кнопка в мультиплексе.

К. Тароянц Да. Кроме того, у нас идет распространение через спутник, и, соответственно, любой приемник может поймать и ретранслировать его в своей кабельной сети и распространять по кабельным сетям и по тарелкам.

Е. Афанасьева Это Константин Тароянц, главный режиссер телеканала Мир. А вопрос вот какой. Как в таком случае строится работа? Языки разные, и время, когда все жители бывшего Советского Союза в большинстве своем понимали русский язык, потихонечку уходит в прошлое. Много стран, где молодые люди уже по-русски не говорят. Что с языковым барьером?

Е. Абрамова Вы знаете, особенно мы не ощущаем никакого языкового барьера, поскольку у нас с самого начала был принят язык вещания только русский, другого языка нет, и, в общем, наверное, и не предполагается. Единственное, что я могу сказать, что, например, по казахстанскому законодательству 50% вещания должно вестись на национальном языке, то есть, на казахском языке. Здесь, естественно, у компании, когда был принят в Казахстане этот закон, возникли определенные сложности, и тем не менее, мы нашли выход из этого положения, мы сделали вот именно для Казахстана так называемые региональные окна, где показываем, собственно говоря, программы, которые производят наши же сотрудники, то есть, это абсолютно продукция вся произведена именно телеканалом Мир и телеканалом Мир 24, только переведенным на казахский язык, это идет в определенных региональных окнах. Что касается всех остальных стран, то там вещание идет полностью на русском языке.

Е. Афанасьева Не сужает ли круг это ваших потенциальных зрителей?

Е. Абрамова Каким образом?

Е. Афанасьева Особенно из тех собственных ощущений, когда я бывала в каких-то странах, некогда союзных республиках, ныне странах СНГ, молодые люди многие уже либо не знают русский, либо совсем плохо его знают.

Е. Абрамова Мы тоже достаточно долгое время отслеживали эту тенденцию, и сейчас я вам хочу сказать, что произошел определенный слом, наоборот, сейчас русский язык во многих странах становится все более востребованным и популярным, и все больше открывается школ, каких-то языковых курсов для тех, кто плохо владеет русским. Ну так просто, видимо, экономически сложилось, что люди стали понимать, что им русский язык нужен, им выгодно его знать. Приведу пример с Грузией. Мы, кстати говоря, хоть и Грузия не является в данный момент учредителем телеканала Мир, тем не менее, у нас есть в Грузии корпункт свой, мы его оставили, и у нас сохраняется вещание в Грузии.

Е. Афанасьева То есть, в Грузии вас можно видеть?

Е. Абрамова Да. И вот в Грузии, как вы знаете, уже достаточно давно были проблемы с русским языком и с русскоговорящим населением, я имею в виду, именно с грузинами. Так вот сейчас, как передает наш корреспондент в Тбилиси Михаил Робакидзе, все большее количество людей стремится именно учить русский язык или, там, восстанавливать русский язык, насколько это возможно. Поэтому я не думаю, что есть какое-то сейчас сужение аудитории именно по языковому принципу.

Е. Афанасьева Я напоминаю, что мы сегодня в программе «Телехранитель» говорим о межгосударственной телерадиокомпании Мир, которая отмечает свое 25-летие, и о каналах Мир и Мир 24. Генеральный директор этих каналов Екатерина Абрамова.

Е. Абрамова Я вас поправлю, я не генеральный директор.

Е. Афанасьева Директор, извините, просто директор.

Е. Абрамова Да.

Е. Афанасьева В каждой компании свои сложности, тонкости наименований.

Е. Абрамова Точно абсолютно.

Е. Афанасьева Главный режиссер Константин Тароянц и главный редактор редакции программ Владимир Самборский здесь у нас в студии.

А зачем понадобилось тогда создание канала Мир 24, Владимир, может быть, вы расскажете? Потому что есть межгосударственный канал, вы его прекрасно делаете с помощью ваших коллег других стран. Почему возникла потребность еще одного канала?

В. Самборский Все очень просто. Дело в том, что стран-учредителей много, пространство большое, а канал один. И тот контент, который мы можем своими силами сделать, его очень много. Но кроме контента, кроме каких-то цикловых программ, спецпроектов, фильмов и прочего, есть же еще информационная повестка дня, и она очень обширна, именно для этого и нужен был канал Мир 24, поскольку это первый круглосуточный информационный межгосударственный телеканал.

Е. Афанасьева Тогда у меня такой вопрос. Исходя из опыта российского телевидения, российского пространства, все попытки сделать какой-то межрегиональный канал, канал российских регионов, они провалились. Провалились, потому что в тот момент, когда показывали, условно говоря, Краснодар, жителям Красноярска было неинтересно и наоборот. И когда рассказывают о том, как идет жизнь в республиках бывших, ныне странах, я подозреваю, что жизнь очень разная, и экономически, и политически, и социально – по-всякому.

Есть ли у ваших каналов эта проблема, когда зрители уходят, им интересно, когда говорят про них и, возможно, про соседей, а, может быть, и не очень интересно и они злятся, когда про соседей, и совсем не интересно, когда о какой-то другой части содружества, где совсем другие проблемы?

Е. Абрамова Я вам скажу следующее, просто поскольку я достаточно давно делаю итоговую еженедельную программу и отслеживаю просто поминутные рейтинги и доли, собственно говоря, тех материалов, которые выходят в программе.

Е. Афанасьева Рейтинги и доли по каким измерителям, по российским или по?..

Е. Абрамова И по российским, и – мы меряемся в двух странах, мы меряемся в Казахстане, это измеритель бывший, соответственно, TNS Gallup в Азии и в России, соответственно, то же самое.

Е. Афанасьева Ныне Медиаскоп.

Е. Абрамова Совершенно верно. Так вот, я это отслеживаю уже достаточно давно, и могу вам сказать следующее, что, как это ни странно, когда идут материалы, предположим, из России, казахстанская аудитория у нас возрастает, то есть, им очень интересно, несмотря…

Е. Афанасьева А если идет из Армении, условно говоря?

Е. Абрамова Бывает по-разному, что называется. То есть, если людей действительно зацепил материал, и он интересный, то аудитория не уходит. Хочу вообще сразу сказать, что на итоговой программе рейтинг у нас достаточно стабильный, я не могу сказать, что есть какие-то на протяжении длительных вот этих измерений многолетних, есть какие-то серьезные скачки по программе. Естественно, небольшие колебания бывают, безусловно, но в целом как российская, так и казахстанская аудитория, то есть, там, где мы меряемся профессионально, эти результаты этих исследований говорят как раз о том, что, в общем, людям интересно. Главное, чтобы, что называется, сюжет трогал.

Е. Афанасьева Да, Владимир, вы хотели добавить.

В. Самборский Здесь на самом деле фокус очень прост. Это как с туризмом. Мы ведь, признаемся честно, не очень любим путешествовать, скажем так, по стране. Мы не очень…

Е. Афанасьева Сейчас наоборот становится уже очень модным это. Молодое поколение поднимает это…

В. Самборский Но он не настолько развит, как туризм внешний. И здесь то же самое.

Е. Афанасьева А если сказать, что у нас всего 12% жителей России имеют загранпаспорт, то как же тогда считать, что внешний туризм лучше?

В. Самборский Но люди предпочитают, тем не менее, ездить за границу.

Е. Афанасьева У кого паспорт есть.

В. Самборский Те, у кого паспорта нет, мечтают его иметь. Люди предпочитают ездить за границу, в этом смысле посмотреть, как у соседей, гораздо интереснее, потому что, скажем так, мне не настолько интересно, как обстоит дело у моих соседей из этой области, из этого региона, из этого региона, потому что у нас много общего, а здесь очень много различий, очень много интересного, очень много особенностей. Вот и все.

Е. Афанасьева А вы меряете рейтинги, что называется, реферативно, чтобы знать, как работаете, или вы продаете по ним рекламу?

Е. Абрамова Продаем, конечно.

Е. Афанасьева То есть, у вас есть реклама?

Е. Абрамова Конечно.

Е. Афанасьева То есть, как строится работа каналов и компаний? Вас финансируют учредители, или все-таки основные деньги вы получаете из рекламы?

Е. Абрамова В общем, конечно, мы во многом финансируемся учредителями, и тем не менее стараемся, особенно последние годы, стараемся зарабатывать и сами. Не могу сказать, что на этой ниве мы достигли каких-то фантастических успехов, это было бы лукавством, и тем не менее, в общем, продажи наши растут, и это не может нас не радовать.

Е. Афанасьева А в равных ли долях учредители финансируют работу телерадиокомпании Мир, либо Россия все равно несет основную финансовую нагрузку?

Е. Абрамова Безусловно, Россия несет основную финансовую нагрузку, потому что у нас действует принцип так называемого ключа, то есть, по объему территории, по количеству живущих людей на территории.

Е. Афанасьева То есть, чем больше территория…

Е. Абрамова Да, расчетный ключ есть, да. Чем больше территория, тем больше зрителей потенциальных, то есть, допустим, ну, понятно, что Российская Федерация – самое большое государство.

Е. Афанасьева Извините, Екатерина, но задам провокационный вопрос. Вот сидят сейчас слушатели наши с вами, и вдруг они в какой-то момент думают, особенно если они вдруг не являются вашими активными зрителями: а почему должна Россия опять финансировать, а почему, зачем это России тогда? Для того чтобы сохранять добрососедские отношения, или есть какие-то другие цели? Как вы думаете, Константин? Зачем нам, русским людям, вот компания, которая работает не только в нашей стране, а на все ближнее зарубежье?

К. Тароянц Работая на телеканале Мир, я абсолютно уверен, что ничего лучше Мира нет. Я имею в виду и телеканал, и мир во всем мире. Поэтому ради этого все средства хороши. Почему Россия должна большую часть вкладывать? Мы законодатели, что ли. Я могу показать по своей епархии, что, вот вы говорите, что каналы с региональными окнами проваливаются.

Е. Афанасьева Не совсем так. То был, именно канал регионов пытались создать. Региональные окна – это у сетевых партнеров, они прекрасно работают в нашей стране.

К. Тароянц Да. Я могу сказать, что мы в своей работе как фильтр, как некая призма, как луч падает, только наоборот – разные лучи к нам приходят, мы в один собираем. Мы постоянно корректируем и направляем деятельность наших ребят в разных странах СНГ, и здесь боремся даже не с какой-то спецификой национальной, боже упаси, скорее, может быть, даже с модой. Вот, например, в Армении модно вот так снимать, в Азербайджане модно вот так снимать…

Е. Афанасьева Это именно мода, или это некая – не будем обижать коллег – устарелая телевизионная…

К. Тароянц Нет, дело в том, что наивно предполагать, что в странах СНГ совсем не развит кинематограф и так далее. Ничего подобного. Но после развала СССР на эти страны стали оказывать кроме России еще много других стран, они внесли свое. Например, влияние кинематографа Франции в Армении очень велико. Это не в связи с Азнавуром, ну просто так сложилось. И поэтому они все разностильно очень работают. Но мы как законодатели немножко это все собираем, выправляем, работаем, советуемся, спорим.

Е. Афанасьева Да, это Константин Тароянц, главный режиссер телеканала Мир. Мы говорим сегодня о юбилее, телерадиокомпания Мир межгосударственная празднует 25-летие, а в гостях Екатерина Абрамова, директор телеканалов Мир и Мир 24; Владимир Самборский, главный редактор редакции программ. Мы продолжим разговор после выпуска новостей.

НОВОСТИ

Е. Афанасьева Мы продолжаем программу «Телехранитель», в студии Елена Афанасьева. Сегодня в гостях люди Мира, люди, которые за мир во всем мире, из межгосударственной телерадиокомпании Мир, директор телеканалов Мир и Мир 24 Екатерина Абрамова, она же ведущая итоговой программы «Вместе»; главный режиссер телеканала Константин Тароянц и Владимир Самборский, главный редактор редакции программ.

Вы когда рассказывали в первой части нашей программы об учредителях, я, возможно, немножко невнимательно слушала, хочу отдельно задать вопрос: как дела с Украиной?

Е. Абрамова Да, вы знаете, долгое время компания, что называется, очень активно приглашала в свои учредители Украину, было очень много размышлений у Киева, но окончательного решения так и не было принято. Поэтому Украина не входила и не входит сейчас.

Е. Афанасьева Да, создавалась компания, в общем, в тот момент – если из нынешнего года вычесть 25 лет, 1992, когда еще было свежо все это размежевание, мы помним с вами, какие республики уходили по-доброму, какие зло и обиженно, какие возвращались. Хотела спросить, есть ли какое-то вещание, может быть, такое реферативное в тех странах, которые были бывшими советскими республиками, но в СНГ не вошли, либо вы там не представлены? Вот Грузию, вы сказали.

Е. Абрамова Да.

Е. Афанасьева А есть еще страны Балтии?

Е. Абрамова Да, есть вещание.

Е. Афанасьева Действительно единое пространство.

Е. Абрамова Мы стараемся, да, безусловно, хотя они не являются нашими учредителями, я еще раз подчеркну, но тем не менее, вот в Грузии у нас просто работает отдельный корпункт. Грузия на самом деле была учредителем, но при Михаиле Саакашвили было принято решение о выходе из всех абсолютно структур СНГ, и, собственно говоря, сначала произошел выход из каких-то основных структур, а телерадиокомпания Мир оказалась в числе последних, но, тем не менее, все же оказалась. Поэтому с Грузией у нас давние тесные связи на самом деле, потому что как только поменялось там руководство, они пока не стали восстанавливать свое членство, но тем не менее никакого вещания не закрыли. Оно и не было закрыто, собственно говоря, при Саакашвили, оно продолжалось, и вот у нас существует корпункт.

Е. Афанасьева А в странах Балтии вы вещаете каким образом?

Е. Абрамова У нас есть вещание, по-моему, кабельное.

В. Самборский Со спутника они берут.

Е. Абрамова Со спутника – это понятно, но, у нас есть и кабельное вещание в странах Балтии.

Е. Афанасьева Если мы говорим о том, что когда-то эта компания создавалась, и все эти годы работает для поддержания вот этого единого пространства, которое объединяет людей, которые на момент развала Советского Союза и вскоре создания компании были все-таки людьми одинаковой почти ментальности. Ну, плюс-минус национальные особенности. И за 25 лет очень по-разному страны развивались. Сейчас, возможно, ментальность внутри стран гораздо менее похожа друг на друга, чем раньше. Вот сейчас тяжелее поддерживать это единое пространство, чем тогда в 90-е, в начале работы, или сейчас легче? Владимир, может быть, вопрос главному редактору?

В. Самборский Вы знаете, я не соглашусь с тем, что ментальности сейчас менее похожи. На самом деле да, действительно, страны развиваются по-разному, у каждого, что называется, свой путь. Но тем не менее, люди-то похожи, все точно так же, у наших зрителей в Астане, в Бишкеке, в Москве, в Минске интересы, проблемы, заботы, переживания, они, в общем-то, схожие.

Е. Афанасьева Так можно сказать, что у нас вообще мир во всем мире, и схожий у нас, и в Африке, и в Японии, и в Китае, и в Южной Америке и все. Я говорю о том, что раньше мы были вот то сообщество, как нас учили в школе, вот Владимир, может быть, более молодой человек, а нас всех учили, что мы – единое сообщество, советский народ. Вот мы построили это, нет у нас национальности. Это я утрирую, конечно. А за 25 лет, все-таки есть страны, у которых больше теперь видны их религиозные особенности, какие-то традиционные. Вот поедешь куда-то, посмотришь – там теперь иначе замуж выходят, женятся, чем в советское время, иначе традиции соблюдают, да и экономический уровень просто в разных странах разный. Есть богатый Азербайджан, и есть Армения, которая, в общем-то, рядом, соседняя, но далеко не такая богатая. Хорошо, что поддерживают со стороны Франции и вообще армяне всего мира, которые весьма состоятельные.

В. Самборский Конечно, но ведь есть, условно, точно так же есть богатые россияне, есть менее богатые россияне.

Е. Афанасьева Екатерина, как вам кажется, когда вы делаете свою программу итоговую, вот эта общность взглядов в какую сторону развивается — мы ее теряем, или мы ее обретаем, либо она становится совсем иной?

Е. Абрамова Вы знаете, она становится иной, это абсолютно точно. Я вернусь к вашему предыдущему вопросу. Вы спросили о том, когда было ощущение вот этой общности, больше раньше, когда создавалась только компания, когда была абсолютно свежа вот эта рана от развала Союза и этого расставания, этого развода, можно как угодно это называть, или сейчас по прошествии 25-ти лет существования мира. Мне кажется, что раньше все это было гораздо острее, потому что раны, что называется, они были еще такие, совсем не зарубцевавшиеся, и они очень сильно и во многих местах, что называется, кровоточили. Конфликты, если вы помните, они были практически по всему периметру.

Е. Афанасьева Конец 80-х – начало 90-х, да, конечно.

Е. Абрамова Практически по всему периметру – Приднестровье, Карабах, Таджикистан… очень много и тяжело, и тогда, собственно говоря, и, допустим, к той же России тогда претензий было гораздо больше. Сейчас они, конечно, тоже есть, они трансформировались, они иные, вы правы абсолютно, сейчас все больше завязано на экономике, сейчас меньше каких-то территориальных, так скажем, острых споров. Потому что, да, есть замороженные конфликты, безусловно, это понятно – и на Кавказе, и то же самое Приднестровье, и в Закавказье, все это есть, безусловно. Но они уже такие вот замороженные конфликты, а вот экономика, она сейчас, что называется, так как-то вышла на первый план, я бы так сказала, и все чаще мы сталкиваемся именно с тем, что возникают какие-то претензии именно экономические друг к другу стран, и, соответственно, в нашей работе это все находит отражение, мы же открыто об этом говорим.

Е. Афанасьева Вот еще у меня какой вопрос, опять-таки, может быть, не очень деликатный. Некоторое время назад уже достаточно я была членом — по-моему, это называется, Экспертный совет, то есть, это не жюри, а представители профессионального сообщества, был фестиваль ТЭФИ «Содружество», который проводит Академия российского телевидения, куда привозят свои работы телевизионщики разных стран, в общем, тех стран, которые являются вашими учредителями. И когда смотрели мы работы, конечно, был очень заметен уровень разный. То есть, были страны, которые, в общем, извините меня еще раз, это напоминало областное телевидение какого-нибудь там 75-78 года.

У вас сейчас в вашей работе есть вот эта диспропорция уровня телевизионного, того, как работают и как воспринимают телевидение в других странах? Константин, вы как режиссер, наверное, с этим сталкиваетесь.

К. Тароянц Я сталкиваюсь с этим постоянно. Но я хочу сказать, что есть два провинциализма – есть провинциализм творческий, и есть провинциализм технический, в смысле бюджетный. Ни для кого не секрет, что…

Е. Афанасьева Где-то денег нет, а где-то нет таланта.

К. Тароянц Да-да. Поэтому эти вещи нужно, конечно же, четко дифференцировать. Что сейчас хорошо? Хорошо то, что с развитием цифровых технологий грань между любительской и профессиональной техникой достаточно условна, соответственно, техника и дешевеет, и различные приспособления дешевеют. Потому что я хорошо помню еще время, когда формату Betacam альтернативы не было, и вспомогательное операторское оборудование тоже было достаточно дорогим, потому что оно было специальное профессиональное. Сейчас, собственно говоря, если взять коптер, то на него снимают и профессионалы, и любители.

Е. Афанасьева И как это отражается в том, как делают ваши коллеги работу? Они лучше стали работать?

К. Тароянц Они значительно лучше стали работать, потому что недавно совсем мы смотрели материал, сделанный нашими белорусскими коллегами, съемки на коптер, и даже наш главный оператор канала, я вас уверяю, весьма умудренный человек, он сказал, что эта съемка лучше, чем наша съемка.

Е. Афанасьева Я не хочу сказать, что Россия, они такие крутые в телевизионном плане, а другие страны нет. Но иной раз, попадая в страны СНГ, просто как завороженный смотришь телевизор, особенно есть местные сериалы, новости не всегда понятны на национальном языке, а вот сериалы, даже если ты не понимаешь, о чем речь, там манера съемки, все, поэтому мне как раз интересно, как люди это воспринимают, людям это нравится, значит, люди привыкли к такому телевидению.

Если им показывать другое телевидение, пусть даже более модное, может быть, они не всегда это будут воспринимать, вот эта диспропорция, не только когда вы видите, что где-то уровень ваших коллег может быть недостаточен, может быть, где-то ваш уровень, уровень белорусского коптера слишком для зрителей и зрительниц в Таджикистане, слишком крутой.

К. Тароянц Понимаете, дело в том, что у меня есть яркий пример. Мы в конце года традиционно проводим такую штуку под названием «Музыкальный хит-парад содружества», в котором представлены абсолютно в равных пропорциях, причем, даже не в пропорциях, по-моему, а просто по интересу, клипы со всего содружества. Вот просто год от года мы видим, как уровень клипов – а клипы, как правило, это такая специфика клипа, там всегда используются передовые технологии.

Е. Абрамова Все самое лучшее.

К. Тароянц Да. И они растут просто как на дрожжах, уровень значительно выше. И глядя на какой-нибудь клип, я прошу прощения, это очень известные, наверное, там певцы, или не очень известные, я просто их не помню, но из того же Бишкека клип визуально совсем не хуже, чем клип, снятый у нас в Петербурге, например.

Е. Афанасьева Да, Владимир, вы хотели добавить.

В. Самборский У меня тоже есть пример. Мы производим очень много программ всевозможных, часть программ производят как раз наши коллеги из других стран, и вот в смысле, хорошо сделано или плохо, одним из показателей является зрительский интерес, те самые рейтинги, доля которых, мы говорим, вот в топе у нас есть и программы, произведенные нашими коллегами, например, та же белорусская программа «Еще дешевле», как жить недорого, как жить в кризис.

Е. Афанасьева Это актуально для всех стран.

В. Самборский Абсолютно актуально. Причем, не на белорусских примерах, а на таких, скажем так, обще-эсэнгэшных, что ли, общечеловеческих. И программа в топе одна из лидирующих, берет прекрасные цифры.

Е. Афанасьева А можно сравнить, например, доли, вы несколько раз упомянули, что меряете в двух странах, доли какие в России, например, и какие в Казахстане?

Е. Абрамова Вы знаете, в Казахстане мы присутствуем в таком вот большом информационном пространстве уже достаточно давно. В России мы, собственно, молодой канал, мы вошли в мультиплекс, до этого мы существовали, безусловно, но это было такое, очень сжатое пространство. Сейчас, конечно, мы присутствуем уже, скажем так, абсолютно как большие, как взрослые. Но это произошло не так давно.

А в Казахстане это произошло раньше, гораздо раньше, поэтому у нас там более серьезные, что называется, уже накопленные охваты, к нам давно уже там привыкли, и в Казахстане у нас бывает очень часто так, что мы занимаем, скажем так, входим в тройку лидеров, иногда бывает, и тоже достаточно часто, что в двух столицах – в Алма-Ате и в Астане мы вообще вырываемся, что называется, на первое место, поэтому могу сразу и с уверенностью сказать, что, да, казахстанская аудитория относится к нам гораздо более лояльно, нежели чем российская. Здесь, наверное, еще надо учитывать тот фактор, что российская аудитория, она очень большая.

Е. Афанасьева А как изменились тогда эти показатели с момента, когда вы вошли в мультиплекс? То есть, у вас есть данные, насколько приросла ваша российская аудитория?

Е. Абрамова В России мы растем тоже достаточно быстро, в общем, конечно, всегда хочется большего, и здесь мы тоже хотим большего, но в целом скажу так, что мы довольны, потому что, скажем, в год…

Е. Афанасьева О цифрах какого порядка идет речь? Я, к сожалению…

Е. Абрамова Я понимаю.

Е. Афанасьева Я могу сказать, какие доли у первых трех каналов, какие доли у второй тройки каналов, но вот доли канала Мир…

Е. Абрамова Я понимаю. Да, безусловно, мы не относимся ни к первой тройке, ни ко второй тройке, и, не побоюсь этого слова, даже и к третьей тройке. Мы пока еще, конечно, очень молодой и небольшой канал относительно наших грандов, безусловно. И тем не менее, наш рост, например, в 2014 году составил что-то порядка 45%, в следующем году было еще больше, порядка 60%.

Е. Афанасьева Именно потому, что вы вошли в мультиплекс?

Е. Абрамова В первую очередь, конечно, благодаря этому, безусловно, это абсолютно очевидно. Ну и плюс к тому, что мы вошли в мультиплекс, мы собственно говоря, достаточно сильно поменяли программную политику, и достаточно…

Е. Афанасьева А как поменяли именно из-за того, что в мультиплекс вошли? Чем повлияло то, что вы стали доступны большему числу российских зрителей?

Е. Абрамова Мы, конечно, стали размещать гораздо большее количество российского контента, или того контента, который, как мы предполагаем, интересен в первую очередь российскому зрителю, потому что мы понимаем, что мы вышли на большую серьезную аудиторию, и бороться надо за эту аудиторию, и что меряют нас в России, и что, собственно говоря, основные рекламные деньги, они тоже в России. Поэтому, конечно, в большей степени мы стали ориентироваться, во-первых, что называется, определили свою целевую аудиторию, это женщины в возрасте 30-50, активные, семейные в основном дамы, так мы для себя это определяем. Активные, при этом работающие, во многом.

Е. Афанасьева Думаете ли вы, что это женщины из тех семей, где есть обязательно какие-то мультинациональные связи, корни?

Е. Абрамова Нет, вы знаете, мы не ориентируемся на такие вещи, потому что, в общем-то мы себя не позиционируем как канал национальностей, нет. Это не так.

Е. Афанасьева А как вы себя позиционируете?

Е. Абрамова Вы знаете, мы, наверное, как мы для себя сейчас определяем, мы хотим быть полезным телевидением. То есть, мы хотим, чтобы программы, которые мы делаем, приносили бы людям действительно какую-то пользу. У нас есть, например, дневное шоу, которое мы запустили, собственно говоря, с нового сезона в 2017 году, которое называется «Нет проблем!». Достаточно большой формат, 1 час 20 он идет, и это, собственно говоря, практически свод бесконечных каких-то полезных советов.

Е. Афанасьева Они одинаково полезны во всех?..

Е. Абрамова В общем, да.

В. Самборский Хозяйке на заметку.

К. Тароянц Женская долюшка, она…

Е. Афанасьева То есть, Мир, он всегда на кухне. Понятно.

В. Самборский Не обязательно на кухне.

Е. Абрамова Нет-нет, не обязательно на кухне…

Е. Афанасьева Еще есть сад, огород…

К. Тароянц Но мир в семье начинается с кухни, конечно.

Е. Абрамова Мужская часть говорит.

Е. Афанасьева Мы говорим о телерадиокомпании Мир, она четверть века в эфире. Екатерина Абрамова, директор телеканала Мир и Мир 24; Константин Тароянц, главный режиссер и главный редактор редакции телепрограмм Владимир Самборский.

Вы упомянули тот ваш проект, где у вас есть топы исполнителей, а я как раз хотела спросить, что если в советское время было достаточно много ярких звезд национальных, которых мы до сих пор помним, и до сих пор любят наши зрители российские и Вахтанга Кикабидзе, и Нани Брегвадзе, группу «Ялла», а уж Раймонд Паулс… ну и так далее.

Е. Абрамова Роза Рымбаева.

Е. Афанасьева В каждой республике найдутся те, кого мы любим до сих пор. Молодых звезд массовая аудитория, наверное, и не знает. Есть ли эти звезды, как их вы видите, как вы их показываете зрителям других стран, Константин? Судя по выражению лица не так много…

К. Тароянц На самом деле мы просто так глубоко не разрабатываем. То, что эти звезды есть, это несомненно, потому что мы их видим. Но этой темы мы касаемся в новогоднем эфире, потому что у нас в принципе музыкальное вещание сейчас достаточно скудное, практически его нет, может быть, в новостных каких-то форматах. И у нас есть программы, где есть звезды шоу-бизнеса, которые все-таки рассказывают о российском шоу-бизнесе. Но вскорости у нас стартует большой музыкальный проект как раз на ту тему, о которой вы говорите. Притом, в проекте будут юные звезды стран СНГ.

Е. Афанасьева То есть, мода на телевидение с юными дошла до вас?

К. Тароянц Конечно.

Е. Афанасьева Это не только российские каналы?

К. Тароянц А экзаменовать их будут местные звезды, собственно, и защищать их.

Е. Афанасьева Сниматься будет все в Москве?..

К. Тароянц Нет, в Москве будет финал.

Е. Абрамова Это все будет происходить непосредственно там на месте. И отбор, и первичный круг соревновательности там же будет происходить в каждой из отобранных стран, шесть стран участвует. То есть, эти все туры, восемь. Грузию включили еще.

Е. Афанасьева Все-таки поющая Грузия…

Е. Абрамова Конечно, не могли не включить.

Е. Афанасьева Екатерина, как вам удается совмещать работу в кадре и за кадром? Обычно люди, когда занимают руководящую должность, вынужденно уходят из кадра. Как работать – руководить и вести программу?

Е. Абрамова Я думаю, что я не единственный пример, мне кажется, непосредственный ваш руководитель тоже совмещает, ведет.

Е. Афанасьева Но это радио.

Е. Абрамова Ну неважно, какая разница? Это работа в эфире в любом случае.

Е. Афанасьева Он главный редактор, а вы директор.

Е. Абрамова Я понимаю, да.

Е. Афанасьева Директор у нас другой человек.

Е. Абрамова Я вам так скажу, что я как директор не очень много занимаюсь чисто организационной работой, в общем, в большей степени, наверное, я занимаюсь какими-то творческими вопросами вместе с коллегами. Понятно, что есть часть административная, но, в общем, пока как-то справляюсь. А оставить, что называется, работу в кадре – ну, наверное когда-то придется это сделать, но на данный момент пока удается совмещать, и даже от этого получаю определенное удовольствие.

К. Тароянц Сколько лет уже, Екатерина Валерьевна, вы ведете программу «Вместе»?

Е. Абрамова Я уже боюсь даже сказать – много. Давно.

Е. Афанасьева Женщин не спрашивают о возрасте, даже если это возраст ее программы.

Каждый раз, когда в мою программу приходят руководители российских каналов, особенно крупных, обязательно им слушатели «Эха» задают вопрос: часто ли им звонят из Кремля? У вас таких «кремлей» условных много, бывают ли звонки, требования, вмешательство в редакционную политику? Есть ли какие-то влияния руководств, пресс-служб – кто обычно контролирует в этих странах? И попытки, и настойчивое вмешательство?

Е. Абрамова Вы знаете, мы непосредственно здесь в Москве с этим не сталкиваемся, то есть, к нам никто ни из каких пресс-служб не звонит.

Е. Афанасьева Не говорит, что вы неправильно?..

Е. Абрамова Нет, нам никто не звонит никогда и не говорит, что, вы это показывайте, это не показывайте, или это показывайте так, а не иначе. Но, конечно, не скрою, у нас есть директора филиалов и представительств непосредственно в республиках, они, конечно же, в каком-то контакте находятся с пресс-службами, но это неизбежно, потому что, вы же сами прекрасно понимаете, что те, кто работает в информации, они должны просто по необходимости своей работы входить в какие-то информационные пулы.

Е. Афанасьева И страны разные, и системы власти, в общем-то, разные.

Е. Абрамова А информационные пулы же должны быть, тот же самый президентский пул, премьерский пул, мы же все это прекрасно понимаем, что все работают в любом случае в каком-то контакте. Так вот, я так полагаю, что, наверное, это такая функция у нас директоров на местах как-то решать эти вопросы, и поэтому вот мы счастливо как-то обходим такие моменты. Нам никто не звонит и никаких ценных указаний не дает.

Е. Афанасьева За эти 25 лет — я так понимаю, что вы все вряд ли 25 лет работаете, вы все моложе выглядите. Но те годы, которые вы работаете, существует компания, какие самые яркие вещи либо со знаком плюс, либо со знаком минус – а лучше и то, и то, случались, или конфликты какие-то политические, которые сложно освещались, либо наоборот, интересно. Константин?

К. Тароянц Просто здесь сидит Владимир, это человек, который проводил политику Мира в жизнь. Что я имею в виду? То, что – отчасти продолжение прошлого вопроса – дело в том, что мы и научились, и поддерживаем баланс, мы на любую проблему стараемся смотреть сбалансированно, и это не пустые слова.

Е. Афанасьева У нас уже подходит к концу время, поэтому нам вынужденно приходится сказать в двух словах спасибо моим гостям – Екатерине Абрамовой, директору телеканала Мир и Мир 24, главному режиссеру Константину Тароянцу и Владимиру Самборскому, главному редактору редакции программ. Ну что ж, удачи телерадиокомпании Мир в следующие 25 лет вашей жизни.

Е. Абрамова Спасибо большое.

Е. Афанасьева Елена Афанасьева, прощаюсь с вами до следующего воскресенья, всего доброго, до свидания.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире