'Вопросы к интервью
24 апреля 2016
Z Телехранитель Все выпуски

Нужные вещи на «Факультете ненужных вещей»


Время выхода в эфир: 24 апреля 2016, 18:05

Е. Афанасьева Добрый вечер, в эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. И как всегда по воскресеньям, говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра.

В гостях сегодня Петр Алешковский. Добрый день, Петр Маркович.

П. Алешковский Добрый вечер.

Е. Афанасьева И писатель, и историк, и поводом позвать писателя и историка в программу о телевидении стал его новый цикл программ, который называется «Факультет ненужных вещей». Мы так и назвали тему сегодняшней программы: нужны ли ненужные вещи. И в каждом из выпусков, которые вышли в эфир канала «Культура», вы говорите, что ненужные вещи – это самые нужные – история, наука, искусство.

П. Алешковский Культура.

Е. Афанасьева Да, культура. Почему именно вот такое, нельзя сказать, странное сочетание, почему именно так вы назвали программу? Ну, понятен отсыл, но все-таки выбор именно вашей программы, и почему именно эти три ненужные вещи, как вы их определяете, стали основными темами?

П. Алешковский Я думаю, что отсыл не всем, наверное, понятен.

Е. Афанасьева То есть, я преувеличиваю?

П. Алешковский Да, если он не всем понятен, я все-таки объясню. Существует замечательный роман Юрия Домбровского, который так и называется «Факультет ненужных вещей». Это книга, которая, на мой взгляд, должна быть прочитана каждым, потому что это ровно книга о сути, о жизни человека в культуре, о культуре, которая вокруг человека всегда, везде, и по-разному поворачивается иной раз. Поэтому мне кажется, что, вот факультет – понятно почему, потому что приглашаются гости, и гости ученые, и это передача о науке. Ненужные вещи ровно потому, что, к сожалению, сегодня наука сильно не так нужна, как была раньше. Это не значит, что она не нужна, это значит, что, к сожалению, у нас очень много ученых уехало за рубеж, и очень много ученых уезжает по-прежнему из страны по разным абсолютно причинам.

Но я хорошо помню своего близкого приятеля, друга – химика, который уехал в 90-е, ну, тогда, когда кончились деньги в кармане, чтобы покупать реактивы, чтобы проводить эксперименты. А для ученых-экспериментаторов, вы понимаете, что эксперимент если запущен, он не может быть остановлен, это конец всего, конец света. При этом он сейчас работает в Америке, работает и с нашими учеными тоже и так далее. Очень многие не забывают как бы свою страну, Россию, родину – неважно как, слишком пафосно, может, это звучит, но это факт. И работают вместе со здешними учеными. Но тем не менее, мы прекрасно видим, что происходит сегодня и с наукой, и с культурой, и с искусством в том числе. Происходят вещи странные, нестандартные, потому что, с одной стороны, с искусством – это отдельная тема, потому что понятно совершенно, что мы перешли в другое пространство временное какое-то, мы стали другим обществом, обществом компьютера. И, соответственно, за этим все как бы и тянется. И ожидать такой великой литературы, как, скажем, в 19-м веке, вряд ли возможно…

Е. Афанасьева Потому что романы заменены сериалами.

П. Алешковский Ну, да, скорее кино заменено сериалами. В 20-м веке кино заменило роман, а в 21-м…

Е. Афанасьева Скорее, кино тогда заменило повести, а длинные романы, которые много вечеров можно читать с продолжением – это уже скорее сериал.

П. Алешковский Ну, я понимаю, но тем не менее все-таки люди ученые, к которым я апеллирую, они говорят вот так. И мне кажется, что это более точное наблюдение, потому что, ну, конечно, по-моему, сегодня стартует «Game of Thrones» или завтра.

Е. Афанасьева Завтра. Сегодня в Америке, по нашему времени это будет уже завтра.

П. Алешковский Завтра, да. Мне из Саратова позвонили, спросили: ты в курсе? Я куплю – сказал я – я куплю на Савеловском, когда все будет уже в полном…

Е. Афанасьева Но это же пиратство! Надо подписаться на Amediateka, чтобы не было пиратства.

П. Алешковский Ну, можно подписаться на Amediateka, можно зайти на Amediateka и посмотреть, но я не буду смотреть день за днем, потому что…

Е. Афанасьева То есть, вы будете ждать, когда весь сезон выйдет?

П. Алешковский Конечно.

Е. Афанасьева Хорошо. Я напоминаю, что сегодня в гостях Петр Алешковский, говорим мы о ненужных вещах, о «Факультете ненужных вещей», как называется его программа и как он сам определяет, в нашем случае, в его случае это вещи самые нужные – наука, культура, искусство.

Если у вас есть вопросы, реплики, комментарии, если вы – а вы всегда, мои уважаемые слушатели, говорите, что канал «Культура» в отличие от многих других вы смотрите, и вы видели проект Петра Алешковского – пожалуйста, наш смс-номер +7-985-970-45-45. Пожалуйста, задавайте свои вопросы, высказывайте свои точки зрения. Снежана из Тамбова уже пишет: «Нужная передача».

П. Алешковский Спасибо, Снежана.

Е. Афанасьева А Николай считает, что это передача о том, чего нет. Ну, вот, у каждого…

П. Алешковский Вот давайте об этом поговорим.

Е. Афанасьева Да, у меня такой вопрос. Вы начали с науки, и все гости ваших первых эфиров – я их посмотрела, признаюсь честно, вот как человек компьютерного времени, посмотрела на сайте канала «Культура».

П. Алешковский Да, понятно.

Е. Афанасьева Потому что во время эфира работаю, занята. Ну, это тоже способ постижения современного телевидения. Все ваши гости – ученые люди. То ли вы говорите об одиночестве в толпе, это психологи, то ли вы говорите об Альцгеймере и Паркинсоне – это ученые-биологи, или о тайнах сна – это сомнолог-биолог – ученые люди. И программа все равно выходит на канале «Культура». Есть еще канал «Наука 2.0», например. Почему именно на канале «Культура» потребовался такой проект, как вам кажется?

П. Алешковский Почему он потребовался, я не знаю. Но когда я пришел, разговаривал с руководством, я объяснил, что я могу и знаю, как сделать так, чтобы, отталкиваясь от книги, рассказать о науке. Это не очень пока получается, потому что вообще программа развивает, не всегда один в один, но часто, передачу, которая на радио существует, на «Радио России» уже давно, уже 2 года, а перед этим была на радио «Культура» какое-то время. Так же она и называлась, и называется, только там это час, а здесь 26 минут. А я считаю, что нужно 39, и попытаюсь за это биться. Маловато.

Е. Афанасьева То есть, умный разговор в 26 минут уместить сложно.

П. Алешковский Действительно, маловато, я вижу просто по тому, как приходится обрезать. Мы записываем час, а получается из них 26, и здесь дело не в каких-то лакунах, а в том, что просто многие интересные вещи уходят из формата передачи. Это первое. Второе – когда вот человек говорит, что это то, чего нет, это совершенно не правда. Дело в том, что в 90-е годы действительно произошел колоссальный удар по науке, культуре и в каком-то смысле искусству, хотя искусство наиболее такая стойкая вещь.

Е. Афанасьева Актуальная.

П. Алешковский Нет, дело не в этом. Просто искусство очень стойко, потому что ничего не надо.

Е. Афанасьева Смотря где. Писать можно в стол, хотя тоже жить надо.

П. Алешковский Рисовать можно.

Е. Афанасьева Рисовать можно. А кино снимать в стол…

П. Алешковский А вот кино – да.

Е. Афанасьева Ставить оперу в стол невозможно.

П. Алешковский … как-то существовало, с кино – другая история.

Е. Афанасьева Тяжело, тяжело.

П. Алешковский Давайте отдельно.

Е. Афанасьева Хорошо.

П. Алешковский У меня дочка продюсер, я знаю проблему. Это тоже проблема поиска языка во многом, понимаете? Да, там финансирование не такое, не сякое – это да, деньги нужны. Деньги нужны везде. Меценаты нужны везде. В науке, думаете, не нужны? Еще больше нужны.

И я знаю проекты МФТИ, например, которые экстраклассные молодые ребята придумывают потрясающие совершенно вещи, вот у меня недавно была записана на радио передача о чипах, которые они придумали, но они как бы все меняют кардинально. Там другая система просто, там медь сделана проводником и так далее. И никто не хочет взять на крыло, хотя это и выгодно, и вообще, похоже, технология будущего. Но патентовать здесь очень сложно, патентовать в США или в Европе тоже очень сложно, и денег нужно много. При том, что институт вполне крепкий, и лаборатория вроде существует, и грант они получают государственный, но патент – это совсем другая вещь, это ты лично, твои деньги и так далее, это твои специалисты, адвокаты, юристы и так далее.

Поэтому, увы, здесь очень много препон, очень много проблем, масса бюрократии, и ровно об этом надо рассказывать, как мне кажется.

Е. Афанасьева Я еще раз напоминаю, мы говорим с Петром Алешковским о его цикле на канале «Культура» «Факультет ненужных вещей». Если вернуться к каким-то попыткам говорить о науке на телевидении, мне первое, что пришло в голову, это цикл, который назывался «Гордон», выходил поздно ночью на НТВ в какой-то его прошлой реинкарнации, не того канала, который сейчас, и строился он на том, что так же ведущий разговаривал с умным гостем, причем, именно степень того, насколько гость был умный, насколько вероятно зачастую сам ведущий и мы все зрители ничего не понимали, и вызывал какое-то эйфорическое состояние поздней ночью для людей…

П. Алешковский По ночам.

Е. Афанасьева Да. По ночам. Чем отличается ваш проект от вот таких разговоров Гордона?

П. Алешковский Во-первых, мне не стыдно признаться, что что-то я не знаю, и многое я не знаю. Я, скажем так, стараюсь не плавать в гуманитарных науках.

Е. Афанасьева Это ближе.

П. Алешковский Это близко, да. А значит, кстати, если мы говорим об искусстве, у нас обсуждаются иногда книги типа «Японизм в русской живописи» — чем это не разговор об искусстве начала века? И так далее. Где становится понятно, что Билибин – это переделанный Хокусай, например, совершенно точно.

Е. Афанасьева Да?

П. Алешковский По-моему, это очень интересно.

Е. Афанасьева Очень интересно.

П. Алешковский То есть, моя задача вообще подать ученого или ученых, потому что…

Е. Афанасьева Ученых или тему, которую они принесли с собой?

П. Алешковский Нет, тему приношу я, тему придумываю я, и часто я отталкиваюсь от книги, которая вышла научно-популярная, нахожу специалистов, проверяю их еще через своих шпионов, потому что можно напороться на человека, который называется ученым, а не ученый.

Е. Афанасьева Неужели?

П. Алешковский Да, да. Не неужели, а факт.

Е. Афанасьева Это тоже последствия 90-х, когда развелось фальшивых академиков, или нет?

П. Алешковский Послушайте, ведь фальшивых знатоков везде много, правда? И очень важно не попасть на…

Е. Афанасьева Извините, а как проверить, если вот, условно говоря, это не ваша сфера деятельности, не гуманитарная, как вы проверяете?..

П. Алешковский Во-первых есть сообщество, есть друзья, есть негласные рейтинги, есть телефонный разговор, когда вы чувствуете, что с этим человеком как-то лучше бы не разговаривать, он слишком якает и так далее. Это просто на самом деле, поверьте мне, набираешься опыта. И это очень важно, чтобы лицо передачи было лицом реальной науки. Конечно, когда приходит академик Зализняк, то это понятно, что это высший уровень, да?

Е. Афанасьева У вас гости были и академик Угрюмов, и Ковальзон, то есть, люди, в науке далеко небезызвестные

П. Алешковский Совершенно верно.

Е. Афанасьева Очень известные.

П. Алешковский Почему книга? Потому что вообще я занимался всегда обозрением книг на радио и на «Радио России», и на «Культуре», и у меня есть еще маленькая передача на «Культуре», и мне всегда хотелось, я тешил себя надеждой, что вот я покажу книжку, и кто-нибудь ее прочитает. Я вот не знаю, у меня нет обратной связи, к сожалению, но если кто-то еще после этого прочитал книгу – ну, отлично, я добился своего.

Е. Афанасьева Петр, вы сказали, что темы вы подбираете, уже понятно, вы сказали о книгах. Первые выпуски проекта, которые я посмотрела, это, еще раз скажу, это об одиночестве, о проблемах сна – почему мы спим и как нам это удается – очень интересно.

П. Алешковский Или не удается. Сон и бессонница.

Е. Афанасьева Да. Или проблема слепоглухонемых людей. Почему именно эти темы, вот сейчас вы их выбрали, это тоже от книг, либо вам кажется, что это какая-то острота в обществе назревает именно на эти темы?

П. Алешковский Понимаете, в чем дело, конечно, хочется, чтобы научная тема была острой.

Е. Афанасьева Остросоциальной?

П. Алешковский Острой или остросоциальной.

Е. Афанасьева Ну, да, например, вы обсуждаете…

П. Алешковский Да, проблемы слепоглухих – это, конечно, очень остросоциальная проблема.

Е. Афанасьева И позор нашего общества.

П. Алешковский Позор нашего общества. И при этом победа тех немногих ученых, которые работают в интернате в бывшем Загорском, Сергиево-Посадском сегодня с небольшой группой детей – 200 человек – потом эти дети выходят на воздух – и все.

Е. Афанасьева В жизнь.

П. Алешковский Как бы в жизнь. И вышло две книжки. Одна –история работы со слепоглухонемыми, и как раз автор была на передаче. А вторая – это просто душераздирающие свидетельства этих слепоглухонемых, которые живут в коммуналке или с так называемыми родными, и прочее, прочее. И обратить внимание людей на эту тему мне кажется важным.

И еще у нас был ученый, который делает роботов.

Е. Афанасьева Да, это очень интересно. Показать чипы эти?

П. Алешковский Нет-нет, не чипы, нет, он делает – например, лежачий плохо видящий может сдавать ЕГЭ, например, или учиться по телевизору и так далее. Они придумывают клавиатуру специальную.

Е. Афанасьева То есть, это показывает, что современная наука дает выход даже для таких очень тяжелых ситуаций, как…

П. Алешковский Если бы были деньги, если бы люди, государство, меценаты вкладывали деньги, например, вот в эту проблему – ну, она была бы не такой острой, не такой щемящей, да? А сейчас закрывают больницы и интернаты.

Е. Афанасьева Мы сейчас прервемся на выпуск новостей на «Эхо Москвы». Продолжим разговор с Петром Алешковским, писателем, историком и ведущим программы «Факультет ненужных вещей» на канале «Культура».

НОВОСТИ

Е. Афанасьева Мы продолжаем программу «Телехранитель», в студии Елена Афанасьева. В гостях сегодня Петр Алешковский, мы говорим о его новом проекте, который называется «Факультет ненужных вещей», выходит на канале «Культура». И так как вы, уважаемые слушатели, всегда говорите, что вы кроме «Культуры» ничего не смотрите, надеюсь, этот проект вы видели.

Но вышло четыре выпуска, насколько я видела. А потом почему-то я не увидела в сетке. Значит ли это, что проект закрылся, или он все-таки в эфире?

П. Алешковский Я надеюсь, что он не закрылся. Если внимательно посмотреть, то понедельник, вторник и среда выходили без 10-ти 12 три как бы похожих передачи.

Е. Афанасьева По формату.

П. Алешковский Да. «Критик», «Энигма», и «Факультет ненужных вещей». И как они встали, так они и были сняты, и заменены фильмом «Достоевский». И я думаю, что это, насколько я понимаю, во-первых, кажется, до лета будет еще показано четыре «Факультета», а самое главное, что, я так понимаю, что это такая проверка, на силу мышц канал затевает вот этот такой мониторинг, что и как.

Е. Афанасьева Вашим зрителям не стоит расстраиваться, что в ближайшей программе они не увидели – скоро будет.

П. Алешковский Вашими словами бы.

Е. Афанасьева Да. Будем надеяться. Все-таки будем говорить об этом проекте дальше. Если у вас есть вопросы, реплики, комментарии, уважаемые слушатели и зрители программы — +7-985-970-45-45, наш номер. Очень много пришло смс, не могу не начать с той, которая на «Эхе» не случайно: «А вы случайно не родственник Мити Алешковского?» — спрашивает наш постоянный слушатель Дмитрий Мезенцев.

П. Алешковский Я его породил.

Е. Афанасьева Случайно родственник – папа Мити. У меня тогда в этой связи другой вопрос. Давно ли произошел тот момент, когда вас перестали спрашивать а не родственник ли вы Марку Алешковскому, Юзу Алешковскому, и впервые спросили, не родственник ли вы Мити? И что вы в этот момент почувствовали?

П. Алешковский Я почувствовал невероятную гордость и невероятное счастье, потому что действительно всю жизнь я был чьим-то родственником – своего деда Недошивина, своего тестя Эйдельмана, своего отца Марка Хаймовича историка, своего дяди Юза Алешковского. Это очень хорошо, это нормально, это ровно говорит о вовлеченности.

Е. Афанасьева Когда в эту линейку добавился Митя, это, конечно…

П. Алешковский Когда сын, да, это, конечно, очень здорово.

Е. Афанасьева Да. Очень много вопросов приходит разных, но вот большинство наших слушателей спрашивают: как сделать беседу о науке не скучной и понятной простому обывателю?

П. Алешковский Вы знаете что, вот мне очень верится, поскольку 2 года идет передача на «Радио России» по воскресеньям в 14:10 по лучу, что называется, то есть, это в 14:10 в Москве, а в других часовых поясах плюс столько-то в другое время. Насколько я знаю, ее слушают, потому что мне доводится ездить сейчас со своей новой книжкой романом «Крепость» по разным городам и весям, и ко мне подходят люди и говорят, что они слушают. Все-таки какой-то обратный ход есть. У нас, к сожалению, на «Радио России» обратного такого отзвука сильно не дождешься.

Е. Афанасьева А через канал «Культура» пока еще не пришли какие-то отзывы?

П. Алешковский Через канал «Культура» я пока не знаю просто…

Е. Афанасьева Но зато есть отклики здесь, наши слушатели вам пишут.

П. Алешковский Вот спасибо, большое спасибо!

Е. Афанасьева Вот Ольга, например, пишет из Москвы: «С удовольствием всегда слушаю вас, но я не успеваю записать названия книг и авторов, мечтаю когда-нибудь увидеть список рекомендуемых вами книг к обязательному прочтению. Я пожилой человек без компьютера».

П. Алешковский А, бедная! Потому что можно зайти на сайт «Радио России», и там всегда говорится, какая книга, есть источник, если книга имеется. Потому что иногда просто вот возникает тема. Вот, например, мы записали – я надеюсь, она выйдет скоро – «Психология толпы», Алексей Захаров, военный психолог, полковник.

Е. Афанасьева Это очень интересно.

П. Алешковский Абсолютно крутой человек, с бородой, такой неброский, очень умный, очень вдумчивый, очень начитанный, что как-то вроде бы не вяжется с погонами полковничьими. Человек, без которого невозможно никаких… он все время в командировках, причем, в таких, таинственных командировках.

Е. Афанасьева Изнутри толпу изучает.

П. Алешковский Да-да, совершенно верно, изучает толпу изнутри. И не только толпу. Я так понимаю, где что случится – он мчится туда. И с ним – я просто видел несколько текстов, материалов, напечатанных в журналах…

Е. Афанасьева То есть, книги не было?

П. Алешковский Не было, да. Но ему некогда писать книгу. При этом он, кажется, кандидат наук.

Е. Афанасьева Но это не менее интересно, поговорить.

П. Алешковский Мне показалось, что это важно, проверить, толпа мы или нет, например.

Е. Афанасьева Да.

П. Алешковский И когда мы толпа.

Е. Афанасьева Я думаю, что люди замечали на себе, что, стоит им оказаться на каком-нибудь спортивном матче, на стадионе или на каком-то шествии, не фейерверке, например, да, все смотрят, и как толпа реагирует, и как это на тебя действует.

П. Алешковский Да-да.

Е. Афанасьева Я уж не беру психологию толпы какой-нибудь в трагедии, бегущую куда-то.

П. Алешковский Да, да.

Е. Афанасьева Если это какие-то революционные, не дай бог…

П. Алешковский И как действовать, как выйти из толпы, например. Очень хорошие советы.

Е. Афанасьева Илья из Ярославской области спрашивает: «Будет ли ваша передача рассказывать про азы или про эксперименты?» Вот так он разделил.

П. Алешковский Нет, не азы, не эксперименты, а и азы, и эксперименты будут, и есть тема беседы если, скажем, какое-нибудь открытие. Конечно, будет вводная, это вам, пожалуйста, азы. И, конечно, будет результат, это вам история эксперимента. И такие случаи есть уже вот на радио, и почему бы нет.

Е. Афанасьева Так, «Смотрю только «Культуру», остальное невозможно. В будущем будут чип со встроенной библиотекой имплантировать в мозг», — пишет человек из Иркутской области, но, правда, не подписался – наверное, боится, что ему тоже имплантируют.

«Хотели бы вы пригласить Хокинга в свою программу или других иностранных ученых?»

П. Алешковский Вы знаете, у нас была идея, если нам дадут развернуться так широко, мы хотели бы звать хотя бы наших соотечественников, которые работают за рубежом. На радио у меня были такие случаи, потому что многие работают, скажем, в ЦЕРНе здесь, вот академик Рубаков с одной стороны, а с другой стороны, его соавтор и коллега, который работал в ЦЕРНе, они рассказывали про бозон Хиггса, например. И как я выкрутился на этой радиопередаче, это, я считаю, просто было здорово.

Е. Афанасьева Вы имеете в виду, что, не слишком понимая деталей.

П. Алешковский Вот в этой ситуации было очень много непонятного, и я для себя…

Е. Афанасьева Но вы же представитель в этот момент зрителя и слушателя, им же тоже непонятно.

П. Алешковский Вот поэтому я решил, что таких больше экспериментов я проводить не буду.

Е. Афанасьева То есть, вы хотите говорить только о том, в чем вы понимаете?

П. Алешковский Я буду говорить о том, о чем, мне кажется, понимают люди. Понимаете, это очень важно, потому что одна из целей передачи, конечно, заключается в том, я не скрою, что молодые люди, если им доведется слушать, они должны понять, что ученый живет хоть и небогато, но очень интересно. И это главная проблема сегодняшнего поступления и обучения и так далее.

Е. Афанасьева Но при этом ведь бозон Хиггса на слуху, и 99,9 в периоде людей, которые про него слышат, вообще ничего не понимают. Так, может, все-таки нужно вот это разжевывание и объяснение почти на пальцах, что же это такое.

П. Алешковский Вы знаете, как я часто делаю? Я встречаюсь с будущим героем передачи, и мы пьем кофе. С Рубаковым, замечательным человеком, я встречался, он присылал мне текст. Прислал мне текст: ну, это для «Кванта» я писал статью, представьте, оторвался от своей науки, это же так сложно. Вот написал молодежи – ну, это же важно, про бозон Хиггса. Вы прочитайте – это элементарно. Я завяз… А у меня всегда была… «Алешковский, у тебя двойка будет», — говорил мой учитель Анушаван Фериевич Кафьян. Так и было. Пока я физикой не увлекся, как философией.

Понимаете, дело в том, что очень часто в школе вот эти фундаментальные науки очень неправильно преподаются. И исходя из этого как раз я считаю, что если физическую проблему рассказать как философскую, рассказать, что мир стоит на этом ките и ровно так, и иногда кит, скажем, встает на хвост, и тогда происходит что-то другое, тогда люди это поймут. И вот эта задача, собственно, и стоит перед передачей, она мне кажется очень интересной и нужной.

Например, совсем недавно, я думаю, что он у вас здесь бывал не раз, Михаил Абрамович Давыдов рассказывал, это называлось у нас, нужна ли, там, 148-я книжка про Столыпина. Ну, понимаете, когда приходит серьезный ученый, и когда он серьезно начинает считать, условно говоря, сахарные перевозки, километры полотна железной дороги, пуды зерна и так далее и так далее, тогда ровно вывод такой: реформа Столыпина пошла. И все вопросы, которые возникают, отпадают. И тогда люди понимают, что история – это наука, а не, как досужие люди говорят: ну, чего там, она меняется, она продажная девка и так далее. Это не так.

Е. Афанасьева Илья пишет: «Посмотрел пару передач – интересно. Но главное, что все понятно. Жалко, что очень мало времени». Но это вот как раз к вашей истории про то, что…

П. Алешковский Спасибо, Илья, побольше бы таких писем, пожалуйста, на канал.

Е. Афанасьева Его же интересует, думаете ли вы о рейтинге, важен ли этот аспект для вас, рейтинг передачи?

П. Алешковский Для меня важен, ровно потому, что он важен на канале. И я знаю, что рейтинги были какие-то очень большие и неожиданные для канала, что меня радует, потому что, ну, должны же быть какие-то барьеры, которые защищают меня, бронь какая-то. Вот я надеюсь, что, может быть, рейтинг нам поможет.

Е. Афанасьева Я еще раз напомню номер — +7-985-970-45-45, пожалуйста, смс по этому номеру, можете реплики, вопросы Петру Алешковскому.

Галина из Москвы пишет: «Ужасно жалею, что прозевала ваши передачи, будут ли их повторы? Не была ли участницей Татьяна Черниговская?»

П. Алешковский Татьяна Черниговская не была. Но можно зайти в Фейсбуке на «Факультет ненужных вещей» на страничку и посмотреть. Или на сайте канала «Культура».

Е. Афанасьева Да, так что, там они все бесплатно выложены.

П. Алешковский Да, представлены.

Е. Афанасьева Вот интересуется Илья: «Участвуете ли вы в акциях своего сына?»

П. Алешковский Я думаю, что мой сын в моем присутствии не нуждается. Но если он попросит – а он предлагает мне писать в «Такие Дела», а я как-то пока отказывался, потому что есть свои проблемы и дела, но, конечно, я приму участие, это совершенно понятно и естественно. Мы на тесной связи.

Е. Афанасьева А как сочетается вот ведение программы с написанием романов? Вот недавно у вас вышел роман «Крепость». Не мешает ли одно другому? Нет ли ощущения, что ты бежишь марафон с романом, а надо все время отбегать на стометровки с программами?

П. Алешковский Вы знаете, я 6 лет писал «Крепость» и я совершенно никуда не спешу. Вот сейчас я ничего не пишу, я отдыхаю год, потому что вообще литература – это то, что не кормит, а то, что необходимо. Конечно, если вы спросите: что для вас важнее? Я все-таки, серьезно подумав, скажу, что, наверное, конечно, книжки свои собственные. И дело, ну, и в амбиции тоже, но и в удовольствии, и в сложности задачи и так далее. Но вместе с тем, вот как-то так получилось, что с 2000-го года я работаю на радио радиожурналистом, связанным с книгами в основном, и я счастлив, мне это нравится, я читаю очень много книг. Иногда хочется от них отдохнуть — вот я езжу на рыбалку, например, и книг там у меня не существует.

Е. Афанасьева Залиха из Башкортостана пишет, что она вас слушает, и ей понравилась сегодня передача об учебнике поэзии, она сама журналист, любит общаться с интересными людьми, но восхищает ваше всезнание. Или вы так скрупулезно готовитесь к передачам?

П. Алешковский Я стараюсь готовиться к передачам. Вы знаете, меня так учили. Я неоднократно бывал на разных книжных и не книжных передачах, меня поражало то, что даже в эфире люди могли сказать, что: ну, я не читала вашу книгу, но мы ее сейчас обсудим. Вообще меня учили, что надо встать и уйти. Ну, как-то перед собратом неудобно. И тогда просто берешь удар на себя и начинаешь работать языком. И все получается.

Е. Афанасьева Виталий из Петербурга интересуется: «Про радиацию, в частности, про Чернобыль что-нибудь у вас будет?»

П. Алешковский Вы знаете, что у меня есть… вот ужасно печальная вещь – у нас не так много людей, которые могут хорошо говорить про науку. Язык – вещь такая, сложная. Академический язык – одно, а лекторский язык – это другое, а язык популярной лекции – это третье. И я всем, кто приходит ко мне на передачу, говорю: пишите, пишите книжки, так нужно, сейчас полно хороших переводных, и появляются замечательные книжки наших ученых, но их пока еще мало, очень мало, и нужно больше, больше и больше. Так вот, это главная проблема. И вот, например, совсем недавно мы записывали передачу про Арктику, а ученый, который написал эту книжку «История освоения Арктики» блестящую, замечательную в издательстве Paulsen, он еще и по радиации специалист. И он мог бы рассказать, но я не могу позвать его дважды, вы же прекрасно понимаете, должна быть какая-то ротация, да? И получается так, что блестяще образованный человек, который легко цитирует Шекспира и…

Е. Афанасьева Но, может быть, в порядке исключения все-таки можно?

П. Алешковский Я поставил галочку и отложил его в памяти как человека, который должен прийти еще.

Е. Афанасьева «Стала смотреть передачу после вашей рекомендации во время встречи с читателями. «Крепость» тоже прочитала. Спасибо вам за труд, успехов. Таня, Ульяновская область».

П. Алешковский Большое спасибо, Ульяновск, замечательные там были люди.

Е. Афанасьева Да. «Петр, пересматривали ли вы свои взгляды на те или иные исторические факты? Легко ли это вам давалось и дается?» — Дмитрий Мезенцев.

П. Алешковский Дмитрий, я никогда не пересматривал никаких фактов по одной простой причине: я не историк, я человек пишущий, я слежу за развитием истории, я слежу за учеными, за их работами, я вижу, что происходят иногда изменения некоторых как бы отношений. Я понимаю, что историк всегда ищет некую новую методу, угол зрения меняется, но то, что я всегда презирал и презираю, это когда человек начинает с одного, а заканчивает свою жизнь, скажем, полным отрицанием того, с чего начинал. Если только это не глубочайшее раскаяние. Такие истории бывали.

Е. Афанасьева Ну, а если это было незнание вначале, в молодости?

П. Алешковский Нет, это было скорее наоборот, это было в советское время, когда это был политический такой тренд, когда мы говорим, скажем, что все здесь славяне похоронены, а потом говорим, что здесь все викинги. Потому что это было идеологически разное отношение к проблеме. Ну, и хороший человек – это не профессия, понимаете? Человек может быть плохим, но блестящим ученым. И тут что делать?

Е. Афанасьева Вопрос.

П. Алешковский Есть достаточно серого вещества, чтобы ценить его работы и стараться обходить его стороной, допустим, если он для вас плохой. Вот и все.

Е. Афанасьева Еще раз Илья интересуется: «Будете ли вы делать передачу про так называемых детей индиго?»

П. Алешковский Про детей индиго нет, а вот аутизм и синдром Аспергера будет в ближайшее время, я надеюсь, Игорь Шпицберг, руководитель центра реабилитации инвалидов детства, а второй человек – замечательный, я просто влюбился в него, Александр Грек, это главный редактор National Geographic, у него трое детей, и третий рожден после второго, который аутист. Но они вытащили его из-за стены с женой. И он ровно рассказывает о том, что это им стоило, особенно жене, которая с утра до позднего вечера каждую секунду занималась своим сыном. И теперь ребенок учит китайский, японский, французский, немецкий, собирается учить санскрит, играет в шахматы – ну, то есть, классический такой гений, который играет в футбол, в хоккей.

Е. Афанасьева А социализация произошла?

П. Алешковский Да, произошла социализация, и он позволяет говорить о том, что он аутист, то есть, это и есть социализация, понимаете? При этом он остается, конечно, аутистом, и это условно легкий случай, но вот как с этим легким случаем эти талантливые родители, рано поставившие диагноз, что очень важно, где-то в 2 года, что ли, потому что он из врачебной семьи, отец, и как они воевали за него, и как они его отвоевали, это – ну, я когда сам слушал, я улыбался и чувствовал себя счастливым, что совсем не всегда так. Вообще надо понимать, что когда, скажем, кто-то говорит: вот мы ищем подходы к решению болезни Паркинсона и Альцгеймера, но надо понимать, что пока ни одного человека не выжило в борьбе с этими болезнями. И удивительно, что делают ученые, или вот Ковальзон про сон говорил-говорил, а он такой заводной, он гениальный совершенно, у него такие большущие глаза, он весь совершенно в проблеме, он без остановки говорит, невозможно вставить даже иголку – и слава богу, это его соло. И он говорит, значит: … масляная кислота заливает голову во время сна, царство гаммы, то, сё, пятое, десятое… Рассказывает про отделы мозга, а потом вдруг – взмах рукой, и он говорит: да мы ничего не знаем про мозг.

(смех)

П. Алешковский И это блестяще. Меня поражают эти ученые, вот такие ученые, честные, которые всю жизнь занимаются мозгом, добились очень многого, колоссальный рост. Обама сейчас подписал программу развития мозга, коннектом, и у нас работают, и Анохин был у меня на передаче, и разные другие ученые, и, в общем, все понимаем, что впереди даже не тысячи миль, а просто непонятно сколько.

Е. Афанасьева Очень много смс с предложениями вам каких-то героев. Вот, например: «Шноль Симон Эльевич о состоянии мира, пригласите», — просит вас Снежана.

«Акоп Назаретян, очень интересный ученый, умоляю!» — пишет Инна из Петербурга. Так что, видите?

П. Алешковский Спасибо, я думаю, что мы на интересных ученых выходим, выйдем, безусловно, а вот на людей, которые, условно говоря, типа Фоменки, таких у нас передач не будет никогда.

Е. Афанасьева Понятно.

П. Алешковский Их много таких.

Е. Афанасьева Ну, что, у нас подходит к концу наша программа сегодня, мы говорили о «Факультете ненужных вещей», которые оказываются в случае нашем с вами самыми нужными. Эта программа выходит на канале «Культура» и, надеемся, продолжится. Петр Алешковский – ее ведущий. Какие еще выпуски? Вы сказали о детях-аутистах, какие еще в ближайшее время?

П. Алешковский Аутизм. Потом блестящий совершенно словарь начал выходить, задуманный академиком Апресяном, и Ирина Левонтина, и Борис Иомдин, тоже блестящие лингвисты, будут говорить об этом активном словаре русского языка, в котором вышло пока два тома, а должно быть 8, кажется, или 9. И там небольшое количество слов, но он так замечательно устроен, что к каждому слову есть целая цепочка, поэтому на самом деле это словарь, в котором много слов, но вы не просто их раскапываете, вы упиваетесь тем, как русский язык умеет конструировать, и строить, и складывать и смыслы, и прочие значения, и прочее, прочее. И будет еще психология толпы с военным психологом Алексеем Захаровым.

Е. Афанасьева У нас в гостях был Петр Алешковский, ведущий программы канала «Культура» «Факультет ненужных вещей». Елена Афанасьева, прощаюсь до следующего воскресенья, всего доброго, до свидания!

П. Алешковский Спасибо!

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире