'Вопросы к интервью
06 февраля 2011
Точка Все выпуски

Пользовательские картографические проекты (OpenStreetMap)


Время выхода в эфир: 06 февраля 2011, 21:10

А.ПЛЮЩЕВ: Итак, программа «Точка» продолжается. Александр Плющев, здесь вместе со мной Виктор Захарченко, наш постоянный эксперт программы. Вить, добрый вечер.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Добрый вечер.

А.ПЛЮЩЕВ: Также наши гости Максим Дубинин, создатель и главный редактор интернет-ресурса ГИС Лаборатория. Добрый вечер.

М.ДУБИНИН: Добрый вечер.

А.ПЛЮЩЕВ: И Владимир Елистратов, участник OpenStreetMap.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Добрый вечер.

А.ПЛЮЩЕВ: Добрый вечер. Значит, только что прослушали мы Сашу Белановского о том, что такое OpenStreetMap. И будем об этом разговаривать в ближайшие 45 минут. Если у вас есть вопросы, то SMS +7 985 970-45-45, и если вы пользуетесь твиттером, то там можно реплайнуть @vyzvon что-нибудь в количестве 140 знаков и задать какой-нибудь вопрос – мы это тоже увидим.

Я запускаю видеотрансляцию – она должна быть на сайте «Эха», на сайте plushev.com, кому как удобнее, пожалуйста, к нам присоединяйтесь. Все, вроде бы, все рассказал. Как обычно у Виктора Захарченко есть небольшой такой блиц, 10 вопросов и 10 ответов. С него и начинаем.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Коллеги, ну, проще задать вопросы, конечно, одному человеку. Максим, это вы будете отвечать, да?

М.ДУБИНИН: Давайте я попробую, да.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Суть блица – это 10 коротких вопросов, касающиеся непосредственно темы нашей сегодняшней беседы. И если можно, короткие ответы, а дальше в ходе программы мы, возможно, к каким-то из вопросов вернемся дальше. Если готовы, начинаем прямо сейчас.

М.ДУБИНИН: Давайте.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Первый вопрос. Какой лично у вас мотив наносить данные на карту?

М.ДУБИНИН: Мне нужны данные.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Какой российский город лучше всего покрыт на OSM?

М.ДУБИНИН: Великие Луки.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Рыбинск.

М.ДУБИНИН: Рыбинск.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Окей. С какой целью запущен отдельный российский сайт?

М.ДУБИНИН: Чтобы стать стартовой страницей для обычного интересующегося проектом.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Какая численность русскоязычного сообщества участников OpenStreetMap?

М.ДУБИНИН: Порядка 4-4,5 тысяч сейчас.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Вы планируете проводить в России оффлайн-встречи участников?

М.ДУБИНИН: Они уже проводятся.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Есть ли информация о том, что данные с OpenStreetMap использовали отечественные госструктуры?

М.ДУБИНИН: Есть.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Какая самая распространенная форма вредительства на OpenStreetMap?

М.ДУБИНИН: Ну, даже сложно сказать – не так много этого вредительства. Ну, написать чего-нибудь, исправить.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Был случай один, участник написал поздравление с 8-м марта. (все смеются)

В.ЗАХАРЧЕНКО: Понятно. Окей. Такой вопрос. Какое соотношение между детализацией существующих карт и описанием абсолютно неизвестной местности?

М.ДУБИНИН: Еще раз? Детализация?..

А.ПЛЮЩЕВ: Короткий вопрос, надо сказать.

В.ЗАХАРЧЕНКО: То есть детализируем, допустим, Москву и описываем какой-то заброшенный регион, никому не известный, ни на одной карте не представленный.

М.ДУБИНИН: Ну, соответственно, один к нулю. Это может быть место, которое вообще не детализировано, как бы. Но если в целом, Москва, конечно, гораздо лучше прорисована, чем другие места. Но есть отдельные местности, которые лучше детализированы как Москва – просто они гораздо меньше по размеру.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Окей. Почему вы не используете готовые данные сервисов Foursquare и ему подобных?

М.ДУБИНИН: А какие данные использовать?

В.ЗАХАРЧЕНКО: Пользовательский контент, о местах, точках.

М.ДУБИНИН: Ну, на самом деле не знаю про Foursquare, но с других разных сервисов, которые пользовательский контент генерируют, там постоянно идут договоренности и люди, как бы, иногда разрешают пользовательский контент. Там, например, был сайт, который собирал треки, как бы, с ними была договоренность и они эти треки стали загружать в OSM, как бы, и мы стали использовать.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Последний маленький вопрос. Почему у проекта до сих пор нет официальных приложений для популярных мобильных операционных систем?

М.ДУБИНИН: Как нет? Есть.

В.ЕЛИСТРАТОВ: А что значит «официальных»?

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ну, в моем понимании это iOS и Android в первую очередь.

М.ДУБИНИН: Масса приложений. Они в Appstore.

В.ЗАХАРЧЕНКО: И они выложены именно от OpenStreetMap?

М.ДУБИНИН: Конечно. Нет-нет. Надо понимать, что OpenStreetMap – это сообщество, но это не организация, это проект. И каждая организация, у которой есть какая-то бизнес-идея, она может спокойно данные этого проекта использовать, ну, согласно тем условиям, которые этот проект ставит, и выкладывать их как свои. Ну так, вот, например, недавно стал делать Коблер. Есть такая немецкая фирма навигации, которая, как бы, очень красиво все это выложила, очень довольно популярная. Именно карта OpenStreetMap – там он черным по белому это пишет.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Хотел бы добавить, что есть официальный сайт – это OpenStreetMap.org и есть официальная база, где хранятся данные, которые вносят пользователи. Все остальное – ну, как бы, общераспространенное программное обеспечение, но оно не носит характер официального.

В.ЗАХАРЧЕНКО: То есть это децентрализированная система, у которой нет ядра, принимающего решение о том, что это наш официальный клиент. И, собственно, вопрос был об этом.

М.ДУБИНИН: OpenStreetMap – это не организация, это, собственно, этим все сказано.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Пока Плющев не обращает внимания, я просто про деньги. Была информация о том, что буквально совсем недавно, собственно, сам фонд привлек деньги от MapQuest. На что тратятся деньги и доходят ли эти деньги до России, ну я не знаю, в какой-то форме?

М.ДУБИНИН: Ну, конечно, доходят. В том плане, что сервера становятся быстрее, контент загружается быстрее, рендеринг проходит быстрее. Это все доходит до наших пользователей.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть все в железо?

М.ДУБИНИН: Железо, администрирование там какое-то. Хотя, нет – по-моему, там тоже волонтерство сплошное. Ну, основные траты сейчас на железо, да.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Есть косвенная поддержка от разных коммерческих организаций. Можно привести примеры. Наверное, самые известные – это предоставление компанией Microsoft спутников, снимков с сервиса BigMaps.

М.ДУБИНИН: Но это не касается... Это не деньги.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Ну, не деньги, да.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ну, тем не менее, сэкономленные деньги – это тоже деньги.

М.ДУБИНИН: Да, но к этому лучше, наверное, потом вернуться, когда мы будем говорить. Как бы, наверное, будут вопросы потом, как вообще данные создаются и какое участие, как бы, коммерческих компаний. Там очень разные формы, как бы.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Такая поддержка есть и со стороны российских коммерческих компаний – тоже можем привести примеры.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Кто эти компании?

В.ЕЛИСТРАТОВ: Назвать?

В.ЗАХАРЧЕНКО: Назовите.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Хорошо. Я думаю, что это того стоит, эти компании пользуются уважением в сообществе OpenStreetMap. Это компания Сканекс, которая предоставила, опять же, спутниковые снимки для обрисовки в проекте OpenStreetMap. Это компания Рамблер, которая недавно предоставила серверные мощности для размещения различных проектов, которые непосредственно касаются OpenStreetMap. Там происходит конвертация данных для того, чтобы их можно было загружать в разные программы для мобильных устройств, для смартфонов и так далее. Ну, есть косвенная поддержка, скажем, Яндекс приглашает нас на профильные конференции.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Окей. Собственно, спрашивал про Foursquare. Очень много сервисов, которые используют геолокацию, то есть привязывают какой-то контент к точке. Твиттер, у которого сумасшедшая вообще популярность, тоже имеет возможность геопозиционировать свою запись в 140 символов. FaceBook идет по этому пути, Вконтакте сейчас идет по этому пути контента, привязанного к точкам, очень много. Почему в сообществе OpenStreetMap считают, что, ну, собственно, их мнение, а не агрегация, обработка всего этого контента является ключевым и наиболее востребованным?

М.ДУБИНИН: Ну, потому что у OpenStreetMap немножко другая, как бы, задача. OpenStreetMap задача – не анализ разрозненного вот этого контента, находящегося в интернете, а очень простая задача создания карты земли, как бы. И там для того чтобы наносить эти Points of Interests, ну, их, как бы, можно извлекать из этого контента, в основном – для него нужна банальная, как бы, основа для начала, топографические карты. Сейчас основная активность идет именно в этом направлении. То есть люди, как бы, создают эту самую основу. Но в будущем я не исключаю того, что, как бы, люди будут активнее сотрудничать с другими проектами этого контента. И если те проекты будут не против, как бы, поделиться своей информацией с OpenStreetMap, то, конечно, это все будет анализироваться. Собственно, в OpenStreetMap очень хорошая, как бы, база технически подкованных пользователей, и проблемы за тем, чтобы придумать какие-то алгоритмы анализа, обработки, встраивания этой информации не будет. Большая проблема будет в том, что, наверняка, и Foursquare, и Твиттер, и другие – они владеют этой информацией и вряд ли захотят ею просто так поделиться. Вот. Это сложный вопрос, как бы, но его решают, как бы, в каждом отдельном случае по-своему.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Хотел бы вернуться к истории, которая, собственно, выплеснула идею OpenStreetMap на поверхность и о ней стали очень много говорить. Выросло сообщество. Это, собственно, трагические события на Гаити, да? Собственно, те моменты, когда за 2 дня была создана очень детализированная карта, разработана. Гаити, да? В России это была история с пожарами. Так получается, что сообщество активизируется, в основном, на катастрофы?

А.ПЛЮЩЕВ: На бедах.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Да.

М.ДУБИНИН: Нет. Конечно, нет. Просто, как бы, как и все нормальные люди мы хотим помочь. Естественно, как бы, каждый человек участвует в OpenStreetMap, ну, каждый участник OpenStreetMap – он какое-то свое время тратит на то, чтобы там участвовать. Ну, на него, как бы. Но как только возникает какой-то форс-мажор, что называется, то он просто начинает несколько больше этого времени тратить на то, чтобы этим заниматься. Вот и все. Я не вижу здесь никакого, как бы, такого умысла или страшной...

А.ПЛЮЩЕВ: Володя тянет руку.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Я бы сказал, что это были форс-мажорные обстоятельства, которые требовали немедленной реакции. А так идет каждодневная работа, там рисуются карты, обсуждаются какие-то проекты.

М.ДУБИНИН: Просто мобилизация, как бы, сообщества, вот и все.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Вот смотрите. Если вернуться к самим истокам проекта, если я не ошибаюсь, Кембридж был первым городом, описанным полностью, да?

М.ДУБИНИН: Ну, слово «полностью» - оно такое, как бы, неверное. Но достаточно прорисованным. Кембридж? Возможно, да, хорошо.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Я слышал там, что был в Германии.

М.ДУБИНИН: Нет, в Великобритании, скорее.

В.ЗАХАРЧЕНКО: В Великобритании, окей. Вот, собственно, где этот ползунок, что означает «полнота наполнения информацией»? В любом случае город – это некая устоявшаяся, ну, в какой-то перспективе 5 лет система карт.

М.ДУБИНИН: Это набор данных, да.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Именно карт. Ну, я так понимаю, допустим, в моем районе Москвы, где я живу, так, к примеру, некоторые дороги, их нет ни на одной карте и ни одна Наташа (а Наташей я называю всех девушек, которые говорят из навигатора), не знает о том, что есть одна дорожка, где можно очень хорошо срезать, не попасть в пробки. Тем не менее, это вполне конечная информация. Что там делать дальше?

А.ПЛЮЩЕВ: То есть ты считаешь, что ты в Москве живешь, да? То есть то место, где ты живешь, оно весьма далеко. Как и я, только мы на противоположных концах живем.

М.ДУБИНИН: Тут 2 уровня, как бы, ответ из двух частей состоит. Во-первых, да, есть некая, как бы, база. Она своя для своего масштаба. На одном масштабе вы хотите видеть один набор объектов, на другом – другой, на третьем – третий. Вот, на уровне дорог вам интересно, вы хотите иметь, например, все дороги.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Какая максимальная детализация?

М.ДУБИНИН: Так вот. На самом деле, мы можем спускаться и в более детализированные масштабы. Мы можем идти на тропинки, там, в лесу – это, как правило, более детализированное. Есть такая вещь интересная, в принципе, она называется MicroMapping, то есть там, где люди картируют уже вещи, которые гораздо более детальны.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Вплоть до отдельных деревьев.

М.ДУБИНИН: Да, отдельные деревья, площадки для гольфа с лунками, урны, канализационные люки.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ну да. Если я забыл дорогу в своем дворе, я тоже могу проложить ее и найти по GPS-навигатору, как подняться на второй этаж. (все смеются)

В.ЕЛИСТРАТОВ: Ну, 3D пока еще не освоено в OpenStreetMap.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Все мы движемся, все мы развиваемся.

М.ДУБИНИН: То есть, в принципе, как бы, конца этому нет, и это, как бы, прекрасно, я считаю, как бы, то, что мы не...

В.ЗАХАРЧЕНКО: Но все равно это явление, вот как я вижу сейчас, это, вот, крупные города, где оно стартовало, и потом, скорее, явление форс-мажорное, где люди просто активизируются, их добрая воля – там, Гаити, пожары, что-то еще, какое-то стихийное бедствие, там я не знаю, где.

М.ДУБИНИН: Нет.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ну, я не знаю там, когда мы Сибирь покроем такими картами?

М.ДУБИНИН: Нет, и это одно из, как бы, больших преимуществ OpenStreetMap, потому что как уже было сказано, это очень сильно децентрализованная система и есть, как бы, города, субъекты Федерации, которые, на самом деле, очень хорошо проработаны, как бы, ну, что там иногда приводится в качестве сравнения. Вот это вот доминирование, как бы, отдельных городов над всем остальным, как бы – его, на самом деле, такого четко выраженного в OpenStreetMap нет. И если вы посмотрите на Краснодарский край, он с потрясающей детальностью проработанный. И, как бы, многие другие районы и в Сибири, и на Дальнем Востоке, ну, города и веси – они очень хорошо прорисованы и они продолжаются прорисовываться. На самом деле, как бы, многие люди в OpenStreetMap они занимаются активным отдыхом, да? Это такой ключевой момент, потому что вот это сообщество, а, на самом деле, и Володя – представитель хороший этого сообщества, они только и делают, что выезжают на природу, едут в какую-то Тмутаракань, совершают там заплывы на байдарках и каноэ, едут на велосипедах, опять же, в какую-то глушь, как бы, и привозят...

В.ЕЛИСТРАТОВ: На джипах по бездорожью.

М.ДУБИНИН: Вот именно принципиально по бездорожью, то есть там, где никакие Google Street Car не проедут, да? И привозят оттуда данные, потом наносят эти данные на карту, как бы, по трекам. Так что, наоборот, в OpenStreetMap есть такая, как бы, тенденция, наоборот к более равномерному, что ли.

В.ЕЛИСТРАТОВ: То есть это не только карты населенных пунктов, но и карты за пределами, что было бы интересно для всех, кто увлекается таким активным отдыхом вне пределов населенных пунктов.

А.ПЛЮЩЕВ: Значит, у вас может, конечно, сложиться полное впечатление, что меня сегодня нет в студии, я праздную 17-летие своего пребывания на «Эхе Москвы». Но я, все-таки, здесь. Напомню, что у нас в гостях Максим Дубинин, создатель и главный редактор интернет-ресурса ГИС Лаборатория, Владимир Елистратов, участник OpenStreetMap. Свои вопросы вы задаете, я вижу, и можете дальше задавать по +7 985 970-45-45. И твиттерианину @vyzvon. Если мне дадут возможность, я их даже, может быть, задам. Ну, Юрий, я надеюсь, мы ответили на ваш вопрос, который просит объяснить обычному человеку, что это вообще за сайт и как мне помочь сайту.

Насчет обычных людей, кстати. Задают мне вопрос, и он пришел тоже до программы. В OSM на русском форуме очень плохое, просто хамское отношение к новичкам со стороны профессионалов-программистов, как будто существует партия программистов, цель которой бороться и хамить новичкам. В Википедии такого нет, благодаря правилу «Не набрасывайтесь на новичков» и недопустимости оскорблений. Хотелось бы, чтобы в проект пришло много новых адекватных участников – они бы снизили концентрацию хамов. Это все, конечно, только на форуме. Карту редактировать, слава богу, никто не мешает, так что приглашаю всех в OSM рисовать большие и малые населенные пункты».

В.ЗАХАРЧЕНКО: В Википедии тишь и благодать.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Я бы ответил, что в OSM есть довольно разные люди. Например, у нас с Максимом на некоторые вопросы есть различные мнения. Но это не мешает всем общаться на форуме.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, вообще, люди, которые у нас в студии, не производят впечатления хамов. Пока, во всяком случае.

М.ДУБИНИН: Да нет, ну, на самом деле, как бы, должен согласиться. Понимаете, как бы, это одна из... На самом деле, это хорошая вещь. Не то, что хамов там много, да? А то, что, действительно, бурлят эмоции, то, что людям не все равно, то, что люди не выполняют какую-то рутинную работу, но то, что людям, действительно, не наплевать на то, что они делают. Конечно, как бы, перебор вот с этим вот, он тоже очень плох. Я полностью согласен с тем, что нужно к новичкам относиться гораздо более толерантно и отвечать на самые глупые их вопросы. Я сам, как бы, массу глупых вопросов задаю постоянно на форуме, как бы. И, как бы, большинство людей... Ну, как бы, я не могу согласиться, что они хамы. Просто дискуссии – конечно, они там очень жаркие, как бы. К этому надо только так и относиться, нужно просто быть более спокойным, более взвешенным.

А.ПЛЮЩЕВ: Еще вопросы, поступившие от слушателей. Во-первых, в OSM, пишет наш еще один радиослушатель, почему-то сильны самоцензурные настроения. По результатам голосования сообщества было принято решение удалять информацию о российских военных объектах. Но человек из руководства OpenStreetMap Foundation разъяснил, что это противоречит правилам OSM. А если российским гражданам нельзя обозначать военные объекты, то пусть этого и не делают. В общем, обошлось. Но факт есть факт: цензура процветает.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Я бы сказал, что это одна из «ярких» страниц истории российского сообщества OpenStreetMap, вот этот спор на 60 страницах в форуме о правомерности рисования военных объектов.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Вместо того чтобы заполнять карты, вы сидели и спорили.

М.ДУБИНИН: Это часть работы. Как без этого? В споре рождается истина.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Я думаю, что сейчас все стороны жалеют о том, что участвовали в этом споре вместо того, чтобы рисовать объекты.

М.ДУБИНИН: Да нет, я думаю, что все нормально, как бы, с этим. Я не понимаю, почему, как бы, такое сильное этому внимание, опять же, уделяется, ну, уже постфактум, как бы. Эта вещь, как бы, обнажила еще раз то, что в нашем российском законодательстве есть масса проблем, как бы, связанных с секретностью, связанных вообще с картографией и так далее. И мы видим это же отражение тех же самых проблем, например, в пользовательском соглашении Яндекса на участие в Яндекс.Картах, где черным по белому сказано, что всю ответственность за нанесение объектов определенных вы берете на себя. И тут, как бы, этим, собственно, все сказано. А то, что в OSM сильны настроения самоцензуры, ну это тоже, мне кажется, очень хорошая вещь. как бы, это значит, что люди, которые там работают, они просто не сваливают туда все как в помойку, а думают, что они делают, как бы. Ну и, конечно, из-за того, что законодательная вся эта область в стране до сих пор находится в некоей серой зоне, есть место для дискуссии, напряженной дискуссии, эмоциональной. Ну да.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Я бы добавил, что один из принципов в OSM – то, что есть на местности, то должно быть и в карте. Есть военный объект на местности, должен ли он быть в карте? Но с другой стороны, есть законодательство, здесь мы проводим с ним в противоречие. И, как бы, наносить военные объекты, по крайней мере, его границы (забор) или не вносить, каждый решает для себя в той или иной степени.

М.ДУБИНИН: Не, ну тут есть пространство, опять же, для дискуссии. Наверное, не стоит ее сюда переносить, но нужно помнить, что секретный объект – он не просто так секретный. Он секретный, потому что он секретный. (смеется)

В.ЗАХАРЧЕНКО: Отличное объяснение, кстати, да.

М.ДУБИНИН: Да-да-да. И, как бы, обычному человеку вообще должно быть невдомек, что это секретный объект. Для того чтобы знать, что что-то секретное, я должен иметь доступ к государственной тайне и секретности, иметь доступ к этой информации. Так как у меня такого доступа нет, то откуда я могу знать, что секретно, а что нет?

В.ЗАХАРЧЕНКО: Смотрите, касались мы немножко темы проекта Google с машинами, которые ездили по всей Европе, которые там и забрасывали, и поджигали, и показывали им обнаженные части тела. Паранойя у людей все равно присутствует. И очевидно, что некоторые объекты, скажем так, владельцы некоторых объектов собственности не хотят, чтобы их объекты присутствовали на карте. Были ли с этим проблемы, как они решаются, что вы говорите пользователям, какова политика здесь?

М.ДУБИНИН: Не, ну тут уровень картирования немножко другой. Все эти проблемы с StreetView, они были связаны не просто с тем, что они собирали информацию для нанесения адресов домов, а то, что они фотографировали, показывали, у кого чего там, какие занавески висят на этом, а у кого какие скандальные надписи на табличке там, у кого какая собака и так далее, и кто рядом живет. А вот именно тут проблема приватности, проблема доступа в частную жизнь, как бы. В OpenStreetMap до этого еще не дошло, я не знаю, дойдет ли вообще, как бы. То есть сейчас эта проблема просто не существует.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Смотрите, я задам такой, немножко ламерский вопрос, абсолютно жизненный. Вот человек берет карту своего района и наносит на нем объекты, размечая точки, где продается самогон. Фактически он делает для кого-то полезное дело, для своих коллег по несчастью, но тем самым он каких-то людей, живущих в этих домах, обозначает как людей, нарушающих закон. Есть ли какие-то требования, запреты на такую информацию? Поскольку, ну, понятно, что если стоит гастроном, то это гастроном, скорее всего, я так подозреваю.

М.ДУБИНИН: А варка самогона не является противоправным действием в России.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Продажа его является, да? Ну, окей, хорошо. Место продажи.

А.ПЛЮЩЕВ: Не, смотри, есть лучше пример. Подпольное казино.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Да-да, подпольное казино. Отличный пример.

А.ПЛЮЩЕВ: Есть же просто прямо проект, не имеющий отношения к OpenStreetMap, где люди стучат на подпольные казино. Зачем? Я не понимаю.

М.ДУБИНИН: Не пошла вчера карта, Саш.

В.ЕЛИСТРАТОВ: С одной стороны, есть принцип OpenStreetMap, что есть объект на карте, есть объект на местности, он должен быть на карте.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Но вопрос в том, что...

В.ЕЛИСТРАТОВ: С другой стороны, есть законодательство. Этичность и законодательство.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Иногда нельзя дать однозначную оценку, описание этому объекту. Да, понятно, можно сказать, что это красивый дом или некрасивый дом. Но, допустим, к чему-то привесить критерий, которого у него нет официально... Это сугубо пользовательский контент.

М.ДУБИНИН: Да, это правда. Но, честно говоря, мы с такими ситуациями еще просто не сталкивались. Ну, я не сталкивался, по крайней мере.

В.ЗАХАРЧЕНКО: То есть люди целенаправленно размечают, магазин, поликлиника №84, отделение милиции, я не знаю там, булочная и так далее, все только такое. Это же скучно.

М.ДУБИНИН: Ну, на данный момент – да.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Ну, преимущественно, да, так. Это в городах.

М.ДУБИНИН: Почему это скучно? Это совсем не скучно. Я, например, толком не могу запомнить, какие где магазины есть там, где я живу, и я на карту их все нанес для того, чтобы быстренько посмотреть.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Сообщество OpenStreetMap составляют именно такие люди, для которых это нисколько не скучно, они уделяют этому значительную часть своего времени.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Хорошо, смотрите. Вот, Владимир приводил пример, что садятся в джип и едут в какой-то объект местности, который абсолютно не исследован. Представьте ситуацию, какой-то нехороший человек делает описание части местности, которую никто до этого не исследовал, не описывал, не выкладывал на карте. При этом делает сознательно его неправильно, сознательно его с ошибками для того, чтобы нанести вред тому, кто возьмет и обопрется на эту карту как единственный источник знаний. Ну, то есть такое целенаправленное вредительство.

М.ДУБИНИН: Вы знаете, это сплошь и рядом явление, которое сплошь и рядом встречается не только на пользовательских картах. Знаете, пионер-лагеря в глуши республики Коми, например, что это такое, к которым ведут бетонные дороги? Это не вредительство? Это из той же самой серии. Просто в OpenStreetMap один человек проедет и нанесет дорогу по-вредительски, а другой проедет и поправит ее так, как она на самом деле должна идти.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ну то есть вопрос только в количестве мнений.

М.ДУБИНИН: Конечно.

А.ПЛЮЩЕВ: Лора нас спрашивает с помощью SMS: «Как картограф-непрофессионал может грамотно нанести на карту новый объект?»

М.ДУБИНИН: Запросто.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Ничего сложного.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, я знаю, смотрите какая штука. Я, извините, пользуюсь Яндекс.Пробками, когда еду по Москве, и часто просто матерюсь на водителей, которые ставили точки с ДТП. Потому что они, как правило... Ну, конечно, тыкаешь в экран за рулем, ясное дело, куда ты там попадаешь – куда-то попал и ладно, и слава богу.

В.ЗАХАРЧЕНКО: С благими намерениями человек делал.

А.ПЛЮЩЕВ: С благими намерениями, да. Но ставят ее прямо там... Знаешь где? Никогда не догадаешься, где, на самом деле.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Чаще всего на противоположную полосу.

В.ЕЛИСТРАТОВ: А есть ли сообщество, которое может эти точки поправить, исправить их положение?

М.ДУБИНИН: Опять же, тут вопрос, как бы, в том, сколько таких же людей, которые, как бы, эти точки ставят.

В.ЕЛИСТРАТОВ: И вообще имеют возможность ставить эти точки.

М.ДУБИНИН: Вопрос уже к Яндексу, наверное. Но если есть возможность эту точку просто подвинуть, да?

В.ЗАХАРЧЕНКО: У Яндекса есть возможность подтверждать или не подтверждать.

М.ДУБИНИН: Подвинуть, подтвердить там, 10 голосов «за», один «против», тогда, значит, эта точка перемещается в нужное место, что-то такое, да? Это решаемый вопрос. Возвращаясь к вопросу слушательницы, да?

А.ПЛЮЩЕВ: Непрофессионал, да. Может ли?

М.ДУБИНИН: Слушатель-непрофессионал. Вы понимаете, нужно очень четко понять. Вот, современный мир, мир изменился, да? Отличие профессионала от непрофессионала в определенных областях становится все более и более размытым. Я, как бы, горячий поклонник такой точки зрения, что рисовать карту в OpenStreetMap может любой человек. Вот, более того, как бы, он должен это делать, если он это хочет. Является он профессионалом с 5-тью годами обучения на каком-нибудь географическом факультете чего-нибудь или не является? Насчет того, как это сделать, по-моему был такой вопрос, то есть как именно это сделать, ну, в OpenStreetMap 3 способа, как можно наносить данные.

Значит, первый способ. Если у вас есть GPS, то вы записываете трек. Например, вы хотите нанести дорогу, да? Если у вас есть GPS, вы записываете трек, загружаете его на OpenStreetMap, потом по этому треку показываете, где же шла дорога. Это первый способ.

Второй способ. Если у вас нету GPS, но вы все равно хотите эту дорогу и есть космический снимок на эту территорию, вы, опять же, загружаете редактор, который вам понравился, и наносите эту дорогу по этому космическому снимку. Опять же, не бойтесь. Если вы нанесете дорогу неправильно, если вы вдруг напишете название не так, чтобы это соответствовало каким-то канонам, скорее всего, там, где вы редактируете, есть еще несколько человек, которые просто отслеживают все изменения. Вот, я отслеживаю изменения по интересующей меня территории и где-то что-то не так я поправляю, просто, опять же, из-за доброжелательности, потому что мне нужна хорошая карта. То есть вы себе дорогу по снимку.

И третий способ, если у вас нет ни GPS, ни снимка, есть прекрасный сайт, называется WalkingPapers, то есть это сайт, где вы можете распечатать фрагмент карты OpenStreetMap, взять ее с собой, прийти туда, где вам нужно отметить интересующий вас магазин, здание, дорогу, что угодно, нарисовать на этом листе бумаги этот объект, принести его обратно, отсканировать и кто-то – либо вы сами, либо человек, который получит к ней доступ – отрисует этот самый объект. Вот, пожалуйста, 3 основных способа.

А.ПЛЮЩЕВ: Те, кто смотрят нашу видеотрансляцию на сайте «Эха Москвы» или на сайте plushev.com (кому как удобнее), могут сейчас увидеть, ну, такие 2 типажа, на самом деле, хулигана и отличника. Один все время сам берет слово, а второй сидит, тянет руку.

М.ДУБИНИН: Кто хулиган тогда? Я что ли? (смеется)

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да, естественно. Вот. Володя сидит, тянет руку. Мне все время жалко его, бедного. А скажи, пожалуйста, что ты хотел по этому поводу?

В.ЕЛИСТРАТОВ: Максим очень правильно сказал, что мир изменился. Вот, я приведу такой пример. Нужно ли иметь журналистское образование, быть профессиональным журналистом, чтобы писать блоги.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушайте, у меня вообще...

М.ДУБИНИН: Сейчас это наезд, да? (смеется)

А.ПЛЮЩЕВ: У меня его вообще нет никакого. Вообще никакого нет.

М.ДУБИНИН: Подтвердите, пожалуйста, эту фразу.

А.ПЛЮЩЕВ: Давно выгнать пора.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Известный факт, самый популярный блог – ну, все знаем, что это за блог – и он ведется не профессионалом, но, тем не менее, соперничает...

В.ЗАХАРЧЕНКО: (смеется) Ты сейчас о блоге Медведева? Я прошу прощения.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, у него микроблог. И то не у него уже, а у другого.

М.ДУБИНИН: Ну, он же тоже не профессионал, правда?

А.ПЛЮЩЕВ: Другой – десятый уже.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Ну, тем не менее.

М.ДУБИНИН: В десятке, скажи, блог. (смеется)

В.ЗАХАРЧЕНКО: Сейчас пойдет подмена понятий. Блог – это блог, это не журналистика.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, это вообще.

В.ЗАХАРЧЕНКО: А, вот, на OpenStreetMap опираются, я смотрю, что французская газета опирается.

А.ПЛЮЩЕВ: Кстати! Слушайте. А вот это интересно. Я в блице заметил, вы сказали, что есть сведения, есть данные о том, что правительственными структурами, да? Поподробнее об этом расскажите.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Да-да, вот, собственно. Украл у меня вопрос.

М.ДУБИНИН: Ну, последняя правительственная структура, нашумевшая, как бы, в интернетах, что называется – это геопортал Роскосмос. Вот, как вам такая прелестная структура?

А.ПЛЮЩЕВ: Нормально, хорошо. Хорошо.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Там представлен в том числе и слой OpenStreetMap.

М.ДУБИНИН: Да, там представлен как одна из подложек OpenStreetMap.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Я просто хотел уточнить: а вы космическое пространство никак не размечаете? А то как-то с космосом не получается в последнее время. Там бы тоже карты хорошие не помешали.

М.ДУБИНИН: Я уверен, что кто-то вынашивает и такие идеи.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Может быть, и на нашем веку наступит такая возможность, что мы будем размещать и Луну, и Марс.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ну, вот, вы понимаете, да? На эту информацию опирается государственное учреждение, госслужба. На блоги – ну, я сомневаюсь. Блоги – это реакция, скорее всего.

М.ДУБИНИН: Тут, понимаете, тут, в общем, ключевое слово «опирается». Что под этим понимается? Просто показывает это как одну из подложек для того, чтобы какие-то свои дополнительные данные на это положить или принимать какие-то решения, или что при этом происходит? Тут очень много разных вариантов возможны, как бы. Разным людям нужно разное от карты, вы понимаете?

В.ЗАХАРЧЕНКО: То есть вы, когда нужно, вы говорите, что у нас очень детализированная, очень хорошая карта и город Рыбинск, о котором не знает ни одна из картографических систем популярных рунетовских, он есть на карте OpenStreetMap – мы очень подробны. А когда доходит дело до того, что нужно, я не знаю там, провести ракетный удар с одного африканского государства по другому, вы говорите, что «нет, на самом деле, ну, как бы, контент-то пользовательский и, возможно, его там никто не отредактировал». Скажем так, где зона ответственности?

М.ДУБИНИН: Да, отличный вопрос. А где зона ответственности у Яндекса или у другого картографического проекта в интернете?

В.ЗАХАРЧЕНКО: Я думаю, что это у них очень четко прописано, на самом деле.

М.ДУБИНИН: Что именно?

В.ЗАХАРЧЕНКО: По поводу пользовательского контента. Но я не думаю, что на народную карту Яндекса кто-то опирается.

М.ДУБИНИН: Нет, еще раз, вопрос в том, что значит «опирается»?

В.ЗАХАРЧЕНКО: Не отвечайте вопросом на вопрос.

М.ДУБИНИН: Нет, я хотел уточнить.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Смотрите, вопрос заключается в следующем. Где та зона ответственности человека, который принимает финальную правку? Вы отредактировали пост девушки, которая писала, а кто-то отредактировал вас, да? Вторая, третья правка. Та же самая проблема – на эти грабли наступала Википедия. Где тот критерий, когда мы говорим о том, что это финальная, это конечная точка и так и есть?

М.ДУБИНИН: Понимаете, в Википедии есть такое правило нейтральной точки зрения. В Википедии, как бы, редактирование статей идете до тех пор, пока оно не достигнет некоей нейтральной точки зрения. В OpenStreetMap с этим немножечко попроще, потому что OpenStreetMap оперирует, как бы, фактами. Адрес дома – это адрес дома, дорога – это дорога, граница субъекта Федерации – это граница субъекта Федерации. Естественно, там, где возможны разночтения, например я не знаю, граница леса, да? Вот как она проходит, здесь или здесь? Она по этой полянке проходит или по этой полянке? Включить мне эту вырубку в лес или не включить? Здесь, конечно, возможны какие-то разночтения. Но это также и не объекты, которые являются суперкритичными.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Вот здесь я очень бы поспорил, поскольку с лесом, собственно, проблемы 2010 года были связаны с тем, что у МЧС не было детальных карт всех лесных массивов.

М.ДУБИНИН: Но это же другой вопрос, правильно? Нет карты – это одно, а проведена там граница леса по 20%-ной сомкнутости древостоя или по 10%-ной сомкнутости древостоя, это другой вопрос.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Пошли профессиональные термины.

М.ДУБИНИН: Да. Вот я просто что хотел подчеркнуть? То, что OpenStreetMap – он, все-таки, оперирует, как бы, более четкими фактами. Ну, в этом отличие от некоторых других систем, где мнение – оно менее важно.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Меньше эмоций, больше фактов у вас.

М.ДУБИНИН: Да.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Почта для халиваров есть, но гораздо меньше, чем в той же самой Википедии. Если идет речь о государственных границах, в мире есть несколько примеров.

А.ПЛЮЩЕВ: Да вот, Андрей Матенга, наш постоянный слушатель из Хельсинки через Твиттер спрашивает: «Насколько я понимаю, за основу взят GoogleMap. Ошибки в молдово-украинской границе такие же, как у Google», - пишет он.

В.ЗАХАРЧЕНКО: На самом деле, почти у любого государства к любому соседнему государству есть проблемные зоны, которые вот прямо у соседей расписаны по-разному.

М.ДУБИНИН: Конечно. Ну, у нашей страны до сих пор не подписано соглашение с некоторыми нашими соседями о том, как проходят границы.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Боюсь ошибиться с отсылкой к какому-то источнику, но, по-моему, к России и Россия имеет претензии, ну, в смысле, невыясненную четко границу. Ну, где-то это там, наверное, десятки метров, а где-то это километры.

М.ДУБИНИН: Не, ну тем не менее, это есть. С некоторыми странами не подписано соглашение о границе. Чего там говорить? Каспий возьмите. Раздел Каспия не завершен, как бы – никто не знает, где проходит граница.

А.ПЛЮЩЕВ: Но там, по-моему, об экономической зоне речь, а не о разграничении. Ладно, хорошо, поехали дальше. Значит, наш слушатель MSH777, занимающийся геоинформатикой в школьном университете в Германии, зовут его Сергей: «Хочу коротко сказать. OSM – отличный проект еще и тем, что при должной организации он вполне под силу и школьникам, позволяет им принять участие в глобальном, при этом реальном проекте, результатами которого могут пользоваться миллионы людей во всем мире. Это очень важный плюс – открытость и доступность всем, и сильный мотивационный инструмент, в том числе и для детей». Ну, в общем, хватил OpenStreetMap. Вопрос такой: «Интересует распространенность OSM в России. Ее можно оценить по карте, но мне интересно мнение участников передачи. Также интересно узнать их мнение о перспективах проекта».

Я еще к одному это. Например, наш один из слушателей Максим Наумов, технический директор из Тулы пишет: «Я глянул на Тулу, мой родной город – ничего интересного кроме дорог нет. А кто будет этим заниматься?»

М.ДУБИНИН: (смеется) Вы и займитесь.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Я предложил бы Максиму Наумову зайти на сайт OpenStreetMap.

М.ДУБИНИН: И начать редактировать.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Да. Есть специальный русифицированный сайт OpenStreetMap.ru и попробовать нанести какие-либо объекты, о которых он знает в Туле. Дело в том, что в Туле нету подробных космических снимков – не повезло Туле.

М.ДУБИНИН: Пока, да?

В.ЕЛИСТРАТОВ: Да, пока не повезло. И единственное, что остается, это обрисовывать GPS-треки и наблюдение на местности.

В.ЗАХАРЧЕНКО: А есть такая тенденция, что там, где появляется один человек, там очень быстро появляются другие пользователи, добавляющие контент? Ну, то есть вопрос именно в первом.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Я думаю, что такой эффект есть. Человек видит, что, вот, кто-то рисует, появляются улицы, а потом: «А чего бы мне не попробовать?» В то же время если там пустыня на этом месте...

М.ДУБИНИН: А мне кажется, что есть обратный некий эффект. Ну, тоже. Как бы, сложно оценить его численно, но то, что интересно: если вы живете на территории, которая вообще, как бы, белый лист, да? «О, я буду первым, сейчас все отрисую» и пошел там рисовать, да? А если что-то такое, серединка на половинку, вроде чего-то нарисовал, а вроде нет, ну, думаешь, так, посмотрел: «О, в принципе, достаточно. Я не буду ничего добавлять». Ну, я просто к тому, что интерпретация может быть разная, как бы, на самом деле.

А.ПЛЮЩЕВ: О перспективах.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Количество участников растет. Вот, Максим владеет более точными цифрами. Количество правок растет, объектов на карте тоже растет.

М.ДУБИНИН: Сегодня посчитал. Так как все данные открытые, сегодня посчитал, сколько пользователей OpenStreetMap в России – не просто пользователей, а пользователей с правками, то есть тех, кто редактирует. Пользователей больше. Ну так, на форуме – кто-то пишет, кто-то не пишет. После передачи посчитаю, сколько станет. Очень интересно, как изменится.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Смотрите, в одной из статей (не помню, опять-таки, источник, по-моему, Хабр ссылался) была цифра о том, что для нормального заполнения карты нужна плотность 5 человек, вносящих правки на квадратный километр.

М.ДУБИНИН: Да, даже было исследование британских ученых, которые как бы показали то, что есть такой закон Линуса Торвальдса. Знаете? Как же он там по-русски-то его перевести? Если достаточно, как бы, глаз или участников, все проблемы или все ошибки будут исправлены, главное, чтобы их было много. И есть один исследователь в Британии, который, собственно, опять же потому что данные все открыты, он может их сравнить, может посчитать, сколько на этот квадрат есть участников, и он строил такую кривую, которая показывала, что там по достижении... Сколько там было? 6-7.

В.ЗАХАРЧЕНКО: 5 человек на квадратный километр.

М.ДУБИНИН: 5 человек, точность данных он считал, по-моему – она, как бы, резко улучшается.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Где, в какой части России самая большая плотность этих данных?

М.ДУБИНИН: Вот таких вот суперточных?

В.ЗАХАРЧЕНКО: Да-да. Ну, то есть где плотность людей, вносящих правки...

В.ЕЛИСТРАТОВ: Большие города. Москва, Питер.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Москва близка к точке 5 человек на квадратный километр?

М.ДУБИНИН: Нет, я думаю, что еще нет. Нет, я думаю, что нет еще.

А.ПЛЮЩЕВ: Так, есть еще пара вопросов от наших слушателей. Про российское законодательство о секретности мы уже практически поговорили, да? «Существуют ли открытые данные ДДЗ ГИЗ от Роскосмоса? То есть такие, как, например, СРТМ в НАСА? Как вообще обстоит дело с открытостью и доступом к российским геоданным по сравнению, например, с тем же НАСА?»

М.ДУБИНИН: Это отличный вопрос. ДДЗ – это космическая съемка на языке, как бы, обычных людей. Вы знаете, очень простой вопрос. Как только Роскосмос и другие, как бы, организации в содружестве с ним ухитрятся, все-таки, запустить, как бы, нормальные спутники для космической съемки, которые будут работать так, как они должны работать, эти данные появятся.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Постучал по дереву.

М.ДУБИНИН: А-а. Ну и есть ряд, как бы, метеорологических спутников, которые предоставляют такие данные – их там можно получать. Но просто они не того разрешения, которым можно картировать. У нас сейчас, как бы, 2 спутника на орбите и оба, как бы, функционируют в очень странном режиме. Как бы, никто никаких открытых данных с них не видел вообще, а более того, никто и каких-то определенных результатов закрытых не видел. Ну, я не знаю, публикаций там или каких-то победных реляций о том, что мы, используя наш ресурс, закартировали миллионы километров. Это, конечно, наводит на подозрение, что не все гладко с этим.

А.ПЛЮЩЕВ: Очень характерный вопрос для нашей аудитории эхомосковской: «Как насчет того, что все дороги возможному противнику показывать? Тут изменой попахивает». Поедем дальше. По-моему, очевиден у Макса был ответ. (все смеются) Паблишер, издатель из Томска и Новосибирска. Паблишер, вы где живете, в Томске или в Новосибирске?

В.ЗАХАРЧЕНКО: Кстати. Очень не четкое позиционирование.

М.ДУБИНИН: Да-да-да. Сразу отметаем этот вопрос, да? (смеется)

А.ПЛЮЩЕВ: Не, он каждый раз пишет, кстати.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Может быть, он в пути.

А.ПЛЮЩЕВ: Постоянный слушатель нашей программы, большое вам спасибо. Но мне интересно как-то. Между ними приличное расстояние, между этими городами. «Ваше отношение к сервисам ДубльГИСа, объединяющим карты городов с YellowPages. Будете конкурировать, сотрудничать или что?» А также вот еще вопрос: «За счет чего существует сегодня и будет существовать завтра ваш сервис? Какова его бизнес-модель?» Давайте со 2-го начнем.

М.ДУБИНИН: Еще раз повторяю, OpenStreetMap – это не коммерческий сервис, это не организация. Это, как любят сейчас выражаться, платформа.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Ну, я, может быть, уточню, что есть фонд OpenStreetMap, зарегистрированный в Великобритании.

М.ДУБИНИН: Но он, тем не менее, не владеет картой, и я думаю, что не может владеть...

В.ЕЛИСТРАТОВ: Но он владеет серверами. Картой – да, не владеет.

М.ДУБИНИН: Он не может определить какую-либо бизнес-модель. Грубо говоря, у OpenStreetMap, как бы, нету бизнес-модели, потому что у него нету бизнеса сейчас.

В.ЕЛИСТРАТОВ: И не будет – это некоммерческая компания.

М.ДУБИНИН: И еще раз возвращаюсь к тому, что я до этого говорил. Это не исключает того, что появятся компании (они уже есть), которые будут использовать данные OpenStreetMap для того, чтобы какие-то бизнес-модели свои, как бы, здесь налаживать.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Я могу привести примеры. Microsoft в том числе использует слой OpenStreetMap. В России это компания Сканекс и ее сайт Космоснимки.Ру – тоже среди прочего использует слой OpenStreetMap.

М.ДУБИНИН: Да, это тоже бизнес-модель некая. Они все очень разные, они все используют эти данные, просто правильно использует, так, как OpenStreetMap хочет, чтобы их использовали. Вот и все.

В.ЗАХАРЧЕНКО: То есть главным источником денег, как я понимаю... Вскоре появится на сайте OpenStreetMap.org фотография Стива Коста, основателя с глазами просящими, да? Ну, вы не знаете эту историю с Википедией?

В.ЕЛИСТРАТОВ: Знаем.

М.ДУБИНИН: А, с Википедией. А вот кто-то даже язвил на эту тему.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Кто только не язвил по этому поводу, да.

М.ДУБИНИН: Там кнопка Donate – она давно существует, она постоянно, как бы, висит, можно что-то такое пожертвовать. Регулярные раунды вот этих сборов тоже проводятся – они как-то менее, как это называть, менее эмоциональны, что ли.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Сообщество быстро мобилизируется и деньги собирает.

М.ДУБИНИН: Да, на новые сервера и так далее.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Для вас важнее, чтобы деньги приходили? Или, скорее, большее количество организаций делилось информацией?

М.ДУБИНИН: Информацией, конечно. Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну и вот последний вопрос. Я его повторю. Ваше отношение к сервисам ДубльГИСа, объединяющим карты городов с YellowPages. Будете конкурировать, сотрудничать или что?

М.ДУБИНИН: Отношение ко всем сервисам, как бы, которые играют на той же площадке, что и OpenStreetMap, очень позитивное как бы, просто потому, что... Ну, мое личное – я сейчас выражаю свое личное отношение. Опять же, у OpenStreetMap нет никакого отношения к ДубльГИСу. Понимаете, как у организации, да? Это не «Желтые страницы», ему, как бы...

В.ЕЛИСТРАТОВ: Тут нет и не будет коммерческой модели в самом проекте OpenStreetMap.

М.ДУБИНИН: Фиолетово, есть ли ДубльГИС или нет и делает ли он ту же самую работу или не делает.

В.ЕЛИСТРАТОВ: Но каждая компания может попробовать реализовать свои собственные коммерческие идеи на основе карты OpenStreetMap, которая доступна всем.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое. Наверное, не успели все ваши вопросы задать. Может быть, как-нибудь мы продолжим этот разговор. Максим Дубинин, создатель и главный редактор интернет-ресурса ГИС Лаборатория, Владимир Елистратов, участник OpenStreetMap были сегодня нашими гостями. Виктор Захарченко активнейшим образом вел сегодня программу, спасибо большое ему.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Еще раз поздравляем Плющева с годовщиной работы на «Эхе Москвы».

В.ЕЛИСТРАТОВ: Присоединяемся.

А.ПЛЮЩЕВ: Через буквально час я встречусь с вами в программе «Попутчики». Через неделю программа «Точка» на своем месте, но уже, наверное, в повторе – я уезжаю в командировку. Так что через 2 недели встречаемся в прямом эфире. Счастливо.


Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


08 февраля 2011 | 06:02

Читаете ли Вы коменты к Вашим передачам, Александр?


ambient2 09 февраля 2011 | 13:19

Давно участвую в Викимапии и Народной карте - нет проблем. В ОСМ же хрен разберёшься, потому я там не участвую. И наверное не я один такой. Сделайте чтоб было также просто и все будут участвовать.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире