'Вопросы к интервью
И. ВОРОБЬЕВА: 21 час 9 минут в столице, всем здравствуйте, добрый вечер. Это программа «Точка», меня зовут Ирина Воробьева, приветствую вас в этой программе вместе с соведущими. Точнее, я – соведущая Александра Белановского и Александра Плющева. Добрый вечер.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Привет.

И. ВОРОБЬЕВА: Александр Плющев у нас…

А. ПЛЮЩЕВ: Добрый вечер.

И. ВОРОБЬЕВА: … как всегда, по телефону, Саша?

А. ПЛЮЩЕВ: Здрасьте, здрасьте, я начал здороваться еще до того, как вы мне передали слово!

И. ВОРОБЬЕВА: Поскольку ты начал здороваться на русском языке, а не на английском, мы немножко пропустили это дело. Ну что ж, сегодня поговорим на тему «IT-бизнес: как открыть свое дело». И с большим удовольствием представляю наших сегодняшних гостей. Это Сергей Белоусов, основатель компаний Parallels и Acronis, старший партнер фонда Runa Capital. Добрый вечер, Сергей.

С. БЕЛОУСОВ: Добрый вечер.

И. ВОРОБЬЕВА: И Алена Попова, IT-предприниматель, управляющая венчурным фондом. Алена, здравствуй.

А. ПОПОВА: Да, здрасьте.

И. ВОРОБЬЕВА: Для наших слушателей сразу же объявляю и сообщаю: +7-985-970-45-45, телефон для ваших смс-сообщений. Конечно же, вы смотрите нас по «Сетевизору», поэтому пишите нам смски через интернет, а также через Твиттер на аккаунт «vyzvon». Да, я просто предлагаю Александру, в смысле Саше Белановскому, как-то рассказать, о чем мы сегодня говорим.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Да, но мне бы хотелось, на самом деле, чтобы наш сегодняшний эфир был таким кратким руководством для людей, которые хотят открыть свое дело в сфере информационных технологий. Потому что я заметил, что вокруг меня и вообще довольно много таких людей, они просто не знают, как начать, как к этому подойти, что делать. И мне бы хотелось, чтобы сегодня мы как-то хотя бы, ну, без подробностей, понятно, но об этом поговорили. И первый вопрос, который у меня вообще возник, когда я начал размышлять над этим: чем вообще бизнес в информационных технологиях отличается от любого другого вида бизнеса? Сергей.

С. БЕЛОУСОВ: Ну, во-первых, тут нужно разделить. Бизнес в информационных технологиях, его очень грубо можно поделить на две части: когда вы производите информационные технологии или просто продаете. И как бы есть огромное количество возможностей открыть свой собственный бизнес по продаже компьютеров, по сборке каких-то решений, системной интеграции, по консалтингу в области информационных технологий. Ну, на самом деле я не такой уж большой эксперт в этом бизнесе, хотя, конечно же, все наши информационные технологии разных компаний, в которых я участвовал, они продаются через подобных людей.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: 20 лет этим занимаетесь?

С. БЕЛОУСОВ: Да. Значит, ну, другой бизнес касается, когда вы начинаете производить свои информационные технологии. И тут, конечно же, можно что-то советовать или не советовать. Вот.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Алена.

А. ПОПОВА: Я не думаю, что чем-то отличается от стандартного подхода к бизнесу. Единственное, что сейчас низкий порог финансового входа, то есть, надо потратить меньше, чтобы начать этот бизнес. И отличается скоростью реакции. Я думаю, со мной Сергей согласится, что если у вас что-то не получается, вы мгновенно можете это наблюдать. И можете как-то менять тактику игры. Именно не стратегию, а тактику. Оставаясь стратегически, идя к то же цели, которая запланирована.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, вообще, в принципе, это не легче? Открыть свое дело вот, ну скажем, в интернете, в частности, стартап, чем пойти и открыть, скажем, там, кафе или магазин.

С. БЕЛОУСОВ: Вообще бизнес информационных технологий – он очень такой замечательный бизнес. За последние 50 лет он вырос до 7 триллионов долларов. Он огромный бизнес, в мире. И 7 триллионов долларов – это такая большая сумма, что его как-то, так сказать, измерять в среднем – это как измерять среднюю температуру по больнице с учетом морга.

(смех)

С. БЕЛОУСОВ: Температура может получиться очень странная. Вот. Поэтому, ну, наверное, действительно, одной из основных характеристик, как уже Алена сказала, является то, что этот бизнес очень быстро меняется. Если вы стартап, и вы действительно производите свою информационную технологию, вы должны помнить – и очень многие молодые предприниматели не помнят – что у вас есть так называемое окно возможностей, которое обязательно когда-то закроется. И, ну, если когда-то это окно возможностей было, скажем, 10 лет, потом многие годы, то сейчас это может быть даже год или два. Это очень мало времени для того, чтобы ваш бизнес можно было развить. Другая особенность в этом бизнесе – то, что чаще всего в большинстве сегментов рынка нужно быть лидером, для того чтобы зарабатывать деньги. То есть, там обычно такая статистика, что что касается прибыли, в конечном итоге, лидер зарабатывает 70% прибыли сегмента, а следующие два игрока зарабатывают 25%, а вот остальные проценты распределяются между теми, кто не попал в тройку лидеров. Ну, и так дальше, будет очень много всяких других таких деталей.

И. ВОРОБЬЕВА: У меня сейчас будет очень глупый такой вопрос. Но, тем не менее, я хочу, чтобы наши слушатели тоже очень хорошо это понимали. Алена Попова – IT-предприниматель. Что такое «IT-предприниматель»?

А. ПОПОВА: Ну, это то, что озвучил Сергей в начале. Когда ты занимаешься чем-то в информационных технологиях, это что-то называется бизнес, то есть, ты зарабатываешь на этом деньги.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Я так понимаю, Алена больше специализируется на интернет-проектах, да?

А. ПОПОВА: Абсолютно.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: А Сергей все-таки на решениях, там, в сфере программного обеспечения, да? Более… ну, не совсем такие интернетовые вещи, скорее софт, программное обеспечени…

И. ВОРОБЬЕВА: Сергей погрустнел сейчас неожиданно.

С. БЕЛОУСОВ: Ну, я как бы… во-первых, сейчас граница между интернетом и софтом, она очень сильно стирается. Большинство софта – это софт как услуга, это фактически интернет-сервис какой-то. Во-вторых, ну, действительно, мои компании, они в основном производят софт, или софт как услуга, но те компании, в которые инвестирует Runa Capital, большинство из них – это интернет-компании. В частности, потому что сейчас эта граница стирается.

И. ВОРОБЬЕВА: Я хочу дать возможность Александру Плющеву… да, Саша.

А. ПЛЮЩЕВ: … я хотел спросить у Сергея Белоусова, вот какими они критериями руководствуются, когда они вкладывают деньги, инвестируют в компании, в стартапы какие-то, да? То есть, это другая сторона вопроса, каким должен быть стартап, чтобы получить деньги, получить инвестиции?

С. БЕЛОУСОВ: Ну, на это у меня, к сожалению, есть очень длинный развернутый ответ. Во-первых, мой фонд – ранних инвестиций, поэтому Runa Capital инвестирует суммы до 5 миллионов долларов. У нас есть фонд дружественный «Алмаз», который инвестирует больше 5 миллионов долларов. Дальше, если мы инвестируем до 5 миллионов долларов, то у нас есть некая такая выраженная на бумаге стратегия. Конечно же, в основном мы инвестируем в хорошую команду и хорошую возможность. И хорошая команда – это самое главное, наверное, для того чтобы принять положительное решение. Но, помимо этого, мы стараемся инвестировать в бизнесы, которые предлагают нам co-founder terms, то есть, такие же условия почти, как у основателей бизнеса. Мы стараемся инвестировать в бизнесы, которые производят какие-то сложные технологии, которые потенциально можно патентовать. То есть, мы, например, стараемся не инвестировать в бизнесы, которые чисто занимаются электронной коммерцией или операционные бизнесы. Или бизнесы по продаже чего-то, перепродаже чего-то. Мы стараемся инвестировать в бизнесы, которые могут… которым мы может активно помогать. У нас есть много экспертизы в фонде, у нас есть много партнеров, которые в разных странах мира развивали различные средние и большие IT-бизнесы. Но все-таки не во всех странах бизнесы и не любые… не во всех странах мира и не любые бизнесы. И поэтому мы стараемся инвестировать в команды, которые могут каким-то образом использовать наши знания, и мы можем им активно помогать. Мы стараемся также инвестировать… да-да?

А. ПЛЮЩЕВ: Да-да-да, пожалуйста, я просто думал, вы закончили, Сереж…

С. БЕЛОУСОВ: Нет-нет, я еще не закончил. Мы стараемся…

И. ВОРОБЬЕВА: … предупредил, будет длинный ответ (смеется).

С. БЕЛОУСОВ: Мы стараемся еще инвестировать в команды, которые за разумные сроки хотят получить разумные результаты. На самом деле, сейчас рынок немножечко раздувается, и достаточно много приходит команд, которые по каким-то совершенно раздутым оценкам поднимают огромные деньги. Ну, основная идея там такая, что мы посмотрели фильм про Марка Цукерберга, вот, Facebook продал, 500 тысяч долларов… первые 5% за 500 тысяч долларов. Поэтому мы считаем, что наш бизнес такой же или еще даже лучше, а мы еще лучше, чем Марк Цукерберг. Мы также стараемся инвестировать в бизнесы, которые могут быть глобализованы. То есть, не в бизнесы, которые только будут свои технологии продавать в России, но в бизнесы, которые могут продавать свои технологии по всему миру.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Это учитывая, что вообще, я так понимаю, большинство проектов, которые вы начинали, они международные все-таки, они не привязаны к какой-то определенной стране. Взять тот же Parallels – это международный бизнес изначально, насколько я понимаю.

С. БЕЛОУСОВ: Да, конечно же. Ну, наверное, даже если посмотреть на международный IT-бизнес, вот эти самые 7 триллионов долларов, я думаю, что очень большой процент от этих 7 триллионов долларов будет касаться тех бизнесов, которые работают во всем мире. Потому что технология – это очень такая глубоко проникающая вещь, она легко проникает в новые локальные рынки, и очень тяжело остаться лидером много лет подряд, работая на каком-то отдельном локальном рынке.

И. ВОРОБЬЕВА: Наши слушатели спрашивают, здесь на сайте вопрос: «На каком этапе имеет смысл обращаться к вам?» Идея должна быть просто или что? На каком этапе к вам обращаются?

С. БЕЛОУСОВ: На любом этапе. То есть, фактически можно обращаться только с идеей. Но, наверное, совсем обращаться без идеи и без команды, а просто с тем, что «хочу стартап» — это как-то плохо…

И. ВОРОБЬЕВА: Ну, что ж такое, только я хотела сказать: а вот, знаете, Сергей, у меня есть идея стартапа… я хочу сделать стартап. Можно, я к вам обращусь?

С. БЕЛОУСОВ: Конечно, можно, если есть идея.

И. ВОРОБЬЕВА: Отлично.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Но все-таки, я так понимаю, это должна быть команда, это должен быть бизнес-план или хотя бы какой-то проект представления.

С. БЕЛОУСОВ: Не обязательно.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Не обязательно?

С. БЕЛОУСОВ: Не обязательно. Например, в как минимум одном из случаев… у нас есть такой проект «Метабар». К нам пришел молодой человек, фактически с идеей, мы вместе с ним сформировали команду, сформировали бизнес-план, сформировали идею и так далее и тому подобное.

И. ВОРОБЬЕВА: Круто.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Алена, вы же тоже управляющий венчурного фонда и тоже инвестируете в такие проекты. Может быть, у вас есть какие-то специальные критерии, руководствуясь которыми…

А. ПОПОВА: У нас примерно то же самое, что у Сергея. То есть, инвестиции всегда идут в команду, потому что плохая команда загубит хорошую идею, а хорошая команда может вытянуть даже ужас. Но вот это большой дискуссионный вопрос, на какой стадии надо идти к инвестору. Лично я считаю… у меня тут две стороны, да? Как предприниматель – что к инвестору лучше идти, когда у вас уже есть работающий проект, он генерирует какую-то денежку, пусть небольшую. И на этом этапе вы стоите больше и отдадите меньше. С другой стороны, если вы не идете сразу к инвестору, то вы теряете этот пул экспертизы, о котором Сергей рассказывал. Например, вы тянете это сами, и у меня во многих проектах так и есть. Мы боимся… сразу боялись идти к инвестору, в итоге наступили на все грабли и, придя к инвестору, получили ответ, что, ребята, что же вы там 9 месяцев-то маялись, мы могли это решить вместе с вами. Ну, мне кажется, надо еще понимать: вы идете к инвестору, например, к ангелу, или к инвестору, к фонду.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: … расшифруйте, пожалуйста.

А. ПОПОВА: Да, я расшифрую.

С. БЕЛОУСОВ: Или к инвестору-ангелу, или к инвестору-дьяволу.

А. ПОПОВА: Инвестор-ангел, бизнес-ангел – это человек, который инвестирует обычно вот как раз на совсем ранней стадии, может, на ранней стадии, когда только идея есть и команды тоже нет. А деньги обычно до миллиона, ну, в России до миллиона рублей. Или чуть выше, там, до 2-х миллионов рублей. Это человек, который заинтересован в том, чтобы вы сделали прототип, и уже после прототипа вы можете идти к фонду и поднимать остальную сумму денег, уже гораздо большего размера. Если вы идете к фонду, то в фонде немного другие правила игры. Фонд нацелен на то, чтобы получить очень быстро работающий бизнес, поэтому он заберет 100% больше. Это, скорее… Сергей, сколько вы забираете?

С. БЕЛОУСОВ: Это очень сильно зависит… на самом деле, к сожалению, очень часто тяжело стартапы, особенно работающие в разных областях, нацеленные на разные рынки, как-то под одну гребенку причесывать. То есть, мы забираем от 5% до, не знаю, 60%. Ну, вряд ли когда-нибудь больше 60-ти, потому что нам нужно, чтобы наши основатели были заинтересованы в бизнесе. Но проекты очень разные бывают и по количеству начальных инвестиций, которые нужны, и по количеству конечных инвестиций. И по тому, какая команда к нам приходит. Приходит ли это человек, который говорит: «Вот я вот инженер, у меня есть идея, но я не знаю, как ее продавать». Или уже приходит и инженер, и бизнес-человек, или приходит уже предприниматель с каким-то трек рекордом. То есть, это все очень индивидуально.

А. ПОПОВА: Вы знаете, просто я хотела слушателям сказать, есть сейчас такая большая тенденция, мы как раз на недавней конференции с Runa Capital это обсуждали. Есть беспроцентные займы и гранты. То есть, деньги дают просто так. Вот, например, там, Microsoft Seed Fund дает деньги просто так.

И. ВОРОБЬЕВА: Сейчас все немедленно побежали. Что за беспроцентное…

А. ПОПОВА: Беспроцентное – это, вот вам… вы поучаствовали в конкурсе, экспертиза подтвердила, что вы вменяемая команда, у вас хороший проект. Вот, Майкрософт отдал деньги Pirate Pay – это проект по защите… по, скорее, высеиванию нелегального контента и защите легального контента в интернете. Проблема просто в том, что я лично считаю, что такая вещь, как грант, она расхолаживает рынок. Появляется очень много ходоков, эти ходоки ходят и просят большие суммы, и они не относятся к этому как к бизнесу. Может быть, я ошибаюсь, потому что у Runa была немножко другая точка зрения, что вот такими инвестициями рынок развивается как раз.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, то есть, барьера какого-то нет, да? И все берут свободные деньги, и, в общем, непонятно дальше, что с ними происходит.

С. БЕЛОУСОВ: В грантах есть и плюсы, и минусы. То есть, наверное, один из плюсов – это то, что он заставляет большое количество молодых людей, или немолодых людей, ну, начинающих предпринимателей, каким-то образом формализовывать свои бизнес-планы, пытаться участвовать в каких-то конкурсах, делать это более презентабельным. Некоторые из них получают гранты, некоторые из них не получают гранты и потом идут к фондам или делают свои проекты дальше. Но, действительно, конечно же, переизбыточные гранты, они в большой степени создают… они очень быстро засоряют рынок людьми, которые, в общем-то, направлены не на создание проектов, а на получение грантов.

И. ВОРОБЬЕВА: Саша, ты что-то хотел спросить?

А. ПЛЮЩЕВ: Да, вот Сергей пару ответов назад упомянул, что важно быть лидером рынка, который забирает, там, 70%. В связи с этим: обязательно ли станет лидером тот, кто выйдет на него первым? Это раз. Во-вторых, имеют ли смысл кальки с западных проектов? Ну, как мне кажется, у нас не так много проектов, которые не кальки с западных, вот, а скорее, я не знаю… ну, вот я затрудняюсь так навскидку сказать, что у нас такие стартапы, которые стали более-менее известными, которые не были кальками. Вот об этом.

С. БЕЛОУСОВ: Ну, как бы я не знаю… так сказать, в принципе, такие стартапы есть. На самом деле, Runa пытается специализироваться на стартапах, которые не являются кальками, хотя у нас есть несколько калек тоже, но они с изменениями существенными. То есть, мы как бы стараемся не инвестировать в стартапы, которые являются повторением каких-то уже существующих стартапов. Если говорить вообще о том, что нужно стать лидером, это действительно очень важные тезис, именно поэтому очень часто имеет смысл получать быстрое и достаточно эффективное венчурное финансирование как по объему, так и по количеству помощи, потому что те, кто станут лидерами, они все равно заберут большинство прибыли на рынке. И если вам венчурное финансирование поможет стать лидером быстрее, опять-таки, не только с точки зрения денег, но и с точки зрения операционной или бизнес-помощи, то это может быть очень существенно. Даже если вы получите маленькую долю от многомиллиардного по капитализации бизнеса, это лучше, чем очень большая доля от очень маленького бизнеса, который почти ничего не зарабатывает. Вот.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот смотрите, про первый – не первый еще важно. То есть, если на рынке еще кто-то есть, похожая идея, там, в моем сегменте, условно говоря, имеет ли смысл выходить мне и отвоевывать…

С. БЕЛОУСОВ: Да-да, я как раз хотел про это сказать, как раз хотел про это сказать. Вот есть такая штука, как Technology Adoption Curve. Я не знаю, как это даже на русский перевести, но, грубо говоря…

И. ВОРОБЬЕВА: Ну, как-нибудь.

С. БЕЛОУСОВ: Да. Ну, я не знаю, график адаптирования технологий, или что-нибудь такое. В общем, важно, так или иначе, что он достаточно сложный и он… сначала все происходит относительно медленно, потом очень резко ускоряется. И очень большое количество начальных лидеров на рынке, они являются лидерами, но при этом их продукты, они, может быть, чрезмерные и переизбыточные для того рынка, который они пытаются адресовать. Ну, очень характерные… ну, таких примеров очень много. Например, один из примеров – это сначала был (неразб.), потом Yahoo, а потом Google. Google был далеко не первым. Но, тем не менее, он является сейчас самым большим. То есть, конечно же, имеет смысл, если вы сможете выпустить продукт, который будет существенно лучше, и сможете придумать бизнес-модель, которая будет существенно эффективнее, и как-то существенно быстрее, чем имеющийся на рынке лидер, захватить большую долю рынка. Но захватывать большую долю рынка все равно придется.

И. ВОРОБЬЕВА: Я напомню, что это программа «Точка», говорим на тему «IT-бизнес: как открыть свое дело». У нас в гостях Сергей Белоусов, основатель компаний Parallels и Acronis, старший партнер фонда Runa Capital, и Алена Попова, IT-предприниматель, управляющая венчурного фонда.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Мне кажется, интересно в продолжение того, что Сергей сказал, поговорить о стратегии выбора, стратегии стартапа, потому что вот есть яркий пример социальной сети ВКонтакте, которая изначально вообще была калькой с Facebook, да? Сейчас они, в общем, очень превратились в такую большую социальную сеть и зарабатывают очень много денег. И…

С. БЕЛОУСОВ: И продолжают быть калькой Facebook …

А. ПОПОВА: Я тоже хотела сказать (смеется).

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Вы серьезно так считаете? Мне потому что кажется, что совсем нет сейчас.

С. БЕЛОУСОВ: Я не знаю, я вообще плохо разбираюсь в социальных сетях, недостаточно хорошо, чтобы это комментировать. Но мне кажется, что единственное, почему ВКонтакте может выживать такое долгое количество времени, потому что в ней есть пиратский контент.

И. ВОРОБЬЕВА: Да.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, я бы не согласился, потому что мне-то кажется, что там очень много функций, которые действительно полезны, помимо пиратского контента.

С. БЕЛОУСОВ: Каких, например?

И. ВОРОБЬЕВА: Не знаю, мне кажется, что ВКонтакте первоначально, поскольку был калькой, он реально так ею и остался, довольно неприятной при этом. Ну, по меньшей мере, вот, пока они не начали активно создавать какие-то там штуки, тоже очень похожие на Facebook или на Твиттер, это была просто чудовищная калька, какая-то очень… мне очень не нравилась ВКонтакте никогда.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Мнения разделились. Но, в принципе, меня интересует вопрос, выбор стратегии копирования успешных проектов – это ошибочный путь? Или…

С. БЕЛОУСОВ: Это бизнес, в нем… если бизнес зарабатывает деньги – а ВКонтакте зарабатывает много денег – то это и есть хороший путь. И, в принципе, огромное количество денег в области IT зарабатывается на том, что вы копируете какого-то лидера, но находите свой сегмент. Контакт нашел географический сегмент, это Россия. Можно найти вертикальный сегмент: например, люди определенного возраста, дети, или, там, не знаю, старики, или, там… или определенные профессии, или определенные сценарии использования, например, LinkedIn – это для того, чтобы искать работу. Или, я не знаю, какие-то dating-сайты для того, чтобы искать возлюбленных…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Меня совершенно поражает количество купонных скидочных сервисов, которые сейчас появляются, один в один, абсолютно. Чем вот это объяснить можно, они… я как-то просто так представляю, что есть Групон, есть другие крупные игроки, да, на этом рынке, а все остальное остается совершенно…

С. БЕЛОУСОВ: Это очень хорошее замечание, на него, наверное, лучше всего ответил в свое время, когда я его видел на каком-то форуме, Цукерберг. То есть, просто на всех таких больших рынках всегда существует много игроков, пока не появляется один игрок, который способен предоставлять хороший сервис. На самом деле, все эти скидочные сайты, они достаточно плохие. Ну, Групон очень плохой. Я не знаю, кто им и как может пользоваться…

И. ВОРОБЬЕВА: Ну, хорошо. Как вот…

С. БЕЛОУСОВ: … но кто-то им пользуется, видимо.

И. ВОРОБЬЕВА: Как создать хороший по качеству такой с этими скидками, я не знаю, какими-то купонами? Что нужно? Чтобы было удобно? Большие скидки? Или что?

С. БЕЛОУСОВ: Ну, опять-таки, это специальный вопрос, я не профессиональный…

И. ВОРОБЬЕВА: Ну, то есть, просто как пользователь хотя бы, да? Просто как пользователь.

С. БЕЛОУСОВ: Как бы нужно хорошо разобраться в том, как сайт используют пользователи, и создать сервис, который будет очень удобен для пользователей и для тех, кто участвует в процессе использования, например, предоставителей скидок. На данный момент, мне кажется, сайты, которые есть, они недостаточно удобны.

И. ВОРОБЬЕВА: Саша?

А. ПЛЮЩЕВ: Это очень интересный момент, который затронул Сергей, потому что если мы посмотрим на какие-нибудь успешные проекты на некоторые, например, на Facebook, то я не знаю, как вам, товарищи, конечно, но мне кажется, что это жутко неудобная штука.

И. ВОРОБЬЕВА: Саша – человек, которому неудобен Facebook!

А. ПОПОВА: Алена здесь абсолютно против.

И. ВОРОБЬЕВА: Я тоже против, мне очень нравится Facebook

А. ПОПОВА: Я фанат Facebook.

А. ПЛЮЩЕВ: На редкость неудобная штука.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Саш, а на самом деле, я знаю, почему тебе Facebook неудобен – потому что ты же хочешь, чтобы тебя сразу много людей читало. А Facebook – это то, чтобы тебя друзья читали. Это для другого.

И. ВОРОБЬЕВА: Не-не-не! Там можно, не надо! Там можно читать, можно читать.

А. ПОПОВА: … все нормально…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: … использование-то для друзей.

А. ПЛЮЩЕВ: Послушайте, послушайте, нет, даже если… неважно, даже если я там не особенно-то пишу и не общаюсь там…

И. ВОРОБЬЕВА: Не особенно френдли…

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, там все время что-то… постоянно что-то меняется, ты не можешь привыкнуть к одному, потом какие-то новости влезают, потом что-то пропадает. То ты одним путем должен действовать, то другим. Это постоянно происходит.

И. ВОРОБЬЕВА: Я хочу напомнить вам, Александр, что когда появилась новая версия сайта twitter.com, вы были одним из тех, кто сказал, что если вам не нравится новая версия, можете вообще лезть куда-нибудь в лес, потому что меня, например, старая версия очень устраивала, а новая совершенно не устраивает. Но вы были за новую версию.

С. БЕЛОУСОВ: Но, так или иначе, Цукерберг это как раз сказал про…

А. ПЛЮЩЕВ: Не уводите, не уводите в сторону разговор! Слушайте, мы не о Фэйсбуке и не о Твиттере, мы об IT-бизнесе. Я о том, что некоторые вещи необъяснимы совершенно, на мой взгляд. Вот я думаю, что если бы к вам в Runa пришел бы человек… вот нет Фэйсбука еще, его еще нет, к вам в Runa пришел человек вот с этим нагромождением, которое сейчас есть у Фэйсбука, вы бы отправили его за дверь. Я в этом уверен абсолютно.

С. БЕЛОУСОВ: Но самое ужасное, что мы, возможно, отправили бы за дверь даже и Марка Цукерберга.

(смех)

А. ПЛЮЩЕВ: Вот! Вот о чем речь! Понимаете, тут очень тонкая вещь, как почувствовать вот этот успех, даже если есть какая-то… мы говорим об удобстве для пользователей – Фэйсбук неудобен для пользователей. Ну, неважно, черт с ним…

С. БЕЛОУСОВ: Я вот тут не соглашусь с вами…

И. ВОРОБЬЕВА: Сейчас будем спорить, Саш…

А. ПЛЮЩЕВ: Проект неудобен для пользователей.

С. БЕЛОУСОВ: Он не неудобен для пользователей, он неудобен для вас, а для большинства пользователей он, видимо, удобнее, чем другие сайты. И Цукерберг как раз говорил про то, что можно, так сказать… что нужно делать удобно для пользователя в том контексте, что он считает, что у Фэйсбука совершенно не такая уж сильная оппозиция. Он говорил, что если кто-нибудь придет и сделает что-нибудь более удобное для пользователей, то Фэйсбук быстро может потерять свою долю рынка и потерять своих пользователей. Что далеко его позиция не настолько сильна, насколько кажется другим людям. И, действительно, у Фэйсбука много минусов.

А. ПЛЮЩЕВ: Мы видели массу примеров, когда были теоретически более удобные для пользователей вещи, но которые оказывались непопулярными. Вот я никак не могу понять этот секрет популярности, откуда он берется. Ну, условно говоря, вот просто на простом примере. Живой Журнал, LiveJournal архаичная и неудобная система вдруг неожиданно взлетает в России. Есть, как считается, масса гораздо более удобных блог-платформ, которые не достигают такого успеха в России, вообще даже не пользуются никакой популярностью. Кто мог это предсказать и как?..

С. БЕЛОУСОВ: Я думаю, что у Фейсбука, помимо того, что он был более удобен для пользователей в тот момент, когда он вышел, он конкурировал с сайтами типа Зинга, MySpace, и эти сайты были намного более неудобны, у него еще была очень явно выраженная хорошо продуманная стратегия захвата рынка. То есть, он продуманно приходил в университеты, в правильные университеты, а потом в другие места. Он хорошо все время думал о том, какие аудитории пользователей для него важны. Он делал A/B testing. То есть, вот он проверял. Вот как бы, Саша, вы как бы явно не такой.., не стандартный пользователь, и поэтому для вас Фейсбук затачиваться никак не хотел.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ладно, давайте завершим уже…

И. ВОРОБЬЕВА: А можно я… нет, Алене дам возможность сказать, потому что явно Фейсбук – это наше с ней, абсолютно точно. И вот я уже высказалась, теперь Алена…

А. ПОПОВА: Нет, я как раз хочу не про Фейсбук, я хочу вернуться, как почувствовать успех. Мы же говорим о предпринимательстве, есть такое понятие как «пользовательская привычка». Ты можешь не чувствовать, там, будет этот проект успешен или нет, но ты можешь понимать, станет ли это пользовательской привычкой. Я сторонник того… я как Уоррен Баффетт, да? Надо покупать компании, инвестировать в компании, которыми ты сам пользуешься. Соответственно, если ты решаешь проблему, которая и для тебя является проблемой, открывая свой проект, значит, эта пользовательская привычка уже выработана у тебя и у ряда одинаковых с тобой людей.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: В Фейсбук инвестируете?

А. ПОПОВА: Я бы в Фейсбук вложила, да, но я, видите, уже совсем опоздала.

С. БЕЛОУСОВ: Но, видите, тут еще очень важно то, что, возвращаясь как бы к началу нашего разговора, что нужно быть лидером на рынке, это то, что очень часто приходят предприниматели к нам в Руну, которые, в общем-то, имеют какие-то относительно неамбициозные планы. И, к сожалению, специфика IT-бизнеса заключается в том, что неамбициозные планы приводят к хуже результатам, чем амбициозные.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: А вот что такое неамбициозные планы?

С. БЕЛОУСОВ: Они хотят сделать номер один, например, проект в России, или, например, я не знаю…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, в какой сфере, можете пример привести? Просто чтобы представлять, с чем к вам приходят люди.

С. БЕЛОУСОВ: Ну, приходят много разных, это вот сложно даже…

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте крайности не будем брать, какой-то такой…

С. БЕЛОУСОВ: Люди приходят и говорят: «Мы можем сделать сервис, у которого может быть оборот 3 миллиона долларов, мы можем миллион зарабатывать». Ну, например. Это вот пример неамбициозного плана. Ну, или… ну, так или иначе, я просто хотел вернуться…

И. ВОРОБЬЕВА: Ну, то есть… я не понимаю просто сейчас …

С. БЕЛОУСОВ: Я хотел вернуться к Фейсбуку. У Фейсбука, у Цукерберга был сразу же очень амбициозный план. Он хотел, чтобы все люди в мире со своими друзьями обменивались фотографиями и информацией через Фейсбук. Вот у него был очень амбициозный план. Вот в людей с такими амбициозными планами стоит инвестировать. Если они не сумасшедшие. Ну, всегда сверхамбициозный человек и сумасшедший – это очень…

И. ВОРОБЬЕВА: Зыбкая грань такая.

С. БЕЛОУСОВ: … близкие вещи. Вот это одна вещь, которая отличала Фейсбук от других людей. Я помню, тогда я разговаривал с одним из крупных социальных сайтов. Это вот как раз Фейсбук когда появлялся – наверно, в 2006-м или 5-м году был такой сайт Зинга, Xanga, и тогда было у них сколько-то миллионов пользователей. И вот там эти люди говорят: «Ну, вот мы, там, типа смотрим, там, MySpace продался за 600 миллионов – ну, вот мы хотим продаться за 300 миллионов». Ну, такой вот неамбициозный план. Ну, 300 миллионов – вроде большая сумма денег, да, но для этого бизнеса оказалось недостаточно амбиций.

А. ПОПОВА: Вот а я хотела добавить. Это как, например, в Кремниевой долине, да, в Соединенных Штатах: если ты защищаешь перед инвестором проект, он тебя спрашивает, хочешь ли ты изменить мир своим проектом. Не дай бог ты отвечаешь «нет», потому что ты ему становишься неинтересен. Хотя на удивление это большая проблема и того рынка, и нашего рынка, потому что люди инвестируют все-таки в локальные проекты. То есть, они хотят понимать тот рынок, в который они вкладывают. А при этом просят завоевать мир. Но я согласна с Сергеем, что если и у нас такие есть, приходят и говорят: «Я хочу, там, сервис электронной коммерции номер один в России», — это интересно, но это менее интересно, чем «Я хочу перевернуть нишу электронной коммерции в мире в принципе».

А. ПЛЮЩЕВ: Это очень интересная вот тема общения стартапера с инвестором. Почему-то я не удивлен, что американские инвесторы спрашивают, хочу ли я изменить мир, потому что…

С. БЕЛОУСОВ: Далеко не все инвесторы американские спрашивают это. Это как бы есть разные категории инвесторов.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Но на всякий случай-то лучше говорить, конечно, в самом начале.

А. ПЛЮЩЕВ: Понимаете, в чем дело: на въезде в Соединенные Штаты, если кто ездил, и в анкете, и когда ты границу пересекаешь, есть вопрос, не террорист ли вы. Вот. Тут, по-моему, то же самое, из того же ряда вопрос. «Хотите ли вы изменить мир?» Ну, только идиот ответит «Нет», мне кажется. Это проверка на то, идиот ли человек. Мне в этом смысле интересно, какая грань идиотизма… в смысле, проверка на идиота, извините (неразб.) нашим инвесторам, расскажите мне об этом. Вот какая степень, вы насколько прощупываете своих потенциальных клиентов, потенциальных партнеров на вот эту степень идиотизма.

И. ВОРОБЬЕВА: Интересно.

С. БЕЛОУСОВ: В смысле, идиотизма на тему изменения мира?

И. ВОРОБЬЕВА: Нет, вообще идиотизма. Ну, вот человек пришел…

С. БЕЛОУСОВ: Вы знаете…

И. ВОРОБЬЕВА: … он с одной стороны, безумец, с другой – идиот. Вот непонятно, он идиот или безумный просто гений.

С. БЕЛОУСОВ: Ну, вот, знаете, как бы до нынешнего момента все-таки, к сожалению, мне не пришлось проинвестировать в проекты, в которых работали люди типа Цукерберга. Ну, вот пока не довелось. Несколько было таких проектов, которые я имел возможность проинвестировать, но пропустил эту возможность. Вот, например, есть такой российский предприниматель Андрей Андреев, который делал сайт Мамба, Бегун, сейчас делает сайт Badoo. И вот единственное, что тут понятно – что когда такие люди приходят, наверно, за, так сказать, тем, чтобы получать инвестиции, во-первых, с ними очень сложно разговаривать, потому что ни очень хорошо знают, что они хотят. И цена, которую они хотят за свои, так сказать, стартапы, она в их глазах существенно выше, чем в ваших, потому что вы до конца не понимаете, чего они хотят. Во-вторых, очень многие вещи, которые они говорят, они не очень понятны. То есть, вот понятно, что человек, как бы вот у него как бы… это, как вот говорит мой партнер, это как вы работаете с каким-то человеком, который как инопланетянин рассуждает. То есть, он приходит к правильному решению, но не очень понятно, каким образом. Вот если вы не понимаете, это может быть хороший такой пример. Но, к сожалению, в данный момент мы работаем все-таки в основном с такими крепкими предпринимателями, которые, в общем-то, не являются сумасшедшими. Они, может быть, являются агрессивными предпринимателями, они, может быть, являются очень активными – и это очень важно, агрессивными и активными, амбициозными и активными – они являются сообразительными, быстро отвечают на вопросы, но вот так чтобы вот прям вот изменить мир – вот таких предпринимателей у нас пока в портфеле нет.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: А вот интересно, вы, наверняка, ведете статистику, ну, разумеется, сколько стартапов, в которые вы вкладывали деньги, в итоге, ну, фактически стали пшиком и ничего не смогли реализовать?

С. БЕЛОУСОВ: Ну, тут надо заметить, что я как бы как профессиональный инвестор работаю совсем недавно, до этого я работал как вот ангел. И отличие работы моей и моей команды заключается в том, что мы очень много участвуем в бизнесе. Вообще в принципе любой бизнес и любую команду можно вытащить на поверхность. У нас поэтому достаточно маленький процент неудач. То есть, у нас процент неудач, наверно, процентов пять. Но это связано не с тем, что мы хорошо отбираем проекты, и не с тем, что мы хорошо помогаем проектам, а с тем, что мы просто очень упрямые и пока у нас не получается хороший результат, мы не отстаем.

И. ВОРОБЬЕВА: Я напомню нашим слушателям, +7-985-970-45-45 – телефон для ваших смс-сообщений. Вот Евгений пишет: «Скажите, могу ли я быть уверенным, что вы не украдете мою идею, когда я вам ее изложу? Как защитить свою идею перед представлением ее третьим лицам, то есть, инвесторам?» Алена. А. ПОПОВА: Самый распространенный вопрос из всех…

С. БЕЛОУСОВ: Да.

А. ПОПОВА: В Америке есть (неразб.) так называемый идей, ну, то есть, соглашение о неразглашении. В России это соглашение о неразглашении ничего не значит, по сути.

С. БЕЛОУСОВ: Ну, и в Америке оно тоже…

А. ПОПОВА: Ну, и в Америке особенно… Да, я вообще настаиваю и у меня у самой были случаи, когда у меня уводили идею, но я настаиваю, что идея не стоит ничего. Стоит что-то ее реализация и то, кто ее реализует.

С. БЕЛОУСОВ: Но, опять-таки, возвращаясь к опыту Цукерберга, мы знаем, что некоторые идеи стоят 650 миллионов долларов…

А. ПОПОВА: Это, к сожалению… (смеется)

С. БЕЛОУСОВ: … его партнеры судили его и получили фактически за то, что вроде бы как будто бы он от них услышал идею Фейсбука. Никто не знает, услышал или нет, там до конца это не понятно…

И. ВОРОБЬЕВА: Мы фильм смотрели.

С. БЕЛОУСОВ: Ну, в фильме одно, там, в жизни другое, никто не знает… Большие деньги. Но тут смысл заключается в том, что, конечно же, инвесторы могут у вас украсть идею. Это вообще нормальная практика и все инвесторы все идеи… пытаются на них заработать деньги. Ну, инвесторы бывают…

И. ВОРОБЬЕВА: Так сейчас откровенно вполне было.

С. БЕЛОУСОВ: Инвесторы будут более приличными, менее приличными, будут откровенно воровать или нет…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Кража, как она происходит-то?

С. БЕЛОУСОВ: Проблема заключается в том, что идеи сами по себе ничего не стоят. То есть, инвесторы, у них обычно есть такие большие полки, ну, в голове…

И. ВОРОБЬЕВА: С идеями?

С. БЕЛОУСОВ: С идеями. Идея только стоит вместе с командой, которая готова ее превратить в жизнь. И с ресурсами, нужными для этой команды. Сама по себе идея чаще всего очень мало стоит.

И. ВОРОБЬЕВА: То есть, я правильно понимаю, что фактически приходить надо не с тем, что у меня есть идея, а с тем, что, друзья мои, я хочу и готов заниматься вот этим, я могу сделать то-то и то-то, вложите в меня деньги – правильно?

А. ПОПОВА: Да.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Только с идеей приходить вредно даже, потому что…

И. ВОРОБЬЕВА: Ее просто могут украсть.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Если у тебя нет ничего, получается, что ты рассказал пошел добрым людям, а они реализовали за тебя…

А. ПОПОВА: Знаете, у нас просто на рынке на самом деле, на нашем российском рынке, особенно в рунете – мы все время говорим об интернете – глупо воровать идеи, потому что их некому делать. Потому что кадровый кризис и лучше взять…

С. БЕЛОУСОВ: Это на самом деле не только у нас на рынке, это везде. Идей всегда больше, чем… Можно посидеть в течение часа и придумать идей на многие миллиарды долларов капитализации, может, десятки миллиардов, а потом можно в течение многих лет искать людей, которые будут это превращать в жизнь.

А. ПОПОВА: Да, у нас даже есть один такой проект.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, вот на самом деле много раз тоже звучала фраза «хорошая команда», да? Мы смотрим на команду, хорошая ли команда. Вот что такое «хорошая команда»? Это должен быть, там, я не знаю… разработчик, креативщик, там, программист? Что это такое? Что вы называете хорошей командой, в которую можно вложиться?

С. БЕЛОУСОВ: Ну, в свое время… у нас, в принципе, на сайте есть некая презентация, в которой мы пытаемся объяснить людям, как рассказывать, что у вас хорошая команда. То есть, одна вещь очень важная в команде и самая главная – это наличие мотивации, наличие того, что люди готовы, для того чтобы свою идею превратить в жизнь, испытывать какие-то страдания. Многие люди, многие предприниматели, особенно с учетом всего этого хайпа вокруг этих предпринимателей, который создался в России за последние, там, условно говоря, несколько лет, 5 лет, наверное, три года, еще больше в течение последних двух лет, считают, что стартап – это некое такое…

А. ПОПОВА: Веселье.

С. БЕЛОУСОВ: Веселье. Это некий такой поход за город, весело, все улыбаются. Многие рассказывают какие-то истории: «Мы с друзьями поехали на Таиланд, на Таиланде мы были три месяца, там, каждый день встречались и думали, какой делать стартап. Потом мы придумали, поехали, например, еще куда-нибудь, там». Ну, стартап – это очень тяжелая работа. и это очень обидная работа, потому что чаще всего, если вы делаете свою идею, вам никто не верит, вам не верят ваши друзья, не верят ваши знакомые, вас ругают, у вас все не получается, у вас уходят ваши сотрудники, говорят, что ваша идея неправильна. То есть, это тяжелая работа, вы должны быть мотивированными, чтобы, ну…

А. ПОПОВА: Или уходят и делают лучше.

С. БЕЛОУСОВ: Вторая вещь существенная – это то, что, конечно же, хорошо, чтобы команда была сообразительная. Ну, это просто как бы… ну, generally сообразительная команда, люди, которые быстро действуют. На самом деле вот очень существенно, что, наверно, в науке и в развитом бизнесе есть место для людей, которые соображают очень хорошо, но медленно. В стартапах чаще всего выигрывают люди, которые соображают, может быть, даже и не сверххорошо, но очень быстро. Потому что приходится очень много различных проблем очень быстро решать. Следующая вещь: конечно, важен какой-то профессиональный опыт в команде. То есть, если есть какой-то опыт, который имеет отношение к тому, что вы собираетесь делать. Например, если вы занимаетесь тем, что разрабатываете какую-нибудь новую вещь поверх социальных сетей, было бы здорово, если бы вы работали в какой-то социальной сети. Ну, или, например, если вы пишете софт для больших компаний, было бы здорово, чтобы вы его раньше уже писали или продавали или что-нибудь такое. И последнее: очень важно, чтобы был сильный лидер. Или два лидера, но не больше, чем два. То есть…

И. ВОРОБЬЕВА: Там уже проблемы, да, пойдут?

С. БЕЛОУСОВ: Если будет три, то они будут между собой ссориться.

А. ПОПОВА: Да, да.

С. БЕЛОУСОВ: То есть, как бы два… это мы очень много видели таких пар, когда один лидер – это бизнес-лидер, один лидер – это технологический лидер. Они как-то между собой успешно делят обязанности и работают. Три – очень сложно уже поделить обязанности.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Алена что-то добавить хотела.

А. ПОПОВА: Ну, я полностью согласна с Сергеем, кроме одной вещи. Я считаю, что, может быть, опыт… Ну, просто у нас в России, к сожалению, не у всех… а точнее, у все нет этого опыта (смеется). Поэтому важно, наверно, не наличие опыта, а для нас, по крайне мере, важно что ты пользуешься тем, о чем ты говоришь. Если ты хочешь что-то делать для социальных сетей, хорошо, если ты там понимаешь, что происходит. Хотя бы так.

И. ВОРОБЬЕВА: У меня странный вопрос…

С. БЕЛОУСОВ: Вот еще одну вещь хотелось добавить. Она, может, напрямую отношения не имеет – это то, что, опять-таки, мы видим сейчас очень много… мы, наверно, просмотрели за этот год порядка тысячи проектов. Но пока что мы проинвестировали только в 10. Ну, еще, может быть, до конца года в несколько проектов проинвестируем. И одна из основных проблем, которую мы видим в России – в принципе, она всемирная проблема, но в России она, может быть, кажется больше, явно выраженной – это то, что приходят стартапы, которые предлагают какое-то решение без проблемы, которую нужно решать. То есть, некую такую замечательную вещь, некое изобретение. Как сказал пресловутый Андрей Андреев, зеленую лампочку. То есть, нажимаешь кнопочку, она горит. А кому она нужна? Непонятно.

А. ПОПОВА: Или надо создать проблему.

С. БЕЛОУСОВ: На самом деле настоящие предприниматели, они решают проблемы, они как бы пытаются решить проблему. Вот, например, пресловутый Цукерберг решал проблему того, что люди хотели… чтобы люди могли делиться со своими друзьями своими, там, впечатлениями или своими фотографиями. Пресловутый Билл Гейтс в свое время решал очень замечательную проблему: он хотел, чтобы на каждом столе в каждом доме был персональный компьютер. И так далее. Вот если решать какую-то проблему, тогда можно уже строить решение вокруг это проблемы.

И. ВОРОБЬЕВА: Ну, понятно, да. Я напомню, это программа «Точка», говорим на тему «IT-бизнес: как открыть свое дело». У нас в гостях Сергей Белоусов, основатель компании Parallels и Acronis, старший партнер фонда Runa Capital, и Алена Попова, IT-предприниматель, управляющая венчурным фондом. Александр Плющев у нас на связи из Великобритании. Саша, у тебя есть какие-то вопросы? Ты давно молчишь.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну да, достаточно трудно к вам пробиться, извините пожалуйста…

И. ВОРОБЬЕВА: Я всегда помню о тебе. Если ты заметил, я периодически обращаюсь к тебе.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, спасибо, спасибо огромное. Вот у меня вопрос, в некотором смысле продолжение сашиного вопроса. Он просил статистику, да, вот дать, и Сергей так, как мне показалось, несколько отошел от вопроса статистики…

С. БЕЛОУСОВ: У нас просто очень статистика нехарактерная. Только 5 процентов наших проектов закончилось неудачей. Или даже меньше. Но эта статистика, она не средняя по индустрии.

А. ПЛЮЩЕВ: Можно какой-нибудь пример тогда стартапа, который бы вот был суперуспешным? Ну, с рассказа об идее, как развивалось все от того, как люди к вам пришли…

И. ВОРОБЬЕВА: Кстати, очень интересно, да.

А. ПЛЮЩЕВ: … вы в них инвестировали, да? Или, там, как-то договорились, или, может быть, послали, они потом в обход к вам пришли, я не знаю… и потом что из этого вышло и в чем заключалась идея.

С. БЕЛОУСОВ: Ну, понимаете, как бы суперуспешным – это очень такое мощное определение, как-то сложно назвать какой-нибудь проект суперуспешным. Ну, можно, наверное, привести пример проекта Acumatica, который, в общем-то, я уже инвестировал, а не создавал. Потому что все-таки разные вещи, когда ты сам создаешь проект или когда ты в него инвестируешь и помогаешь его созданию. Ну, такой вот проект. Это достаточно банальный проект, он не так чтобы уж очень хочет изменить мир. Это облачная система автоматизации предприятий, ERP. Такой бухгалтерский софт, который в облаке. В некоторый момент у нас в Parallels была команда программистов, которая упорно хотела написать продвинутый, так сказать, набор как бы инструментов, для того чтобы писать бизнес-приложения на dod.net, на технологии dod.net Майкрософта. Ну, вот очень ей хотелось это написать, но совершенно это не подходило Parallels. Мы эту команду в некотором смысле из Parallels выгнали, но так как у них была неплохая идея, мы проинвестировали в эту идею, нашли для них… ну, и дальше как бы существует некая такая целая история, которая заканчивается тем, что недавно в эту компанию по уже очень большому (неразб.) вложила компания Кикиар, такой известный международный фонд. Она заключила ?? OEM-соглашение с компанией Visma Software – это самый большой продавец бухгалтерских программ в странах… скандинавских странах. У них 300 000 клиентов. Вот, наверно, все эти 300 000 клиентов перейдут на платформу Акуматика. Это все произошло за три года.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, а в чем особенность-то была? За счет чего?.. Вот вы назвали…

И. ВОРОБЬЕВА: Что зацепило?

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Да, что зацепило? Почему так получилось?

С. БЕЛОУСОВ: Ну, вот зацепило на самом деле как бы… ну, несколько вещей. Первая вещь – это то, что основатель компании – вот хороший технолог, очень хороший технолог. Может быть, не очень хороший инженерный менеджер и не очень хороший бизнес-менеджер, но фантастически упрямо цеплялся за эту идеею. То есть, мы ему предлагали и больше зарплату, и пытались у него отобрать эту идею, и ругали его, и кричали на него матом и не матом, но он все равно хотел ее делать. И при этом с ним еще была команда в несколько человек, наверно, человек 5 тогда, которая тоже очень хотела это делать. Невозможно было у них эту идею отбить. Это одна вещь. Вторая вещь – это то, что у этой команды все-таки была существенно большая вот экспертиза, уже опыт в области написания таких вот ERP бухгалтерских приложений для международного рынка. Третья вещь – это то, что мы нашли некого такого гуру в этой области, международного гуру, который на это все посмотрел и сказал, что, в принципе, да, это вот интересно и хорошо.

И. ВОРОБЬЕВА: Хочу…

А. ПЛЮЩЕВ: Я сейчас, к сожалению, не вижу ваш в сетевизор, потому что те зрители, кто видят в сетевизоре Сергея Белоусова – я надеюсь, он попадает в эти камеры – вот представьте себе, как этот человек орал на кого-нибудь матом…

И. ВОРОБЬЕВА: (смеется)

А. ПЛЮЩЕВ: … это самое, конечно, забавное.

И. ВОРОБЬЕВА: Ну, вообще, ты знаешь, Саша, я готова тебе сказать, что я могу себе это представить, потому что когда я пришла на радиостанцию, Сергей мрачно смотрел в свой ноутбук и являл собой, значит, человека, который… «Не приставайте ко мне»…

С. БЕЛОУСОВ: Ну, на самом деле я очень часто это делаю.

И. ВОРОБЬЕВА: Я хочу спросить Алену на самом деле, тот же самый вопрос, который задал Александр Плющев: что цепляет? Вот по каким критериям на самом деле? И какой-то пример чего-то.

А. ПОПОВА: Ну, у меня нет такого большого опыта, как у Сергея, у меня есть скорее наш опыт. Вот мы там создавали свой первый проект, проект, который изначально был рассчитан на коммуникацию фотографов и моделей, с совершенно дурацкой бизнес-моделью. И мы ее начали, там, активно менять, и фактически сейчас этот проект, который называется starlook.ru – это проект совершенно другого формата. Это социальный шопинг, это проект для брендов, для… ориентирован на женскую целевую аудиторию. Фактически он живет сейчас под управлением генерального директора, который совладелец этого бизнеса. И цепляло то, что… почему мы эту идею хотели оставить – потому что большое количество на рынке движений шло как раз в эту нишу. Мы понимали, что как вот глупо будет ее упустить. И для всех наших партнеров и инвесторов, которые хотят сейчас поучаствовать сейчас в этом проекте, это большой аргумент, что мы идею не отпустили, что мы поняли, что, ага, вот здесь мы не правы и надо это как-то поменять, и стали это менять. И в том числе сейчас уже в фонде есть такие истории, когда человек приносит проект, ты на него смотришь, говоришь: «Эта идея не совсем хорошая, но покрути, поверти». То, как у Лены Масоловой, например, изначально Дарберри – это были стикеры по бизнес-планированию, да, которые потом команда стала делать Дарберри.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Это скидочный сервис, я просто поясню.

А. ПОПОВА: Да, да. Ну, это фактически Групон…

И. ВОРОБЬЕВА: Мне очень интересно, я такой…

С. БЕЛОУСОВ: В общем, упрямство…

И. ВОРОБЬЕВА: … личный вопрос хочу задать, странный.

С. БЕЛОУСОВ: Вот то, что цепляет сильно – это упрямство предпринимателя, который является продвинутым. То есть, непонятно, почему он так упирается, продвинутый. Вроде вы ему что-то лучше предлагаете, а он все равно упирается. И другая вещь – это если есть большая проблема, которую нужно решить, большой рынок.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Вот Сергей очень хорошо подошел. Мне кажется, надо как-то резюмировать как-то сегодняшний разговор. О многом мы, конечно, не успели поговорить…

И. ВОРОБЬЕВА: Подождите, рано… нет, уже все?

А. БЕЛАНОВСКИЙ: … просто содержательно какие-то ключевые моменты. Все-таки с чего начинать, какие самые важные условия, если можно коротко, по пунктам.

И. ВОРОБЬЕВА: Ну, дайте советы. У нас вот люди говорят, что мало у нас в России амбициозных проектов, не хватает, — пишет Анатолий. А зря. Может быть, они просто боятся? Вы им объясните про технологию, как это…

С. БЕЛОУСОВ: Не мало, их достаточно много. Совершенно их не мало. Я даже не вижу такой проблемы, что их прям уж очень было бы мало. Я думаю, что основная вещь – это что нужно решать какую-то реальную проблему. На самом деле мы все выросли либо в советское время, либо в постсоветское время, и мы очень скептически относимся ко всяким проектам, которые меняют мир. Потому что мы все выросли, когда нам предлагали менять…

А. ПОПОВА: Сплошное изменение мира (смеется).

С. БЕЛОУСОВ: Да, было сплошное изменение мира. Но, тем не менее, нужно пытаться своими проектами решать какие-то конкретные такие проблемы, которые у каких-то людей есть: молодых, старых, там, в разных странах, определенного вида и определенной профессии. Если проект решает какую-то реальную проблему и вы будете стараться, то будет нормально.

И. ВОРОБЬЕВА: Алена.

А. ПОПОВА: Ну, я могу пошагово сказать, да? То есть, первое – это вы…

И. ВОРОБЬЕВА: Только очень коротко, мало времени.

А. ПОПОВА: … должны определиться, что вы готовы быть стартапером, то есть, страдать и терять, там, деньги и людей. Второе – это вы должны понимать действительно, что в этом рынке есть и что до вас уже кто-то это точно делал. Объективно вы ничего супернового не изобретаете. И вы должны это знать. Третье – вы должны понимать, к кому идти за деньгами, где вообще первые деньги брать. Или это friends, family and fools, то есть, друзья, сумасшедшие альтруисты или ваша семья, которая дает деньги, или это кредит, или это гранты, но вы должны это знать. И третье… четвертое – вы, создавая свой бизнес, уже изначально должны понимать: вы его создаете на продажу или вы создаете империю? Вот это как бы 4 основных вещи.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Говорили мы сегодня про IT-предпринимательство, как стать IT-предпринимателем. Я надеюсь, что-то полезное мы и вы, дорогие радиослушатели, смогли вынести из сегодняшней передачи. Сергей Белоусов, Алена Попова были у нас в гостях. Ирина Воробьева, Александр Плющев…

И. ВОРОБЬЕВА: И Александр Белановский. Спасибо большое, через неделю встретимся.





Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


nomat231 17 октября 2011 | 06:37

С ума можно сойти, кругом один бизнес, то бишь делать деньги любыми путями, это что и в самом деле должно быть главной целью каждого молодого человека да и всего общества в целом. Я естественно не ханжа, но господа хорошие это какая-то аберрация зрения, надо в этом вопросе подходить филосовски и всему должна быть своя мера, вот Христос в свое время подошел к подобной проблеме философски, и разобрался с торгашами и менялами, указав им место вне храма. Насколько я понимаю бизнес в обществе должно быть уделом какой-то относительно небольшой группы людей или части общества, занимающие свою определенную нишу во всем социуме и приносящие непосредственно пользу на благо всему государству, а вы заманиваете в бизнес всех скопом, как все равно что сыграть в лото и при этом обязательно выложив на ставку приличную сумму, ну это так - к примеру. Хм.., значит бизнес во главу угла, а все остальное во вторую очередь, мило господа, очень мило. Ах как прелестна ваша болтовня.


bona__fide 18 октября 2011 | 23:37

зачем смысл вопросов к эфиру если они не рассматриваются? прям какое-то неуважение. Пол разговора была на тему фейсбука-цукерберга-вконтакте. если у Вас все легко и классно - то почему тогда доткомы накрылись в США? это и подтверждают хилые примеры "суперуспешных" бизнесов. Я прям представляю как в скандинавии 300'000 пользователей юзают российский БУ в ЕРП Аккуматика - прям ноухау. При том что есть ли не бесплатный более развитый Quickbooks, хошь application, хошь интранет на сайте, с сервис бюро или без. удачи

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире