Поддержали: xx
Минутку...
ПОИСК
Обычная версия
передача
Все передачи

Точка

время выхода в эфир — воскресенье, 21:08
Обо всем полезном, что встречается в Интернете
Ведущие:
Александр Плющев журналист «Эха Москвы»
Сергей Оселедько управляющий партнер агентства Notamedia
Обычная версия
эфир
05.08.2012 21:10
Точка : Праймериз в интернете
Гости:
Леонид Волков глава предвыборного штаба Алексея Навального (по телефону)
Илья Файбисович координатор фейсбук-группы по митингам на Болотной
Ведущие:
Александр Плющев журналист «Эха Москвы»

Праймериз в интернете

код для блога
А. ПЛЮЩЕВ: Московское время 21 час 7 минут. Добрый вечер, с вами Александр Плющев. Мой коллега Александр Белановский в отпуске, поэтому я один, но одиночество мое будут сегодня скрашивать сразу два человека, имеющие непосредственное отношение как к интернету, так и к политике, то есть на стыке интересов общего характера вещания нашей радиостанции. Во-первых, здесь, в студии, Илья Файбисович, координатор фейсбук-группы по митингам на Болотной площади – это я такое название придумал. Добрый вечер, Илья.

И. ФАЙБИСОВИЧ: Добрый вечер. Ну, пойдет, я думаю.

А. ПЛЮЩЕВ: Да. И Леонид Волков, депутат, екатеринбургский депутат, инициатор праймериз в интернете. Лень, добрый вечер.

Л. ВОЛКОВ: Добрый вечер.

А. ПЛЮЩЕВ: Значит, какая история этому предшествовала? У нас сегодня тема – «Праймериз в Интернете». Меня заинтересовала история, объявленная вот, собственно, Леонидом Волковым, он и будет отдуваться за нее. А Илья как бы… зачем здесь Илья? Объясню. Илья, поскольку координировал фейсбук-группу по митингам на Болотной площади… вот вся эта активность зимы, весны этого года протестная, она как бы имеет уже некий опыт. Мне бы хотелось, чтобы Илья на основе этого опыта, во-первых, о нем в том числе и рассказал, ответил на наши с вами вопросы – вы можете присоединяться, +7-985-970-45-45 и твиттер-аккаунт @vyzvon. А заодно и как человек опытный и изнутри процесса – я-то был вне процесса, а Илья был внутри процесса – тоже, может быть, насчет чего-нибудь помучил Леонида Волкова. Итак, краткая предыстория. Если я правильно понимаю, то предлагается выбрать теневой парламент, теневой парламент из 45 деятелей, ну, как бы оппозиции, то есть то, что принято называть вот этим, с одной стороны, креативным классом, с другой стороны, оппозицией с разных сторон, и левые, и правые, и так далее – в общем, каждой твари по паре, такой теневой парламент. И провести эти выборы в интернете. Правильно я понимаю, Лень?

Л. ВОЛКОВ: Почти и почти, по каждому из пунктов. Не совсем теневой парламент. Предлагается выбрать представительный орган тех, кто захочет поучаствовать в этих выборах, или праймериз. Чем этот орган станет – это зависит не от того, как организованы выборы, да, а зависит от того, какие там люди соберутся, какие у них окажутся амбиции. И, может быть, он сумеет сыграть роль теневого парламента, можно надеяться. Но скорее это будет именно координационный совет, там, гражданского общества, координационный совет, там, российской оппозиции, который будет, в первую очередь, заниматься не тем, что делают теневые парламенты, то есть принимать альтернативные законы, а все-таки именно вот этой координационной деятельностью: там, когда проводим следующий митинг, кто выступает, о чем говорим, какая резолюция, какие требования и так далее. Все-таки там немножечко снизить градус. Я надеюсь, что из этого вырастет теневой парламент, и многие надеются, но такая задача не ставится. И что касается того, что выборы пройдут в интернете. Выборы пройдут и в онлайне, и в оффлайне. Одновременно в один день будут работать и электронные, так сказать, и обычные бумажные избирательные участки. Это создает дополнительную сложность и дополнительный интерес ко всей этой истории, с точки зрения технологической, как все это правильно организовать. Но, действительно, мы думаем, что большинство избирателей проголосуют в интернете.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, если я правильно, опять же, понимаю, маленькое уточнение, чтобы мы понимали, о чем мы говорим все вместе здесь. Системная оппозиция, как бы которая уже представлена не в теневом, а в самом что ни на есть солнечном парламенте, вот, она в этом не будет принимать участие, ее туда и не берут особенно.

Л. ВОЛКОВ: Мы не знаем, кто в этом будет и не будет принимать участие, а берут всех. У нас правила регистрации кандидатов запредельно либеральные. То есть, я потом, наверное, про них отдельно расскажу, но если в выборах захочет поучаствовать, там, Василий Якименко, или Владимир Путин, или Света Курицына, или кто-то еще из этой компании, то пожалуйста, в этом нет никакой проблемы и все они смогут участвовать. И, к тому же, там, вполне реальные депутаты вполне реальной Госдумы, там, пресловутые Илья Пономарев и господа Гудковы наверняка будут участвовать, поскольку они входят…

А. ПЛЮЩЕВ: Ну да.

Л. ВОЛКОВ: … в тот Оргкомитет протестных действий, который, собственно, и постановил организовать вот эти вот выборы.

А. ПЛЮЩЕВ: Я вот вдруг подумал: а вот круто, там… ну, не важно, Владимир Путин, не Владимир Путин, Якименко, не Якименко, но вот здорово. И их все боты зарегистрируются в качестве избирателей. Ну, о технических моментах мы поговорим чуть позже. Я бы хотел подключить к разговору Илью Файбисовича. Мне кажется, что здесь мы наблюдаем некий сейчас конфликт между такой прошлой организацией без организации, да, если можно так сказать, и нынешней, когда эту организацию пытаются создать. Так это или нет?

И. ФАЙБИСОВИЧ: Ну, похоже на то. Мне вообще кажется, что мы живем в нескольких параллельных реальностях, мы населяем эти реальности. До смешного есть параллельные реальности не социальных сетей и всего остального, параллельные реальности одной социальной сети, другой социальной сети, третьей социальной сети. И мы замечательно в них сосуществуем, но мне, конечно, кажется, что… Например, Леонид сказал, что Оргкомитет постановил. А я не слышал ничего про то, что Оргкомитет постановил, не потому, что я не слежу, а потому что, наверное, я живу в какой-то…

А. ПЛЮЩЕВ: Ты в параллельном оргкомитете просто.

И. ФАЙБИСОВИЧ: Или я в параллельном оргкомитете. Если чуть серьезнее, мне, конечно, кажется, что выборы в координационный совет оппозиции, который звучит очень серьезно… Ну, как если мы идем на Марш миллионов, то туда должен прийти миллион, иначе выглядит не очень. И если у нас координационный совет оппозиции, то все должны про это знать и все должны считать, что этот координационный совет их будет представлять, все люди, которые, так или иначе, в этом были эмоционально и физически задействованы.

А. ПЛЮЩЕВ: Слушайте, я прямо даже планировал передачу немного по-другому, но вот понял, только что осознал – ну, до меня трудно вообще доходит – что у нас же сейчас реальный клинч образуется. Потому что Леонид Волков, представитель нового предложения, как бы нового течения, вот образования этого координационного совета и организации с организацией, и Илья Фабисович – это такая организация снизу, то есть организация без организации, если я, опять же, правильно понимаю. Так давайте же вас столкну лбами скорее. Вот то, что сказал Илья Файбисович, Лень, ну, о том, что как бы какой-то междусобойчик получается, если я правильно понимаю…

Л. ВОЛКОВ: Да-да-да, я все прокомментирую. Я, может быть, не в курсе чего-то, я живу не в Москве и довольно далеко от всех этих московских историй. Моя история очень простая. Меня Оргкомитет попросил организовать, я организую. Но вообще-то, так сказать, у меня в голове все это является очень естественным продолжением линии истории. Вот мы видели, там, в трансляциях телевизионных, твиттерных вот Оргкомитет протестных действий, который заседал, там, в декабре, январе, феврале, там, готовил митинги, там, на Болотной, на Сахарова, значит, где-то еще. Там сидели, там, Навальный. Удальцов, Яшин, не знаю, там, Пономарев тот же самый Гудков, там, от националистов ребята какие-то. Вот этот же самый комитет, он продолжает действовать, продолжает собираться, он готовил, там, митинг 6 мая, 12 июня. И вот на одном из заседаний этот Оргкомитет говорит, что мы все это время страдали и мучились от того, что мы на самом деле какие-то самоназначенные люди, никто нас не выбирал, мы давно уже об этом говорили, и вот мы созрели для того, чтобы провести эти выборы. Все мы собираемся в них участвовать, и, наверное, еще какие-то люди будут участвовать. И мы хотели бы, чтобы эта история была как можно более широкой. Конечно, это только начало. Вот это решение было принято неделю назад, сейчас у нас есть два месяца на такую большую компанию, в ходе которой не только кандидаты будут себя рекламировать, но и сама идея этих выборов будет, конечно, себя рекламировать. Алексей Навальный уже написал большой пост на тему того, зачем нужны эти праймериз, почему он в них будет участвовать как кандидат, почему он своих сторонников зовет в них участвовать как избирателей. Я думаю, что такие же тексты опубликуют и все остальные заинтересованные в этой истории люди, ну, хотя бы потому, что они понимают, что сейчас Алексей, опубликовав этот пост, начал мобилизацию своих избирателей, и они начнут делать то же самое. И вот за два месяца, мы надеемся, что об этих выборах узнает довольно много людей, и поэтому результат будет интересен. Если говорить, там, о легитимности, нелегитимности, не надо ожидать слишком многого. То есть, этот координационный совет будет представительным органом ровно тех людей, которые проголосуют, вот сколько их будет. Вот это люди, которые объединены той идеей, что, да, нам сейчас нужен представительный орган и мы его хотим выбрать. Другие с этим не согласны, я не вижу в этом никакой трагедии.

А. ПЛЮЩЕВ: Но я хотел бы вот куда повернуть немножко наш разговор. Дело в том, что одни… ну, как бы, да… я не очень, честно говоря… Я понимаю, когда выборы, праймериз проходят уже внутри структуры готовой. Ну, например, внутри Демократической партии США или Республиканской партии США. Когда у нас там, опять же, каждой твари по паре, когда у нас половина людей, там… ну, конечно, не половина, а часть людей не так давно узнала, что такое Фейсбук, вот, и часть людей находится в одной социальной сети, часть – в другой, а часть – вообще в своем доме в Хорватии сидит. Ну, я условно говорю. В общем, крайне разрозненна, крайне разрозненная вот эта и крайне размежеванная вот эта… такое сообщество. Мне кажется, что проводить здесь какие-то выборы – довольно затруднительная штука. Еще более затруднительная, чем проводить выборы в России в принципе, потому что... да.

Л. ВОЛКОВ: Извини. Мне кажется, что тут только слово «праймериз» вот отталкивает, да? Потому что праймериз – это, по определении, имя предварительных выборов внутри одной структуры. Давай отнесемся к этому просто как к выборам, не как к праймериз, как к выборам. Тебя же не смущает, что в выборах участвуют разные политические силы с разной степенью подготовленности, вовлеченности в социальные сети и так далее.

А. ПЛЮЩЕВ: Ок. Да. Ну, мы с Ильей немножко обсуждали перед этим, и он высказал интересное опасение, которое бы я хотел, чтобы он вбросил и сейчас.

И. ФАЙБИСОВИЧ: Ну, я попробую вбросить именно то, которое ты имеешь в виду.

А. ПЛЮЩЕВ: Разумеется. Можешь еще какое-нибудь вбросить. Вбрасывай больше.

И. ФАЙБИСОВИЧ: Я сейчас несколько вброшу. Во-первых, Леонид говорил о том, что был Оргкомитет, который заседал в декабре, который все действительно смотрели через Сетевизор, в Твиттере и так далее, и там заседали Удальцов, Тор, Навальный, кто-то еще. Но дело в том, что там еще, например, заседали… ну, например, Борис Акунин. Туда приходил, или не туда приходил, но какой-то неявной его частью был Леонид Парфенов – какие-то люди, которые, мне кажется, что не будут выдвигаться в этот координационный совет, и, мне кажется, что являлись важными эмоциональными спутниками этого процесса, люди, которые создавали вокруг него какой-то не столько шум, сколько содержательное обсуждение. Это во-первых. А во-вторых, у нас сложная ситуация, которой Леонид тоже коснулся, сказав, что он живет не в Москве. У нас есть странная такая огромная страна, которая, в силу своих конструкций, функционирует определенным образом. Это все началось в Москве, все, что мы… Ну, мы так думаем, да? Декабрьские волнения, они были, прежде всего, московскими. Это ни хорошо, ни плохо, я ни горжусь этим, ни стыжусь этого, это просто некоторый медицинский факт. И речь идет о том, как дальше не распространять это по стране, а как дальше строить эту историю, с учетом того, что у нас не США, например, где, ну, есть большие города, есть маленькие, но есть некоторое ощущение одной большой страны, относительно ровно намазанной, в которой люди в одном конце сидят и в курсе, что происходит, и в другом конце сидят и в курсе, что происходит. Мне кажется, это очень важно.

Л. ВОЛКОВ: Ну, ок. Я начну со второго тогда. Я был организатором вот всех этих митингов в Екатеринбурге, и, там, если брать декабрьские истории, февральские, то, с точки зрения, там, вовлеченности, с точки зрения, так скажем, процента населения, жителей города, которые выходили на митинги… Там, скажем, 4 февраля в Екатеринбурге было больше людей, чем в Москве. В другие там… 10 декабря собралось столько же, 24-го – поменьше. По-разному, от раза к разу по-разному. Но в целом, там, вовлеченность была довольно большая, и все это было тоже очень живо и бурно. Но действительно у нас страна так устроена, и все все прекрасно понимают, что, если, грубо говоря, все эти митинги приведут к каким-то серьезным переменам, то решаться это все равно будет в Москве. Вот как бы там перед каким-то там… перед пятым марта было ощущение, что вот он, там, решительный бой, если что-то получится, то получится в Москве. Наша функция в регионах – это еще это дело как-то там поддержать или не поддержать. Мы поддерживаем, но мы понимаем, что мы сами тут сделать ничего не можем. У нас 5 марта в Екатеринбурге был несанкционированный митинг, и, в отличие от Москвы, где в последний момент он стал санкционированным – на мой взгляд, к сожалению, но не важно…. У нас 3 тысячи по центру города прошли, дошли до Белого дома. Там, значит, стояли 20 милиционеров, которые всего этого не ожидали, около Дома правительства, очень сильно боялись. И мы, в общем-то, понимали, что мы сейчас можем, например, туда просто войти, там, этот Белый дом занять и что-нибудь дальше делать. Но мы понимали, конечно, что в этом нет никакого смысла, потому что это не Москва и это вообще будет очень смешно выглядеть и смотреться. И, в общем, ждали, что там происходит, но в Москве все слилось (неразб.). Но дело-то не в этом. Безусловно, вот если соотносить все это с историей с праймериз, то оно, да, будет такую же примерно картинку иметь. Реально регионы в этом 45-мандатном парламенте получат очень маленькое представительно, в основном там будут какие-то московские люди. Ну, для меня как для регионального политика это очень грустная история, но вместе с тем я понимаю, что это правильно и целесообразно, потому что вот по-прежнему ситуация такая, что если что-то будет решаться, то оно будет решаться в Москве.

А. ПЛЮЩЕВ: Ок, с вашего позволения, от политики – все-таки программа у нас про интернет – немножко отойдем. И вот хочу о чем поговорить. В самом начале ты сказал, Лень, что ты совершенно… ну, что могут самовыдвинуться буквально все действующие политики, не действующие, вообще никому не известные люди и так далее. Но тогда возникает вопрос: насколько все это серьезно организовано для того, чтобы не побеждали кандидаты-спойлеры, условно говоря, да? Ну, я очень четко представляю себе механизм такого… таких выборов, вот. Это как, знаешь, как в «Новой газете» что-то там тоже выбирали. Стой, что-то…

Л. ВОЛКОВ: Да-да-да, да.

А. ПЛЮЩЕВ: Что-то выбирали там и накрутили. Ну, ужасная вещь была. И… а, да, выбирали тоже, альтернативный парламент же выбирали, стой, вот что выбрали-то. Вот. «Ну, и где он, этот альтернативный парламент?» – хотелось бы «Новую газету» сбросить. Я тогда как раз тоже выступил с большими вопросами. Ясное дело, что «Новая газета» просто накручивала себе рейтинг, себе кликабельность, да? Но вы-то ничего не накручиваете, потому что, ну, просто нечего, у вас ресурса нет. Но каким образом можно сделать как бы… эти выборы свести к фикции? Точно так, же как выборы в «Новой газете». Увеличить вам кликабельность. Это на кучу ботов, с одной стороны, или даже куча мобилизованных, но вполне себе живых людей, вот, который выбирают какого-то там Васю Пупкина, Ивана Грозного, Иосифа Сталина или нас с Ильей Файбисовичем, например, я не знаю.

Л. ВОЛКОВ: Значит, ну, да. Вопросы все очень резонные, я хотел просто (неразб.) в первую очередь. Часто вспоминают совершенно позорную историю с сетевым парламентом «Новой газеты» и так далее. Значит, у нас вообще очень много таких позорных историй, когда кто-то что-то брякнул, не подумав и не подготовив, и потом все получилось грустно и плохо. Мы как бы, там, большой компанией серьезной, вот этим нашим Центральным выборным комитетом, планируем, там, два месяца работать с утра до ночи, чтобы все получилось достойно и хорошо, и, в общем, понимаем себе контуры того, что такое достойно и хорошо, на наш взгляд. Сейчас я их немножечко обрисую. Во-первых, конечно, у нас есть такой главный оргпринцип, да? Мы не будем регламентировать ничего, что мы не в состоянии проконтролировать. То есть, было бы смешно говорить, что мы, там, сейчас обеспечим, чтобы там только правильные люди выдвигались, а спойлеры не выдвигались. Мы не знаем, кто спойлер, кто не спойлер, поэтому выдвигаться будут все, да? Мы, там, не знаю, не можем обеспечить контроль за, там, не знаю, размером избирательного фонда и тратами избирательного фонда кандидата, как это делают, там, настоящие избирательные комиссии на настоящих выборах – мы не будем это делать. Мы не сможем обеспечить проверку подписей, поэтому у нас регистрация всех кандидатов будет не на основании подписей. Но что мы можем сделать и что мы, так сказать… что для нас главные принципы, что мы сможем свято соблюсти – это принцип «один человек – один голос». У нас будут процедуры аутентификации, достаточные, для того чтобы этот принцип обеспечить, чего еще не было никогда, ни в сетевом парламенте «Новой газеты», ни в знаменитых декабрьских голоданиях на Фейсбуке и на SurveyMonkey и так далее. Вот за это мы сейчас рубимся. Мы считаем, что это ключевая часть истории, для того чтобы эти выборы получились чем-то достойным, интересным, и результаты их для кого-то были интересны.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, сейчас я передам слово Илье Файбисовичу. Леня в этом смысле, Леонид Волков – чтобы наши слушатели понимали – он же человек достаточно опытный. Здесь я бы прислушался к его словам, потому что он опытный не только как политик и как балабол на радио, вот, он опытный еще и как человек-разработчик программного обеспечения, между прочим, потому что компания… черт, я забыл название.

Л. ВОЛКОВ: «СКБ Контур».

Л. ВОЛКОВ: Да, «СКБ Контур», совершенно верно. Спасибо, Лень. Компания «СКБ Контур», которую Леня представляет в том числе, он…

Л. ВОЛКОВ: Нет, я там уже два года не работаю.

А. ПЛЮЩЕВ: Представлял, хорошо. Один из ведущих разработчиков программного обеспечения. Поэтому в этом смысле какой-никакой опыт-то, а есть. Хорошо, ок. Илья, что-то хотел сказать, нет?

И. ФАЙБИСОВИЧ: Нет, я скажу, если надо…

А. ПЛЮЩЕВ: Всегда надо! Всегда надо, ни в коем случае не стесняйся. Хорошо, я хочу спросить об опыте, об опыте того, что было. Вот эта организаторская работа, которая была в Фейсбуке, я ее наблюдал, более того, я сам выдвигал твою группу на приз Дойче Велле, потому что мне показалось, что это очень мощная работа была проведена, и был результат в смысле акций. Не было результата в смысле перемен в стране к лучшему, а вот результат в смысле акций действительно был. И в этом смысле, что было самое трудное в технико-технологическом плане? Не знаю, боты, накрутки, атаки, дос, я не знаю, там, фальсификации какие-то ваших сообщений. Что еще? Фальшивые группы. Что еще может быть? Я даже себе представить не могу.

И. ФАЙБИСОВИЧ: Не знаю, было ли что-нибудь трудное. Было очень весело. Трудно… были боты, в большом количестве, но в какой-то момент стало ясно, что их так много, и это так скучно, что все на них перестали обращать внимание. Там была интересная история с ботами, когда они повалили в какой-то момент, они были закуплены… я, если честно, не представляю себе, может, ты лучше представляешь себе процесс закупки ботов с какими-то южноазиатскими именами. У нас попер какой-то Сингапур, Шри-Ланка и так далее. Ну, мы с ними боролись в две смены, с женами вместе, администрировали все это и чистили, а потом как-то…

А. ПЛЮЩЕВ: А потом поперли жены ботов, и вот тут настало уже…

И. ФАЙБИСОВИЧ: Поперли жены ботов, и как-то все это… мне кажется… Я, во-первых, хотел бы сказать, что это не моя группа, а какая-то вообще общая, а с другой стороны, мне кажется, что произошли изменения к лучшему – но это там, лирическое отступление. Мне кажется, что вся важная работа была сделана тогда. В какой-то момент… наверное, грустно так говорить, но мне кажется, что значение Фейсбука, этой фейсбучной группы тогда было гораздо более существенным, чем, например, сейчас. Тогда нужно быстро было оповестить людей, собрать их 5-го, 10-го, 24-го на, соответственно, Чистые пруды, Болотную, Сахарова, когда не было… когда этого еще не было в средствах массовой информации. Ну, когда есть какие-то неизбывные «Эхо Москвы» и «Новая газета»… но даже, там, на 5 декабря, наверное, не было толком и их. Здесь мы говорим о специфике Фейсбука российского, которого вообще не должно было бы быть, по совести, потому что Фейсбук – это такое сообщество людей во всем мире, которые учились в университете, как мы знаем из кинофильма «Фейсбук», и как-то там меняются фотографиями котов, встреч по поводу обсуждения лекций и встреч в пабе. А у нас в Фейсбуке сидят почему-то лидеры мнения, так скажем, или, во всяком случае, незначительная часть какой-то московской интеллигенции, которая, видимо – и не московской – которая сбежала из ЖЖ, а в ЖЖ сбежала из обычной жизни, в которой у нее не было площадки для разговоров и обмена мнениями. Это такой странный, мне кажется, путинский очень феномен, этот наш Фейсбук. И тогда, в начале декабря, он был нужен для того, чтобы люди, которые там присутствуют, могли рассказать другим людям быстро очень о том, что вот мы спланировали акцию, давайте все на нее придем. Сейчас он растворяется постепенно в других фейсбуках, жж, вконтактах и так далее. Были параллельные группы, но почему-то нам очень быстро поверили, почему-то люди выяснили примерно в течение недели, что то, что мы пишем, примерно соотносится, там, с решениями тогдашнего Оргкомитета, которому, в общем, верили. И эти параллельные группы… надо сказать, такой опасности не было, мне кажется.

А. ПЛЮЩЕВ: Но, тем не менее… ну, насколько я понимаю, дело здесь не только в том, что соотносились решения Оргкомитета и то, о чем вы информировали население, а еще и то, что, например, у вас проводилось голосование выступавших на митингах, да? Вот расскажи немножко об этом опыте. Потому что, мне кажется, это прямо соотносится вообще с тем, что придумал Леня, или, там, что придумал Оргкомитет – я не знаю сейчас уже, чье авторство, не важно. С идеей вот этих выборов в теневой парламент, как я называю. Ну, я журналист, мне интереснее… мне любимы и близки сердцу всякие милые обобщения типа «теневой парламент» и так далее. Это я для Лени специально говорю, чтобы он не поправлял меня больше. Вот. Значит, вот эти голосования, там же были и какие-то склоки, и скандалы в связи с тем, что кто будет выступать, кто не будет, за меня проголосовали тут, там и так далее.

И. ФАЙБИСОВИЧ: Ну, я бы тут хотел… как-то пора уже сказать, что я… мне навязана роль оппонента Леониду Волкову, я не…

А. ПЛЮЩЕВ: Не-не, это я так, в начале.

И. ФАЙБИСОВИЧ: .. не пришел сюда с ним бороться. Мне кажется, что это… по крайней мере, вся эта технологическая часть очень разумна и должна быть продумана. Никакой технологической части на Фейсбуке не было, потому что там, конечно, можно зарегистрировать сколько хочешь пользователей. Проголосовать сколько хочешь раз нельзя, можно проголосовать за сколько… за какое угодно количество людей. Действительно была эта история перед академиком Сахарова, когда было голосование на Фейсбуке, было голосование на сервисе SurveyMonkey, о котором Леонид сказал, и тогда почему-то так получилось – наверное, людям хотелось верить – все, мне кажется, поверили в это голосование. Всякие левые, правые, красные, коричневые и зеленые решили, что они ему, в общем, повинуются. Там были какие-то очень незначительные исключения, но, в общем, люди, которые выступали на Сахарова, были теми людьми, за которых проголосовали в Фейсбуке. Но я не знаю, правильно ли это, потому что у каждого… мы плохо это знаем, к сожалению, но у каждой социальной сети есть свой портрет. Совершенно очевидно, что Фейсбук в гораздо большей степени москвацентричен, чем ВКонтакте и Живой Журнал, например. Я не знаю, кто из них правильно отражает действительность. То есть, голосование на Фейсбуке, оно будет сдвинуто в пользу Парфенова, Акунина и Ксении Собчак, я не знаю. А голосование на ЖЖ будет сдвинуто куда-то еще. И голосование ВКонтакте, про которого мы вообще не представляем ничего…

А. ПЛЮЩЕВ: Любое из этих голосований будет сдвинуто в сторону Навального, мне кажется (смеется).

И. ФАЙБИСОВИЧ: Любое из этих голосований будет сдвинуто в сторону Навального, что, наверное, справедливо. Мне кажется, отдельная поразительная история – это ВКонтанте, в котором сильно больше аккаунтов, чем в Фейсбуке точно, сильно больше аккаунтов, чем в ЖЖ, по-моему…

А. ПЛЮЩЕВ: Абсолютно.

И. ФАЙБИСОВИЧ: … значительно, и мы про него ничего не понимаем. Оно живет каким-то неизвестным науке способом. Там, например, группа, которая была главной группой в декабре, мы говорили… новости у них все шли про Фейсбук: вот в группе на Фейсбуке повесили то, в группе на Фейсбуке это. Между тем, в этой группе на Фейсбуке сейчас, не знаю, 28 тысяч человек, а в аналогичной группе на ВКонтакте – двести.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, но активность, я думаю, и эффективность групп, она если не сравнима, то… как максимум сравнима, а как минимум у Фейсбука она эффективнее, мне кажется. Потому что – ну, это мое ощущение, я не считал ничего – но пользователи ВКонтакта очевидно более аполитичны, это совершенно очевидно.

И. ФАЙБИСОВИЧ: Ну, пользователи ВКонтакта – вообще это поразительное изобретение Павла Дурова и его команды – там пользователь может выбирать свои политические взгляды, и, среди прочих взглядов (не знаю, там, монархистские, националистские, либеральные, зеленые и так далее), есть, разумеется, графа «отсутствуют», а есть совершенно гениальная графа «политические взгляды индифферентные».

А. ПЛЮЩЕВ: Да, кажется, у меня такие стоят.

И. ФАЙБИСОВИЧ: Но, к сожалению, нельзя сейчас уже посмотреть, какой процент пользователей сети ВКонтакте имеют такие поразительные политические взгляды. Да, мне просто кажется, что – возвращаясь к координационному совету и всей этой технологии – нам как-то очень важно, чтобы мы поверили в этот координационный совет, если мы хотим в него поверить, а не чтобы получилось, что кто пришел, тот и выбирает, тот и выбирается. Нам нужно как-то так сделать, чтобы за два месяца до 7 октября об этом узнали все в равной мере, кто об этом может узнать. И тогда нам как-то легче будет поверить в результат.

А. ПЛЮЩЕВ: Это очень важная вещь, которую сейчас сказал Илья Файбисович, по двум причинам. Во-первых, вообще выход из уютненьких, из уютненького Фейсбука… Меня всегда это очень раздражало. Вот мы там… вот у нас есть группа на Фейсбуке, вот мы там на Фейсбуке организовались – вот это все пахнет каким-то клубом, каким-то междусобойчиком, каким-то… вот я не знаю. И поэтому меня вот это ужасно все раздражало в этой Болотной истории. Вот. А теперь типа выходит в открытую жизнь. Я понимаю, что людям очень уютно сидеть у себя в Фейсбуке. Он там смотрит свою ленту: «О, смотри-ка, еще и митинг. Ну-ка кликну «мне нравится». Вот, а мне нравится!» А вытянуть его наружу куда-то – это отдельная, совершенно не тривиальная задача. Как она будет решаться – очень интересно. А во-вторых, мне очень интересно, чтобы эта история состоялась вовсе не потому, что я, там, желаю успеха оппозиции или нет, не поэтому. Мне кажется, что если эта технология будет применена, и применена хотя бы частично успешно, она потом будет взята на вооружение другими политическими силами, группами, там, не только политическими, возможно, какими-то коммерческими и так далее. Это очень большой толчок вообще развития нашего интернета. И заодно она, конечно же, особенно среди люди политически воцерковленных, я бы так сказал, вот, она еще раз подстегивает интерес к использованию интернета вообще, в принципе. А это, собственно, моя прямая задача. У нас Леня, по-моему, отключился. Сейчас мы поправим эту ситуацию, извините. Я призываю человека, специально обученного, который может это сделать, сделайте, пожалуйста. Давайте перезвоним Лене, да. Не выдержал. У него, наверное, телефон сел. Вот. Значит, вот это такая история, которая бы мне… мне бы очень хотелось, чтобы она получилась. Но мы понимаем, что существуют всякие здесь подводные камни, в том числе и те, о которых мы уже говорили. Ну, что еще можно сказать, основываясь на опыте, который ты, Илья, получил за это время? Ну, я совсем не персонифицирую в тебе всю интернет-активность в политике, но тем не менее, поскольку ты здесь отвечаешь за это направление, вот расскажи.

И. ФАЙБИСОВИЧ: Важнейший урок, который получил я, состоит в том, что даже в ситуации, когда у нас десяти, пятидесяти, семидесятитысячный митинг, самое главное – это человеческое общение. Это смешно звучит, когда мы говорим о Фейсбуке. Но, с другой стороны, я не понимаю, почему он уютнее, чем ВКонтакт, или ЖЖ, или что угодно. Но вот этот вот процесс вытаскивания людей из онлайна в оффлайн, он, особенно в начале и середине декабря, был очень человеческим процессом. Мы собрали… до сих пор об этом страшно спорят, как мы его собрали, но митинг 5 декабря, несомненно, был фейсбук-митингом. Я готов долго защищать эту точку зрения, я при этом присутствовал, присутствовал при том, как люди, которых читают, писали об этом, рассылали приглашения друзьям лично, лично писали им какие-то тексты. Только так это и сработало. Это было чистое настоящее сарафанное радио, только онлайновое. И это… легко поставить лайк, гораздо сложнее убедить другого человека и что-то живое ему сообщить. Мне кажется, это то, что немножко потерялось, и то, что опять сейчас возвращается в нашу жизнь. Это очень важно, иначе все это действительно будет довольно суховато, и будет уютный Фейсбук, уютный ВКонтакт, и все будут сидеть дома.

А. ПЛЮЩЕВ: Леня присоединился к нам, да? Леонид?

Л. ВОЛКОВ: Да.

А. ПЛЮЩЕВ: Скажи, вот как ты видишь этот переход из уютных жежешечек, фейсбучеков, вконтактиков и прочего в бушующий и открытый мир всего остального интернета. Ведь многие из нас вообще совершенно привыкли существовать там внутри. Вот мне часто… я часто из-за Твиттера не выхожу, например, целый день – бывает такое, сознаюсь. Знаю, что люди за Одноклассники тоже не выходят, и нормально им. А это же придется, собственно говоря, каким-то образом, ну, по меньшей мере, регистрироваться. Ты говорил про верификацию какую-то уникальную.

Л. ВОЛКОВ: Ну, вообще у нас вся история о том, что мы на каждого человека два раза посмотрим. У нас сначала будет регистрация избирателей… то есть это будут серьезные выборы. То есть, сначала это будет составление списков избирателей. И, в общем-то, уже на этом этапе можно будет понять, насколько все это серьезно и круто получается. Есть рабочая гипотеза о том, что на самом деле мы можем таким образом весь политически ангажированный интернет зацепить, то есть, там, пару миллионов человек, больше, чем готово выйти совсем на улицу, выйти на митинг. По крайней мере, очень хотелось бы, да? И потом, собственно, уже день голосования, который сейчас ориентировочно намечен на 7 декабря. Вот нам самим очень интересно понять, как это будет происходить, как люди будут выбираться как бы, да, из своей привычной среды и ходить на наши площадки, регистрироваться, обозначать себя, доверять нам для вот того, чтобы внести себя в списки избирателей, чтобы потом суметь принять участие в этих выборах. Ну, вот я могу сказать, что будет интересно за этим наблюдать.

А. ПЛЮЩЕВ: Скажи, а планируется ли какой-либо, я не знаю, наблюдательный совет за всем этим? Там, честность подсчета голосов, честность подачи, может быть… вот кто будет заниматься, там, отказом в верификации. Ну, верификация, она, наверное, предусматривает какой-то минимум ее прохождения, значит, кто-то не пройдет – кто за это будет отвечать, кто будет Абьюз Тим и так далее.

Л. ВОЛКОВ: Да, все будет серьезно. Ну, во-первых, сформирован Оргкомитетом так называемый, там, Центральный выборный комитет всей этой истории, который я, собственно, и возглавляю, туда вошли представители всех вот этих, так сказать, курий, так называемых идеологических курий, которые формируют Оргкомитет: там, левые, либеральные и националистические. Очень условно, но вот как-то они смогли промеж себя договориться и по одному человеку от каждой из трех курий направили. Кроме того, еще три человека в Оргкомитете – это три человека от известных организаций в сфере электорального мониторинга: от «Голоса» Гриши Мелконянца, от «Гражданина Наблюдателя» и от «Сонара» еще будет (неразб.) человек. И, значит, еще три человека – это эксперты, которых приглашаю я. Собственно говоря, больше для именно истории с аудитом площадок, с аудитом, того, что все электронные площадки, которые мы выберем для голосования, смогут действительно обеспечить верификацию. Значит, там будет такой человек Валентин Преображенский, он создатель одного из популярных сервисов для опросов Votepoller, и там будут два человека, которые в специальном представлении, очевидно, не нуждаются – Антон Носик и Илья Сегалович.

А. ПЛЮЩЕВ: Понятно. Интересно, понаблюдаем. Вы знаете что, я хочу предложить… Редко бывает у нас в «Точке» голосование, но хочу развлечься вот этим способом, хочу предложить вам голосование, тем, кто слушает сейчас. Примете ли вы участие – в смысле, в качестве избирателя, я имею в виду – в виртуальных выборах координационного совета… как это ты правильно называешь? Координационный совет чего?

Л. ВОЛКОВ: Координационный совет протестных действий, назовем так. Я сам не очень в курсе правильного…

А. ПЛЮЩЕВ: Координационный совет протестных действий. Вообще вот здорово, быть не очень в курсе, но уже организовывать. Это по-нашему. Координационного совета протестных действий. Я его называю теневым парламентом, мне это ужасно нравится. Я люблю всякие теневые истории и все подобное. Значит, координационного совета протестных действий тире теневого парламента. Ну, будете ли вы участвовать? Вот на основе того, что вы услышали. Или не будете, считая это ненужным, профанацией – чем угодно. Если собираетесь участвовать, примете – еще два месяца есть, можно как-то с решением определиться – примете участие – 660-06-64. Нет – 660-06-65. Мы сейчас свои выборы проведем. Еще раз повторю. Если да, скорее будете участвовать, верите в эту идею – 660-06-64. Нет, в эту идею не верите, все ерунда и без этого хорошо – 660-06-65. У меня вопрос к Илье Файбисовичу, вот он бы как проголосовал. Ты будешь участвовать в этих выборах, выбирать координационный совет, ставить 45 галочек?

И. ФАЙБИСОВИЧ: Ну, 45 галочек – это, кстати, хорошая… это еще одна тема нашего разговора…

А. ПЛЮЩЕВ: Сейчас мы в нее повернем.

И. ФАЙБИСОВИЧ: Я так понимаю, что там будет по пять человек от этих загадочных курий…

Л. ВОЛКОВ: Да, избранных. И 30… общегражданская часть списка, да

И. ФАЙБИСОВИЧ: Да, ну, тут сразу много вопросов, не столько к Леониду Волкову, сколько к нам всем, почему…

А. ПЛЮЩЕВ: Почему курий три?

И. ФАЙБИСОВИЧ: Почему курий три и они такие, делится ли все политическое пространство ровно не левых, националистов и либералов, которые… мне кажется, либералами просто считаются все, кто не являются левыми и националистами, у меня такое есть ощущение, по крайней мере. А другое дело, что… сейчас, я одну вещь еще хотел сказать. Я прочитал у Леонида Волкова в ЖЖ совершенно правильную мысль, что людей должно быть достаточно много, чтобы туда прошли не только очевидные какие-то медийные московские имена – я согласен с этим. Мне кажется, что проблема-то как раз будет в том, что, если там… вот этот хвост, хвост голосов, он должен не потеряться, а распределиться, я правильно понимаю, да?

Л. ВОЛКОВ: Да, именно так.

И. ФАЙБИСОВИЧ: Я, например, как избиратель испугался бы, что пройдут эти московские медийные имена, их будет, я не знаю, 37 или 30, не знаю, сколько-то, две трети, а остальные голоса, их будет довольно мало, сравнительно. Много голосов пойдет за Навального, не знаю, Удальцова, Яшина и кого-то еще, а оставшиеся довольно малые голоса позволят избраться людям, которые получат очень мало голосов, но будут… один человек один голос будет. Один человек, который получил 50 голосов, и будет Навальный, который получил 100 тысяч голосов. И будет довольно странная у этого органа тогда жизнь внутри.

Л. ВОЛКОВ: Именно поэтому избиратель получает возможность поставить не одну галочку, а 45. Если бы у избирателя была одна галочка, то все галочки отошли бы, там, Навальному, Удальцову, Яшину и на хвост бы просто ничего не осталось. А так избирателю, грубо говоря, придется задуматься: ну, Навальный-то понятно – а дальше-то, кто еще, кого еще он хочет видеть в этом парламенте? И задуматься, то есть, почитать биографические справки, посмотреть внимательно и, может быть, все-таки найти для себя какие-то еще имена.

И. ФАЙБИСОВИЧ: Нет, совершенно верно, но все равно на эти имена останется мало голосов, все равно… ну, мы не можем сейчас это предсказывать…

Л. ВОЛКОВ: Лучше сделать нельзя. Там был спор как бы, там, сколько голосов должно быть у избирателя в таком рейтинговом голосовании: там, один, два, пять, десять, двадцать, сорок пять. И я защищал позицию, что должно быть как можно больше. Ну, то есть, естественно, по числу мест избираемых, чтобы обеспечить какое-то более или менее интересное и показательное распределение голосов в хвосте. Понятно, что, чем меньше, тем хвост еще более плоским становится.

И. ФАЙБИСОВИЧ: Речь идет о том, что, мне, по крайней мере… я вот чего боюсь: что проходит в настоящий, не теневой парламент, «солнечный», какая-нибудь партия, но она партия. Вот проходит. Есть паровоз, есть знаменитые люди, а есть люди, которые прошли под двухсотым номером в списке. Ну, и они вместе голосуют, наверное, как партия, кроме каких-то… Когда у нас 45 человек, и Навальный и Яшин – это то же самое, что неизвестный мне региональный или московский активист, получается очень интересный расклад, получается какой-то феодальный надел уже внутри этой штуки, предотвратить их, мне кажется, очень сложно. Я вот боюсь, насколько она будет функционировать.

Л. ВОЛКОВ: Нет, очень просто. Я готов предсказать, как это все будет выглядеть. Я думаю, что Навальный, Яшин, Удальцов и так далее не глупее нас с вами и тоже это все прекрасно понимают. И подписываясь под тем, что они идут как бы работать одной сорок пятой вот этого органа, да, так сказать – скажем, не первым, вторым, третьим из сорока пяти, а в итоге одной сорок пятой – они предпримут соответствующие меры. Я вам скажу, что получится, я в этом практически уверен. Будут списки. Каждый из них постарается свой авторитет распространить на то, чтобы протащить туда еще каких-то своих сторонников. То есть, у нас появятся некие протопартии. Я уверен, что Навальный в итоге, там, составит список из десяти человек и у себя в ЖЖ напишет: «Вот если вы голосуете за меня, оставшимися голосами голосуйте еще и за этих». И это их поднимет. Удальцов напишет про своих, Яшин – про своих, и будет вполне интересная такая околопартийная история.

А. ПЛЮЩЕВ: Это список Лужкова, я помню, был, список Лужкова в Московскую городскую Думу. Те же технологии, черт побери, остались, ничего не меняется. Но, тем не менее, среди тех, кто принял участие сейчас в нашем голосовании, подавляющее большинство, 84%, оптимистично настроены к этой идее. Я здесь хочу поздравить Леонида Волкова…

И. ФАЙБИСОВИЧ: Я тоже.

Л. ВОЛКОВ: Спасибо.

А. ПЛЮЩЕВ: Да. 16% не готовы. Те, кто не готовы, они, ну, частично писали нам на смс. Вот Сергей Алексеев из Томска, наш постоянный слушатель – спасибо вам большое, что не оставляете нашу программу. «Участвовать не буду в этом балагане, название которого не знают даже организаторы. Очень похоже на путинскую разводку по дискредитац…» - дальше не влезло, к сожалению. Ну, я думаю, «по дискредитации оппозиции» имелось в виду. Что ты ответишь на это, Леонид, рука Путина?

Л. ВОЛКОВ: Дело в том, что я концентрируюсь не на названии, не на внешней стороне, а на технологии. То есть, у меня очень сильно болит голова относительно того, как сделать так, чтобы все сказали: «Вау! Это действительно были честные выборы». Это на самом деле очень сложная задача и очень интересная. Потому что вот вся когда была зимняя движуха за честные выборы, в которой я тоже принимал активное участие, в частности, чего мне немножечко в ней не хватало – это, так сказать, конкретного примера, а что же такое это самое «честные выборы»? И, может быть, я многовато на себя беру, но мне, честно говоря, хочется вот именно такой пример показать. Поэтому мне не так важно, как это называется, важно, чтобы все прошло без сучка без задоринки.

А. ПЛЮЩЕВ: Я рискую тем, что задаю сейчас глупый вопрос, может быть, такой в стиле моих некоторых коллег, над которыми у нас принято смеяться в нашей среде, но я все же спрошу. А как вы думаете, Леонид и Илья, вот этот опыт, если он получится удачным, можно ли его распространить и на серьезные выборы, на те выборы в нашу «солнечную» Думу, или на выборы в местные законодательные органы, или на выборы?.. Я понимаю, что интернет-голосования у нас до сих пор нет в законодательстве, но тем не менее, я не знаю, как праймериз, как праймериз среди тех, кто собирается идти, там, от демократических или, там, оппозиционных движений – не важно. Итак, есть ли какая-то жизнь дальнейшая, кроме выборов в координационный совет, у этой идеи?

Л. ВОЛКОВ: Ну, если получится хорошо, то, конечно, хотелось бы, чтобы у этого была дальнейшая жизнь тоже.

А. ПЛЮЩЕВ: Черт, я дольше задавал вопрос, чем ты ответил. Илья?

И. ФАЙБИСОВИЧ: Я, очевидно, должен в два раза дольше отвечать. , мне кажется, два ответа. Мне кажется, несомненно есть дальнейшая жизнь у тех партий, которые посчитают, что вот им нравится показывать, что у них честные выборы. У нас нет пока никакой партийной жизни, может быть, даже никогда не было. Вот у нас не было никаких праймериз в Демократической, Республиканской партии. Если это пройдет хорошо, почему бы тем партиям – я не знаю, они будут слева, справа или по центру – не взять это на вооружение? А что касается наших выборов в «солнечный» парламент, как-то в целом можно ли регистрировать, верифицировать вот для… безотносительно партий, для всего... для всех граждан Российской Федерации и таким образом делать выборы более честными, вводить…

А. ПЛЮЩЕВ: Для этого Закон о выборах надо менять, прежде всего.

И. ФАЙБИСОВИЧ: Мне кажется, что легче, конечно, посадить председателя участковой избирательной комиссии.

А. ПЛЮЩЕВ: (смеется). Ну да, и не надо никому.

Л. ВОЛКОВ: На самом деле вот есть известный пример Эстонии, набивший, конечно, оскомину, но все-таки, где на последних парламентских выборах в 11-м году больше 25% избирателей уже проголосовали через интернет. У них интернет-голосование довольно давно есть в законодательство. Там, мы знаем, что в Эстонии у каждого гражданина есть электронная подпись, он абсолютно четко идентифицирован, нет никаких технических проблем. Но что они отмечают? Я вот там недавно был и разговаривал в том числе с людьми, которые занимались организацией этих выборов. Например, что исчезли все истории, связанные, там, с подкупом и давлением. Потому что нет смысла, там, покупать голос или принуждать человека как-то голосовать, потому что при интернет-голосовании он может сколько угодно раз переголосовать, и там как бы считается только последний результат. То есть, он может, там, у тебя деньги взять, у тебя на глазах проголосовать, как ты хочешь – ну, вот как сейчас у нас людей заставляют сфотографировать бюллетень в избирательной кабинке. Потом ты уйдешь, и он там переголосует по совести. И так далее. То есть, вот такие интересные и полезные для России эффекты от этого возникают.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну да, только… жить только… тьфу ты. «Жаль только – жить в эту пору прекрасную уж не придется – ни мне, ни тебе». Хотя посмотрим. Леонид Волков, инициатор праймериз в интернете, Илья Файбисович, координатор фейсбук-группы по митингам на Болотной площади. У нас есть еще пара минуты, за которые я хотел бы вот что обсудить. Леонид чуть-чуть рассказал о том, каким образом будет весть сия распространяться об этих выборах: тот или иной, там, их участник напишет у себя в ЖЖ, еще где-то, а это большая аудитория и так далее. Вот я просто, вспоминая как раз то, что было с митингами на Болотной, понял, что в какой-то момент меня просто забодало то, что кругом сплошные ретвиты, репосты одного и того же. Я постоянно в одном и том же, и тут еще под конец мне лично пишет Файбисович, он пишет, что вот тогда-то будет то-то и се-то. И я уже кричу на него: «Файбисович!» – говорю. «Это спам! – говорю. – Достаточно, достали вы меня!» Вот эта история, ведь интернет, он…

Л. ВОЛКОВ: Я надеюсь, что… я надеюсь, я буду считать всю эту историю успешной, если она тебя забодает, там, в 45 раз больше, чем история с митингами на Болотной. Потому что это будет избирательная кампания, каждый кандидат будет пытаться достучаться до максимального количества потенциальных избирателей. Как я уже сказал, ограничить мы все равно это не можем, поэтому в плане методов ведения избирательных кампаний все будет на самотеке. Я уверен, что это будет весело, задорно и по всем возможным каналам и всех очень сильно забодает – и это хорошо. Это реальная политика, от которой мы очень сильно отвыкли, а в которой на самом деле есть много прекрасного.

А. ПЛЮЩЕВ: Я первый тогда поставлю спам-фильтр на вас, уж не обижайтесь. Я как-то люблю всего в меру, честно говоря. Да, Илья, пожалуйста.

И. ФАЙБИСОВИЧ: Мне кажется, что, я не знаю, там, 45 или не 45 раз, мне кажется, что было бы красивее гораздо, если бы все кандидаты, прежде чем они начали собирать своих избирателей – ну, в конце концов, мы вольны не читать их личные блоги – они бы как-то сначала прорекламировали эту идею и какое-то место существования этой идеи, не знаю, в Фейсбуке, ВКонтакте, в Твиттере, в ЖЖ, в Одноклассниках и так далее, чтобы мы все знали, что есть площадка, куда, если тебе хочется в принципе следить за этой затеей, нужно записываться. Я бы скорее так это рассматривал, как отдельный какой-то клуб вот людей, не чтобы мы в своей группе, а вы – в своей давали на это ссылку, а чтобы она жила отдельно и была такой отдельной от всего вещью, чтобы сначала наращивать число избирателей, а не сразу, чтобы Навальный…

А. ПЛЮЩЕВ: У нас полминуты, Лень, скажи.

Л. ВОЛКОВ: Мы 15 августа запустим сайт Центральной выборной комиссии, там начнет появляться информация о региональных комиссиях, где регистрироваться в качестве избирателя, о кандидатах и так далее. И вот это будет такой единой точкой.

А. ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое. Я подведу итог. Смска от Светланы: «Слушаю, такое ощущение, что это какая-то онлайн-игра для интернет-поколения, которое живет себе где-то в виртуале и не более». Посмотрим и проверим, Светлан. Запомним ваши слова и будем соотносить с собственными ощущениями и наблюдениями. Не скажу, что у меня тоже сильно отличаются, но, во всяком случае, какой-то шанс на реализацию есть. И хочется верить, что что-то из этого получится. Леонид Волков, инициатор праймериз в интернете, Илья Файбисович, координатор фейсбук-группы по митингам на Болотной площади. Спасибо большое, друзья. И «Точка» через неделю на своем месте. Счастливо.
Контекст
  • Голосование
    05 августа 2012 | 21:44
    Примите участие в выборах Координационного совета?
    в сети:
    •  
      51.4%
      да
    •  
      41.6%
      нет
    •  
      7.0%
      затрудняюсь ответить
    по телефону:
    •  
      84.3%
      да
    •  
      15.7%
      нет
    •  
      0.0%
      затрудняюсь ответить
    • голосов 203
    • 10
    • 0
    • поделиться 0
Другие эфиры
13 апреля 2014, 21:08
Точка
Тема: 20-летие Рунета
Гости:
Матвей Алексеев исполнительный директор Фонда содействия развитию технологий и инфраструктуры Интернет
  • Михаил Медриш - председатель совета Координационного центра национального домена сети Интернет
06 апреля 2014, 21:08
Точка
Тема: Новинки от Microsoft
Гости:
Эльдар Муртазин ведущий аналитик mobile research group
30 марта 2014, 21:08
Точка
Тема: Онлайн-образование. Проект Coursera
Гости:
Антон Воронов директор по инновациям ABBYY Language Services
23 марта 2014, 21:05
Точка
Тема: Как сохранить данные
Гости:
Роман Алешкин директор по разработке продуктов компании Acronis
16 марта 2014, 21:09
Точка
Тема: Блокировки общественно-политических ресурсов
Гости:
Ирина Левова преподаватель РАНХиГС (по телефону)
09 марта 2014, 21:15
Точка
Тема: Безопасность электронных платежей
Гости:
Сергей Новиков руководитель российского исследовательского центра «Лаборатории Касперского»
02 марта 2014, 21:10
Точка
Тема: Куда идет мобильная индустрия? Итоги всемирного мобильного конгресса
Гости:
Сергей Вильянов главный редактор журнала «Мир ПК»
23 февраля 2014, 21:00
Точка
Тема: Нужна ли аккредитация блогеров?
Гости:
Вадим Деньгин заместитель председателя комитета ГД по информационной политике
16 февраля 2014, 21:15
Точка
Тема: Русская Википедия: WikiГолоса и не только
Гости:
Станислав Козловский исполнителльный директор WikiMedia Россия
09 февраля 2014, 21:05
Точка
Тема: Игры: патриотические и не очень
Гости:
Андрей Подшибякин генеральный директор Social Insight
02 февраля 2014, 21:06
Точка
Тема: Электронная слежка за людьми
Гости:
Эрик Кинг глава исследовательского направления Privacy International
26 января 2014, 21:06
Точка
Тема: Посылки из-за рубежа: новые ограничения?
Гости:
Сергей Румянцев президент Ассоцииации компаний интернет-торговли (АКИТ)
  • Александр Починок - завкафедрой налогов и налогообложения Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова
19 января 2014, 21:06
Точка
Тема: Возможные ограничения интернет-платежей
Гости:
Елена Орлова председатель правления НКО PayU (ПэйЮ)
  • Виктор Достов - председатель ассоциации «Электронные деньги» (по телефону)
  • Митя Алешковский - руководитель благотворительного проекта НужнаПомощь.ру (по телефону)
  • Илья Сачков - генеральный директор Group-IB (по телефону)
22 декабря 2013, 21:08
Точка
Тема: PayPal в России и мире
Гости:
Дэвид Маркус президент PayPal
15 декабря 2013, 21:06
Точка
Тема: Перспективы Chromebook в России
Гости:
Денис Кутников генеральный директор компании Acer в России
Станьте
членом клуба
и получите дополнительные преимущества на сайте
Дежурный по сайту
Эфирный телефон: (495) 363-36-59
sms в эфир: +7 (985) 970 45 45
tweet в эфир: @vyzvon
Поддержка - problem@echo.msk.ru
1164722

1133040

«Абсурд сегодняшнего дня – это то, в какие отношения мы вступили с Украиной»

Писатель Даниил Гранин дал большое интервью Ксении Собчак. Обсудили ситуацию в Украине, почему Россия «плетется в хвосте» и почему нам необходимо «искупление»



1090015
1066304

876074
1106900
795394
681013
681012
743643

Леонид Бершидский: Телеграмма Путину из 1946 года

Чтобы понять, как далеко Россия вернулась в прошлое, полезно перечитать знаменитый документ — «Длинную телеграмму» американского дипломата Джорджа Кеннана
Сказано на свободе
Помните, Путин когда-то сказал в адрес либералов: прекратите истерику? Сегодня он фактически сказал этот текст нервным психическим нашим государственникам.

  • coe.ru/
    Информационный центр Совета Европы