28 декабря 2014
Z Непрошедшее время Все выпуски

Культура — как базовая ценность человека


Время выхода в эфир: 28 декабря 2014, 08:35

Майя Пешкова: 14й год спешит к своему финалу. Все ждут зимних локаций, полагая, что к 31-му числу нужно завершить все начатые дела. Так 24-го в Кремле прошло совместное заседание Госсовета и президентского совета по культуре и искусству. Разработаны и утверждены основы государственной и культурной политики нашей страны. Год ушел на обсуждение проекта. А, может, культура вовсе не нуждается в рамках, ее ограничивающих. Мнение участника заседания народного артиста России, режиссера Александра Сокурова.

Александр Сокуров С самого начала я хочу сказать, что я присутствовал на комиссии по культуре у нас, когда она собиралась в Москве на обсуждении. И в некотором смысле я следил за тем, как это формировался этот документ. С самого начала, когда это былатолько еще сумма предложений, разных мнений, и вот то, что я прочел, прочел, получив перед совещанием этим здесь в Петербурге, перед прилетом в Москву. Должен сказать, что мне показалось это очень важным, на самом деле очень важным документом. На мой взгляд, если мы говорим все же о России, мы говорим о стране со специфическим развитием бюрократии, со специфической политической историей и прошлой, и политической историей современной. Я полагаю, что вообще это очень большой успех помощника Президента по культуре Толстого на самом деле. И это очень-очень важный документ. Я думаю, что если Президент подписал его, как мне сказал Толстой, практически без правок, то это вызывает у меня… Ну, я самым активным образом поддерживаю это. Вообще считаю, что это большое достижение и большая вообще наша удача, что помощником Президента по культуре является Толстой – столь образованный и столь, в общем, государственно-понимающий процедуры и вообще процесс жизни культуры в нашей стране. Но, конечно, при всем при этом у меня возникает целый ряд как бы соображений, которые я хотел бы высказать на совещании. А так сложились обстоятельства, что этого было невозможно сделать. Я сожалею об этом, потому что там, скажем, что мне не удалось выступить, и получилось, что как бы мы не поддержали Толстого. На самом деле это неправильно. Мы должны были его поддержать и требовать вслух предоставления слова. Но, конечно, с самого начала нам всем нужно, чтобы этот документ работал, потому что он систематизирует и совершенно точно дает координаты существования жизни культуры в этом огромном и территориально и, так сказать, пространственно, и в смысле населения государстве. Мы особое государство. Мы особое государство, которое разбросано на огромную территорию. Попробуй на этой огромной территории добейся какого-нибудь результата. Поэтому надо, чтобы это на самом деле работало и на самом деле имело какое-то право на существование. Но вот обратите внимание в течение всего заседания совета, как тихо сидела вот та, противоположная часть стола, где находились губернаторы, члены правительства, где находились Президенты республик. Я не знаю, они вели себя так тихо, потому что они устали уже от каких-то вот совещаний и постоянных наставлений со стороны главы государства, или кто-то из них или большая часть из них поняли, какая беда на них свалилась. Я надеюсь, что они поняли, что это документ, который может абсолютно радикально и должен радикально развернуть политическую и общественную работу и настроения в стране, потому что если правильно, честно, открыто читать этот текст, то в этом тексте сказано, что, значит, вот господа и дорогой мой народ, цели государства – это культура, и смысл существования государства – это культура. Никогда ни одно из государств, насколько я знаю, не декларировало, не позволяло себе декларировать столь открыто и, абсолютно не прикрываясь, цель политической жизни, цель смысла государства. Если я правильно понимаю в данном случае помощника по культуре Президента страны. Думаю, что я правильно понимаю. И поэтому прочитав этот документ, первое, что у меня возникло, – тревога за то, а что же будет дальше.

М. Пешкова Это то, что Вы хотели сказать?

А. Сокуров Да, да. То, что будет дальше. Значит, во-первых, повторение этого документа должно быть, должно привести в движение разные политические силы в стране и темные, светлые и там всякие-всякие. И каждый из них будет пытаться прочитать или вычитать из этого документа свои какие-то целевые задачи, эксплуатировать в политических интересах этот документ, который имеет гуманитарное и общественное значение.

Но есть одна тревога, одновременно с этим еще одна, что везде в формулировках пишется, что эти все действия, эту программу осуществляет сила государства и сила общественных организаций. Почему общественные организации по-прежнему стоят на 2-м месте, я не понимаю. Это неправильно, потому что мы в таком состоянии сейчас, когда и общественным организациям можно дать право принимать решения, вырабатывать документы, там и участвовать наряду с администрацией страны в управлении каким-то общественным процессом и осуществлять общественный процесс в большей степени, чем государство. Это, мне кажется, не совсем правильно. Но и второе, следующее: как можно осуществлять эту программу, которая есть на самом деле как бы программа новой перестройки страны, новой ориентации страны? Гуманитарной, прогрессивной на самом деле в условиях значительного усложнения, ожесточения политической борьбы в стране и общественного возбуждения, и в условиях, когда значительно купируются демократические права. Вот как можно в этих условиях реализовывать этот документ, мне не совсем понятно или совсем непонятно, потому что это все противоречит существующей практике. Например, следующий тезис: обеспечение физической сохранности материальной культуры, наследия. Хорошо. Но как? Вот мы по Петербургу и в отличие от градозащитного движения в стране. Хорошо, если оно существует, градозащитное движение в Москве, в Петербурге. Хорошо, если оно существует, например, в Пскове, в каких-то небольших городах еще, может быть, еще в Ярославле. В остальных всех городах это движение задушено. Кем? Местными администрациями. Как декларируя необходимость и неизбежность для обязательной градозащиты, как можно заставить местную администрацию идти на переговоры, идти на обсуждение этих проблем с общественными силами? Мы понимаем, какое место Лев Шлосберг занимает сейчас в раскладе сил в Пскове. И большую тревогу вызывает его судьба. Смотрите, этот человек уже подвергся нападению. А если в Пскове человек в политическом пространстве, там в общественном столь же хорошо, как он знающий и законы по градозащите и вообще, так сказать, юридическую практику, не уверен. Все администраторы во всех городах страны должны понять, что градозащитное движение – это не босяки с улицы, это люди с хорошим образованием, которые очень часто законы и градостроительные законы знают лучше, чем администрация на местах, в городах. Мы это видим и наблюдаем это в Санкт-Петербурге, поскольку очень трудно, очень тяжело у нас, тем не менее, идет эта процедура градозащитная. Мы очень часто сталкиваемся с тем, что мне вот лично намекают: «Вы что? С ума сошли? Этот проект или там эта стройка осуществляется там братьями такими-то, — называют фамилии, — и человеком таким-то, — называют фамилию, — который является другом Президента». У меня это вызывает изумление. Как это друг Президента может нарушать законодательство и нарушать градостроительную политику в стране? Мне это непонятно. Кроме того за градозащитное движение мы уже имеем заключенных. Вот сидит Денис Левкин, 21 год парню, а он сидит в колонии. Надо разобраться в этом деле. Не удается. На всех уровнях задаются вопросы. Все говорят: «Да, да, надо». Не делается. Теперь история: Королева Оксана, это адрес Наука, 44. Это в Петербурге история. Женщина, мать двоих детей, которая участвовала в протесте против строительства рядом с домом на месте детской площадки нового, так сказать, очередного какого-то коммерческого сооружения. В итоге коммерческая организация посчитала, что ей нанесен ущерб – ей выдвинут счет в 2 миллиона 300 тысяч рублей.

М. Пешкова Господи! Откуда она отдаст такие деньги?

А. Сокуров А это невозможно. Мы это понимаем. Но мы также понимаем, что это только начало. И мы понимаем, что суды, как правило, к сожалению… а судьи – это для меня изумление большое, и как правило женщины, и они, как правило, встают на сторону, эти женщины-судьи на сторону не градозащитников, а на сторону этих людей. Та же самая история грозит Сергею Лугазину, который в числе градозащитников отстаивает кусочек около метро Чкаловская. Там тоже амбиции на строительство какого-то сооружения. То есть мы понимаем, что сейчас вся бюрократия должна перестраиваться, если она на стороне Президента. Если она не на стороне Президента, она будет тихо-тихо разрушать и не давать осуществить эту новую культурную политику.

Еще один тезис из этой культурной программы. Значит, творческие индустрии целые. Развитие творческий индустрий, развитие молодых коллективов. Как красиво, как точно сказано. Я конспективно, конечно, выражаюсь, но как быть с разрушением молодых коллективов, например, телевизионных? Сколько государство наше может гоняться за «Дождем» как за тараканом? Ну, стыдно, перед всем миром стыдно. А закрытие сайтов, которые также вынуждены бежать куда-то? Причем надо сказать, что и телеканал «Дождь» и «Эхо Москвы», которому также предъявляются, если я правильно понимаю, политические претензии, на мой взгляд в большей степени работают в пространстве культуры, а не в пространстве политики. Программы по культуре и по истории «Эха Москвы» и «Дождя» значительно масштабнее, значительно крупнее, чем почти все, что делается у нас в стране, и в том числе они явно перевешивают и политическую составляющую своего вещания. Как с новой культурной политикой может совмещаться вот эта борьба с деятельностью творческих организаций. Как вообще это возможно? Как мы представляем, что должно произойти сейчас в государстве, чтобы вот эти принципы, которые декларированы вот в этой культурной программе, я только некоторые называю, могли бы соблюдаться? А на счет поощрения, умножения деятельности негосударственных культурных институций, так не сплю ли я?! Не сплю ли я, читая это, когда в Петербурге практически похоронили идею синематеки? Все. Я сегодня узнал, что синематеки в Петербурге не будет.

М. Пешкова Как это не будет?! Погодите, погодите! Только совсем недавно на культурном форуме говорили о том, что такой синематеке быть в Петербурге, и за это голосовали абсолютно все выступавшие.

А. Сокуров Включая вице-премьера Голодца… Голодец и включая нашего уважаемого Владимира Толстого. Заключено какое-то непонятное тихое соглашение. Мы уже получили письмо, где категорически отрицается. Город не будет в этом участвовать, город не будет создавать синематеку и так далее. Вот как теперь шаг за шагом администрации, в том числе и Петербурга будут, вот как они будут теперь бороться с этим документом, подписанным Президентом? Потому, что на каждом этапе будет происходить именно это. На каждом.

М. Пешкова Продолжение разговора с Александром Сокуровым после встречи в Кремле по вопросам государственной политики в области культуры ровно через две минуты.

*****

М. Пешкова Программа «Непрошедшее время». Продолжение разговора с Александром Сокуровым после встречи в Кремле.

А. Сокуров Я не говорю сейчас о сокращении финансирования вузов, не говорю уже об этом. Это также часть культурной программы, потому что мы понимаем, что от уровня культуры студенчества зависит очень-очень многое. С повышением цен и с катастрофическими изменениями экономическими, представляете, во что превратилась стипендия студентов? Я как человек, который ведет студенческую группу не в Петербурге, не в Москве, далеко, где совсем другой уровень жизни еще ниже, чем там в Петербурге, я за голову хватаюсь. Теперь стипендия, в общем, стала, ну, 300-400 рублей, если так реально смотреть. Как из необеспеченной семьи человек может учиться сегодня?

М. Пешкова То есть это на 10 рублей в день ему жить, что ли?

А. Сокуров Ну, вот подумайте. Ну, не знаю, как. Понимаете, это тоже на самом деле вопросы культурной политики. Нужно ли вообще следовать этой политике в условиях концентрации вот этого всего экономического, кадрового, культурного потенциала в одном городе страны. Вся остальная страна по сути – это большая, глубокая провинция. Понимаете? Получается, что в замен культуры подсовывается народу, обществу политика активная, агрессивная. Это то, что мы видим сегодня. Ставка на ожесточенность народа, не на просвещенность и е на мудрость людей. Это же мы видим, правда? Мы видим по тому, что реально происходит. Поэтому я активно поддерживаю принятие этого документа, и здесь активно поддерживаю и Президента, и помощника Президента по культуре. Но вот от этих вопросов я не знаю, куда мне деться. Ну, что говорить, когда эти проблемы, вопросы сыпятся со всех сторон? Смотрите, что нам делать с тем, что высшее образование в значительной степени, более чем на 50 процентов платное? И в художественны вузах тоже. О каких Шукшиных можем мы там говорить? Из каких там деревень с русскими там что-то могут прийти в художественные институты ребята и девушки? Кто сможет прожить в этих гигантских, больших городах, где стоимость жизни зашкаливает, и кто может оплачивать там самое малое 150-120 тысяч в год? Кто из этих людей может оплачивать такую учебу? Это очевидное нарушение Конституции и осуществление имущественного ценза на образование, что абсолютно исключено. Ну, это просто не конституционные нормы. Это не про Россию. Россия… никаких не должно быть преград перед образованием молодежи. Вообще любая государственная программа, если она имеет право на существование, она имеет право на существование только в одном случае, если она совершенствует уровень культуры, развивает уровень культуры молодежи, если она направлена на жизнь молодежи. Не будет оживления инициативы, жизни, энергии молодежи, ничего не будет, потому что политическое вот это вздрючивание, возбуждение какой-то части молодежи – это путь в никуда. И мы это прекрасно понимаем. Поэтому наряду с тем, что в этом программном документе огромное количество очень важных и точно сформулированных вещей, потому что для политической жизни страны, для администрации страны, для бюрократии страны этот документ важен, потому что там неоднозначно Президент и его помощник формулируют абсолютно четкие, жесткие установки. Неоднозначно четко и жестко. И глядя на молчание вот этого нашего… всей части государственного совета и части представителей администрации, никто из них не выступил. Я понимаю, что скорее всего выполнять эту программу они не будут. И в этом моя огромная гражданская тревога. Огромная гражданская тревога. Я сейчас не говорю там о политических аспектах всяких, которые также зависят от уровня культуры страны и от развития культуры, развития регионального телевидения, поддержка регионального телевидения, поддержка театральной практики, поддержка театральных гастролей, перестройка деятельности Министерства культуры. Вот во след за принятием этих документов должна начинаться жесткая перестройка Министерства культуры, деятельность Министерства культуры, ее направленности, ее концентрации, ее внимания. Например, во всей Кабардино-Балкарии наблюдается решительное сокращение количества домов культуры. Решительное. То же самое происходит в остальных регионах северокавказских республик, например, где положение с молодежью более чем критическое. И об этом постоянно все время говорит проректор Кабардино-балкарского университета БаразбиКарамурзов, о том, что положение с молодежью критическое на Северном Кавказе. И мы не видим никакой решительной деятельности в этом направлении.

М. Пешкова Культура как базовая ценность человека. Народный артист России, режиссер Александр Сокуров на «Эхе Москвы» в программе «Непрошедшее время».

А. Сокуров Видите, как много вызывает эмоций и как много вызывает мыслей и тревог, в общем, документ, имеющий огромное значение. Я думаю, что ни в одной стране мира ничего подобного на уровне Президента никогда не принималось, на уровне государства не принималось. Мы другая страна. И наше отличие в том, что нам нужно очень жестко, подробно, все регламентировано объяснять огромному числу разных людей, разбросанных на огромном пространстве. Будет создаваться особый государственный орган по выполнению этой программы. Не уверен, что это надо делать, создавать еще один бюрократический орган. А что тогда делать Министерству культуры, если оно не занимается сквозными и вертикальными, и по горизонтали вопросами отработки культуры? Что она делает? Я некоторое время назад был в Татарстане, и первое при встрече с министром культуры, о чем, я попросил министра культуры Татарстана, покажите мне проекты сельских домов культуры. Через два часа у меня на столе в гостинице было… Это было любопытство мое, не требование, конечно. Было четыре проекта разных строительства новых центров культуры в разных селах в Татарстане.Четыре разных. Там можно было о чем-то говорить. Там можно было о чем-то рассуждать. Спросите, есть ли такие проекты у нас в остальных частях нашей большой страны? Думаю, что нет. И кто этим занимается? А Бог его знает. Вот Вам только одна десятая доля того, что может вызывать размышления и тревоги… вот эти такие большие документы. Еще раз большая тревога, что государственный аппарат практически не отреагировал на этот документ Президента. Меня это более всего беспокоит.

М. Пешкова Александр Николаевич, конечно, Вас беспокоит судьба кинематографа, то, что совершенно не готовятся кадры, которые придут на смену. Меня очень волнует, конечно, и судьба кинотеатров, и тех, которые закрываются, и тех, которые есть. Но они не в той мере выполняют свою функцию, а вот крутят кино и почти, почти пустой зал. Ведь это же все может отвратить от кинематографа, как от очень важного вида искусства молодежь. А куда деться молодежи в тех же городах? Ведь согласитесь, и по сей день молодежь и родители живут вместе. Где им быть наедине? Где им поговорить, обсудить что-то, всем вместе пообщаться и попить чаю? Ведь синематека эта была бы тем местом, где собирались бы и молодые в том числе, не только дети, не только семейные, не только взрослые люди. О чем же говорить тогда, если синематека в Вашем городе, городе 3-х революций, где очень многое воспринимается вот так сразу, слету, вдруг такой отказ. Это что, Полтавченко совершенно не нужно? Или министру культуры не нужно, чтобы была такая синематека в центре Петербурга, куда можно было бы прийти не только зимой, но и летом? Что это за отношение к кинематографу отечественному? Да и не только к отечественному. Там бы крутили фильмы со всего бела света, те, которые видят в каких-то залах и то… ну, раньше в клубах можно было увидеть, а это было бы все в синематеке. И потом там же был бы богатейший архив, с которым можно было бы работать.

А. Сокуров Ну, видите, это позиция губернатора. Я и ранее Валентине Ивановне Матвиенко, и сейчас нашему губернатору, и бывшему вице-губернатору нашему Василию Николаевичу Печидже задавал много разных вопросов по культуре. И в том числе, например, вопрос, почему в культурной России нет ни одной радиостанции классической музыки. Вот почему нет? А, в общем, не надо. А я… Что за это бороться? Зачем вообще это надо? У меня та же самая ситуация с синематекой. Мы пришли, рассказали, сделали предложение, несколько месяцев обивали пороги, говорили, писали, собирали разных людей, привлекали и членов правительства России, и из аппарата Президента России. Одним росчерком пера, одним появлением в кабинете губернатора некоего человека, и все аннулирована эта тема до конца. Культурная инициатива в Петербурге – это большая проблема. Культурная столица – это тень, это большая тень в нашем государстве.

М. Пешкова Это что получается? Фикция, а не культурная столица?

А. Сокуров Я не знаю. Я не называю Санкт-Петербург культурной столицей и, в общем, не считаю Санкт-Петербург культурной столицей. У нас культурная столица только одна как и прочая – это Москва по причинам известным, потому что все средства, все деньги, все кадры, все только располагается в Москве. Все остальное имеет такую иллюзорную стоимость и абсолютно иллюзорное значение. А, в общем, значения не имеет, как мы из практики видим. Поэтому у нас нет культурной столицы. По тому, как развивается, как, что происходит, у нас происходят в городе какие-то изменения, если Президент обратил на это внимание. Президент обратил внимание, что надо… К нему обратилась известная актриса, что надо сделать ремонт в театре Товстоногова, сделали ремонт в театре Товстоногова. Президент обратил внимание, что надо навести порядок с домом для ветеранов сцены, навели порядок в доме ветеранов сцены. Президент обратил внимание, что надо отремонтировать один из известнейших театров оперных, классической музыки, я имею в виду театр Гергиева и театр в центре города, сделали там этот ремонт и сделали это. Мне неизвестны случаи, когда это происходит в соответствии с какой-то культурной программой в нашем городе. У меня впечатление, что культурные программы и развитие культуры в Петербурге… это такой программы просто нет. Городу не до этого. Город бедный, очень бедный. Я прямо это говорю. Город крайне бедный по средствам и по ресурсам человеческим. В городе некому защитить этот город. Городу некому в открытой форме сказать правду, все, что там происходит. А те, кто пытается это сделать, ну, на них не очень обращают внимание. Вот на меня не очень обращают внимание.

М. Пешкова Продолжение программы с Александром Сокуровым ровно через неделю. Звукорежиссер Александр Смирнов. Я Майя Пешкова. Программа «Непрошедшее время».

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире