'Вопросы к интервью
02 декабря 2007
Z Собрание Третьяковки Все выпуски

Виктор Васнецов и его картина «Аленушка»


Время выхода в эфир: 02 декабря 2007, 14:10



К.БАСИЛАШВИЛИ: Добрый день.

К.ЛАРИНА: Элеонора Пастон, старший научный сотрудник Третьяковки у нас в студии. Добрый день, Элеонора, здравствуйте.

Э.ПАСТОН: Добрый день.

К.ЛАРИНА: И сегодня у нас картина, ну такая известная, что прямо даже неприлично – это «Аленушка» Виктора Васнецова. Я ее открыла, а потом думаю: зачем я ее открыла? Я же все помню, каждый листочек мне знаком! (Смеется).

К.БАСИЛАШВИЛИ: Поговорим, насколько знаком.

К.ЛАРИНА: Итак, «Аленушка» — это главная героиня нашей сегодняшней передачи, и давайте мы начнем с чего? С призов?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Начнем, конечно, с вопроса. Вопрос следующий: Назовите, пожалуйста, последнее живописное произведение Виктора Васнецова.

Ответ посылайте на наш sms: +7 (985) 970-45-45.

Назовите последнее живописное произведение, написанное Виктором Васнецовым. У нас есть следующие призы: во-первых, это каталог выставки Бориса Чернышева, каталог его произведений. Это художник, чья выставка сейчас открыта в Инженерном корпусе Третьяковской галереи.

Это Путеводитель по Третьяковской галерее, и это книга «Прогулки по Третьяковской галерее» с поэтом Андреем Усачевым. Такая, ну для самых маленьких.

К.ЛАРИНА: Дай мне посмотреть, есть там «Аленушка»?

К.БАСИЛАШВИЛИ: «Аленушка»? По-моему, есть. Посмотри, да.

Кроме того, я еще предлагаю вам билеты на вернисаж, на встречу, точнее, на встречу, на вечер, посвященный 85-летию Объединения «Маковец» (это 1922, 1926 годы). Встреча состоится на Крымском валу 5 декабря, в 16 часов. У вас будет на руках приложение. Я предлагаю вам присоединяться к этой встрече.

А, кроме того, вы сможете посмотреть и выставку Шишкина, которая работает там же, на Крымском валу, и ряд других выставок, о которых я расскажу уже в конце нашей программы.

И еще одно небольшое объявление от Третьяковской галереи для тех, кто хочет заниматься современным искусством, в декабре начинает работу мастерская «Введение в 

Медиа искусство». Приглашаются молодые люди от 16 до 18 лет. Записываться нужно на Крымском валу, в мастерской. Третьяковская галерея, добро пожаловать!

Ну, вот начинаем нашу передачу, ближе к «Аленушке».

Да, Ксюша, нашла «Аленушку»?

К.ЛАРИНА: Закатилось в чащу солнышко,

Хмурый лес вокруг стеной,

Пригорюнилась Аленушка:

Как теперь ей жить одной?

Нету с ней ни милой матушки,

Ни родимого отца,

Слезы капают на камушки

У лесного озерца.

Кто развеет думы горькие,

Кто поможет ей в беде?

Лишь камыш один с осокою

Отражаются в воде.

И  родимая сторонушка

Все печальней и грустней.

Жаль, не ведает Аленушка,

Что случится дальше с ней:

Повстречает счастье девица,

И любовь свою найдет.

Ах, как весело надеяться,

Зная сказку наперед!

Вот такие стихи родились у Андрея Усачева, когда он стоял у картины «Аленушка» в Третьяковской галерее.

Э.ПАСТОН: Ну что ж, хорошие стихи действительно.

К.БАСИЛАШВИЛИ: У меня только вопрос: где он там нашел камыш? Камыш есть?

Э.ПАСТОН: Нет, там осока.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Осока есть, камыша я не заметила.

Э.ПАСТОН: Ну, и действительно, если начать с самого известного об этой картине, то можно привести слова Лобанова, Воспоминания самого Виктора Михайловича, в которых он говорил, что «Аленушка», как будто бы она давно жила в моей голове, но реально я увидел ее в Ахтырке, когда встретил одну простоволосую девушку, поразившую мое воображение – столько тоски, одиночества и чисто русской печали было в ее глазах. Каким-то особым русским духом веяло от нее».

Действительно, вот корреспондируют эти слова самого художника с восприятием этой картины.

К.ЛАРИНА: Это реальная девушка?

Э.ПАСТОН: Вот, действительно девушка была реальная, девочка была сиротка, милая такая, с огромными глазами. И вот, когда она взглянула на Виктора Михайловича, то он сразу понял, что он должен ее писать.

Но есть такая вот вещь, что появилась это, это было в 1880 году, в Ахтырке, где Васнецов снимал дачу, и в гости ходил в Абрамцево, к Мамонтовым, к художникам. Уже он был участником Абрамцевского художественного кружка. И появилась эта картина на выставке Передвижников в феврале 1881 года, но под названием «Аленушка», а в скобках – («Дурочка»). То есть, ничего от сказки «Сестрица Аленушка и братец Иванушка» еще не было.

К.ЛАРИНА: Та же картина?

Э.ПАСТОН: Именно эта картина. И критика тогда писала об этой картине. Сейчас мы разберемся.

На настоящую выставку Васнецов поставил большую картину, представляющую весьма симпатичный и глубоко прочувствованный тип деревенской девочки, которую художник назвал «Аленушка» («Дурочка»).

Она бездомная, бесприютная сирота, она выросла в чужих людях. У нее нет близких, нет своего угла, и она ушла из деревни, куда-то далеко-далеко в чащу леса.

Сидя на камне, над водой, опустила она свою голову на руки, сложенные на коленях, и задумалась. Задумалась болезненно, как-то испуганно, отчаянно и горько.

Так глубоко выразить душу, так поэтически выразить тип, для этого нужен действительный талант художника, а не одно

мастерство живописца.

К.ЛАРИНА: Простите, «дурочка», как я понимаю, называли в ту пору юродивых? Не потому что она глупая, да?

К.БАСИЛАШВИЛИ: У нее такое болезненное личико, да?

Э.ПАСТОН: Да. Вы знаете, я думаю, что Виктор Михайлович в Ахтырке изобразил девочку, и девочку как тип действительно вот этой печали русской. То есть, о сказке еще не было речи. О том, что эта работа корреспондирует со сказкой, записанной Афанасьевым.

Дело в том, что на этой же выставке была картина Васнецова «Три царевны Подземного царства». И там действительно было в названии написано: «На сюжет русской народной сказки». Здесь ничего такого не было.

И дальше, что происходит с этой картиной: после Передвижной Васнецов продолжает над ней работать уже в Абрамцеве. Лето 81 года он живет в Абрамцеве и показывает картину на Всероссийской выставке 82 года, как он говорит позже Павлу Михайловичу Третьякову «значительно переработанную».

И я думаю, что вот это превращение девочки-сиротки из Ахтырки в Аленушку, в сказочную Аленушку произошло,

во-первых, на вот этом пути переработки картины, а, во-вторых, в восприятии ее зрителями.

К.БАСИЛАШВИЛИ: То есть, это уже последующий миф, что будет сказка? Художник этого не планировал?

Э.ПАСТОН: Нет. Вы знаете, просто Виктор Михайлович, на мой взгляд, обладал такой силой сказочника, таким талантом сказочника, что не мог не сделать, не выразить в этой картине вот эту сказку.

А по пути вот, надо сказать, что у этой картины наибольшее количество эскизов, этюдов. То есть, мы даже у «Богатырей» не знаем столько этюдов, эскизов, как вот к «Аленушке» сделано.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Мне бы хотелось  — Здесь же есть два сюжета: есть девочка, которую пишет Васнецов, и которую мы знаем, как «Аленушку», а есть еще очень известный пруд в той самой подмосковной Ахтырке, который писал не только Васнецов, и который тоже и был тогда узнаваем, который мы сейчас можем узнать на полотнах других художников.

Э.ПАСТОН: Да. Конечно.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Здесь два портрета: портрет девушки и портрет природы, которую мы тоже узнаем. Давайте это место обозначим на карте.

Э.ПАСТОН: Действительно. Это Ахтырка, это недалеко от Абрамцево.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Подмосковье.

Э.ПАСТОН: Подмосковье. Это где-то километра три от Абрамцевской усадьбы. И известно – это усадьба бывшая Трубецких, известного музыкального деятеля, страстного любителя музыки, основателя русского музыкального общества. И там была великолепная усадьба, которой сейчас, к сожалению, уже не существует – она сгорела в 22 году. Осталась только церковь Ахтырской Божьей матери. Но место это и до сих пор сохраняет необыкновенное обаяние. Обаяние такое же, которым обладает и Абрамцево.

И вот что Абрамцево, что Ахтырка, казалось бы, вот в этих местах не могли не рождаться сказочные сюжеты.

Когда в 1843 году Сергей Тимофеевич Аксаков приобрел Абрамцево, он писал:

«Деревня обняла меня запахом распускающихся листьев и цветов, своей тишиною, своим пространством. Не могу передать тебе, какой мир пролился на мою душу», — писал он своему сыну Ивану.

И здесь он написал «Детские годы», среди других работ, ну здесь у него вообще проснулся талант писателя, и среди других произведений «Детские годы Багрова-внука» и сказку «Аленький цветочек».

Вот, собственно, со сказки «Аленький цветочек» начинается и сказочная история, история создания сказочных произведений в этих местах. Потому что не только Виктор Михайлович Васнецов действительно, здесь написал, знаем мы и «Богатырей», и целый ряд работ, но здесь же и Михаил Васильевич Нестеров жил в Ахтырке тоже.

К.БАСИЛАШВИЛИ: И те же поля написал.

Э.ПАСТОН: Да, и те же поля. И Василий Дмитриевич Поленов написал реку Ворю, она в Ахтырке наиболее широко плещется. И Апполинарий Михайлович Васнецов, здесь же работал и Кандинский с 1901 по 17 год он, периодически бывая в России, приезжал в Ахтырку, написал здесь целый ряд пейзажей. А его сказы, я уверена совершенно, имеют своей основой впечатления и Ахтырки, в том числе.

То есть, вот это место оно рождало эти сказочные сюжеты. И поэтому даже, когда Васнецов писал просто ахтырскую девочку, он не мог не выразить сказочности этих мест. Более того, он в своих эскизах вот по пути к окончательному варианту «Аленушки», он как раз суммировал вот эти впечатления сказочности невольно для себя. Я даже думаю, что в нем боролся в это время талант типиста, как о нем говорили, талант жанриста и талант сказочника, сказочника гениального.

К.ЛАРИНА: А вот скажите мне, пожалуйста, Элеонора, а вот от «Дурочки» до «Аленушки» он каким-то образом правил эту картину?

Э.ПАСТОН: Я и говорю, что после товарищества Передвижников он лето работал в Абрамцеве.

К.ЛАРИНА: То есть, не просто название поменял?

Э.ПАСТОН: Нет, вы знаете, вот у нас недавно была картина …

К.ЛАРИНА: А ее можно сравнить, допустим?

Э.ПАСТОН: Да. Мы исследовали картину из музея-заповедника Абрамцево «Аленушку». Она у них достаточно долго, лет 20 была в запаснике как копия с картины Васнецова. И для этого были, очевидно, у сотрудников предшествующих определенные резоны. Но вот как раз этот эскиз, который мы посчитали

все-таки предшествующим картине, самой картине, говорит вот об этом пути художника, когда он из единичных этюдов, из натурных этюдов составляет образ – образ печали, образ…

А откуда появляется тогда сказочник? Потому что известно, что сказки – небывальщина.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А она сразу же села на этот камешек?

Э.ПАСТОН: Нет, ничего подобного.

К.ЛАРИНА: А чем отличается «Дурочка» от «Аленушки»?

Э.ПАСТОН: Она уже сидела на этом камне.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Она сразу села?

Э.ПАСТОН: Нет, нет. Она сидит на земле сначала, она склонилась, волосы ее распущены, она немножко в другом наряде. Более того, облик ее другой. Вот видите, он в своих воспоминаниях пишет… Вот он увидел, кажется, и написал, да?

Даже облик девочки совершенно иной уже. В окончательной картине, если мы просмотрим по всем этюдам, и природа тоже из вот этих единичных этюдов: осоки, хвойных деревьев и так далее она суммируется, собирается в этот образ – сказочный, глубокий образ. А откуда появляется эта сказочность?

По народным поверьям природа оживает в конце дня и начинает говорить в лад с человеком. И вот эти тонкие отношения природы и образ Аленушки как раз и искал Виктор Михайлович.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Но самое интересное, что эту картину можно легко представить и без Аленушки. Можно реально представить, потому что существует масса эскизов без Аленушки, просто прудик. Да. И вполне себе такой симпатичный пейзаж получается.

Э.ПАСТОН: Так вот, так было тонко все это найдено, вот эти соотношения – состояние героини и пейзажа, что

Федоров-Давыдов назвал эту картину «Одним из самых тонких пейзажей настроения в русском искусстве второй половины Х1Х века».

К.ЛАРИНА: А давайте мы послушаем рубрику, потому что мы уже картину вот эту имеем в виду, когда мы говорим про «Аленушку», вот именно в таком виде, когда она попала в Третьяковку. Да? «Путь в галерею», про эту картину.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Классический вариант известный. Слово Ольге Отрощенко, хранителю.

ПУТЬ В ГАЛЕРЕЮ

О.ОТРОЩЕНКО: Картина Виктора Васнецова «Аленушка» не сразу попала в собрание Третьяковской галереи.

Она была написана в 1881 году, и в этом же году художник экспонировал ее на Х1Х выставке Товарищества передвижных художественных выставок.

На ней же дебютировал Василий Иванович Суриков с картиной «Утро стрелецкой казни», которая привлекла к себе особое внимание зрителей и критиков. Это историческое полотно и приобрел Павел Михайлович Третьяков для галереи.

Особого интереса к Аленушке он при этом не проявил. Желая знать мнение Павла Михайловича, Васнецов обращается к нему письменно. Художник пишет: «Уважаемый Павел Михайлович! Моя «Аленушка» до сих пор не продана. Мне очень бы хотелось знать, как она вам кажется в теперешнем ее виде на выставке.

До сих пор я, конечно, не имею повода думать, что она вам понравилась настолько, чтобы вы решились приобрести ее для галереи. Но знать ваше мнение на этот счет для меня желательно очень».

Несмотря на то, что художник готов был уступить Третьякову в цене, назначенной за картину, Павел Михайлович, тем не менее, купить ее не решился.

Приобрел «Аленушку» у автора Анатолий Иванович Мамонтов, брат мецената и промышленника Саввы Ивановича Мамонтова.

Затем картина перешла в коллекцию Владимира Владимировича Фон Мекка, и в 900 году Советом галереи, возглавляемым Александрой Павловной Боткиной, Остроуховым и Серовым была приобретена в Собрание Третьяковской галереи.

ДОРОГУ ОСИЛИТ ИДУЩИЙ

К.ЛАРИНА: Напомню, что сегодня мы говорим о картине Васнецова «Аленушка», которая начиналась как «Дурочка». А нам рассказывает об истории этой картины Элеонора Пастон, старший научный сотрудник Третьяковской галереи.

К.ЛАРИНА: Ты что-то стремишься сказать?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да, я стремлюсь задать вопрос вдогонку к той рубрике, которая у нас прозвучала до Новостей, когда было сказано о том, что Третьяков не хотел вначале покупать произведение Васнецова «Аленушка» («Дурочка»). Почему? – у меня вопрос такой к Элеоноре Пастон. И тут же уточняющий вопрос, который пришел от нашего слушателя: она слышала, что Третьяков сначала не хотел покупать «Аленушку», так как у него был больной ребенок. Это правда?

Э.ПАСТОН: Ну, об этом я не могу сказать. У меня таких сведений нет. Но можно поразмышлять, почему Павел Михайлович не купил картину именно в 82 году, я думаю

все-таки, что она была действительно переработана Васнецовым, и уже звучала, как сказочное произведение. А все-таки переход его от жанризма к сказочным сюжетам был воспринят не с восторгом многими художниками, в том числе и советчиками Павла Михайловича Третьякова в деле приобретения им своих работ.

Очень огорчался по этому поводу, например, Иван Николаевич Крамской. Он считал, что Васнецов идет не по тому пути. И это было вот совсем недавно, как раз в 80-м году Павел Михайлович приобрел картину Виктора Михайловича «После побоища», несмотря на то, что им самим эта картина тоже была воспринята неоднозначно.

А вот в 82 году он приобретает работу Виктора Михайловича. Это была «Военная телеграмма».

К.ЛАРИНА: То есть, жанровое произведение.

К.БАСИЛАШВИЛИ: И еще о мнениях сказочной живописи Васнецова. Известно, что Бенуа, в принципе ценивший Васнецова, вот как раз к сказочным мотивам и как к живописцу не очень к нему хорошо относился, скорее, считал его не живописцем, но таким иллюстратором, с талантом иллюстратора художником.

А вот что писал Стасов о картинах Васнецова,

«Русско-волшебных сочинениях Виктора Васнецова: «Иван Царевич с Еленой Прекрасной», «Ковер-самолет» «Три царевны Подземного царства», «Сирены и Гамаюны» — все это неудачные выдумки и слабо написанные картины», — считал Стасов.

И дальше тоже цитата: «Аленушка» — плаксивая, уродливая и сентиментальная фигура, вовсе несвойственная таланту Васнецова», который очень ценил Стасов.

К.ЛАРИНА: Надо же, так подобрать цитату!

К.БАСИЛАШВИЛИ: Это же того времени! Что же мне делать?

Э.ПАСТОН: Ну, что ж, это действительно так! И Виктор Михайлович, как раз они поссорились и какое-то время, долгое время как бы не было такого дружественного общения, какое было раньше, когда Виктор Михайлович выступил в русском искусстве, вошел в русское искусство как художник-жанрист.

Вот поэтому я и сказала вам до этого, что очевидно вот в этой работе как раз боролись два Васнецовых: Виктор Михайлович-жанрист и Виктор Михайлович-сказочник.

А по поводу Павла Михайловича я бы хотела вот еще что сказать, вернее, по поводу галереи.

Действительно в 1907 году картина эта была приобретена Советом Третьяковской галереи за немалые деньги  — 8 тысяч рублей, хотя на Передвижной Виктор Михайлович оценивал эту работу в две тысячи.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Это высокая стоимость картины?

Э.ПАСТОН: Да. Достаточно высокая.

Но после, в 13-м году, в письме к Грабарю Виктор Михайлович писал по поводу Третьяковской галереи, по поводу перевеса в Третьяковской галерее он говорил, он был против того, чтобы менять экспозицию Павла Михайловича Третьякова, и сказал, что: «Как мне ни желательно поместить «Аленушку» в мою комнату, но я совершенно примирился бы с необходимостью оставить ее в новой городской галерее».

Он абсолютно был согласен с выбором Павла Михайловича, то есть, настолько это было непререкаемо.

К.ЛАРИНА: Я хочу уже победителей назвать.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Давай.

К.ЛАРИНА: И  правильный ответ?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Правильный ответ – Портрет Михаила Нестерова, 1926 год.

К.ЛАРИНА: Я сейчас назову победителей, чтобы они уже успокоились, что они получат у нас обязательно призы. (Перечисляет имена и номера телефонов победителей).

Э.ПАСТОН: 12 июля 26 года Виктор Михайлович писал сыну Михаилу: «На днях оканчиваю портрет Михаила Васильевича. То кажется похож, то не похож, — вообще же кажется ничего себе».

Умер Виктор Михайлович 23 июля, спустя две недели. То есть, это действительно вот последняя работа Виктора Михайловича. Их связывала с Нестеровым большая дружба и такая связь духовная. И вот после смерти Виктора Михайловича Нестерову, очевидно, было предложено написать воспоминания. И он очень хорошо сказал, что «Чтобы дать живой образ этого большого художника и человека, нельзя обойтись одним сиропом.

Виктор Михайлович был человек страстный, там жила стихия сложная, гамма его деяний, поступков, чувствований была тоже сложная».

И это как раз вот к нашему разговору о том, что тут сиропом-то… вот Аленушка вот сидит, вот девочка…и сказочка такая, не обойтись, потому что здесь было очень много вложено художником.

К.БАСИЛАШВИЛИ: На  шоколадные конфеты очень много репродуцировали. Такая ассоциация сладкая действительно.

А скажите, сохранился ли этот прудик? Можно ли на него посмотреть, если приехать в Ахтырку?

Э.ПАСТОН: Ну да, так кое-что сохранилось. Церковь сохранилась, Воря..

К.БАСИЛАШВИЛИ: Хотьковское направление, садимся на электричку, доезжаем. Можно найти, да?

Э.ПАСТОН: То есть, ощущение обаяния этого места еще сохраняется.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Если хотите попасть в сказку, нужно всего 60 километров от Москвы.

Э.ПАСТОН: То есть, доехать до Хотьково…

К.ЛАРИНА: Практически сохранилось все в таком первозданном виде? Ну узнать можно вот это место, допустим?

Э.ПАСТОН: Можно, знаете, вот так, подумав – церковь стоит, и вот относительно церкви как эта усадьба строилась, можно подумать. Она ведь была на обоих берегах Вори. А посредине был остров.

И вот Трубецкой, философ, он рассказывал, как они на лодках плавали на этот остров.

В общем, это была жизнь – туда Елизавета Григорьевна с  Саввой Ивановичем приходили, слушали концерты в начале семидесятых годов. Это были полные обаяния вечера музыкальные.

Мне хотелось бы поговорить все-таки об Аленушке. Что же в ней сказочного? Правда ведь? А то мы все говорили о жанризме Васнецова.

Действительно, ну пейзаж настроения. Ведь есть и «Лунная ночь» Крамского, и тоже там природа связана с героиней, они там как бы в едином таком состоянии, настроении.

И что такое сказка? — Ведь это все-таки небывальщина. А что тут вот небывальщины? А люди вот все-таки видят здесь Аленушку, сестрицу Аленушку, которая с братцем Иванушкой и так далее, то есть, видят сказку.

Я начала уже говорить о том, что пейзаж связан с героиней, и он как бы, уча, сочувствует ее горю, но ведь он одновременно и оберегает ее. А ведь такая силища – вот лес, вот птички, которые как бы огибают голову Аленушки. И здесь мы видим чижей, которые вообще говорливы. И уже они создают вот такое настроение выхода из этой печали.

Вот это стихотворение, которое прозвучало вначале Усачева, как раз уловлено, что действительно с героиней будет все хорошо. И не потому, что знали зрители эту сказку. Ну, а то, что они ее знали, записанную Афанасьевым, это безусловно. То есть, волшебство состояло в том, что для этой девочки выпадет счастье.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Скажите, а эта сказка, записанная Афанасьевым об Аленушке и братце Иванушке, она только  тогда была напечатана и появилась? О ней узнали примерно в эти же, в восьмидесятые годы, или чуть раньше?

Э.ПАСТОН: Вы знаете, ну она-то существовала всегда, это же русская народная сказка. Существовало вообще 24 варианта русских, украинских – 12, и белорусских – 5 вариантов этой сказки.

Но вот в том варианте, который использован Васнецовым, а он точно дает указание на этот вариант в своем альбоме «Виктор Васнецов. Картины». Это 1900 года альбом, и  там такой комментарий, что ли: «Сестрица моя, Аленушка, выплынь, выплынь на бережок! Огни горят горючие, котлы кипят кипучие»… То есть, то, что говорит козленочек, что отвечает Аленушка, — это тот вариант, где Аленушка и Иванушка – царские дети. Они лишились своих родителей, и пошли вот  по белу свету. То есть, Аленушка-то царевна. И находит их тоже царь, и забирает к себе. А потом уже колдунья приходит в дом. И в отсутствие царя губит Аленушку.

Но отличие русского варианта сказки, а он известен был в Европе этот сюжет, в Америке, на Ближнем Востоке. Вообще, считается, что следы сюжета отмечаются еще в античной мифологии. Но там обычно в сказках колдунья, утопив Аленушку, подменяет ее одной из своих дочерей. А здесь вот колдунья сама переодевается в ее платье.

Но тут-то мы видим крестьянскую девочку, правда? Вот видите, сколько там нестыковок? И все-таки – сказка, и все-таки ощущают сказку.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Ну, русские сказки – это страшная вообще вещь неадаптированная. Адаптированные – да, они такие становятся сладкие, как конфеты.

Э.ПАСТОН: Щадящие.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А неадаптированные, вы знаете, там герои, колдуньи, они очень жестокие…

Следующий шаг Аленушки – это действительно то, что

кто-нибудь подходит и камешком ее по голове, и она сваливается в этот пруд.

Э.ПАСТОН: Да, и колдуньи там хороши. Они здорово ее наказали в той сказке, во всех вариантах.

К.БАСИЛАШВИЛИ: То есть, литературные адаптации уже дают какой-то свет в окошке, а неадаптированные сказки, пересказанные народом, это страшное дело.

Э.ПАСТОН: Ну, а действует, безусловно, это поэзия этой сказки, этой картины – поэтичность ее, вот эта хрупкость образа Аленушки. Очень красивая природа.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Скажите, пожалуйста, а он своих детей писал в качестве сказочных героев?

Э.ПАСТОН: Да, да. У него очень много портретов. Он одевал их в костюм княжича, очень, да, у него это было в семье. Были костюмированные у них тоже и спектакли, и концерты, то есть, дети активно участвовали в процессе создания сказочных образов.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А вот эти вот сказочные костюмы, предположим, в которых появляется царевич на волке, как он их? Специально шили ему, или он где-то собирал? Это настоящие вообще костюмы, или он их как-то стилизовал под что-то? Он был театральным художником.

Э.ПАСТОН: Да. Частью – шили, а частью, — есть такое письмо, что он обращался к Невреву, который был собирателем костюмов, с просьбой дать ему какой-то костюм. То есть, подлинный костюм. Там костюмы собирались Костромской губернии, Вот для «Снегурочки», например, для хора в Русской частной опере, и для домашнего спектакля костюмы ему эти привозились. И просто в подлинных костюмах выступали.

У Васнецова самого, он исполнял роль Деда-Мороза, помните его, да? Там: «Люто мне, люто»! Выходил в этом костюме, совершенно его делая театральным подлинный костюм. То есть, это все было очень живо.

То есть, вот смотрите, по сути, впервые Васнецов обозначает эту картину, как сказочную, в 1900 году.

К.ЛАРИНА: А пишет в 1881-м?

Э.ПАСТОН: А пишет ее в 1880-м полностью, потому что ну в феврале появилась. 20 февраля он сдал ее на выставку. А в 81-м он ее перерабатывает полностью. Все-таки, он говорит Павлу Михайловичу: «Ну, как вам картина в переработанном виде»?

К.ЛАРИНА: Ну, подождите! А сохранились первоначальные варианты? Где их можно увидеть?

Э.ПАСТОН: Да, конечно. Вот в Абрамцевском музее, пожалуйста, есть эскиз, очень близкий к окончательному полотну.

К.ЛАРИНА: Нет, а когда он ее представил впервые – в 1881 году он ее показал, она была в каком виде?

Э.ПАСТОН: Она, по сути, как я понимаю, она была вот такая, как мы ее сейчас видим, но вот чего коснулись переработки, очевидно, вот так, судя по тому эскизу, который наиболее близок к «Аленушке», коснулись вот этой связи природы с Аленушкой.

К.ЛАРИНА: А как это можно объяснить? В чем это выражается?

Э.ПАСТОН: А вы знаете, вот мы даже, когда занимались сейчас исследованием этого эскиза, видно было, что картина окончательно, она, что называется, «нагружена» живописью.

К.ЛАРИНА: Когда он ее показал впервые? – Когда она была под названием «Дурочка»? «Девушка», или как она называлась? Она была точно такой же, по сути?

Э.ПАСТОН: Она по композиции уже была такой.

К.ЛАРИНА: А  по облику Аленушки? Такой же была?

Э.ПАСТОН: Вы знаете, вот, судя по эскизу, — иной, то есть, он заострил как раз ощущение вот этой печали, он сделал ее всеобщей, что ли. Вот саму печаль он пытался выразить. Ну, не какой-то конкретной девочки. То есть, он шел от конкретики к обобщению

К.ЛАРИНА: А кто-то, может быть, посоветовал ему поменять название? Не было такого у него?

Этого нет у него. А он, наверное, сам почувствовал: он же в Абрамцеве работал, а Абрамцево было наполнено.

Ведь у кого-то первого родилась эта ассоциация с Аленушкой? Не у него, наверное?

Э.ПАСТОН: А ему достаточно было второго названия, которое в скобках, просто отмести и оставить «Аленушку». А уже в 900-м году он обозначил это совершенно …

Но здесь уже всем было ясно, что это сестрица Аленушка с братцем Иванушкой. И очень много критиков и искусствоведов говорили о том, что Виктор Михайлович обратился к сказке и создал свой вариант сказочный, то есть там ведь Аленушка должна лежать на дне пруда, а он передал эту интонацию Аленушкиного состояния в это печальное и горестное такое сидение на берегу.

К.ЛАРИНА: Сколько у него вообще сказочных картин-то? Посчитать можно?

Э.ПАСТОН: Ну, вот давайте: есть у него «Поэма семи сказок», над которыми он работал в ХХ веке уже, 7 произведений; «Иван царевич на сером волке», где он изначально работал над сказкой. Это иное уже, иное отношение к материалу в «Иване царевиче на сером волке», вот «Аленушка» уже у нас вошла как сказочный сюжет.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Или кто там еще? – Гамаюн с крыльями.

Э.ПАСТОН: Знаете, по фольклорному такому. Знаете, это он взял

все-таки сюжет фольклорный.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да, как и сказка – тоже фольклор.

Э.ПАСТОН: Так все сказки на основе мифологии языческой. Сказка-то вот и рождена всеми этими, источник-то ее – русская мифология: медведи. Медведи-то не русские, а общеевропейские и даже восточные.

К.ЛАРИНА: А сказочные персонажи? Они тоже все с кого-то писались, с каких-то реальных людей?

Э.ПАСТОН: Вот, пожалуйста, вам, — с девочки Ахтырской, а потом он изменил ее облик.

Да, писались. У нас даже вот «Иван царевич на сером волке», а рядом портрет Татьяны Анатольевны, то есть, дочери Анатолия Ивановича, которая там тоже с распущенными волосами, и она вот в качестве царевны там изображена. Действительно моделями служили окружающие. Он создавал…

К.БАСИЛАШВИЛИ: «Снегурочка», по-моему, да, там какая-то есть такая красивая история романтическая?

Э.ПАСТОН: Да, Вера Саввишна, считается, что ее облик использовал Васнецов в этой картине.

Но вы знаете, что он действительно, создавая вот эти женские портреты, а писал он всегда близких, родных ему людей, или чем-то интересных. Он никогда не писал заказные портреты. Вырабатывался тип женской красоты. Он один из первых художников, вот потом это у Сурикова – тип русской красавицы. И здесь вот тип женской, или мужской красоты, который вот  мы находим в «Богатырях», а здесь вот в целом ряде сказочных сюжетов: «Царевна-лягушка», пожалуйста, там «Спящая царевна» — масса вот таких вот сказочных героев, которые прекрасны. Они в сказках всегда невиданной, неписанной красоты.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Но по большому счету ведь, не знаю, Ксюша, согласишься ты, или нет, Васнецов он и есть мир нашего детства.

К.ЛАРИНА: Конечно!

К.БАСИЛАШВИЛИ: Как ты представляла себе дремучий лес? Как ты представляла себе вот всех этих героев? Я, например, — по Васнецову исключительно.

К.ЛАРИНА: «Иван царевич».

К.БАСИЛАШВИЛИ: И дремучий лес – это для меня лес, в котором, «Иван Царевич», но страшная есть картина, где по снежному полотну бредет эта Аленушка, то есть, Снегурочка. Помнишь, в лесу Снегурочка, такой темный лес, и только белое пятно снега, и по нему Снегурочка идет. Вот на месте Снегурочки мне никогда не хотелось оказаться. Никогда!

Э.ПАСТОН: Но она там выходит к людям.

К.БАСИЛАШВИЛИ: То есть, всегда на этот лес хотелось смотреть издалека, но не оказаться внутри.

К.ЛАРИНА: Страшно! На месте Аленушки тоже как-то не хочется оказываться.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Мне кажется, что на месте героев Васнецова – никогда — ни на волка сесть, ни на камешек.

Э.ПАСТОН: Дальше все будет хорошо: ведь ее царь спасет, всех призовет на помощь, ее вытащат из пруда.

К.ЛАРИНА: Как говорит в этом стихотворении Андрей Усачев: «Как хорошо знать наперед, чем сказка кончится».

Э.ПАСТОН: Да, он ее вытащит, а козленочек будет жить с ними, и есть, и пить вместе с ними, за одним столом.

К.ЛАРИНА (смеется): Ужас какой!

Э.ПАСТОН: А по одному из вариантов сказок он вообще превратится опять в братика. Один из вариантов такой совсем добрый есть.

К.ЛАРИНА: Ну, будем надеяться на такой финал этой сказки.

Сейчас мы должны заканчивать уже, потому что у нас еще рубрика «Пригласительный билет».

Спасибо большое, это Элеонора Пастон, старший научный сотрудник Третьяковской галереи. Сегодня мы рассматривали картину «Аленушка».

Ты что там хочешь?

К.БАСИЛАШВИЛИ: У нас минута еще есть, там где-то, примерно? Я хотела вспомнить еще один сюжет. Мы с Элеонорой Пастон, помнишь, у нас было, по-моему, целых две передачи, посвященных Поленову и «Дворику», «Московскому дворику» художника Поленова.

Так вот, сейчас этот сайт «Москва, которой нет», он занимается спасением старинных построек Москвы, как раз пишет о том, что угроза нависла над тем деревянным строением, из окна которого и писал Поленов свой «Московский дворик».

Вот поэтому мой вопрос: сохранился ли этот прудик, который писал Васнецов в картине «Аленушка», он не случаен. Хотелось бы, чтобы эти места сохранялись.

Вы тогда ходили, смотрели топографию Московского дворика. Последнее мгновение существует.

Э.ПОСТОН: Ну, этого дома уже не существует, а вот перед ним – вот это вот дом, который действительно существовал при Поленове, и существует.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Пока!

К.ЛАРИНА: Мы прощаемся? Все на выборы? Вы-то голосовали?

Э.ПОСТОН: Вот сейчас, прямо после эфира иду голосовать.

К.ЛАРИНА: И я тоже иду голосовать.

К.БАСИЛАШВИЛИ: И я пойду с открепительным талоном. Я – одна из тех, кто взял открепительный талон.

К.ЛАРИНА: Мы пошли на выборы, чего и вам желаем, если вы еще не сделали этого, сделайте это сейчас. Всего доброго! С вами были Ксения Ларина и Ксения Басилашвили, и наша гостья Элеонора Пастон.

«ЭХО МОСКВЫ» РЕКОМЕНДУЕТ:

К.БАСИЛАШВИЛИ: Новый хит под финал года — выставка в Лаврушинском переулке из коллекции Отдела графики Третьяковки. Памяти исследователя рисунка Анатолия Бокушинского, который основал в Третьяковской галерее отдел графики. Ценное в экспозиции – частичная реконструкция легендарных выставок первой половины ХХ века.

До 9 декабря в Инженерном корпусе продлится выставка художника-монументалиста Бориса Чернышева. Он оформлял московское метро и общественные здания. Наследие художника – многочисленные рисунки, порой на не очень качественной бумаге. Но таково отражение времени: Чернышев начинал в годы послереволюционные.

Выставочный зал в Толмачах предлагает рассмотреть качественную графику и живопись художника в России известного мало, но притом, что фамилия говорит о многом: Бенуа-де Стетта.

Первая персональная выставка на родине Бенуа, выросшего в эмиграции.

По четвергам теперь дольше на несколько часов работает выставка Ивана Шишкина на Крымском валу. Смотреть можно до 10 вечера, касса открыта до 21 часа.

Из ближайших интересных открытий Третьяковки, безусловно, выставка художников Ленинградской школы живописи – Завена Аршакуни и Германа Егошина. Оба мастера активно трудятся и сегодня.

А также выставка анималистической скульптуры и графики десятых, пятидесятых годов, с 12 декабря, на Крымском валу.

Не забудьте об уникальной выставке Юрия Норштейна, в музее Востока. Сказочное событиё – японская поэзия и рассказы о рождении анимационного фильма. Выставка продлится до 13 января.

«Дейри и Ковчег» напоминает о временах, когда демонстрации были делом обязательным – одновременно веселым и занудным.

Отголоски «Марша энтузиастов» в произведениях советских художников из музейных и частных собраний. Выставка претендует на одну из самых интересных в уходящем году.

Галерея Проун на Винзаводе представляет творчество Анны Ленорской, самой верной ученицы Казимира Малевича. И хоть не гоже делить искусство по признакам пола, все же женская сущность художницы смягчила жесткий, радикальный шаг ее учителя-гения.







Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире